home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



5

Дальше отсиживаться они не могли. Во всяком случае — здесь. Даже если бы снаряды не взрывались все ближе, гвардейцев продолжало трясти от случившегося с Дрейлом. Одно воспоминание об этом гнало их прочь.

Корбек приказал Греллу и Кураллу заминировать склады и как-нибудь заткнуть проклятые барабанные машины. Дальше Призраки двинутся вглубь вражеской территории и наделают там побольше шуму. И будут продолжать, пока их не спасут или не перебьют.

Организованная рота — чуть больше сотни человек, выживших после превращения Дрейла, — уже начала выдвигаться, когда вернулся Бару. Один из троих разведчиков, которых Корбек высылал вперед. Бару вернулся не один. Прижатый огнем артиллерии, он добрых полчаса просидел в траншее. Потом один из снарядов безнадежно разворотил прямую дорогу обратно. В тот момент Бару потерял всякую надежду вернуться к своим. Пробираясь по изгибам траншей, мимо витков колючей проволоки и заградительных кольев, он с удивлением наткнулся на пятерых танитцев: Фейгора, Ларкина, Неффа, Лонегина и майора Роуна. Когда начался обстрел, они успели спрятаться в траншее и теперь блуждали, пытаясь придумать какой-нибудь план.

Радость от встречи была обоюдной — и бурной. Ларкин славился как лучший стрелок полка, его меткость и острый глаз пригодились бы на обратном пути. Фейгор тоже знал, с какого конца браться за лазган. К тому же он был не последним среди разведчиков. Лонегин разбирался в саперном деле, и Корбек немедленно отослал его на помощь группам Грелла и Куралла. Нефф был санитаром, медики сейчас ценились на вес золота. А командирский талант Роуна не подлежал сомнению. Полковник немедленно отдал под его руководство часть солдат.

Ночь полыхала взрывами, их яркие вспышки сопровождались какофонией барабанного боя. Освещаемый беснующимся заревом обстрела, Грелл вернулся к Корбеку. Мины уже отсчитывали свои пятнадцать минут отсрочки до детонации.

Не теряя времени, танитцы двинулись по основной транспортной магистрали завода. Корбек выстроил их в две колонны. Авангард составляла группа из шести человек: сержанта Грелла, снайпера Ларкина, диверсантов Маколла и Бару, ракетометчиков Мелиара и Домора с миноискателем. Их задачей было расчистить путь следующей за ними роте. И огневой мощи отряда хватало не только на то, чтобы предупредить своих об опасности.

За спинами Призраков взлетели на воздух склады. К черным небесам взметнулись желтые и зеленые сполохи, очерчивая силуэты строений вокруг. Барабанный бой стал тише.

Наконец взрывы смолкли, послышались другие, более отдаленные звуки. Бой ближайших барабанов перекрывал перестук дальних. Хаотичный грохот вновь обрушился на гвардейцев. Корбек раздосадованно сплюнул. Барабаны били по ушам, выводя из себя. Вспоминались ночи в нэловых лесах дома, на Танит, возле сторожевых костров. Раздавишь одного надоедливого сверчка — его стрекот подхватят сотни где-то в темноте.

— Пошли, — проворчал он. — Мы их выкопаем. Все выкопаем и разнесем. Все до последнего фесова барабана.

За спиной перекатывался одобрительный рокот голосов. Призраки шли вперед.


Майло схватил Гаунта за рукав и заставил его повернуться к западу за миг до того, как в шести километрах от них расцвело зеленоватое пламя.

— Они бьют ближе? — спросил он.

Гаунт поднял свой моноскоп. Перед глазами поворачивался размеченный край колеса автоматической подстройки, следуя за взглядом комиссара, скользящим по далеким зданиям.

— Это еще что? — прохрипела голосом Зорена ближняя связь. — Вроде не артиллерия.

— Согласен, — отозвался Гаунт.

Он остановил отряд и приказал закрепиться на достигнутой позиции — среди сырых, полузатопленных складов в низине. Взяв с собой Майло и нескольких солдат, комиссар вернулся назад, к Зорену, догонявшему их со своим полком.

— Мы не одни. Кто-то еще оказался по эту сторону ада, — обратился он к витрийскому командиру. — Похоже, эти здания взорваны стандартными фугасными зарядами Гвардии.

Зорен кивнул.

— Я… боюсь, что… — начал он со всей осторожностью. — Я сомневаюсь, что это кто-то из моих людей. Витриане подчиняются строгой дисциплине. Ну, если у них нет особых причин, неизвестных нам. Ни один витрианин не станет так использовать взрывчатку. Это все равно что зажечь сигнальный огонь для вражеских наводчиков. Скоро их позицию начнут обстреливать.

Гаунт задумчиво поскреб подбородок. Он тоже решил, что это проделки танитцев. Роун, Фейгор, Куралл… может, даже Корбек собственной персоной. Все они известны тем, что временами совершают необдуманные поступки.

В этот момент новая цепь взрывов сожрала еще несколько складов.

— Если они продолжат в том же духе… — прорычал Гаунт. — Проще сразу передать противнику свои координаты по воксу.

Зорен подозвал своего связиста. Гаунт яростно выкручивал рычаг настройки канала, раз за разом твердя одно и то же в микрофон в проволочной рамке. Взрывы гремели не так уж далеко. А значит, есть шанс.


Уже третья цепочка складов с барабанными машинами утонула в огне. Призраки двинулись в сторону туннелей и галерей, сплетенных из арматуры, когда Корбека догнал Лукас.

Появился сигнал.

На ходу отдав приказ Кураллу о минировании еще нескольких зданий, полковник побежал за связистом по мокрому бетону. Нацепив наушники, он вслушался. Сквозь жуткие помехи пробивался еле слышный, надтреснутый голос. Он повторял один позывной. И его сложно было с чем-то спутать. Позывной командования Танитского полка.

Подгоняемый Корбеком, Лукас лихорадочно вывернул латунный тумблер настройки, пытаясь усилить сигнал. Полковник надрывно прокричал свой ответный позывной в микрофон.

— Корбек… олковник… втори, это ты? …втор… ся рядом с…

— Повтори! Комиссар, я тебя не слышу! Повтори!


Связист Зорена поднял взгляд от рации и отрицательно качнул головой.

— Ничего, комиссар. Сплошные помехи.

Гаунт приказал ему продолжать. Это был шанс, ощутимый шанс увеличить численность отряда и сделать его боеспособным. Главное — отговорить Корбека от этой самоубийственной акции.

— Корбек! Это Гаунт! Немедленно прекрати взрывать и двигайся строго на восток, сейчас же! Корбек, ты меня слышишь?!


— Готов! — подал сигнал Куралл.

Корбек жестом остановил его. Лукас тем временем прижался к рации, пытаясь расслышать сигнал сквозь дробь барабанов и грохот бомбардировки.

— Нам… нам приказано прекратить и двигаться ускоренным маршем на восток… потому что… — во взгляде связиста блеснуло осознание, — потому что мы вызываем на себя огонь вражеской артиллерии.

Корбек медленно повернулся к скрытым тьмой позициям тяжелых орудий. Туда, где яркие линии со свистом вспарывали багряную тьму, оставляя за собой дымные хвосты.

— Фес святой… — выдохнул полковник, понимая, каких глупостей наделал сгоряча, и проорал что было сил: — Уходим, все уходим!

Встревоженные внезапной сменой тактики солдаты начали возвращаться. Корбек руководил уже на бегу, одновременно пытаясь развернуть авангард. Зеленое пламя взрывов четко обозначило направление, в котором двигалась рота. Полковник понимал, что в его распоряжении считаные секунды до того, как его людей накроет огнем.

Нужно отходить на восток. Да, на восток, так сказал Гаунт. Но сколько идти? Километр? Два? А сколько у них времени? Возможно, гигантские затворы орудий уже принимали трехтонные дейтериевые снаряды, наполненные оксифосфорным гелем. Прицелы уже корректировались в соответствии с показаниями дальномеров. И залитые потом руки артиллеристов уже поворачивали закопченные рычаги, слегка опуская гигантские стволы макропушек.

Корбек не терял ни секунды. Времени едва хватит на то, чтобы найти укрытие. Он верил только в то, что Покаявшиеся отошли из этого сектора.


Витрийский связист проиграл еще раз последний сигнал. Повозившись с настройками, он отфильтровал большую часть помех. Гаунт и Зорен следили за ним в нетерпении.

— Похоже на ответный сигнал, — заключил он. — Подтверждение.

— Значит, укрепимся здесь, — кивнул Гаунт. — Будем держаться на этой позиции, пока не дождемся Корбека.

В следующее мгновение там, где только что были видны сполохи от взрывов Корбека, земля поднялась на дыбы. Медленно, почти лениво расцветали огромные шары огня, пожиравшего все вокруг. Снаряды падали и падали, новые взрывы перекрывали предыдущие, не давая пламени гаснуть. Покаявшиеся частично сместили артобстрел на три километра ближе — к сигналу, который увидели. И Гаунту оставалось только бессильно наблюдать за этим.


Полковник Фленс был одним из тех людей, чья карьера складывалась благодаря удаче. Фортуна и сейчас благоволила ему. И он уже чувствовал вкус победы.

После несостоявшегося наступления янтийцев Фленс вернулся в штаб имперских сил, чтобы обдумать возможное развитие событий. Он не видел никаких вариантов, пока весь фронт скрывала сплошная завеса артобстрела. Но полковник держал войска в готовности на случай, если бомбардировка прекратится или хотя бы ослабнет. После этого ландшафт превратится в пустыню из пепла и грязи. Покаявшимся будет нелегко укрепиться там, как, впрочем, и имперским войскам. Идеальный момент для сфокусированного удара танковых частей.

К шести вечера, когда на разбитые улицы опустились сумерки, у изгиба реки Фленса ждала полностью укомплектованная ударная группа. Восемь осадных вариантов танка «Леман Русс» — бесценные «Разрушители» с короткими и толстыми стволами мощных башенных орудий. Четыре стандартных «Лемана Русса» системы «Фаэтон», три самоходных орудия поддержки «Грифон». И девятнадцать «Химер» с двумя сотнями Янтийских Патрициев в полной боевой выкладке на борту.

Сам полковник находился в графском дворце, где штабные офицеры во главе с Дравером пытались оценить потери танитцев и витриан за этот день. Именно в этот момент один из дежурных связистов принес диапозитивы, обработанные и присланные с орбиты по каналу Имперского Флота.

Это были орбитальные снимки обстрела. Большинство штабных едва взглянули на них, но Фленс немедленно схватил снимки. На одном из них было ясно видно, что часть огня смещена на километр вглубь зоны противника.

Полковник указал на это Драверу и отвел его в сторону.

— Просто недолет, — бросил генерал.

— Позвольте не согласиться, сэр. Это цепочки взрывов. Спланированных и подготовленных взрывов. Там кто-то есть.

— Ну, значит, кто-то выжил, — отмахнулся Дравер.

— Я и мои Патриции поклялись взять этот участок укреплений и таким образом завоевать всю эту планету. — Голос полковника обрел жесткость. — Я не позволю банде потерявшихся оборванцев вмешиваться в нашу стратегию.

— Да ты принимаешь это близко к сердцу, Фленс… — На лице генерала появилась улыбка.

Фленс и сам понимал это, но упускать шанс он не собирался.

— Генерал, если в огневой завесе появится брешь, могу я рассчитывать на ваш приказ к наступлению? Механизированная ударная группа уже готова и ждет.

Озадаченный, генерал все же дал согласие. Время было обеденное, и он хотел разобраться с делами поскорее. Однако его прельстила воскресшая перспектива быстрой победы.

— Если ты одержишь для меня эту победу, поверь мне, Фленс, я этого не забуду. В будущем меня ждет немало больших возможностей, если удастся выбраться из этой дыры. И я могу поделиться с тобой этими возможностями.

— Ваша воля будет исполнена, лорд-генерал.

Фленс крепко ухватился за появившийся шанс. Покаявшиеся могли перенести огневой рубеж — или его часть, — чтобы уничтожить выживших в старых траншеях. Вот здесь полковник и найдет лазейку.

Фленс направил свою колонну на запад вдоль реки, по понтонному мосту и, насколько возможно, вглубь пустошей. Курс он прокладывал по данным, которые принимал с орбиты астропат в его командирском танке. Впереди громыхал артобстрел Покаявшихся.

Свой шанс Фленс едва не упустил. Он только-только выстроил свои войска в боевые порядки, когда часть огневой завесы вдруг исчезла и обрушилась на расстоянии нескольких километров далее — на отмеченное в орбитальных сводках место.

В гибельной лавине открылась дверь, через которую можно подобраться к Покаявшимся.

Фленс отдал приказ наступать. Его боевые машины на всей скорости вгрызались и рвали гусеницами грязь, двигаясь к самому сердцу врага.


предыдущая глава | Первый и Единственный | cледующая глава