home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



6

Временный штаб полка располагался в старом инструктажном зале возле лазарета. Трап вел в цилиндрическое помещение. К центру амфитеатром спускались ряды деревянных лавок. В самом же центре возвышался пульт управления, отливающий черным лаком. Прибор был похож на большой гриб с полированной шляпкой. Старый тактический проектор. Зеркальная линза в центре шляпки проецировала яркое трехмерное изображение всевозможных объектов. Так, вся аудитория могла видеть карты или снимки, обсуждавшиеся на заседаниях штаба. Жаль, этот проектор был сломан. Поэтому Гаунт просто сел на него.

Помещение начало заполняться офицерами. Сначала вошли Корбек и Дорден, вслед за ними — командиры взводов: Мирин, Маколл, Куралл, Лерод, Хаскер, Блейн, Фолор… Все тридцать девять человек. Последним вошел едва получивший новое звание Варл. Майло задраил люк отсека и встал у стены. Офицеры расселись полукругом, лицом к своему командиру.

— Что-то случилось, сэр? — немедленно спросил Варл.

Всем своим видом он выражал готовность действовать. И конечно, не задумывался об установленном регламенте, как любой молодой офицер, попавший на первое в жизни заседание штаба полка. «Не стоило медлить с его повышением», — подумал Гаунт и устало улыбнулся.

— Это не официальное совещание. Сегодняшний вопрос касается исключительно Призраков. Я хотел бы прояснить сложившуюся ситуацию, чтобы все вы разбирались в происходящем и могли в случае чего адекватно реагировать. То, что я скажу, не должно выйти за пределы этого помещения. Своим подчиненным вы можете описать все в общих чертах. В как можно более общих чертах.

Теперь комиссар чувствовал, что овладел вниманием аудитории.

— Давайте опустим предисловия. Насколько я понимаю — а это не намного больше, чем знает тот же Браг, — в высших эшелонах идет серьезная борьба за власть. Настолько серьезная, что она угрожает развалом всему Крестовому походу. Я думаю, все присутствующие наслышаны о подковерной возне после смерти военмейстера Слайдо. О том, сколько высших полевых командиров боролось за его место…

— И все досталось этому слизняку Макароту, — зло фыркнул Корбек.

— Для вас, полковник, он — военмейстер Слизняк Макарот, — поправил его Гаунт. По аудитории прокатилась волна смеха. Немного юмора разрядит атмосферу. — Не важно, нравится это нам или нет, но теперь он главный. Поэтому для нас все очень просто. И я, и все вы верны долгу перед Императором. А значит, верны и военмейстеру Макароту, потому что Слайдо избрал его своим преемником. Слова Макарота — это слова, изреченные с самого Золотого Трона. Его власть — власть Империума.

Гаунт выдержал паузу. Ответом послужили озадаченные взгляды, будто собравшиеся не поняли какую-то шутку.

— Но кто-то все же недоволен, так? — мрачно произнес Майло.

Офицеры обернулись сначала к нему, а потом к Гаунту, услышав его смех.

— Действительно так. Думаю, очень многие были недовольны его возвышением над ними. Одного такого недовольного мы с вами знаем. Жаль, не только по имени. Это верховный лорд-генерал Дравер. Непосредственный командир нашей группы армий.

— К чему вы клоните, сэр? — насторожено спросил Лерод, широкоплечий бритый сержант с татуировкой имперского орла на виске. Когда-то он был одним из командиров ополчения Танит Ультима, духовного центра мертвой родины Призраков. Поэтому он и все бывшие жители Ультимы считались среди однополчан наиболее преданными Имперскому Культу. Гаунт с самого начала предполагал, что Лерода будет сложнее всего убедить. — Вы хотите сказать, что лорд-генерал Дравер хочет совершить предательство? Что он… отрекся от своей клятвы верности? Но ведь он ваш командир, сэр!

— Именно поэтому я и собрал всех вас. Если я прав, что нам предпринять? К кому обратиться за помощью?

В ответ — только напряженное молчание.

— Дравер никогда не скрывал, что был оскорблен решением Слайдо назначить наследником молодого Макарота, — продолжал комиссар. — Должно быть, это очень неприятно — служить под началом выскочки, обошедшего тебя на служебной лестнице. Я могу со всей уверенностью заявить, что Дравер попытается свергнуть военмейстера.

— Пусть перегрызут друг другу глотки! — выкрикнул Варл, и остальные поддержали его. — Одним офицером больше, одним меньше… Прошу прощения, сэр.

— Вы сейчас высказали мою первую мысль по этому вопросу, сержант, — вновь улыбнулся Гаунт. — Давайте копнем глубже. Если Дравер выступит против Макарота, это ослабит его группировку. Ослабит как раз в тот момент, когда мы должны сконцентрировать силы и начать прорыв вглубь вражеской территории. Чем мы лучше врага, если грыземся между собой? Дойди до конфликта, мы будем открыты, уязвимы… Нас просто перережут. Амбиции Дравера грозят нам всем смертью.

Тишина прибавила тяжести. Гаунт поскреб острый подбородок.

— Если Дравер предпримет попытку переворота, мы можем спокойно плюнуть на все, что мы завоевали. Он просто растопчет все наши победы в мирах Саббаты за эти десять лет. Да, и еще кое-что. — Гаунт подался вперед. — Будь я на месте заговорщиков, я бы не стал довольствоваться несколькими верными полками Гвардии. Я бы поискал более острый нож.

— Так вот в чем дело, — произнес Лерод, поймавший нить рассуждения.

— Ну конечно! Дравер готовит что-то. Что-то очень большое. И это что-то уравняет его силы с силами самого военмейстера. А может, даст ему перевес. И вот здесь на сцене появляется жалкая кучка гвардейцев, то есть мы. На Колчеданах ко мне попала одна вещица… — Гаунт вынул кристалл и показал всем. — В этом кристалле содержатся все ответы. Агенты Дравера пытались доставить его генералу, но им немного помешали.

— Кто? — заинтересовался Лерод.

— Агентурная сеть разведки самого Макарота. Люди, пытающиеся помешать Драверу. Их осталось не так много, но пока они единственные, кто стоит на пути заговорщиков.

— Почему его доверили вам? — тихо спросил Дорден.

Гаунт медлил. Даже теперь он не мог раскрыть этого. Рассказать, что все это предопределено.

— Я был рядом, и мне доверяли. Я и сам не до конца все понимаю. Один мой старый друг служит в разведке. Он связался со мной и просто попросил меня сохранить эту информацию. Похоже, на Пирите больше не было никого достаточно надежного.

— Так что же на нем? — Варл нервно почесал плечо в том месте, где начиналась искусственная рука.

— Понятия не имею. Информация закодирована. — Прежде чем Лерод успел что-то возразить, Гаунт добавил: — Уровень Вермильон.

Все надолго замолчали, пораженные. Только Блейн присвистнул от удивления.

— Теперь понимаете, о чем я?

— И что нам теперь делать? — мрачно спросил Варл.

— Разузнаем, что там. А дальше решим.

— Но как же… — заговорил Мирин, но Гаунт остановил его взмахом руки.

— Это уже мое дело. Думаю, у меня получится. На самом деле для меня это довольно просто. После этого… да, вот для чего я вас всех собрал. Агенты Дравера уже пытались убить меня и вернуть кристалл. Дважды — сначала на Пирите, теперь здесь, прямо на корабле. Эта штука бесценна. И мне нужна ваша помощь, чтобы держать генеральских шпионов подальше от нее. Во всяком случае пока я не придумаю, как нам с ней поступить.

В комнате царило молчание.

— Могу я на вас рассчитывать?

Душная, оглушающая тишина. Офицеры нерешительно переглядывались. В конце концов Лерод ответил за всех. И это обнадежило Гаунта.

— Вам не нужно просить нас, комиссар, — просто сказал он.

В ответ гвардейцы получили благодарную улыбку. Он встал в знак того, что собрание окончено, и офицеры последовали его примеру.

— Что ж, приступим. Майор Роун уже организует караулы по всему периметру палубы. Окажите ему всяческую помощь. Я хочу знать, что наша часть корабля — действительно наша. Всех незнакомцев заворачивайте или ведите прямо ко мне. Если возникнут вопросы, скажите, что мы подозреваем этих недоносков Патрициев в попытке напасть на нас. Клянусь Террой, на палубах под нами раза в четыре больше Патрициев, чем нас. А эти ребята явно дружат с Дравером.

Более того, необходимо проверить всю палубу на предмет следящих устройств и аудиошпионов. Хаскер, Варл! Отберите для этого дела всех, кто соображает в технике. У них в арсенале добрая сотня способов следить за нами. С этого момента не доверяйте никому за пределами своего полка. Это значит — вообще никому. Мы не знаем наверняка, кто замешан в заговоре.

Офицеры принимались за дело со смешанным чувством. Гаунт понимал, что это странное занятие для обычных солдат. Лица уходивших застыли в напряжении.

Комиссар повертел в руках кристалл.

— Что же ты прячешь? — шепотом спросил он.


предыдущая глава | Первый и Единственный | cледующая глава