home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



ВТОРОЙ ЗАКОН ТЕРМОДИНАМИКИ ДЛЯ РЕВОЛЮЦИОНЕРОВ

На мой взгляд, в революциях на постсоветском пространстве Америка не играла никакой существенной роли, и поэтому она не будет ключевым фактором в революции либо ее отсутствии в России. В частности, на Украине Америка практически тормозила революцию, строго выполняя свои обязательства перед Путиным. Лишь когда революция стала необратимой, Америка поспешила легитимировать этот процесс и тем самым сыграть роль имперского центра, которую она призвана играть в современном мире. Поэтому никакие договоренности Владимира Путина с Вашингтоном его не спасают: они не замедляют и не ускоряют революционные процессы.

Революции происходят по внутренним причинам, из которых важнейшей является интеллектуальное и моральное разложение режима. И по второму закону термодинамики, революция приходит совершенно последовательно и необратимо. Для этого не требуются никакие внешние усилия, происки темных сил и так далее — просто приходит время и все! В России сегодня никто не противостоит этому разложению власти — не происходит никакой внутренней модернизации, на поддержание режима не затрачивается никакая энергия. В этом смысле, альтернатива достаточно проста: или революция, которая в современных российских условиях не будет ни мирной, ни бескровной, или государственный переворот, в результате которого Владимир Владимирович Путин уйдет от власти, очень мирно и спокойно.

Следующий правитель, возможно, по форме окажется преемником Путина, но практически будет качественной и кардинальной ему альтернативой. Мне кажется, что здесь, исходя из позиций национальной и социальной ответственности, нужно ставить именно на второй сценарий. Тем более что в этом сценарии заложена глубокая любовь к Владимиру Владимировичу и глубокое понимание его психологии, психологии бессознательного в частности. Потому что сегодня Путин действительно ненавидим даже теми, кто хочет оставить его в Кремле навечно. Он сам этого бремени не хочет, поскольку случайно оказался во власти. Путин случайно там находится — он любит комфортность власти, но не самое власть!

Безусловно поэтому Путин всегда теряется и пугается, когда фактор ответственности властной миссии начинает превалировать над фактором комфорта. Мы помним, что во времена Беслана, «Норд-Оста» и катастрофы подлодки «Курск» и во многих аналогичных случаях Путин просто исчезал, предоставляя событиям возможность течь так, как они текут. Это говорит о том, что никакого инстинкта власти у него нет. Нет никакого формата, присущего настоящему правителю, тирану, диктатору во взаимодействии с народом в критических ситуациях. И Путин даже сегодня, на мой взгляд, ушел бы из власти, если бы у него была не только гарантия его личной и экономической безопасности, но можно было бы все прилично обставить, то есть спасти личную репутацию.

Пока нет ни таких гарантий, ни возможности спасти репутацию, уйдя из власти сегодня. Но за год до формального истечения срока своих полномочий он уже сможет это сделать, ссылаясь на ельцинский прецедент. Например, всемерно подчеркивая, что он решил главную задачу своего президентства: сохранил Российскую Федерацию в нынешних границах 1991 года — пусть даже ценой подарков типа пары остро —

BOB там, пары здесь. Естественно, такого рода заявление будет блефом, но, может быть, этот блеф следует объявить правдой и вписать его золотыми буквами в российскую историю — лишь бы Владимир Владимирович куда-нибудь отвалил. И такую возможность Владимиру Владимировичу, безусловно, надо предоставить. Ни в коем случае нельзя загонять его в угол, из которого выход для страны через революцию, возможно, окажется оптимальным. То есть надо остановить революцию!…

В том, что касается оппозиции, то основным архитектором и источником революции сегодня является Кремль. Он делает все возможное, чтобы революция свершилась — не только в силу разложения властных институтов, но и того, что Кремлем взята на вооружение именно кучмистско-шеварднадзевско-акаевская программа контрреволюции. Вся кремлевская риторика и кремлевская политическая практика сводится к следующему: мы обеспечиваем стране стабильность, у нас экономический рост. (Или, как говорил ровно за две недели до начала «оранжевой революции» один из руководителей администрации президента Украины, в странах с таким экономическим ростом революций не бывает.) Наши оппоненты — это фашисты, это гражданская война. Надо не допустить фашизма и гражданской войны — это сделаем только мы.

На что и в Грузии, и в Украине, и в Киргизии, хотя там ситуация гораздо сложнее, контр-элиты и суб-эли-ты отвечали: «Да нет, ребята, чем вы, так лучше война. Так что не пытайтесь продавать нам тот мир, который является синонимом полного вырождения и стабилизации статус-кво, который нас, людей инициативных и творчески мыслящих, совершенно не устраивает». Именно этим же путем сегодня идет и Россия.

В рамках той же контрреволюционной программы буквально вчера происходит какая-то пресс-конференция кремлевских очередных деятелей, которые начинают заниматься формированием имиджа России в мире как демократического государства. Знаете, все это очень напоминает усилия ЦК КПСС осени 1990-го — весны 1991 года, когда в Академии общественных наук на Юго-Западе собирались люди и обсуждали повестку дня XXXII съезда КПСС. Вот именно этим и занимается сегодня путинский истеблишмент — агрессивной демонстрацией собственного разложения, что прежде всего ведет к окончательной утрате пиетета перед этой власти и подтверждает необратимость ее деградации.

В этом смысле революционный субъект важен сегодня скорее эстетически, чем политически или идеологически. Оппозиционный субъект — это, прежде всего, человек, личность. Яркая личность имеет сегодня огромные шансы драться за победу даже независимо от идеологии, которую она будет олицетворять — потому что на фоне тотальной серости, на фоне этого кремлевского болота любое яркое явление будет поддержано огромными массами народа.

В этом смысле «оранжевая революция» не была либеральной революцией. Точно так же, как в Грузии, революция была левой и националистической по существу. Выбор между Ющенко и Януковичем был выбором между надеждой и безнадежностью. Именно такой выбор стоит и будет стоять в обозримом будущем перед Россией. И, конечно, любые революционные процессы, которые подспудно развиваются сегодня в России в связи с деградацией власти и ничем больше, — они точно так же являются левыми и националистическими по определению.

Поэтому восторги Ясина, Немцова или Березовского по поводу «оранжевой революции» при экстраполировании ее на Россию — эти восторги ни на чем не основаны. Так что сегодня Борис Ефимович Немцов, сдуру ставший экономическим советником Ющенко, уже понимает, что попал не в ту компанию, на которую рассчитывал. И если там чего-то начинают заниматься национализацией и всем тем, чего от Путина ожидали, но чего тот не сделал, антипутинская власть на Украине начинает потихоньку укрепляться.

Главную проблему Кремля я вижу в его бессмысленности и бездарности. А вовсе не в происках чего бы то ни было, и проблема субъектности оппозиции — это сегодня проблема эстетики и качества того послания, которое оппозиция сможет сформулировать обществу. И конечно, оппозиция — это лидер. Единый лидер уже или пока в оппозиции не просматривается, но там есть несколько ярких талантливых людей, на которых ход истории может сделать ставку.

Я думаю, что процесс разложения власти займет еще два — два с половиной года, и за осень 2007 года власть никак продлиться не может — хотя бы в силу действия неотвратимых законов истории и физики. Это значит, что либо в 2007 году Путин добровольно уступает власть, либо она входит в неуправляемую болтанку, выход из которой может оказаться самым трагическим.



КЛУБ ОДИНОКИХ ИМПОТЕНТОВ ИМЕНИ ПОДПОЛКОВНИКА ПУТИНА | Империя Владимира Путина | ФИЛОСОФИЯ ДРУГОГО ВИДА