на главную | войти | регистрация | DMCA | контакты | справка |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


моя полка | жанры | рекомендуем | рейтинг книг | рейтинг авторов | впечатления | новое | форум | сборники | читалки | авторам | добавить
фантастика
космическая фантастика
фантастика ужасы
фэнтези
проза
  военная
  детская
  русская
детектив
  боевик
  детский
  иронический
  исторический
  политический
вестерн
приключения (исторический)
приключения (детская лит.)
детские рассказы
женские романы
религия
античная литература
Научная и не худ. литература
биография
бизнес
домашние животные
животные
искусство
история
компьютерная литература
лингвистика
математика
религия
сад-огород
спорт
техника
публицистика
философия
химия
close

реклама - advertisement



8 ИЮЛЯ

Сам день 8 июля был крайне важным для всей «Цитадели», ведь по плану операции ударные группировки групп армий «Центр» И «Юг» должны были соединиться как раз 8 июля. К этому моменту всем в группе армий «Юг» уже было понятно, что достижение этого замысла — утопия. Реалист Герман Гот теперь озаботился более локальными проблемами, в частности — уничтожить как можно больше советских танковых резервов. Из этого он и исходил, составляя планы на 8 июля. Он надеялся достичь успеха совместными действиями эсэсовского и 48-го танковых корпусов. Корпусу Хауссера отводилась следующая задача: «2-й танковый корпус СС продолжает 8 июля наступление таким образом, чтобы отрезать 5-й танковый корпус (гвардейский. — Р.П.) от его тыловых коммуникаций и оттеснить его на запад»[734].

Советское командование также не собиралось 8 июля сидеть в обороне. Штаб Воронежского фронта запланировал решительный контрудар по правому флангу 2-го танкового корпуса СС, для чего привлекались силы пяти танковых корпусов и трех стрелковых дивизий.

Около полуночи свои указания подчиненным дивизиям подписал Хауссер: «2-й танковый корпус СС, прикрывшись с северо-востока, атакует 8 июля 1943 года силами дивизии СС «Лейбштандарт» и боевой группы и разведывательного батальона дивизии СС «Дас Райх» неприятеля на северном фланге корпуса южнее реки Псёл, поворачивая фронт на северо-запад — с центром тяжести справа, и уничтожает неприятеля во взаимодействии с 48-м танковым корпусом, который, обеспечив охранение на своем правом фланге с центром тяжести на линии Покровка — Гремучий, наносит удар на север из района Сырцево. Разделительная линия между «Дас Райх» справа и «Лейбштандарт» слева путь от школы в Тетеревино до Грезное («Дас Райх») — путь от Малые Маячки к северной части Солотино до развилки дорог в трех километрах севернее Новоселовки.

Боевая группа «Дас Райх»… сосредотачивается после смены задействованных в охранении частей полком СС «Дойчланд», в районе Тетеревино к 05.00. 2-й батальон танкового полка подтянуть в район южнее трассы. Боевая группа наносит удар вдоль дороги Тетеревино, высота 224,5, центр Грезное, высота 224,5, центр Кочетовка, высота 235,9 до развилки дорог в трех километрах севернее Новоселовка, и устанавливает связь с 48-м танковым корпусом. Ведение разведки с центром тяжести на правом фланге вплоть до участка реки Псёл.

«Лейбштандарт» наносит удар, после сосредоточения сил для наступления к 05.00, с центром тяжести на правом фланге своей полосы до дороги Белгород, Обоянь и устанавливает связь с 48-м танковым корпусом севернее Новоселовки. Частью сил следует, двигаясь с западного направления из района Лучки, повернуть на юг для взятия Большие Маячки.

Главное для обеих дивизий — это, держа в кулаке свои силы, особенно танки, разбить врага в указанном районе. По выполнении задачи атакующие группы снова подтягиваются на исходные позиции. Удар будет поддержан авиацией: разведкой и ударными группами.

Устойчивость системы связи имеет решающее значение. Чаще использовать короткие радиосообщения. Об окончании сосредоточения доносить командованию корпуса. Выступление по приказу. Связь с дивизиями без изменений. Командный пункт корпуса без изменений»[735].

Таким образом, главный удар корпуса должен был наноситься на северо-запад из двух районов в полосе дивизии СС «Лейбштандарт».

1943. Дивизия СС «Рейх» на Восточном фронте

Эсэсовские Т-34 со своими экипажами

Для формирования боевой группы «Дас Райх» были выделены все основные мобильные части дивизии. Она состояла из танкового полка, 3-го дивизиона артиллерийского полка, 3-го (бронированного) батальона полка СС «Дер Фюрер», одной батареи 37-мм зениток и разведывательного батальона (действовал самостоятельно). Эта группа должна была атаковать от Тетеревино через Грезное в направлении на высоту 239,6 и далее продвигаться к Кочетовке, при этом танковому полку ставилась задача установить контакт с 11-й танковой дивизией. Для прикрытия правого фланга боевой группы к излучине реки Псёл выдвигался разведывательный батальон Якоба Фика.

Еще ночью в дивизии началась подготовка к наступлению. Для вывода танкового полка, разведывательного батальона и одного батальона полка СС «Дер Фюрер» для атаки на Кочетовку на ее левом фланге для создания передовой линии обороны по Липовому Донцу (на стыке с дивизией СС «Тотенкопф») вместе с артиллерией и самоходками были задействованы даже саперные подразделения. В итоге на стыке левого фланга «Дас Райх» с дивизией СС «Тотенкопф» в районе Рождественка, Петровский в ночь на 8 июля заняла оборону группа под командованием штурмбаннфюрера СС Рудольфа Энселинга (командира саперного батальона) в составе: саперного батальона «Дас Райх», 627-го саперного батальона и 3-го дивизиона 818-го артиллерийского полка. Саперы сменили, в частности, разведывательный батальон, это произошло около трех часов утра. Такая мера позволила уплотнить боевое построение дивизии (а также вывести с переднего края 3-й батальон полка СС «Туле» дивизии СС «Тотенкопф»). Далее из района высота 210,7 (западнее станции Тетеревино) вдоль железнодорожного полотна до хутора Тетеревино и (исключительно) высота 224,5 оборонялись полки СС «Дер Фюрер» (без одного батальона) и «Дойчланд». Разведка доносила о концентрации у Беленихино советских танковых сил, поэтому на левом фланге в районе Калинина был сосредоточен дивизион штурмовых орудий «Дас Райх».

На утро 8 июля в составе «Дас Райх» насчитывалось 95 боеспособных танков, в том числе 43 Pz-III, 25 Pz-IV, шесть «Тигров», семь командирских, 14 Т-34. Также в наличии было семь штурмовых орудий, то есть всего Вальтер Крюгер располагал 102 бронеединицами[736].

Как и в предыдущих случаях, закончить все приготовления вовремя у немцев не получилось. В 07.55 командование эсэсовского корпуса доложило, что «сосредоточение бронированных групп «Лейбштандарта» и «Дас Райх» в районе Тетеревино и южнее его, под прикрытием части сил со стороны северо-востока, еще не закончено. После окончания сосредоточения — удар на северо-восток согласно приказу командования армии»[737].

Около 08.00 8 июля 2-й танковый корпус СС ударил по 3-му механизированному и 31-му танковому корпусам. Советские войска состояли из 237, 242 и 100-й танковых бригад 31-го танкового корпуса, 192-й танковой бригады, 154-го гвардейского стрелкового полка и 29-й истребительно-противотанковой бригады. Атаку корпуса СС поддержал сильным бомбардировочным ударом 8-й авиакорпус. Благодаря этому наступление развивалось успешно. Уже около 08.20 танки «Дас Райх» вышли в район в трех километрах северо-западнее Тетеревино и завязали бой в северо-восточной части Малых Маячков.

До 11.00 советская оборона держалась, но затем ситуация начала резко меняться в лучшую для немцев сторону. Усиленный разведывательный батальон Якоба Фика смял оборону 237-й танковой бригады на левом фланге 31-го танкового корпуса и вышел к реке Псёл. 237-я бригада с боями отошла через Грезное в район хутора Веселый, а затем — к юго- восточным окраинам Кочетовки. Небольшие разведывательные группы Фика уже около 12.00 вышли к северной окраине села Прохоровка, находящегося на южном берегу Псёла, и, не встретив сопротивления, продолжили движение на север к селу Красный Октябрь. Одновременно часть разведывательного батальона «Дас Райх» двинулась на запад, в тыл 31-го танкового корпуса. На их пути не было никаких советских оборонительных позиций, только с северного берега Псёла артиллерия 52-й гвардейской стрелковой дивизии открыла по эсэсовцам огонь. В это время боевая группа «Дас Райх» устремилась по дороге Грезное — Кочетовка к высоте 224,5 (один километр юго-восточнее Кочетовки), а частью сил вела тяжелый бой совместно с «Лейбштандартом» за хутор Веселый.

1943. Дивизия СС «Рейх» на Восточном фронте

Командир 2-го танкового батальона Кристиан Тихсен

После начала отхода советских частей перед фронтом боевых групп немцы не стали огульно кидать в бой танковые части. Напротив, перед атакой своего батальона Кристиан Тихсен отправил разведывательный отряд Ханса Зиберта на Грезное через высоту 225,4, с приказом разведать местоположение противника и местность для атаки батальона. Сначала рейд проходил без эксцессов, но после того, как Зиберт миновал высоту 225,4 и начал двигаться непосредственно на Грезное, через трехкилометровый косогор, все изменилось. На западных подступах к Грезному его отряд был атакован 10 советскими танками. От огня танков погиб наводчик в экипаже Зиберта. Несмотря на это, Зиберт решительно продолжил движение вперед и ворвался в Грезное. К счастью для него, в деревне находилось не более 20 красноармейцев, и эсэсовцы быстро сломили их сопротивление. Затем Зиберт, оставив своих людей охранять Грезное, на мотоцикле направился назад, в батальон, доложить Тихсену о ситуации. Он прорвался сквозь простреливаемую танками местность и повел батальон по разведанному маршруту. Рискованная затея увенчалась полным успехом, 2-й танковый батальон ударил и западнее Грезного, у высоты 224,5, уничтожил 31 танк Т-34[738].

1943. Дивизия СС «Рейх» на Восточном фронте

Винценц Кайзер отдыхает «в тени» захваченного «Черчилля»

Затем в захваченное Зибертом Грезное подтянулись 3-й танковый батальон Асбахра и 3-й (бронированный) батальон Кайзера из полка СС «Дер Фюрер». Эти силы, вместе со 2-м танковым батальоном, из района Грезное ударили в общем направлении на Кочетовку, оттеснив советские части на северо-восток. В районе Кочетовки находился основной командный пункт 6-й гвардейской армии. Боевые успехи эсэсовцев не остались не замеченными советскими генералами, и в 12.00 (по московскому времени) командный пункт был переведен в район села Большая Псинка.

В 11.00 100-я танковая бригада, в составе 21 танка и мотострелкового батальона, получила приказ выйти из района Кочетовки и уничтожить 12 немецких танков, прорвавшихся в лес у хутора. Бригада атаковала в направлении рощи, но, выйдя за хутор, столкнулась, по советским данным, с 38 танками. Поскольку, опять же по советским отчетам, в ходе завязавшегося боя эсэсовцы отошли к Малым Маячкам, то предположим, что танков в их группе было куда меньше, чем заявленные советскими танкистами 38 штук[739]. Вскоре в воздухе появились штурмовики 8-го авиакорпуса, разметавшие советские боевые порядки.

1943. Дивизия СС «Рейх» на Восточном фронте

Йоханн Талер

В боях у Грезное и Кочетовки наступил звездный час водителя танка из 6-й роты унтершарфюрера СС Йоханна Талера, в полной мере продемонстрировавшего свое исключительное мужество и водительское мастерство. Когда механизмы управления его танка были повреждены прямым попаданием снаряда, Талер вполне мог заявить, что машина не боеспособна, и выйти из боя. Но ценой здоровья левой руки и больших усилий он сумел удержать управление танком под контролем, и машина осталась в бою. Благодаря мужеству Талера за день 8 июля экипаж его танка подбил 10 советских танков, уничтожил и повредил четыре противотанковых орудия. Только после боя Талер доложил командиру о повреждениях механизма управления. За этот бой Талер был награжден Рыцарским крестом 14 августа 1943 года[740]. Всего 6-я танковая рота Дитера Кестена отчиталась в уничтожении 30 советских танков.

1943. Дивизия СС «Рейх» на Восточном фронте

ЙоханнТалер со своими товарищами

В дневной сводке «Дас Райх» сообщалось: «08.00. Выступление бронегруппы. В 08.15 достигнута высота 224,5 в трех километрах северо-западнее Тетеревино. После упорного танкового боя к 12.00 взята высота 239,6 восточнее Веселого. С 12.20 бронегруппа ведет ожесточенный бой на высоте 224,5 восточнее Кочетовки. Бои продолжаются. Разведывательный батальон обеспечивает наступление разведкой на правом фланге»[741].

Таким образом, «Дас Райх» оказалась единственной дивизией 2-го танкового корпуса СС, действовавшей в этот момент на прохоровском направлении[742]. Около 13.00 «Лейбштандарт» и «Дас Райх» приступили к решительному рывку в глубь обороны 1-й танковой армии. Продвижение шло медленно — эсэсовцам пришлось прорывать «Пак-фронт», созданный 29-й истребительно-противотанковой бригадой, прикрывавшей отход советских частей к Кочетовке. Кроме отчаянного сопротивления противника, командир 2-го танкового корпуса СС Пауль Хауссер был вынужден держать в голове еще один важный момент — с утра 8 июля правый фланг корпуса, где оборонялись части «Дас Райх» и дивизия СС «Тотенкопф», подвергся мощному советскому контрудару (подробнее об этом ниже). Так что Хауссер был вынужден постоянно «оглядываться назад», и в итоге фактор советского воздействия на правый фланг корпуса сыграл свою роль. Примерно около 16.00 Хауссер отдал приказ «Лейбштандарту» и «Дас Райх» приостановить атаку в северном направлении. Боевые группы должны были отойти с высот южнее и юго-восточнее Кочетовки и Сухо-Солотина и двигаться против наступающих советских танковых корпусов на оборонительный фронт «Дас Райх» и «Тотенкопф». Судя по всему, Хауссер опасался, что, начав очередную, но более мощную атаку с северо-восточного направления (от Прохоровки), советские танковые части разовьют успех и прорвутся в тыл корпуса, расколов его на две части. В дневной сводке «Дас Райх» отмечалось: «В 16.45 ударная группа получила приказ по радио повернуть обратно, чтобы атаковать и уничтожить очень крупные силы неприятеля, выступившие тем временем из Прохоровки в южном направлении». При этом сами ударные группы в этот момент как раз добились успеха: к 17.00 боевая группа «Лейбштандарта» овладела Рыльским, а подвижные части «Дас Райх» сломили вражеское сопротивление в восточной части Кочетовки. После этого ситуация в полосе обороны 31-го танкового корпуса стала критической. Прорыв обороны корпуса на всю глубину и захват противником сел Кочетовка и Сухо-Солотино стали делом ближайших двух-трех часов. Так что отвод Хауссером ударных групп принес огромное облегчение советской обороне.

Естественно, что сразу отвести ударные группы не удалось, ведь они были скованы боем. Оперативно отошел на исходные позиции лишь разведывательный батальон «Дас Райх» от Псёла, а за ним — боевая группа «Лейбштандарта». Как свидетельствуют документы, вечером боевые группы обеих дивизий СС отошли на позиции юго-восточнее Малые Маячки — Грезное, оставив при этом уже занятые: восточную часть Кочетовки (разведывательный отряд «Дас Райх»), Грезное (боевая группа «Дас Райх»), Веселый, Рыльский, Малые Маячки («Лейбштандарт»). Отметим, что советское командование не воспользовалось сполна отводом эсэсовских подвижных частей. Например, если ночью Грезное без боя и заняла сильно потрепанная 237-я танковая бригада, то в соседние населенные пункты — Малые Маячки, Веселый и Рыльский — войска выдвинуты не были. Как предположил В. Замулин, вероятнее всего, советское командование не знало толком ситуации у себя на фронте, местонахождение и состояние ряда бригад[743]. От себя добавим, что, очевидно, боевой дух советских частей в этот момент был на низком уровне, а понесенные в течение целого дня боя потери подорвали боеспособность войск. При этом даже после 18.00 немцы не прекратили активных действий в этом районе, пусть и в небольших масштабах. Так, 2-й панцер-гренадерский полк СС при поддержке артиллерии продолжил атаку, сместив центр удара с северо- запада на юго-запад, проводя, по сути, сдерживающую акцию.

Не будет преувеличением сказать, что главным фронтом как дивизии СС «Дас Райх», так и всего 2-го танкового корпуса СС 8 июля стал правый фланг корпуса, а главной целью — противодействие советскому контрудару. Как отмечалось в документах штаба Хауссера: «В течение всего дня дивизия СС «Дас Райх» вела напряженный оборонительный бой на рубеже Лучки — Тетеревино против новых и новых волн, накатывающих с востока, северо-востока и севера. Все атаки отражались… при тяжелых потерях противника в танках. Танковые ударные группы дивизий СС «Дас Райх» и «Лейбштандарт», занявшие после ожесточенного боя Веселый[744] и высоты в трех километрах севернее… были вынуждены отойти назад»[745].

1943. Дивизия СС «Рейх» на Восточном фронте

Гренадеры под прикрытием «Тигра» выдвигаются на позиции

Итак, в условиях успешной атаки ударных групп Хауссера советское командование начало осуществлять запланированный контрудар по правому флангу эсэсовского корпуса. Сложившаяся обстановка заставила Н.Ф. Ватутина действовать, не дожидаясь подхода всех сил. Поэтому скоординировать действия всех частей, выделенных для контрудара, не получилось, войска вводились в бой по отдельности, по мере прибытия в исходные районы. Это обусловило тяжелые потери советских войск. Но обо всем по порядку.

В 09.30 8 июля две неполные бригады 5-го гвардейского танкового корпуса первыми ударили в направлении хутора Калинин. Как отметил Д. Лукас: «Большое число советских танков появилось с севера и северо-востока». Это были танки 20-й и 21-й гвардейских танковых бригад 5-го гвардейского танкового корпуса (всего 59 Т-34 и Т-70), наступавших при поддержке 6-й гвардейской мотострелковой бригады. Советская атака носила характер лобового удара. Первые сообщения об активности противника поступили в штаб корпуса сразу после 10.00. Немцы быстро сориентировались: выдвинули в боевые порядки пехоты противотанковые и самоходные орудия и вызвали, поддержку авиации. Встреченные мощным противотанковым огнем и массированными действиями Люфтваффе, советские танковые бригады понесли тяжелые потери. Тем не менее гвардейский корпус продолжал непрерывно атаковать.

Упорные бои развернулись за хутор Калинин. В нем были сосредоточены поврежденные танки 3-го танкового батальона под общим командованием обершарфюрера СС Маттиаса Турнера. Также в Калинине находились части снабжения дивизии СС «Дас Райх», командный пункт 1-го дивизиона артиллерийского полка, однако других серьезных войск не было. Около 10.30 Калинин был атакован четырьмя танками Т-34, двумя «Черчиллями» (скорее всего, из 48-го гвардейского тяжелого танкового полка) и сопровождавшей их пехотой. Импровизированную оборону хутора возглавил обершарфюрер СС Турнер. Среди подбитой техники в Калинине было два танка Pz-IV, у одного была повреждена пушка, а у другого — трансмиссия, и он мог ехать только назад. Турнер первым делом приказал снять с поврежденных танков пулеметы, чтобы было чем отразить атаку вражеской пехоты, а сам занял Pz-IV с поврежденной трансмиссией. Когда советские танки ворвались на окраины хутора, Турнер сумел подбить один «Черчилль». Остальные советские танки в ситуации не разобрались и благоразумно отступили. Что касается красноармейской пехоты, то она даже не смогла приблизиться к Калинину из-за сильного пулеметного огня немецких снабженцев и ремонтников. Свидетелями этого боя стали оказавшиеся неподалеку командир корпуса Пауль Хауссер и командир дивизии Вальтер Крюгер[746], о нем сразу же было сообщено всему личному составу дивизии[747].

1943. Дивизия СС «Рейх» на Восточном фронте

Гренадеры после отражения танковой атаки

О дальнейших боях в сводке «Дас Райх» говорилось следующее: «…11.25. Первая танковая атака на Калинин (по-видимому, в сводку вкралась ошибка, учитывая, что час назад в бою у Калинина отличился Маттиас Турнер. — Р.П.). Семь танков подбиты, пяти танкам удается прорваться в тыл. Противник пытается добиться успеха постоянным повторением атак у Калинина и Тетеревино (северное). Все удары отражены в упорных боях истребителями танков, штурмовыми орудиями, артиллерией… 13.00. Сообщение 8-го авиакорпуса: в полосе «Дас Райх» введены в бой сначала «Штуки», затем «охотники за танками» (самолеты Hs-129. — Р.П.)».

Основные бои частей 5-го гвардейского танкового корпуса развернулись в секторе Тетеревино — Лучки (северные). В документах 5-го гвардейского танкового корпуса отмечалось: «Противник, почувствовав, что удар с нашей стороны наносится на узком фронте, быстро перегруппировал свои силы, бросив против корпуса с направления Лучки (северные), Тетеревино (северные), Ясная Поляна и с направления Лучки (южные) 130 танков, из них 30 типа «Тигр», и мотопехоту. Сюда же были переброшены четыре установки шестиствольных минометов и до 30 орудий разного калибра»[748].

1-й и 2-й батальоны лолка СС «Дер Фюрер» были вовлечены в бои на лесистой местности в районе Калинина. Стык между ними обеспечивала 15-я рота полка оберштурмфюрера СС Германа Буха. Фланг роты был атакован 10 танками Т-34 при поддержке пехоты. Этот участок оборонял 1-й взвод обершарфюрера СС Йозефа Бруннера[749]. Два танка были подбиты из 50-мм противотанкового орудия. Остальные прорвались через позиции роты, однако гренадеры Бруннера дали решительный отпор следовавшей за танками советской пехоте. Сам Бруннер лег к пулемету, заняв место убитого первого номера расчета. Красноармейцы также уступать не собирались. Ситуация для немцев становилась все более угрожающей, но в последний момент Бруннер поднял свой взвод в отчаянную контратаку. В жестоком рукопашном бою эсэсовцы очистили свои позиции. В немецких документах отмечалось, что красноармейцы яростно дрались до последнего человека[750].

Те же танки, что прорвались сквозь позиции роты, были встречены 1-й батареей штурмовых орудий Фридрих-Вильгельма Грауна[751]. В скоротечном бою самоходки подбили шесть танков. Один танк попытался скрыться в лесу, но был уничтожен вручную гренадерами из 15-й роты. Другой танк ворвался на позиции 1-го батальона и был подбит там. В этой схватке был убит взводный из 15-й роты унтерштурмфюрер СС Хуберт Маст[752].

По советским данным, около 14.00 части 5-го гвардейского танкового корпуса овладели Калинином[753]. По немецким — красноармейцы лишь ворвались в Калинин, но захватить его не сумели. Дело в том, что в Калинине, как уже отмечалось, находился командный пункт штурмбаннфюрера СС Хайнца Лоренца, командира 1-го дивизиона артиллерийского полка «Дас Райх»[754]. Когда красноармейцы ворвались в Калинин, командный пункт был окружен, и Лоренцу и его людям пришлось защищать свои жизни с оружием в руках. В ближнем бою им удалось подбить несколько танков, после чего Лоренц собрал своих людей в единый кулак и контратаковал советскую пехоту и танковые экипажи подбитых машин. Решительными действиями ему удалось очистить Калинин и отбросить противника. Не обращая внимания на минометный обстрел, Лоренц, стоя во весь рост в своей командирской машине, возглавил дальнейшую атаку и полностью выправил положение, ликвидировав все вражеские силы[755].

1943. Дивизия СС «Рейх» на Восточном фронте

Сильвестр Штадлер

Тем временем командир полка СС «Дер Фюрер» Сильвестр Штадлер занимался крайне серьезным делом — он прослушивал вражеские радиопереговоры. Нужно сказать, что в полку СС «Дер Фюрер» для этой цели была создана специальная команда из шести хиви. Штадлер вспоминал: «Мы слушали переговоры русских. Корпуса и армия сыпали обвинениями друг друга из-за того, что обещанные резервы не прибыли… Как нам казалось, противник был объят паникой»[756]. Ознакомившись с обстановкой из уст противника, Штадлер направился на позиции 1-го батальона, чтобы лично оценить ситуацию. В конце дня 3-я рота гауптштурмфюрера СС Альфреда Лекса атаковала через разрыв во вражеских линиях. Неожиданно они наткнулись на хорошо оборудованный командный пункт русской стрелковой бригады. Внезапная атака застала противника врасплох: гренадеры захватили в плен командира бригады, его штаб и роту охраны[757]. Отметим, что в истории полка СС «Дер Фюрер» ошибочно указано, что рота Лекса атаковала штаб советского корпуса, при этом захватив в плен одного генерала и его штаб[758]. В этот же день Леке был ранен осколком гранты в руку. Врач батальона, гауптштурмфюрер СС доктор Вальтер Пёшль[759], оказывал помощь раненым на передовой и был ранен осколком гранаты в голову. Также гранатным осколком был убит командир 4-й роты полка оберштурмфюрер СС Карл Рудольф[760].

Всего 5-й гвардейский танковый корпус в течение дня 8 июля потерял 31 танк, отчитавшись в уничтожении 46 немецких танков, нескольких самоходок, 55 автомашин и до батальона пехоты. Нужно ли говорить, что эти победные реляции, как всегда, оказались преувеличением. В целом за три дня боев 5-й гвардейский танковый корпус потерял 177 танков, из которых 107 — Т-34[761].

Из-за плохой координации действий советских корпусов Пауль Хауссер решил, что советский удар наносится сравнительно небольшими силами и на узком фронте. Поэтому он не стал сразу менять план действий своего корпуса, и обе боевые группы эсэсовских дивизий продолжили атаку в направлении на Кочетовку и Сухо-Солотино. Тем не менее Хауссер внимательно отнесся к начавшей поступать после 11.00 информации о повышенной активности советских войск на участке Липового Донца. По данным разведки, крупное сосредоточение советских танков было обнаружено в лесу у Ясной Поляны, у Тетеревино и юго- восточнее Вислого. Кроме того, в 10.30 разведывательный батальон «Дас Райх» доложил о движении колонн из 150–200 машин и танков по мосту в Михайловке через Псёл к высоте 226,6. Вдобавок было получено донесение и о возрастающей активности противника на фронте дивизии СС «Тотенкопф». Исходя из этих данных, Хауссер предполагал дальнейшее усиление советских танковых ударов в полосе дивизии СС «Дас Райх». Однако даже теперь он не стал отвлекать силы с направления главного удара, ограничившись запросом поддержки авиации, так называемых «охотников за танками» самолетов Hs-129.

В 12.30 штаб «Дас Райх» доложил об обнаружении крупного сосредоточения «вражеских танков в лесу восточнее Ясной Поляны. Прорвавшиеся у Калинина танки (семь из которых подбито) стоят в районе Озеровского. Другие танки обнаружены у Тетеревино»[762].

1943. Дивизия СС «Рейх» на Восточном фронте

Хайнц Хармель руководит боем

В Ясной Поляне оборонялась 15-я рота полка СС «Дойчланд», усиленная взводом гауптшарфюрера СС Ойгена Штокера из 4-й роты. Именно благодаря Штокеру, умело направлявшему стрельбу своих легких пехотных орудий, Ясная Поляна был удержана, а все советские атаки — отбиты. В ходе боя танки противника прошли «через» наблюдательный пункт Штокера, но он остался на посту, корректируя огонь.

Около 11.00 советский контрудар по позициям «Дас Райх» получил новый импульс — в атаку перешел 2-й гвардейский танковый корпус, действовавший двумя группировками. В первую входили 4-я и 25-я гвардейские танковые бригады (всего 66 Т-34 и 37 Т-70) при поддержке 273-го мотострелкового полка. Эта группа должна была ударить из района железнодорожной будки в двух километрах южнее станции Тетеревино по правому флангу «Дас Райх» и овладеть Нечаевкой. Затем, повернув на юг и смяв оборону группы Энселинга вдоль русла реки с левого крыла на правое, двигаться к Петровскому, Смородину и Гонкам, в направлении левого фланга дивизии СС «Тотенкопф». Вторая группировка состояла из 26-й гвардейской танковой бригады (26 Т-34 и 15 Т-70) и подразделений 4-й гвардейской мотострелковой бригады. Ей предстояло атаковать из села Вислое в направлении высоты 209,5 (2,5 километра юго-западнее Вислого) — Гонки. Таким образом, 2-й гвардейский танковый корпус должен был заставить Крюгера разделить свои силы и связать дивизию боем в двух разделенных между собой районах. Одновременно 10, 2 и 5-й гвардейский танковые корпуса должны будут атаковать левый фланг дивизий СС «Дас Райх» и «Лейбштандарт». Однако этим советским планам не суждено было сбыться.

В целом на правом фланге 2-го танкового корпуса СС по линии Калинин — Непхаево — Вислое, протяженностью до 21 километра, в период с 09.30 до 13.30 разновременно части «Дас Райх» и «Тотенкопф» вели бои со 100 танками (из них 68 — Т-34) 5-го и 2-го гвардейских танковых корпусов. Еще приблизительно столько же советских танков застряли на восточном берегу Липового Донца в районе Нечаевки у разбитых немецкой авиацией переправ. По районам их сосредоточения наносили удары штурмовики Люфтваффе и артиллерия. Так что даже после задействования советским командованием дополнительных сил Пауль Хауссер настолько контролировал ситуацию, что даже не стал приостанавливать атаки боевых групп «Лейбштандарта» и «Дас Райх» и разворачивать их боевые группы с фронта 31-го танкового корпуса.

Как и 5-й, 2-й гвардейский танковый корпус успехов не достиг. По всей линии обороны дивизии советские войска не продвинулись ни на шаг. Стойко держалась на отведенных ей позициях группа Рудольфа Энселинга. В районе пункта Липовое 3-я саперная рота гауптштурмфюрера СС Арнольда встала на пути у 30 танков и крупной группы советской пехоты. Арнольд лично руководил обороной, постоянно перемещаясь между позициями своих людей, показывая им личный пример хладнокровия и отваги[763]. В центре обороны роты держался взвод унтерштурмфюрера СС резерва Рольфа Мюллера, с успехом отразивший все вражеские атаки.

1943. Дивизия СС «Рейх» на Восточном фронте

Oттo Вейдингер

Полку СС «Дойчланд» также пришлось несладко. Практически весь день он сражался со 2-м танковым корпусом[764]генерал-майора А.Ф. Попова (корпус имел к началу сражения 155 танков, из них 87 — Т-34), частями 183-й стрелковой дивизии и 10-го танкового корпуса[765]. К счастью для немцев, ввод корпуса в бой был не до конца продуманным, части вводились в атаку по отдельности, по мере прибытия в исходные районы, причем сразу после 200-километрового марша. Первой в 12.50 перешла в атаку 169-я танковая бригада корпуса (30 Т-34 и 18 Т-70). Бригада атаковала в направлении совхоза «Комсомолец», высоты 258,2, Озеровский. С самого начала советские танкисты встретили упорное сопротивление эсэсовцев. Уже в 13.30 Хайнц Хармель остановил советскую атаку. Командир 1-го батальона Отто Вейдингер был ранен осколком снаряда, но остался в строю. Советские танкисты действовали нерешительно и безынициативно. Задень боя бригада потеряла по три Т-34 и Т-70 и не добилась никакого результата[766].

По схожему сценарию развивались действия и других частей 2-го танкового корпуса. 15-й гвардейский тяжелый танковый полк, укомплектованный «Черчиллями», даже не смог толком перейти в атаку — уже при выходе с исходных позиций он подвергся авиационному налету, два танка сгорели от прямых попаданий авиабомб, а два были подбиты. На этом участие полка в бою 8 июля закончилось.

Наибольшие проблемы полку СС «Дойчланд» доставила 26-я танковая бригада (34 Т-34, 19 Т-70) 2-го танкового корпуса, атаковавшая Тетеревино. К несчастью для советских танкистов, в Тетеревино находился поврежденный «Тигр» № 1322 унтершарфюрера СС Франца Штаудеггера из роты «Тигров» «Лейбштандарта». По данным В. Шнайдера, Штаудеггер огнем своего «Тигра» практически в одиночку отразил две советские танковые атаки, подбив 17 и 5 танков соответственно[767]. После этого у него закончились боеприпасы, и он покинул хутор. На поле боя остался 3-й батальон полка СС «Дойчланд», занимавший позиции по обе стороны железной дороги у Тетеревйно. Этим не преминули воспользоваться советские войска.

О дальнейших событиях в сводке дивизии отмечалось: «15.20. Начинается вражеская танковая атака у Тетеревино (южное). Севернее противник пытается добиться успеха атаками пехоты. В ожесточенных боях неприятель повсюду отражен. Противник поддерживает свои атаки крупными силами авиации. Наша авиация была связана боями на других участках и могла лишь временами поддерживать нашу тяжело сражающуюся пехоту. Потери врага в танках высоки»[768]. Немцы немного поспешили с победными реляциями, как раз где-то в 15.20 26-я танковая бригада (34 Т-34,19Т-70) наконец овладела Тетеревино, потеснив батальон. В 15.25 Вернер Остендорфф (начальник штаба корпуса) отдал приказ о немедленной контратаке с целью вернуть Тетеревино. Сделать это было не так-то просто. В 15.30 штаб «Дас Райх» доложил об атаке 40 танков при поддержке пехоты на широком фронте из района Тетеревино на запад. Прорыва эсэсовцы не допустили, и в районе Тетеревино советская атака была отражена. В 16.00 из штаба дивизии пришло сообщение, что из района Собачевский три вражеских батальона атакуют в направлении на Лучки (южные). Далее следовало: «У Тетеревино следует ожидать новой атаки». Прогнозируемая атака не заставила долго себя ждать. Около 16.00 красноармейцы при поддержке танков сумели прорваться на левом фланге 3-го батальона и устремились в глубь немецкой обороны. Командир 10-й роты гауптштурмфюрер СС Густав Шрайбер вовремя распознал всю опасность ситуации и во главе одного взвода решительно контратаковал. После жестокого боя противник был отброшен. Развивая успех, Шрайбер по собственной инициативе продолжил атаку. Стремительным ударом гренадеры ворвались на советские позиции и захватили их в рукопашном бою. При этом эсэсовцы захватили весьма выгодный рубеж, откуда могли легко нанести противнику дополнительные потери. Но самое главное, позиция, которую захватил Шрайбер, в последующие дни послужила стартовой площадкой для атаки дивизии СС «Лейбштандарт» на Прохоровку[769]. За эту акцию 11 июля 1943 года Хармель представил Шрайбера к Рыцарскому кресту (награжден 30 июля 1943 года).

1943. Дивизия СС «Рейх» на Восточном фронте

Хайнц Хармель, Гюнтер Вислицени, Густав Шрайбер

Но что интересно: несмотря на плохую организацию ввода 2-го танкового корпуса в бой и отсутствие взаимодействия с соседними частями, атака почти полутора сотен танков и их местные успехи у Тетеревино сразу встревожили Хауссера. Ведь если для отражения ударов 2-го и 5-го гвардейских танковых корпусов вполне хватало штурмовых орудий, противотанковой артиллерии и авиации, то теперь, после получения сначала донесения разведки о сосредоточении танковых сил перед левым флангом «Дас Райх» (уже в 13.15 в сводке «Дас Райх» отмечалось: «Центр тяжести вражеских атак находится у Тетеревино (северное) — Калинина — Нечаевки. Разведка на участке Псёла докладывает о длинной вражеской колонне, подходящей со стороны Прохоровки»[770]), а затем о переходе их в наступление, Хауссер приостановил наступление боевых групп корпуса на Кочетовку и Сухо-Солотино. Кроме этого, в 16.45 Хауссер отдал приказ дивизии СС «Тотенкопф» немедленно направить танковый батальон и разведывательный батальон в район Лучки (южные) в качестве корпусного резерва. Командиру дивизии Максу Симону предписывалось немедленно явиться на командный пункт «Дас Райх» для координации действий. Хотя ввод в бой этой группировки должен был быть только по приказу командования корпуса, но допускались «местные сосредоточения», причем по приказу командира «Дас Райх» Крюгера.

В 17.00 был отдан приказ дивизии СС «Дас Райх» повернуть танковый полк перед Кочетовкой назад, чтобы нанести удар по танкам севернее Тетеревино. Танковый полк фон Райтценштайна, выведенный с фронта у Кочетовки, сыграл важную роль в оборонительных боях 8 июля. Искусно маневрируя, эсэсовские танкисты вышли во фланг и тыл частям 2-го танкового корпуса, атакующим Тетеревино. Одним из отличившихся в бою был шарфюрер СС Вилли Каупа, из 6-й танковой роты. Прикрывая фланг роты, Каупа отбил вражескую атаку, подбив пять танков[771]. Одновременно против танков севернее Тетеревино были брошены четыре группы «Штук», две боевые группы «охотников за танками» Hs-129. В 17.50 советские танки прорвались в полосе 2- го батальона полка СС «Дойчланд». 3-й батальон Гюнтера Вислицени начал контратаку. Восточнее Тетеревино (южное) была отбита атака 30 танков, которые повернули на юг[772].

Одним из героев сражения у Тетеревино стал командир 12-й артиллерийской батареи оберштурмфюрер СС Герберт Хоффманн. Его батарея оказалась на одном из самых опасных участков. Умело направляя огонь своих четырех 100-мм орудий, Хоффманн способствовал тому, что слабые пехотные силы немцев смогли противостоять наступающему противнику. В один из моментов боя красноармейцы приблизились к наблюдательному пункту Хоффманна; последнему пришлось с винтовкой в руках драться с врагом в рукопашной. В этом бою Хоффманн был ранен в голову, и его вывезли в тыл. Однако ранение оказалось нетяжелым, и вскоре он вернулся в строй.

К концу дня части 26-й танковой бригады подверглись интенсивному налету немецкой авиации и в беспорядке отошли в северном направлении. На поле боя осталось дымиться 12 Т-34, девять Т-70, пять Т-34 было подбито, а о местонахождении 12 Т-34 и 10 Т-70 командование бригады не имело ни малейшего понятия[773].

Начальник разведки 2-го танкового корпуса Е.Ф. Ивановский написал в своих мемуарах о боях 8 июля: «То тут, то там огневой бой превращался в таранный, танки сходились вплотную, сшибались броней, лезли друг на друга. И уже не только стороннему наблюдателю, а и видавшему виды фронтовику могло показаться, что схватки лишились управляемости, что они подвластны только стихии, нагоняющей с обеих сторон стальные валы танков»[774]. Здесь важно учитывать, что со стороны «Дас Райх» ни о каком «стальном вале танков» речь даже не шла, а танковый полк дивизии вступил в действие против 2-го танкового корпуса лишь после 17.00 (отдельные танки, например тот же «Тигр» Штаудеггера», или самоходки большой погоды сделать не могли). Отметим, что до танковых таранов дело, скорее всего, не доходило, а немцы, как всегда, мастерски реализовали преимущества своей бронетехники.

1943. Дивизия СС «Рейх» на Восточном фронте

Командир танка на боевом посту

Все приказы Ватутина своим генералам «топтание на месте прекратить и стремительно наступать»[775] разбились о стойкость танкистов, самоходчиков, гренадеров, саперов и артиллеристов дивизии СС «Дас Райх». Большую поддержку эсэсовцам оказал 8-й авиационный корпус Люфтваффе, в боевом журнале которого о боях 8 июля отмечалось: «Особенного эффекта удалось добиться вечером при поддержке дивизии СС «Дас Райх» — русские отступили, отведя в тыл танки»[776]. Новые противотанковые самолеты Hs-129 показали свою высокую эффективность в борьбе с советскими танками, отчитавшись в уничтожении 84 из них и в повреждении еще 213 без потерь со своей стороны. Впрочем, все современные исследования показывают, что эти данные сильно были завышены немецкими авиаторами. Как бы то ни было, но командование 2-го танкового корпуса СС выразило благодарность летчикам: «Впервые в военной истории вражеская танковая бригада была уничтожена авиацией без какой бы то ни было помощи наземных войск»[777].

Тяжелые потери и полный провал контрудара дезорганизовали советские части. Дошло до того, что вечером 8 июля танковая бригада 2-го танкового корпуса в течение целого часа штурмовала высоту 258,2 (полкилометра севернее Тетеревино), которая к этому моменту занималась частями 183-й стрелковой дивизии. В результате боя имелись потери с обеих сторон[778]. В конце дня 2-й танковый корпус закрепился в районе совхоз «Комсомолец», восточнее Тетеревино, высота 258,2.

Таким образом, днем 8 июля дивизия СС «Дас Райх» приняла на себя основной удар трех советских танковых корпусов — 2-го и 2-го и 5-го гвардейских. В вечерней сводке в штаб армии Хауссер докладывал: «Неприятель наступал в течение дня 8 июля сильными танковыми соединениями с северо-востока, севера и северо-запада, а также глубоко на правом фланге. Намерение его, по-видимому, состоит в том, чтобы нанести удар во фланг корпуса и отрезать продвинувшиеся на север танковые силы. Следует считаться с продолжением сильных танковых атак с тех же самых направлений. «Тотенкопф» и находящиеся в обороне части дивизии СС «Дас Райх» удерживают свои позиции на западном берегу Липового Донца. Атака, предпринятая около 12.00 силами примерно 30 танков и пехоты из района Терновка — Вислое в западном направлении, была отбита. Далее, неприятель предпринял многократные сильные атаки в районе Петровский — Собачевский силами многочисленных танков, в ряде случаев с пехотою на броне. Прорвавшиеся танки врага в основном были уничтожены. Кроме того, противник предпринял энергичные атаки большими силами танков на Тетеревино с северо-восточного и северного направлений; все атаки до сих пор были отбиты. Часть танков прорвалась. Бои еще продолжаются»[779].

Актуальность приобретает вопрос: сколько же советских танков было уничтожено эсэсовским корпусом 8 июля? Вопрос не случаен, поскольку данные по этому поводу весьма противоречивы. Так, Д. Лукас, ссылаясь на военный дневник корпуса, сообщает, что задень 8 июля 2-м танковым корпусом СС было уничтожено 290 советских танков[780]. Отечественный историк Л. Лопуховский приводит совсем другие данные, указанные в сводке корпуса. Согласно ей, за 8 июля корпус уничтожил 121 советский танк[781]. Правда, это были лишь предварительные данные. Ведь 11 июля 1943 года командир полка СС «Дойчланд» Хайнц Хармель подписал документ, согласно которому только в полосе полка СС «Дойчланд» за 8 июля было подбито 83 танка противника[782]. При этом из понятия «в полосе полка» не следует, что эти танки были подбиты именно солдатами Хармеля, иначе он бы, наверное, отдельно указал на это. Так что в это число вошли танки, уничтоженные, кроме как людьми Хармеля, также авиацией и соседними частями «Лейбштандарта». Важно отметить, что личному составу дивизии сообщили об уничтожении корпусом 168 танков противника 8 июля[783]. Также добавим, что, по данным российского историка М. Ходаренка, бронетанковые силы Воронежского фронта за сутки 8 июля лишились 343 танков и самоходок (из них 158 машин из состава 1-й танковой армии)[784]. Так что можно сделать вывод, что данные Д. Лукаса сильно преувеличены, а число, называемое Л. Лопуховским, — занижено.

1943. Дивизия СС «Рейх» на Восточном фронте

Экипаж перед своим Т-34. В отличие от немецких танков, экипаж которых состоял из пяти человек, в экипаж Т-34 входили четверо.

Точные потери бронетехники «Дас Райх» за 8 июля не известны. Есть данные, что танк Т-34 Йозефа Набера вечером подорвался на советской мине и был отправлен в ремонт. В любом случае к вечеру 8 июля «Дас Райх» располагала 86 танками и штурмовыми орудиями, среди которых 31 Pz-III, 14 Pz-IV, один «Тигр», семь командирских, 12 Т-34 и 21 штурмовое орудие[785]. Резкое возрастание числа штурмовых орудий объясняется заслугами ремонтников дивизиона штурмовых орудий, вернувших в строй за день полтора десятка машин. Офицером, отвечающим за техническое состояние штурмовых орудий, был оберштурмфюрер СС Антон Байнль (к августу он возглавил ремонтную роту танкового полка), а главным мастером дивизиона — оберштурмфюрер СС резерва Гюнтер Штрайсек.

Важно отметить, что советский контрудар, пусть плохо организованный, но все же заставил Германа Гота пересмотреть свои ближайшие планы. Так, в 13.35 штаб Хауссера получил приказ-задачу на 9 июля: «2-й танковый корпус СС уничтожает танковые силы врага между ручьем по обе стороны Грезного и участком Солотинки. После чего корпус готовится наступать южнее участка Псёла правым флангом через Прохоровку, для взятия охватом возвышенности восточнее Обояни»[786]. Но после того, как Гот получил информацию об активности танковых сил противника, он изменил приказ. В 20.20 корпус СС получил новую директиву: «2-й танковый корпус СС уничтожит врага в районе северо-восточнее Берегового и овладеет восточным берегом Солотинки по обеим сторонам Кочетовки. Для этого сосредоточить все силы, имеющиеся на 9 июля. Против наступающего со стороны Прохоровки неприятеля корпус остается 9 июля в обороне. Затем корпус готовится 10 июля выступить в направлении Прохоровки»[787].


7 ИЮЛЯ | 1943. Дивизия СС «Рейх» на Восточном фронте | 9-11 ИЮЛЯ: НАВСТРЕЧУ БУРЕ