home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава третья

УДАР

Солнце поднялось уже довольно высоко. По небу плыли редкие куцые облака. С реки доносились негромкие всплески – это кормились утки, им скоро лететь на юг.

А на болоте было тихо. Рыжий лежал на кочке и не шевелился. Да и куда ему теперь было спешить? Теперь ему только и осталось лежать. И так он пролежит здесь весь день, сердито подумал Рыжий. Потом наступит ночь, его сородичи сойдутся под общинным дубом и пропоют Песнь Изгнания. Тогда уже вся округа узнает, что в Лесу появился нерык. Такое известие их очень обрадует. О, еще бы! Нерык – это славная жертва. Один нерык, если его правильно возжертвовать, может принести столько охотничьей удачи, что ее запросто хватит до самой зимы на такой поселок как их Выселки, а то даже и на больший. Так что как только Корноухие, ближайшее к ним племя, услышат о нерыке, то они сразу, прямо в эту же ночь, поспешно соберутся и выйдут на тропу. А им навстречу выйдут Красноглазые. А с севера придут Седые. Вот сколько будет всех! И все они будут хотеть заполучить нерыка – славную добычу. А он, добыча, будешь драться до последнего! Там, в Выселках, гневно подумал Рыжий, его разум словно помутился и лапы сами понесли. Но здесь он уже ни на шаг не отступит. Он им не свинопас, не узколобый. Враг нагло лгал! Лгал и Вожак! Мать говорила: «Твой отец был сильным, смелым воином!» Вот как оно было на самом деле…

Р-ра! Довольно скулить! Сам во всем виноват. Рыжий встал, зло зевнул, отвернулся…

И замер. Он увидел след! Совсем рядом! Да как только, гневно подумал Рыжий, он его сразу не заметил! А вон еще один. И еще. И еще. А какой странный след – шаги неправильные, рваные. И передние ступни слишком узкие, и лапы тоже тощие. И вообще, владелец этих лап шел по болоту медленно, с трудом, едва ли не по самое брюхо проваливаясь в грязь. Но это было только видно, а чуять ничего не чуялось. Зато видно было очень хорошо, и Рыжий легко шел по следу. А после он даже увидел клок шерсти на ветке. Клок был белый. Рыжий принюхался к нему, но опять ничего не унюхал. Да только теперь, подумал он и усмехнулся, и так было понятно, чья это шерсть – того рябого узколобого! И Рыжий чуть не взвыл от радости, но вовремя сдержался и прибавил шагу. Сейчас, он думал, он его догонит, рябой проходил здесь недавно, а с такой походкой ему далеко не уйти – и за все с ним сполна разочтется: и за свой позор, и за нерыка, и даже за сохатого – за все! Р-ра-ра! Вперед!

Легко перепрыгивая с кочки на кочку, Рыжий быстро обогнул трясину, свернул на север, пробежал еще немного… И заскулил, и забегал на месте. Еще бы! Следа не было. То есть как только след вышел из болота, он сразу исчез. Теперь Рыжий растерянно смотрел по сторонам и даже по привычке тыкал носом в землю, но ничего не видел и не чуял! Ну, разве что впереди, как ему показалось, травинка примята. А дальше еще одна, дальше еще. А запаха, конечно, не было. Но ничего, гневно подумал Рыжий, и не таких ловили, взбежал на ближайший пригорок и торопливо осмотрелся. Прямо за лугом начинался густой ольховник, слева от него было еще одно болото, а справа пруд, за которым начинались угодья Корноухих. Южак туда не сунется, уверенно подумал Рыжий, потому что там место слишком открытое, он лучше переждет до темноты в ольховнике… Но он явно спешит! А куда? Да конечно к реке! Река, так говорят, выводит прямо на Равнину, вот он по ней, вдоль берега, и попытается уйти. Тогда скорее, напрямик! И Рыжий побежал к реке.

Добежав до реки, Рыжий упал в прибрежную траву, прополз немного, замер и осмотрелся. Никого вокруг видно не было. Тогда он прислушался… и ничего не услышал. Что ж, значит, нужно ждать. Вот только бы ему успеть до вечера, чтобы как только они соберутся под дубом, но еще не заведут Песнь Изгнания, придти, всему в чужой крови и, ничего не объясняя, сесть там, где обычно садится Вожак! Или хотя бы рядом. Но все равно уже никто из них не заикнется, что он полукровка. И будет ночь, взойдет Луна, и он, единственный из всех…

Но тут Рыжий услышал шаги. Они были еще очень далеко, они только чуть слышно хлюпали. И еще был слышен голос, который что-то напевал. Рыжий лежал, не шевелясь. Шаги медленно, но все же приближались. Потом они совсем остановились. Рыжий еще немного подождал, а после очень осторожно поднял голову… И увидел, что это и в самом деле тот самый южак. Значит, догонщики его не взяли, не учуяли – как и он сам его вначале не учуял, а потом даже след не унюхал!

Но и южак тоже хорош, тут же подумал Рыжий со злорадством, он же теперь был так близко, что Рыжий явственно слышал, как он с шумом втягивал воздух и все же не чуял опасности. Значит, старики были правы, когда говорили, что узкий лоб – это не зря, что южаки глупы, самонадеянны…

Ого, а это еще что, тут же подумал Рыжий, когда увидел, что южак вдруг резко выпрямился и встал на задние лапы. Но это было только самое начало! А дальше было вот что: свои передние лапы южак ловко сунул в кусты, порылся ими там, потом крепко во что-то вцепился – и выволок из-под ветвей толстенное, остроконечное с обеих сторон бревно, сел в него… Точнее, сел в просторное, широкое дупло, кем-то старательно выгрызенное в верхней части бревна, взял в передние лапы длинный еловый шест, оттолкнулся им от берега… и поплыл по реке! Рыжий, забыв об осторожности, встал во весь рост, но враг не замечал его – он плыл. Невероятно! Много чего болтали старики об узколобых, но чтобы вот так, играючи, они могли управлять рекой – об этом не было и речи!.. Но, тут же спохватился Рыжий, хватит рассуждать, скорей! И он бросился вдоль берега – к обрыву, к ивам, только бы успеть!..

Успел! Взобрался по склоненному над водой стволу, скользнул в листву, устроился среди ветвей и затаился. Под ним, едва шурша на перекате, текла река.

А вот и враг. Он плыл, сидя в дупле, и опять что-то напевал. Он подплывал все ближе и ближе. И, наконец…

– Р-ра! – радостно выдохнул Рыжий и прыгнул вниз, на южака. – Р-ра! Р-ра! – и стал его душить. Колючая веревка на горле врага теперь уже не мешала ему, Рыжий вцепился чуть ниже…

И вдруг – удар ему! Лапой под дых! Рыжий взвыл, подскочил… И получил еще один удар! И еще! Солнце распухло, лопнуло в его глазах, Рыжий упал и потерял сознание.

…Когда он наконец очнулся, уже вечерело. По небу быстро плыли темные грозовые облака. Южак сидел на заднем конце бревна, держал в передних лапах шест и с любопытством поглядывал на Рыжего. Рыжий зажмурился. Р-ра, со стыдом подумал он, проваляться целый день! И где? Под пастью у врага! Да если бы южак только захотел, он бы давно разодрал его в мелкие клочья и в реку побросал, рыбам скормил…

– Эй! – негромко окликнул южак. – Рыжий! Ты жив?

Рыжий смущенно засопел, открыл глаза. Южак, склонив голову набок, беззлобно наблюдал за ним. Потом сказал:

– Не обижайся, но иначе никак не получалось. Они убили бы тебя, вот мне и пришлось тебя забрать. А здесь, у нас, тебя уже никто не тронет.

Как?! Рыжий подскочил…

Да, точно, Леса не было. Зато река стала намного шире, по ее низким берегам там-сям виднелись заросли рогоза, а дальше, насколько хватало глаз, расстилалась Равнина, то есть голое лысое поле. То есть пустая, гиблая земля! Рыжий, забыв об осторожности, резко ступил на край бревна, бревно качнулось, зачерпнуло краем воду…

– Ты что?! – вскричал южак. – Полегче! Ар-р!

Рыжий поспешно сел и ощетинился. Потом, немного погодя, спросил:

– А… долго мы уже плывем?

– Достаточно, – сказал южак. – А что?

– Так, ничего.

И Рыжий медленно присел, а после лег на дно бревна и вновь зажмурился. Достаточно, гневно подумал он, но сколько? Если судить по брюху, то он уже дня два, никак не меньше, ничего не ел… и провалялся падалью под узколобой пастью, а та его не тронула. Невероятно! Потому что как по лесным, так и по равнинным законам, всегда должно быть так: пойманного в Лесу южака немедленно убивают, но также и рык, попавший на Равнину, тоже прекрасно знает, что здесь ему ни от кого не будет пощады. Потому что рыки и южаки – это заклятые враги. Навеки. А ведь когда-то они были одним Лесным Народом! Это потом уже, спасаясь от суровых зим, трусливые предки узколобых бежали на Равнину и поселились там среди сурков и полевых мышей, и стали строить себе гнезда, как птицы, стали пасти свинов, ходить на задних лапах…

Ну, это нет, тут же подумал Рыжий, про лапы это зря, такого просто не может быть! То есть можно, конечно, иногда вставать на задние лапы, когда тянешься к чему-нибудь, подвешенному слишком высоко. Или можно даже некоторое время идти только на них, когда нужно подкрасться – все это, конечно, можно, так иногда бывает даже немного удобнее. Но вот чтобы всегда, везде ходить только на задних лапах – тут старики, конечно, завираются. И это они делают для того, чтобы еще больше высмеять ненавистных врагов, еще сильнее унизить их…

Ну, и так далее. Все такие тогда были мысли. А время шло, солнце все ниже и ниже склонялось к горизонту. Бревно, влекомое течением, едва покачивалось на волнах. Южак, казалось, задремал. Рыжий сидел, наполовину отвернувшись от него, и мрачно смотрел на воду. Южак подлый лжец, думал Рыжий. И негодяй! Вначале он опозорил его перед племенем, а после заманил к реке, а теперь и вообще везет неизвестно куда. Так встань же, Рыжий, р-ра, и покажи ему себя! Вцепись в него! Ну! Ну!..

Но Рыжий сидел, не шевелясь, и тяжело дышал. А что! Три раза он уже пытался встать, но почему-то так и не смог этого сделать, лапы его не слушались. Он и кричать даже не мог. Что это с ним такое? Да что он, околдован, что ли? Или, может, все намного проще, и кровь есть кровь, время пришло, и в нем действительно проснулся тот, о ком столько болтали в поселке? Но это ложь! Он чистокровный рык! И, более того, он лучший из них всех, ибо, отмеченный Луной, он в нужный срок войдет в ее Убежище…

Луна, испуганно подумал Рыжий, защитница, но где она теперь?! Ведь он уже не у себя в Лесу, а у них на Равнине, а здесь Луны не никогда бывает, она здесь не светит, южаки о ней вообще ни имеют никакого понятия! Она – только для рыков, для ее любимых и преданных детей, а для врагов нет ничего! Подумав так, Рыжий нахмурился и посмотрел по сторонам, потом на южака. Тот как почуял – сразу встрепенулся, открыл глаза и спросил:

– Ну что, может, пристанем?

Рыжий молчал. Тогда южак едва заметно усмехнулся, встал во весь рост, на задних лапах, перехватил шест поудобнее и начал ловко подгребать им к берегу. Солнце склонилось уже совсем низко. Приближались сумерки.


Глава вторая ВРАГ | Ведьмино отродье | Глава четвертая ОДИН-ИЗ-НАС