home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 15

«Ягдпанцер-IV» в зимней войне в Западной Пруссии

Наша часть — 8-я рота 25-го танкового полка 7-й танковой дивизии — получила свои первые и последние «ягдпанцеры-IV» в начале января 1945 года, чтобы вскоре пустить их в ход на фронте, в районе Бишофсвердера, километрах в 300 от Лайпалингиса, в Литве.

«7-я танковая дивизия во Второй мировой войне», стр. 433–434, сообщает:

«23 декабря [1944 г.] 17 новых Pz-IV прибыли во второй батальон 25-го танкового полка, и 10 января [1945 г.] новые длинноствольные Pz-IV [оснащенные 70-калиберными пушками «ягдпанцеры-IV»]. Последние, за отсутствием вращающейся башни и, как следствие, малым сектором обстрела у пушки, были лишь вспомогательным средством. Однако 2-й батальон танкового полка был теперь полностью оснащен танками [и самоходными установками]».

Подробности технического устройства этих двух машин см. в Приложениях.

Начав 12 января 1945 года общее наступление по всему фронту от Балтийского моря до Карпатских гор, Советы начали наступать в одном месте из многих, у Розана, пересечения шоссейных дорог на реке Нареве, в 75 км северо-восточнее Варшавы. Этот удар, направленный, в общем, на северо-запад, продолжался, через Млаву и Бишофсвердер, к точке на реке Висла, в 65 км южнее Данцига.

Общая длина удара от Розана на Висле составляла 215 км; расстояние от Розана до Бишофсвердера — около 150 км. Запись в моей солдатской книжке говорит, что мы встретили Советы в Бишофсвердере 22 января 1945 года.

Собственно, в Западной Пруссии мы воевали с Советами уже 15 января, за три дня до начала того наступления, в которое мы попали. На самом деле мой боевой дневник показывает три боя 15 января — Тршинец, Порзово и Фв. Осиц.

В Западной Пруссии было страшно холодно, совсем по-восточному. Как и у Pz-IV, у «ягдпанцеров-IV» внутри не было никакого отопления.

Если в «ягдпанцере» в это время года было холодно, то так же холодно было там, где мы ночевали. Представьте, что нужно найти несколько столов равной высоты, а потом заснуть на них, составленных вместе, чтобы оказаться подальше от холодного как лед, часто земляного, пола. Никаких матрасов. Иногда — охапка соломы. Накрывались кителями. Месяцами у меня не проходили болячки над верхней губой.

До сих пор я чувствую благодарность за выданные нам шапочки-ток и двустороннюю зимнюю форму. Если будут продаваться такие же, побегу и куплю.

Ток, рукав шерстяного материала цвета фельдграу, открытый с обоих концов, носили, натянув на голову, — один конец окружает шею, другой — лицо. Стальных шлемов, под которые он надевался, у нас не было. Вместо этого каждый носил его, частично натянув на черное полевое кепи.

Двусторонняя зимняя форма из штанов и куртки была нашим спасением. Мышиного серого цвета с одной стороны и белые с другой, куртка и брюки были удобными и теплыми, их носили поверх черной танкистской формы. У куртки даже был потайной поясной ремень и шнурок, стягивающий низ. У штанов были вшитые стяжки из белой тесьмы, застегивающиеся в трех позициях.

В этой форме, хотя и недостаточно теплой, нам не нужно было думать только о том, чтобы согреться, вставляя старые газеты и солому между нижним бельем и формой, как советовали делать зимой на Восточном фронте, пока не появилась двусторонняя зимняя форма зимой 1942/43 года.

К сожалению, с обувью все обстояло не так хорошо. Зимой мы носили обычные неутепленные ботинки, как и весь оставшийся год. Нам никогда не давали специальную зимнюю обувь из обшитого тканью прессованного войлока или из подбитой войлоком кожи. Да, они были неуклюжими, и никто бы не хотел носить внутри «ягдпанцера» еще более неуклюжие боты для часовых, сделанные из самого толстого войлока, в которые влезали в обычной обуви через открытый задник, а потом застегивали. Однако высокие, подшитые кожей войлочные ботинки чертовски хорошо подходили для нашей работы и хорошо послужили бы нам, как и двусторонняя форма и шапочка.

Плохо скроенная и слишком просторная зимняя форма убила бы нас. Нужно было учитывать размеры люков в крыше рубки. Вход-выход через люки был не для разбухших от одежды людей, не говоря уже о просто толстых.

Прелюдией к настоящей зимней войне — или это уже была зимняя война? — стало ожидание в круговой обороне, ночь за ночью, по человеку в каждой машине, в одной восточнопрусской деревушке за другой.

Одной ночью сукин сын, который должен был меня сменить, не явился, заставив провести в ледяной коробке ровно четыре часа.

Мы хорошо ознакомились с нашим «ягдпанцером», но постоянно беспокоились о том, как пройдет боевое крещение — не наше, а «ягдпанцера». Мы знали, на что способна 48-калиберная KwK40 «панцера-IV», и хотели выяснить, как себя ведет KwK42 L/70. Все, что можно было делать до часа, минуты и секунды испытания, было немного подвигаться.

Все это ожидание длилось до 15 января 1945 года.


Глава 14 Вождение «ягдпанцера — IV»: как избежать отказа трансмиссии | Откровения немецкого истребителя танков. Танковый стрелок | Тршинец, Порзово и Фв. Осиц: три боя с советскими противотанковыми частями в один день