home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



ГЛАВА 88

СПОСОБ ОСВОБОДИТЬСЯ

С грохотом обеденного гонга Джош начал истекать слюной, прямо как животное.

Охранник ударил по задней двери грузовика прикладом своей винтовки, давая сигнал трем заключенным двигаться к дальней стороне их камеры на колесах. Джош, Робин и брат Тимоти знали этот звук очень хорошо. Робин держался очень стойко, отказываясь есть овсяную кашу на воде уже четыре дня — до тех пор пока Джош не скрутил его и не накормил насильно, и впоследствии, когда Робин попытался бороться, Джош сбил его с ног и сказал, что он будет жить, нравится ему это или нет.

— Зачем? — спросил Робин, жаждя борьбы, но слишком больной от заботы черного гиганта. — Они же в любом случае собираются убить нас.

— А я вовсе не спешу попасть на виселицу, не зависимо от того, жив ли ты или нет, ссыкун! — сказал ему Джош, пытаясь разозлить мальчишку, чтобы сохранить его живым. — Если бы ты был мужчиной, ты бы защитил Свон! Но они не собираются убивать нас сегодня. Иначе они не тратили бы продукты. А как насчет Свон! Ты просто собираешься махнуть рукой и бросить ее волкам?

— Слушай, да ты дурак набитый! Она возможно уже мертва, и Сестра тоже!

— Никоим образом. Они держат Свон и Сестру живыми — и нас, тоже. Так что теперь ты будешь есть или, клянусь Богом, я запихну твое лицо в эту чашу и заставлю тебя высосать это своими ноздрями! Понял?

— Здоровяк, — усмехнулся Робин, отползая в свой привычный угол и обертывая грязное изношенное полотенце вокруг себя. Но с этого дня он ел все без колебания.

В металлической задней двери грузовика были пробиты тридцать семь маленьких круглых отверстий — и Джош и Робин считали и пересчитывали их помногу раз. Они придумали умственную игру соединять точки одну с другой, которые впускали тусклый серый свет и воздух. Они также были полезными смотровыми отверстиями, через которые можно было видеть, что происходит в лагере, и местность, по которой они ехали. Но сейчас дверь была не заперта и скользила вверх на своих шарнирах. Охранник с винтовкой, которого Робин почти что нежно называл «сержант Сраные Кальсоны», рявкнул:

— С ведрами наружу.

Еще два охранника стояли рядом с ружьями нацеленными и наизготове, пока сначала Джош, затем Робин и брат Тимоти выносили свои ведра с отбросами.

— Выходите! — приказал сержант Сраные Кальсоны. — Гуськом! Двигайтесь!

Джош смотрел искоса в туманном свете утра. Лагерь пришел в движение, готовясь к новому походу; палатки были упакованы, транспорт проверен и заправлен бензином из бочек на грузовиках. Джош заметил, что число бочек с бензином быстро уменьшается, и Армия Совершенных Воинов оставляет позади много покинутых грузовиков. Он осмотрел вокруг землю, пока шел около десяти ярдов от грузовика, чтобы вылить содержимое ведра в овраг. Густая чаща и безлиственные леса росли на дальней стороне оврага и вдалеке, на расстоянии были покрыты снегом, с тяжелыми хребтами горы. Шоссе, по которому они ехали, вело к этим горам, но Джош точно не знал, где они были. Время смешалось и перепуталось; он думал, что прошло две недели с тех пор как они покинули Мериз Рест, но даже в этом он не был уверен. Может быть, было больше, например три недели. Во всяком случае, к этому времени они оставили Миссури далеко позади, рассчитал он. И Глорию и Аарона также. Когда солдаты пришли забирать его и Робина из «курятника», у Джоша было время только на то, чтобы притянуть Глорию к себе и сказать: — Я вернусь. — Ее глаза смотрели прямо сквозь него. — Слушай меня! — сказал он, тряся ее — и наконец она сосредоточила и сфокусировала свое внимание на красивом черном мужчине, который стоял перед ней. — Я вернусь. Ты только будь сильной, ты слышишь? И позаботься о мальчике так хорошо, как только можешь.

— Ты не вернешься. Нет. Ты не вернешься.

— Я вернусь! Я еще не видел тебя в этом блестящем платье. Это стоит того, чтобы вернуться назад, верно?

Глория нежно дотронулась до его лица, и Джош увидел, что она хочет верить, хотя знает, что это безнадежно. А затем один из солдат толкнул прикладом винтовки его в поврежденные ребра, и Джош почти скрючился от сильной боли — но пересилил себя и остался стоять, и вышел из «курятника» с достоинством.

Когда грузовики, бронированные машины и трейлеры Армии Совершенных Воинов наконец покатили из Мериз Рест, около сорока человек следовали за ними пешком некоторое время, выкрикивая имя Свон, плача и причитая. Солдаты использовали их как тренировочные мишени, пока последние пятнадцать или около того не повернули назад.

— С ведрами обратно! — загремел сержант Сраные Кальсоны после того, как Робин и брат Тимоти опорожнили свои. Трое заключенных поставили ведра обратно в грузовик, и сержант скомандовал: — Чаши готовь!

Они вынесли маленькие деревянные чаши, которые им дали, и примерно в это же время от полевой кухни прибыл железный котелок. Жидкий суп, сделанный из консервированной томатной пасты и подкрепленный крошечными кусочками солений, был перелит в чаши; еда была обычно точно такой же, доставлялась дважды в день, за исключением того, что иногда в супе были куски соленой свинины или в нем плавал жир.

— Чашки наружу!

Заключенные поставили свои оловянные чашки, в то время как другой солдат разливал воду из фляги. Жидкость была солоноватой и масляной — конечно, это была вода не из источника. Это была вода из растаявшего снега, потому что она оставляла пленку во рту, воспаляющую горло, и вызывала язвы на деснах Джоша. Он знал, что большие деревянные бочонки с родниковой водой находились на грузовиках с припасами, и он также знал, что ни один из них не получит оттуда ни капли.

— Назад! — приказал сержант Сраные Кальсоны, и когда заключенные выполнили приказание, металлическую дверь потянули вниз и закрыли на засов, и время кормления было закончено.

Внутри грузовика каждый нашел себе свое собственное место для еды — Робин в одном углу, брат Тимоти — в другом, а Джош — центре. Когда Джош закончил, он натянул свое изношенное полотенце вокруг плеч, потому что необитые металлические внутренности грузовика, предназначавшиеся для груза, всегда оставались холодными; затем он растянулся, чтобы лечь спать опять. Робин встал, шагая взад и вперед, пытаясь растратить нервную энергию.

— Лучше сохраняй свои силы, — сказал Джош, охрипший от загрязненной воды.

— Зачем? Ах, да, я полагаю, мы собираемся сегодня поднять восстание, а? Конечно! Я действительно лучше буду сохранять силы! — Он чувствовал себя медлительным и слабым, голова так болела, что он едва мог думать. Он знал, что это была реакция на воду после того, как его организм привык к родниковой воде Мериз Рест. Но все, что он мог сделать, чтобы не сойти с ума — это ходить по кругу.

— Забудь о том, чтобы пытаться бежать, — сказал ему Джош, примерно в пятнадцатый раз. — Я должен оставаться рядом со Свон.

— Мы не видели ее с тех пор, как они бросили нас сюда! Человек, мы ничего не слышали о том, что эти ублюдки сделали с ней! Я говорю, мы должны выбраться, а затем мы сможем помочь Свон бежать!

— Это большой лагерь. Если даже мы сможем выбраться, что мы вряд ли сможем сделать, то я не уверен, что найдем ее. Нет, лучшее — это остаться здесь, лежать тихо и посмотреть, что они планируют для нас.

— Лежать тихо? — Робин недоверчиво рассмеялся. — Если мы еще сколько-нибудь полежим тихо, то будем скоро валяться в грязи! Я знаю, что они планируют! Они собираются держать нас здесь пока мы сгнием, или застрелят нас где-нибудь на краю дороги! — Пульс в его висках бился неистово, и ему пришлось опуститься на колени и сжать виски ладонями, пока боль не прошла. — Мы мертвы, — заскрежетал он наконец. — Только мы еще не знаем это.

Брат Тимоти доел содержимое своей посудины. Он вылизал остатки еды со стенок, и теперь у него остался только пятнистый темный хлеб. Его кожа была такой же белой, как белая полоска, которая отмечала его жирные черные волосы.

— Я видел ее, — сказал он прозаично — первые слова, которые он произнес за эти три дня. И Джош и Робин промолчали от удивления. Брат Тимоти поднял свою голову; одно стекло у него в очках треснуло, и изоляционная лента удерживала стекла вместе на его переносице. — Свон, — сказал он. — Я видел ее.

Джош сел. — Где? Где ты видел ее?

— Не здесь. Они ходили вокруг одного из трейлеров. Эта другая женщина — Сестра — тоже была там. Охранники были прямо за ними. Я полагаю, их выводили на прогулку. — Он поднял оловянную чашку и стал пить маленькими глотками воду так, как если бы это была драгоценная жидкость. — Я видел их…

Позавчера, я думаю. Да. Позавчера. Когда выходил читать карты.

Джош и Робин задвигались вокруг, глядя на него с новым интересом. Позже солдаты пришли за братом Тимоти и взяли его в штабной пункт полковника Маклина, где были прикреплены к стене старые карты Кентукки и Западной Виржинии. Брат Тимоти отвечал на вопросы Капитана Кронингера, Маклина и человека, который называл себя Другом; он показал им на карте лыжный курорт на горе Ворвик, выше, в округе Покахонтас, сразу к западу от Виржинии и темных скал Аллегениса. Но это было не то место, где он нашел Бога, сказал он им; лыжный курорт лежал в предгорьях на восточной стороне горы Ворвик, а Бог жил на вершинах на противоположной стороне, по дороге наверх, где были угольные шахты.

Самое главное, что Джош смог определить из бессвязного, часто непоследовательного рассказа брата Тимоти, было то, что он был в вагоне то ли со своей семьей, то ли с другой группой оставшихся в живых, направляющемся на запад откуда-то из Виржинии. Кто-то был за ними; брат Тимоти сказал, что их преследователи ехали на мотоциклах и гнались за ними пятьдесят миль. Вагон то ли сошел с рельсов, то ли у него сломалась ось, но они проделали пешком путь до закрытого отеля «Гора Ворвик» — и там мотоциклисты поймали их в ловушку, атаковав с мачете, мясницкими ножами и топориками для мяса.

Брат Тимоти задумался, он вспомнил себя лежащим в сугробе на животе. Кровь была у него лице и он услышал тонкое мучительное вскрикивание. Скоро вскрикивание прекратилось, и начал виться дым из каменной трубы отеля. Он побежал. Потом он продолжал идти через страну, через леса, и нашел пещеру, достаточно большую, чтобы спрятать свое тело во время длинной, ледяной ночи.

А на следующий день он пришел к Богу, который укрывал его до тех пор, пока мотоциклисты перестали искать его и уехали.

— Хорошо, а что ты знаешь о ней? — подсказал раздраженно Робин. — Она в порядке?

— Кто?

— Свон! Она в порядке?

— О, да. Она, как мне показалось, чувствует себя прекрасно. Немного худая, может быть, а в остальном все в порядке. — Он сделал маленький глоток воды и погонял его по рту языком — Это слово, которому Бог научил меня.

— Смотри, ты, сумасшедший дурак! — Робин схватил воротник его грязного пальто.

— В какой части лагеря ты видел ее?

— Я знаю, где они держат ее. В трейлере Шейлы Фонтаны, выше в районе ДР. — ДР? Что это? — спросил Джош.

— Дармовая развлекалка, я думаю. Где живут шлюхи.

Джош постарался отбросить первую мысль, которая пришла ему в голову: они используют Свон как проститутку. Но нет, нет, они не станут делать этого. Маклин хотел использовать силу Свон чтобы выращивать урожай для своей армии, и он не станет рисковать и причинять ей вред, заразив какой-нибудь венерической болезнью. И Джош пожалел дурака, который попытается изнасиловать Сестру.

— Я не…

Думаю… — подал голос Робин. Он чувствовал, что задыхается, что у него нет сил, словно его ударили в живот. Но если он заметит хоть какой-нибудь признак того, что Джош полагает, будто это может быть правдой, то, он знал, Робин моментально потеряет рассудок.

— Нет, — сказал ему Джош. — Не для этого она здесь.

Робин поверил этому. Или хотел верить, очень сильно хотел. Он отпустил пальто брата Тимоти и медленно отполз, прижавшись спиной к металлической стене и подтянув колени к груди.

— Кто это — Шейла Фонтана? — спросил Джош. — Проститутка?

Брат Тимоти кивнул и снова начал медленно пить маленькими глотками свою воду. — Она присматривает за ними по приказу полковника Маклина.

Джош осмотрел их временную тюрьму и почувствовал, что стены давят на него. Ему надоел холодный металл, надоел запах, надоели эти тридцать семь дырок в двери. — Проклятье! Неужели нет какой-нибудь лазейки, чтобы выбраться отсюда?

— Да, — ответил брат Тимоти.

Это междометие привлекло снова внимание Робина и вернуло его в реальность из воспоминаний о пробуждении Свон от поцелуя.

Брат Тимоти поднял свою оловянную чашку. Он протянул палец вдоль маленького и острого края на месте отбитой ручки. — Это путь отсюда, — сказал он мягко. — Вы можете использовать это на своем горле, если захотите. — Он выпил остаток воды и предложил чашку Джошу.

— Нет, спасибо. Но не позволяйте мне останавливать вас.

Брат Тимоти слабо улыбнулся. Он отставил чашку. — Я воспользуюсь этим, если у меня не останется совсем никакой надежды. Но у меня она есть.

— Как насчет того, чтобы поделиться вашей радостью? — сказал Робин.

— Я веду их к Богу.

Робин нахмурился. — Извините, если я не подпрыгнул прямо вверх и не затанцевал.

— Вы бы сделали это, если бы узнали, что на самом деле я делаю.

— Мы слушаем, — подсказал Джош.

Брат Тимоти молчал.

Джош решил уже было, что он не собирается отвечать, и тогда мужчина прислонился спиной к стене и тихо рассказал, что молитва последнего часа призовет Когти Небес на головы злых. В последний час все зло будет уничтожено, и мир снова будет чисто вымыт.

— Бог сказал мне…

Он будет ждать на горе Ворвик.

— Ждать? Но зачем? — спросил Робин.

— Чтобы посмотреть, кто победит, — объяснил брат Тимоти. — Добро или зло. И когда я приведу Армию Совершенных Воинов полковника Маклина на гору Ворвик, Бог сам увидит, кто победители. Но он не позволит злу победить. О, нет. — Он покачал головой, его глаза стали мечтательными и блаженными. — Он увидит, что это последний час, и он помолится машине, которая вызывает вниз Когти Небес. — Он посмотрел на Джоша. — Вы понимаете?

— Нет. Какая машина.

— Машина, которая говорит и думает час за часом, день за днем. Вы никогда не видели такую машину как эта. Армия Бога построила ее давно. И Бог знает, как пользоваться ею. Подождите, и вы увидите.

— Бог в действительности не живет на вершине горы! — сказал Робин. — Если там есть кто-нибудь наверху, это просто сумасшедший человек, который думает, что он Бог!

Голова брата Тимоти медленно повернулась к Робину. Его лицо было непроницаемым, глаза — затянутыми пеленой. — Вы увидите. В последний час вы увидите. Потому что мир будет смыт начисто снова, и все, что есть, — этого больше не будет. Последнее из Хорошего должно умереть вместе со Злым. Должно умереть, чтобы мир мог возродиться. Ты должен умереть. И ты. — Он посмотрел на Джоша. — И я. И даже Свон.

— Конечно! — иронически сказал Робин, но от искренности человека мурашки побежали у него по телу. — Я не хотел бы быть в вашей шкуре, когда старый полковник Мак обнаружит, что вы водите его за нос.

— Скоро, молодой человек, — сказал ему брат Тимоти. — Очень скоро. Мы на шестидесятом шоссе сейчас, а вчера прошли через Чарльстон. Там не много сохранилось, только сожженные и пустые дома, солоноватая загрязненная река и может быть сотни две людей, живущих в лачугах из дерева и глины. Армия Совершенных Воинов быстро отобрала у них все их ружья, боеприпасы и одежду и скудные запасы продуктов. Армия совершила налеты и разрушила пять поселений после того как оставила Мериз Рест; ни одно из них не оказало даже малейшего сопротивления. Мы будем продолжать двигаться по этому шоссе до пересечения с шоссе номер 219, — продолжил брат Тимоти. — А затем повернем на север. Там будет город-призрак, который называется Слейтифок, в сорока или пятидесяти милях. Я прятался там некоторое время после того как покинул Бога. Я надеялся, что он позовет меня назад, но он не сделал этого. Дорога идет на восток от этого города, вверх по склону горы Ворвик. И там мы найдем Бога, ожидающего нас. — Его глаза блестели. — О, да! Я знаю дорогу очень хорошо, потому что я всегда надеялся вернуться к нему. Мой совет вам обоим — подготовьтесь к последнему часу и молитесь за свои души.

Он отполз в свой угол, и долгое время после этого Джош и Робин слышали, как он бормочет и молится высоким, поющим голосом.

Робин покачал головой и лег на бок, чтобы подумать.

Брат Тимоти поставил свою оловянную чашку позади себя. Джош поднял ее и, сев, задумался на мгновение. Он провел своим пальцем вдоль острого края ручки и получил замечательную кровоточащую линию.


ГЛАВА 87 МАГИЧЕСКАЯ СИЛА | Лебединая песнь. Последняя война | ГЛАВА 89 САМАЯ ВЕЛИКАЯ СИЛА