home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



ГЛАВА 92

МАШИНА

Сразу после пощечины Друг вцепился рукой в воротник человека, подтаскивая его ближе. «Бог» носил грязные лохмотья синей клетчатой рубашки и брюки цвета хаки под пальто. На его ногах были кожаные мокасины и изумрудно-зеленые носки. Сестра поняла, что такой неопрятный, с дикими глазами человек мог бы превосходно вписаться в уличную толпу Манхеттена до семнадцатого июля.

— Я мог бы сделать тебе очень плохо, — прошептал Друг. — О, ты даже не знаешь, как плохо я мог бы тебе сделать…

Мужчина собрал слюну и плюнул в восковое лицо Друга.

Друг отшвырнул его на землю и ударил по ребрам.

Мужчина скорчился, пытаясь защитить себя, но Друг продолжил в бешенстве бить его. Он вцепился «Богу» в волосы и двинул кулаком в его лицо, сломав нос и разбив ему нижнюю губу; потом он опять поднял «Бога» вверх и держал так, чтобы остальные могли его видеть.

— Посмотрите на него! — орал Друг. — Вот вам Бог! Он сумасшедший старик, у которого дерьмо вместо мозгов! Я приказываю, смотрите на него!

Он схватил мужчину за бороду и повернул его окровавленное лицо к Свон и Сестре.

— Он — ничто!

И, еще раз ударив его, Друг погрузил свой кулак глубоко ему в живот, но держал его прямо, даже когда колени у того подогнулись. Друг снова начал избивать его — но спокойный, ясный голос сказал:

— Оставь его в покое.

Друг заколебался. Свон стояла во втором «Джипе», дождь стекал по ее лицу и волосам. Она не могла видеть, как избивают старика, и не могла сидеть молча.

— Дай ему уйти, — сказала она.

И человек с алым глазом скептически улыбнулся.

— Ты меня слышал. Убери свои руки от него.

— Я сделаю так, как пожелаю! — проревел он и положил свои пальцы на щеку мужчины.

Его ногти начали разрывать кожу.

— Я убью его, если захочу!

— Нет! — запротестовал Роланд. — Не убивай его! Я имею в виду… Мы должны найти черный ящик и серебряный ключ! Вот для чего мы сюда приехали! Ты сможешь убить его потом!

— А ты не советуй мне, что делать! — заорал Друг. — Это моя вечеринка!

Он бросил вызывающий взгляд на полковника Маклина, который не делал ничего кроме того, что сидел и невидяще смотрел вперед. Потом взгляд Друга встретил глаза Свон, и их взгляды сплелись.

За секунду он успел в безмолвной схватке увидеть себя ее недрогнувшими глазами: уродливое, ненавистное созданье, маленькое лицо спрятано за огромной маской дня всех святых, как рак под марлей. Она меня знает, подумал он, и осознание этого факта заставило его испугаться, совсем как он тогда испугался стеклянного кольца, когда оно почернело в его руке.

И еще что поразило его, так это воспоминание о предложенном яблоке и его желание принять его. Слишком поздно! Слишком поздно! Он увидел, только за одно мгновение, кем и чем он был, и в этом коротком отрезке времени, когда он познавал себя, также и в том пути, который он проделал задолго до этого. Чувство отвращения к самому себе раскручивалось внутри него, и внезапно он испугался, что собирается увидеть и понять слишком много, и это приведет к тому, что он начнет расползаться, как старый костюм, и его унесет ветер.

— Не смотри на меня! — застонал он.

Его голос пронзительно визжал, и он поднял одну руку, чтобы заслонить свое лицо от нее. Прикрытые рукой, его черты вспенились, как грязная вода, побеспокоенная камнем. Он все еще чувствовал ее, вытягивающую из него силу, как солнечный свет вытягивает влагу из гнилого бревна. Он швырнул «Бога» на землю, отвернулся прочь, чтобы не показывать всем свое лицо…

К нему возвращалась вся правда: не он заставлял ненавидеть — она! Она была врагом и разрушителем всего созданного, потому что она…

Слишком поздно! Слишком поздно! — думал он, отступаясь.

Потому что она хотела продлить страдания и несчастья человечества. Она хотела дать им фальшивую надежду и следила за ними, когда надежда разрушалась. Она была…

Слишком поздно. Слишком поздно!

Она была худшим проявлением зла, потому что она прятала за добротой жестокость и любила ненавидя, и слишком поздно, слишком поздно, слишком поздно, прошептал он, и у него опустились руки.

Он прекратил отступать и тогда понял, что Свон вышла из «Джипа» и стояла над седобородым пожилым человеком. Остальные наблюдали, и он поймал усмешку на скалящемся лице Маклина.

— Вставай, — сказала Свон старику.

Ее спина была прямой, осанка гордой, но внутри нервы были напряжены до предела.

Бог» взглянул на нее, вытер под носом кровь и со страхом посмотрел на мужчину, ударившего его.

— Все в порядке, — сказала Свон и подала ему руку.

— Она все еще девчонка! понял вдруг Друг. Она даже не стоит того, чтобы быть изнасилованной. Она бы хотела, чтобы я сделал это, она была бы не против, чтобы я воткнул это и измолотил ее ляжки…

Бог» неуверенно, покачиваясь, встал, а потом вложил свою руку в руку Свон.

Я изнасилую ее, решил Друг. Я покажу ей, что это в моих силах. Я покажу ей это прямо сейчас.

Он двинулся к ней как некий джагернаут. И каждый шаг делал выпуклость на его промежности все больше. Он смотрел на нее злобно, она знала это выражение лица и знала, что стоит за этим и ждала его, не двигаясь.

Издали донеслось гулкое эхо от взрыва.

— Что это было? — вскрикнул он всем и никому. — Что это?

— Это откуда-то с дороги, — сказал один из солдат.

— Ну, так не рассиживайтесь здесь. Оторвите свои задницы и выясните, что это было! Все, быстро.

Три солдата вылезли из «Джипов» и побежали через территорию парковочной площадки. Они исчезли за поворотом в лесу, держа оружие наготове. Но оружие Друга уже опустилось. Он не мог смотреть на эту сучку, не думая яблоке, и он знал, что она зародила зло, разрушающее его душу.

Но это была все еще его вечеринка, теперь уже ничего не изменится, и он сможет изнасиловать ее и раскроить череп и в восемьдесят лет, когда ее пальцы превратятся в кости. Но не сегодня, не сегодня.

Он направил автомат на Сестру.

— Выходи. Стань там рядом с этой маленькой сучкой.

Свон выдохнула. И хотя его внимание было направлено на другие вещи, но он был все еще опасен как бешеная собака в мясной лавке. Она помогла старику подняться на ноги. Он шатался, все еще не придя в себя от удара по носу и разглядывая уродливые лица Маклина и Роланда.

— Это последний час, да? — спросил он Свон. — Зло победило. Настало время последней молитвы, да?

Она не смогла ответить. Он дотронулся до ее щеки ободранными пальцами.

— Дитя, как тебя зовут?

— Свон.

Он повторил его.

— Слишком молода, — сказал он печально. — Слишком молода, чтобы умирать. Роланд вышел из «Джипа», но Маклин остался на месте, он ссутулился, когда Друг стал снова все контролировать.

— Кто вы? — спросил Роланд старика. — Что вы здесь делаете?

— Я Бог. Я спустился на землю с небес. Мы сели на воду. Другой жил недолго, я не смог исцелить его. Затем я нашел дорогу сюда, я знаю эти места.

— Что у вас за источник сил?

Бог» вытянул палец и указал на землю у своих ног.

— Под землей? — спросил Роланд. — Где? В угольной шахте?

Бог» не ответил, вместо этого поднял лицо к небу и позволил дождю омывать его.

Роланд вынул пистолет из кобуры на поясе, взвел курок и поднес его к голове мужчины.

— Ты должен отвечать, когда я спрашиваю, старый козел! Откуда эта сила?

Безумные глаза мужчины встретились с глазами Роланда.

— Хорошо, — сказал он, и кивнул. — Ладно, я покажу вам, если вы хотите видеть.

— Хотим.

— Извини, дитя мое, — сказал он Свон. — Зло победило, настало время последней молитвы. Ты понимаешь что я имею в виду, не так ли?

— Зло не победило. Не все такие, как они.

— Это последний час, дитя мое. Я спустился с Небес на огненном вихре. Я знаю, что должно произойти, но я жду. Раньше я не мог заставить себя произнести последнюю молитву. Теперь я могу, потому что мир должен быть очищен.

Он обратился ко всем.

— Следуйте за мной.

И пошел по направлению к большому зданию с металлической крышей.

— Полковник? — напомнил Друг. — Мы ждем вас.

— Я останусь здесь.

— Вы пойдете с нами.

Он взмахнул стволом автомата перед его лицом.

— Роланд, забери пистолет у полковника, пожалуйста.

— Да, сэр, — тут же ответил Роланд, и приблизился к Маклину.

Он протянул руку к оружию. Полковник Маклин не шелохнулся. Дождь усилился, молотя по «Джипам» и стекая на лицо Маклина.

— Роланд, — сказал Маклин странно возвышенным голосом. — Мы вместе создали Армию Совершенных Воинов. Мы оба. Мы оба разрабатывали планы для Новой Америки, нет…

Нет ничего важнее этого. — Он показал на Друга правой рукой с торчащими гвоздями. — Он хочет все разрушить. Он не заботится об Армии Совершенных Воинов или о Новой Америке, или о том, чтобы накормить войска. Он не заботится о девушке, все что он хочет сделать — отправить ее в тюрьму, прочь со своей дороги. Его не волнуешь и ты. Роланд… Пожалуйста, не ходите с ним. Не делайте то, что он велит.

Он потянулся дотронуться до Роланда, но тот отступил.

— Роланд… Я боюсь, — прошептал Маклин.

— Дайте мне ваше оружие.

В тот момент он презирал этого раболепствующего пса, сидевшего перед ним. Он видел эту слабость и прежде, когда Маклин был в бреду после ампутации руки, но сейчас Роланд знал, что слабость проникла глубоко в его душу. Маклин никогда не был Королем, только трусливой шкурой под маской воина. Роланд прижал на ствол своего оружия к голове полковника.

— Дайте мне ваше оружие, — повторил он.

— Пожалуйста, подумай, что мы пережили…

Ты и я, вместе.

— Теперь у меня новый Король, — сказал Роланд решительно.

Он взглянул на Друга.

— Убить его?

— Как захочешь.

Роланд прижался к спусковому крючку.

Маклин почувствовал — смерть была рядом. Его собственная репутация заставляла его действовать. Его спина напряглась, он сел так, словно проглотил аршин.

— Ты думаешь, что ты кто-то? — спросил он страстно. — Ты ничто. Я боролся за свою жизнь во вьетнамском лагере военнопленных, когда ты мочил пеленки. Я полковник Джеймс Б. Маклин, военно-воздушные силы Соединенных Штатов. Я боролся за свою жизнь и за страну, мальчик. А теперь ты держишь свое сраное оружие у моей головы.

Роланд дрогнул.

— Вы слышали, что я сказал, мистер. Если вам нужно мое оружие, попросите его так, как я заслуживаю.

Каждый нерв в его теле напрягся, он ждал, что оружие уберут, но Роланд, не двигался. Друг тихо засмеялся, «Бог» ждал их в десяти ярдах от Свон и Сестры.

Роланд медленно убрал оружие.

— Дайте…

Мне ваше оружие…

Сэр, — сказал он.

Маклин вынул его из кобуры и швырнув на землю, встал и вышел из «Джипа» не торопясь, с достоинством.

— Пошли, ребятишки, — сказал Друг.

Он двинулся к Свон и Сестре с автоматом, и они пошли за «Богом» к зданию с металлической крышей. Внутри оказалось, что это было не больше, чем большой сарай, защищавший вход в угольные шахты горы Ворвик. Пол был завален грязью, а несколько голых лампочек, повешенных на потолке, придавали ему желтоватый оттенок. Свернутый кабель и проволока валялись вокруг как старые куски металла. Кучи гниющего леса и другие остатки негодной древесины, что доказывало, что угольный бизнес на горе Ворвик процветал. Стальной лестничный марш выходил к серии темных коридоров; в дальнем конце здания, где оно прилегало к горе Ворвик, чернел квадратный вход в шахту.

Бог» провел их по лестницам и через чердаки к стволу шахты. Несколько лампочек освещали тускло желтым светом внутренность шахты, которая уходила круто вниз.

Для облегчения спуска внутри шахты была большая клеть из проволоки шести футов в высоту и четырех в ширину, ее колесики напоминали колеса железнодорожного транспорта. Внутри были прикручены скамейки с ремнями безопасности, чтобы удерживать людей на месте во время движения.

Бог» открыл клеть и подождал всех, чтобы зайти туда.

— Я не войду в эту чертову штуковину, — уперлась Сестра.

— Куда вы тащите нас?

— Туда вниз.

Бог» показал внутрь шахты, тусклый свет отразился от чего-то металлического на рукаве его рубашки в синюю клетку. Сестра поняла — старик носил запонки. Он взглянул на Друга.

— Вы не хотите туда идти?

— Что там? — спросил Роланд с напускной суровостью.

— Источник силы, который вы ищете. И другие вещи, которые, быть может, вас заинтересуют. Так вы идете или нет?

— Ты пойдешь первым, — велел ему Друг.

— Хорошо.

Бог» повернулся к покачивающейся стенке, на которой была панель с двумя кнопками: красной и зеленой. Он нажал зеленую кнопку, и звук жужжания двигателя распространился по шахте. Он залез в клеть, сел на скамейку и пристегнулся.

— Все на борт, — бодро сказал он. — Мы начнем двигаться через десять секунд.

Друг зашел последним. Он сел в углу клети, отвернулся от Свон. Машина работала с нарастающим гулом, затем последовало четыре щелчка, когда сцепились тормоза на каждом колесике. Клеть начала спускаться вниз, скорость ограничивалась стальным кабелем, который был туго натянут и раскручивался позади нее.

— Мы опустились больше чем на триста футов, — пояснил «Бог». — Лет тридцать назад это была рабочая шахта. Затем ее купило правительство Соединенных Штатов. Конечно же, горная порода укреплена бетоном и сталью.

Он указал рукой на стены и крышу, Сестра увидела как снова блеснули запонки. Только сейчас она убедилась в том, что они выглядели очень знакомо и поняла, что было написано на них.

— Вы будете изумлены, узнав, что могут сотворить инженеры, — продолжал он. — Они поместили внутрь вентиляционные отверстия и воздушные насосы, даже лампочки должны были светить семь или восемь лет. Но они начали сгорать уже сейчас. Некоторые из этих людей, закладывавших шахту, работали в Диснейленде.

Сестра поймала его за манжет и рассмотрела повнимательней запонку. На ней была хорошо знакомая золотисто-бело-голубая эмблема с полированной надписью: «Печать Президента Соединенных Штатов Америки».

Ее пальцы онемели, она отпустила руку. Он безразлично посмотрел на нее. — Что там…

Внизу? — спросила она.

— Когти, — сказал он. — Когти Небес.

Они проехали длинный отрезок, где лампочки не горели, когда они приблизились снова к свету, глаза Президента загорелись странным блеском. Он смотрел сквозь клеть на Друга.

Вы хотите увидеть источник силы? — спросил он шепотом. — Вы увидите. Да, я обещаю — увидите.

В следующую минуту тормоза снова сцепились и весь спуск наполнился их визгом, так как движение клети начало замедляться. Клеть ударилась о толстый резиновый барьерчик и остановилась. Президент отстегнул ремень, открыл дверцу и вышел.

— Сюда, — сказал он, махнув рукой как одержимый экскурсовод.

Роланд подтолкнул Свон вперед перед собой, они вошли в коридор, который вел направо. Лампочки прерывисто мерцали наверху, внезапно коридор закончился у стены с круглым камнем.

— Это перегорожено! — сказал Роланд. — Здесь тупик!

Друг покачал головой. Он уже увидел маленькую черную коробку, заделанную в породу, напоминающую сундук.

Верхняя половина черного ящика напоминала чем-то экран дисплея, в то время как нижняя была клавиатурой.

Президент потянулся к горлу своей здоровой рукой и вытащил из-под пальто плетеную кожаную ленточку, висевшую у него вокруг шеи. На ней было несколько ключей. Президент выбрал один из них — серебряный, маленький.

Он поцеловал его и начал вставлять в замок черного ящика.

— Постойте, — велел Друг. — Что делает эта вещь?

— Она открывает дверь, — ответил мужчина.

Он окончательно вставил ключ в замок и повернул его налево. Мгновенно на экране появилась бледно-зеленая надпись: «Здравствуйте! Введите в течение пяти секунд код».

Свон и Сестра наблюдали, как Президент набивает на клавиатуре три буквы: «АОК».

Код принят» — засветилось на экране. — «Приятного дня!»

Защелкали электропереключатели, затем последовали приглушенные звуки открывающихся в быстрой последовательности замков.

Фальшивая стена из камня с треском открылась, словно дверь в огромный склеп, шумя гидравлическими петлями. Президент раскрыл ее пошире, чтобы впустить всех, и над ними засиял белый яркий свет.

Роланд хотел вынуть серебряный ключик, но старик сказал:

— Нет. Оставьте его. Если его вынуть, пока дверь открыта, то пол окажется под напряжением.

Пальцы Роланда остановились в дюйме от ключа.

— Вы пойдете первым.

Друг подтолкнул мужчину в открытую дверь. Потом он подтолкнул Сестру и Свон, за ними последовал Маклин, Роланд и мужчина с алым глазом.

Они все зажмурились на ярком свету в белостенном зале, где стояло шесть больших компьютеров, их информационные ленты медленно крутились за окошками с затемненными стеклами.

Пол был покрыт черной резиной, тихо гудела система очистки воздуха, подающая воздух через маленькие металлические решетки в стенах. В центре комнаты стоял другой маленький ящик с клавиатурой размером примерно с телефон. Ящик стоял на столе с резиновым покрытием и был связан кабелем с компьютером.

Роланд обалдел от вида машин. Это было так давно, когда он последний раз видел компьютеры, он уже забыл как они замечательно выглядят; окружающие его ящики были вершиной компьютерной техники, пульсирующее вещество компьютерного мозга похлюпывало под гладким пластиковым и металлическим покрытием. Он почти что чувствовал его дыхание.

— Добро пожаловать ко мне домой, — сказал Президент и подошел к металлической панели на стене.

На ней была маленькая металлическая пластина, которую можно было поднять, поддев ее пальцем, а под ней красная пластиковая надпись «ОПАСНОСТЬ». Он ткнул пальцем в паз пластинки и дернул ее вверх.

Дверь с грохотом захлопнулась, в тот же момент сработали электронные замки.

Свон и Сестра повернулись к нему лицом, Друг держал палец на спусковом крючке автомата. Маклин встал, уставившись на старика.

— Итак, мы здесь, — сказал Президент. — Мы наконец здесь.

Он отошел от панели, удовлетворенно кивнув головой.

— Откройте эту дверь, — потребовал Маклин, его трясло.

Стены перед ним были сомкнуты, но это место было таким же огромным, как Земляной Дом.

— Я не люблю быть запертым. Откройте эту чертову дверь.

— Она заперта, — ответил старик.

— Откройте ее, — завопил Маклин.

— Пожалуйста, откройте, — попросила Свон. Президент покачал седоволосой головой.

— Сожалею, дитя мое. Однажды вы закрываете эту дверь, и с тех пор она будет закрыта всегда. Я солгал насчет ключа. Я просто не хотел, чтобы его вынули. Понимаете, вы можете отпереть дверь изнутри только если у вас есть серебряный ключик. Но компьютеры заперли ее — назад пути нет.

— Но почему? — спросила Свон, ее глаза расширились. — Зачем вы нас заперли здесь?

— Мы останемся здесь, пока не умрем. Когти Небес разрушат все зло…

Все зло. Мир станет чистым, светлым и обновленным. Понимаешь?

Полковник Маклин набросился на прочные стальные двери и замолотил по ним руками что было мочи. Изоляционный материал поглотил весь шум словно губка.

Маклин не смог даже оставить вмятину в металле. У двери не было ручек, не было ничего, за что можно было бы взяться.

Он повернулся к старику и замахнулся на него смертельной правой рукой, чтобы убить его. Но прежде чем Маклин дотянулся до него, Друг остановил полковника коротким, точным ударом по горлу. Маклин задохнулся и опустился на колени, глаза его светились злобой.

— Нет, — сказал Друг ему, словно взрослый, наказывающий шалящего ребенка. Потом он пристально посмотрел на старика.

— Что это за место? Зачем здесь эти машины? Откуда приходит энергия?

— Они собирают информацию со спутников.

Президент указал в сторону компьютеров.

— Я знаю, как выглядит космическое пространство. Я смотрел на Землю оттуда. Я верил… Это было хорошее место.

Он прищурился, словно память вернула его в пылающий вихрь, снова возбудив как повторяющийся ночной кошмар.

— Я спустился на землю с Небес. Да. Я спустился. Я прибыл сюда, потому что я знал, что я близок к этим местам. Здесь было еще два человека, их нет теперь. У них была пища и вода, достаточно, чтобы продержаться четыре года. Я думаю…

Один из них умер. Я не знаю, что случилось с другим. Он наверное…

Ушел.

Он помолчал минуту, его сознание прояснилось. Он посмотрел на черный ящик, стоящий на покрытом резиной столе и с почтением подошел к нему.

— Это, — сказал он. — Вызовет Когти Небес.

— Когти Небес? Что это такое?

— КОГТИ, — сказал Президент так, будто остальным следовало это знать. — Космическая Орбитальная система Гарантированного Термоядерного Истребления. Смотрите и слушайте.

Он набрал на клавиатуре код: «АОК». Информационные ленты компьютеров закрутились быстрее. Роланд смотрел как зачарованный.

Женский голос, мягкий и чарующий, как бальзам на раны, проник через репродукторы в стенах:

— Здравствуйте, господин Президент. Жду ваших указаний.

Голос напомнил Сестре о гостиничном служащем в Нью-Йорке, который вежливо объяснял в морозную январскую ночь, что в женском пансионе комнат больше нет.

Президент напечатал: Вот Белладонна, владычица Скал, владычица обстоятельств.

— Вот человек с тремя опорами, вот Колесо, — ответил неживой голос компьютера.

— Ого, — выдохнул Роланд.

А вот одноглазый купец, эта карта — Пустая — то, что купец несет за спиной.

Президент напечатал: От меня это скрыто.

— Что вы делаете? — закричала Сестра почти в панике.

Свон схватила ее за руку.

Но я не вижу Повешенного, — напечатал Президент на черном ящике.

— Ваша смерть от воды, — ответил женский голос.

Последовала пауза, затем:

— Когти выпущены, сэр. Десять секунд для отмены.

Он нажал на клавиатуре три кнопки: «НЕТ».

— Начальная фаза процедуры уничтожения завершена. Процедура запуска активизируется.

Голос был прохладным, как память о лимонаде жарким августовским днем.

— Когти Небес будут через 13 минут 48 секунд.

Голос замолчал.

— Что случилось? — взволнованно спросил Друг. — Что вы делаете?

— Через 13 минут и 48 секунд, — сказал Президент. — Два спутника войдут в атмосферу в районе Северного Полюса и Антарктики. Эти спутники — ядерные платформы, которые несут на себе по тридцать двадцатипятимегатонных боеголовки на каждую ледовую шапку. — Он взглянул на Свон и отвернулся, потому что ее красота томила его. — Эти взрывы сдвинут земную ось и растопят лед. Мир станет очищенным, разве вы не понимаете? Небесное знамение смоет все зло и однажды все начнется сначала, все будет так же хорошо, как прежде.

Его лицо исказилось от боли.

— Мы проиграли войну, — сказал он. — Мы проиграли, и поэтому должны начать все сначала.

— А… Светопреставление, — прошептал Друг и усмехнулся.

Усмешка перешла в смех. А глазах появился ненормальный блеск.

— Машина судного дня, — закричал он. — О, да! Мир должен быть очищен. Все Зло надо уничтожить. Как и ее.

Он показал пальцем на Свон.

— Последнее Добро должно погибнуть со Злом, — ответил Президент. — Должно умереть, чтобы мир смог быть возрожден.

— Нет, нет… — просипел Маклин, хватаясь за кровоподтек на горле.

Друг засмеялся и направил свое внимание на Сестру, будто он действительно говорил со Свон.

— Я тебе обещал! — крикнул он. — Я тебе обещал. С тобой расправилась человеческая же рука.

Металлический женский голос произнес:

— Тринадцать минут до уничтожения.


ГЛАВА 91 ЦАРСТВО БОЖИЕ | Лебединая песнь. Последняя война | ГЛАВА 93 ПОГРЕБАЛЬНАЯ ПЕСНЯ СВОН