home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



ГЛАВА 94

МЕСТО ДЛЯ УСПОКОЕНИЯ

Друг улыбался. Все было отлично. Это оказалось веселым праздником, сейчас все закончится фейерверком. Но место, где можно будет увидеть это шоу — не здесь, а в подвале. Он увидел, что Сестра и маленькая сучка стоят на коленях, обнявшись, они знали — это почти конец. Было приятно это видеть, и здесь ему было уже нечего делать.

— Пятьдесят секунд, — продолжался отсчет времени.

Он пристально посмотрел на лицо Свон. Слишком поздно, подумал он и избавился от слабости. За стенами этого здания могли быть еще группы людей, уцелевшие поселения; этот «фейерверк» мог расколоть планету на маленькие кусочки, а мог заставить все медленно увядать и погибать. Он не вполне понимал, какой ужас — ядерное оружие, но к светопреставлению был готов.

В любом случае она будет здесь, а не на его пути. Терновый венок или корона, или что там еще было, было потеряно. Сестра дала ему возможность действовать, но теперь она стояла на коленях, сломленная.

— Свон, — позвал он. — Ты прощаешь меня?

Она еще не знала, что ответить ему, но когда открыла рот, он положил ей палец на губы и прошептал.

— Слишком поздно.

Его изрядно обуглившаяся одежда задымилась. Лицо начало сморщиваться.

— Сорок секунд, — произнес голос.

Пламя пожиравшее человека с алым глазом, было холодным. Сестра и Свон сжались от ужаса. Роланд трепетал, его зубы стучали, в глазах застыло изумление.

Фальшивое тело испепелилось, а под ним открылось то, что было за маской, но Свон в последнюю секунду отвела глаза, Сестра закричала и закрыло лицо руками.

Роланд видел своими глазами нечеловеческое лицо и мог свидетельствовать об этом.

Это была гноящаяся рана с глазами пресмыкающегося, бурлящая и умирающая масса, пульсирующая с неистовостью вулкана. Это было сводящее с ума зрелище конца света, пылающей, погибающей в хаосе вселенной, зияющие черные дыры и сожженные дотла цивилизации.

Роланд встал на колени у ног настоящего Короля. Он поднял руки к пламени и взмолился.

— Возьми меня с собой!

Какая-то сила заставила открыть рот это кошмарное чудовище, и оно жутким голосом ответило:

— Я всегда один.

Всепожирающий огонь перекинулся с формы и зашипел на голове Роланда, как разряды электричества. Он поднялся наверх к вентиляционному люку на стене и исчез в дыре за металлической решеткой, которая в тот же момент вспыхнула а потом покрылась грязным инеем. Пустая форма Армии Совершенных Воинов, до сих пор еще сохранявшая очертания человека, свалилась на пол, хрустя от холода в складках.

— Тридцать секунд, — чарующе пропел голос.

Сестра вдруг поняла, что ей надо делать. Она оправилась от шока и бросилась к

Роланду Кронингеру. Ее пальцы обхватили запястье Роланда. Он взглянул на нее совершенно ненормальными глазами. Она закричала:

— Свон! Останови машину!

Она дернула за ствол его оружия, но приклад ударил ее по лицу. Всем весом она повисла на стволе. Молодой рыцарь Дьявола-Короля ударил ее с безумием маньяка, протянул руки к горлу и начал душить.

Свон бросилась на помощь Сестре, Сестра выиграла драгоценные секунды и должна была сделать то, что могло остановить отсчет времени.

Она опустилась на пол и постаралась разорвать один из кабелей. Роланд отпустил горло Сестры и ударил ее кулаком. Ее зубы прикусили щеку, но она оттолкнула его и приперла локтем. Оружие выстрелило, пули попали в стену напротив. Они дрались за оружие, Сестра ударила локтем ему в грудь и наклонившись вперед, впилась зубами в запястье. Он взвыл от боли, его пальцы разомкнулись и оружие упало на пол. Сестра потянулась к нему, но рука Роланда схватила ее лицо и ногтями он начал давить ей на глаза.

Свон не могла взяться за конец кабеля, так как он был прибит к полу, а ее сил не хватало, чтобы оторвать его. Она бросила взгляд на черную клавиатуру на столе в центре комнаты и вспомнила, что сказал старик о кодовом слове. Даже если оно ушло вместе с ним. Она должна попробовать. Она отпрыгнула от борющихся людей и бросилась к клавиатуре.

— Двадцать секунд.

Роланд царапал лицо Сестры, но она откинула голову назад, ее пальцы схватили приклад оружия. Когда она подняла его, кулак опустился ей на шею, и она потеряла сознание.

Стараясь не терять сознание, Свон стояла над клавиатурой. Она набрала «СТОП».

Роланд освободился от Сестры, схватил автомат и выпустил очередь в сторону Свон, но она прыгнула на него, как дикая кошка, выкрутила ему руку и ударила по уродливому, кровоточащему лицу.

— Пятнадцать секунд, — продолжался отсчет.

КОНЕЦ» печатала Свон, полностью сосредоточившись на буквах.

Сестра размахнулась и опустила кулак на лицо Роланда. Одна из линз разбилась, и он взвыл от боли. Но затем он нанес ей удар в висок, оглушивший ее, и отшвырнул в сторону как мешок с соломой.

— Десять секунд.

— О Боже, помоги мне! — думала Свон.

Ее колотило как в лихорадке, зубы отбивали дробь. Она напечатала «ЗАКОНЧИТЬ».

— Девять.

У нее был всего лишь один шанс. Она не могла упустить его. Молитва для последнего часа, думала она. Молитва.

— Восемь.

Молитва.

Сестра снова схватила руку Роланда, боровшегося за оружие. Он резко дернулся, и она увидела его отвратительное оскалившееся лицо, когда он нажимал на спусковой крючок. Раз и еще раз.

Пули разбили ей ребра и вдребезги разнесли ключицу, как будто пинком ее отбросило на пол. Изо рта потекла кровь.

— Семь.

Свон слышала выстрелы, но кодовое слово не было разгадано, и она не позволила себе отвлечь внимание от клавиатуры. Чем заканчивается молитва? Чем же она заканчивается?

— Прочь отсюда! — заревел Роланд Кронингер, поднимаясь с пола, вытирая кровь, текущую изо рта и носа.

— Шесть.

Он бросился на Свон, нажимая на спусковой крючок, но чей-то удар снаружи в дверь остановил его, будто некий высший разум был по ту сторону стальной двери. Роланд на мгновение был сбит. Но этого оказалось достаточно.

Внезапно полковник Маклин встал и, собрав всю силу в последний раз, вонзил гвозди своей правой руки в голову Роланда Кронингера. Оружие выстрелило, но пули пронеслись в дюйме над головой Свон.

— Пять.

Гвозди вонзились глубоко в голову. Роланд опустился на колени, алая кровь брызнула на негнущиеся черные пальцы полковника Маклина. Роланд попытался снова поднять оружие, мотая головой из стороны в сторону, но тело полковника придавило его, и он трясясь лежал на полу. Маклин держал его почти в любовных объятиях.

— Четыре.

Свон уставилась на клавиатуру. Чем же заканчивается молитва? Она поняла. Ее пальцы забегали по клавиатуре. «АМИНЬ»

— Три.

Свон закрыла глаза и стала ждать конца. Ждала. И ждала.

Когда шелковистый голос проник через говорящее устройство, Свон чуть ли не выпрыгнула из кожи от изумления.

— Процесс уничтожения остановлен за две секунды до исполнения. Будут ли еще указания?

Ноги Свон ослабли. Она пошла прочь от клавиатуры и чуть не споткнулась о тела полковника Маклина и Роланда Кронингера.

Роланд сел. Кровь клокотала в его легких и стекала изо рта, он выпростал руку и обхватил щиколотку Свон. Она оттолкнула его, и он опять растянулся на полу. Хрипящие звуки прекратились.

Она посмотрела на Сестру.

Та лежала распластавшись на полу, в глазах стояли слезы, тоненькая струйка крови стекала по нижней губе на подбородок. Она положила руку на рану на животе и изобразила уставшую, слабую улыбку.

— Мы кому-то дали пинка под зад? — спросила Сестра.

Борясь с горечью отчаяния, Свон опустилась на колени подле Сестры. В дверь снова стали стучать.

— Лучше узнать, кто это, — сказала Сестра. — Похоже, они не собираются уходить.

Свон подошла к двери и приложила ухо к щели между дверью и камнем. Сначала она ничего не слышала, затем послышался глухой, отдаленный голос.

— Свон! Сестра! Вы здесь?

Это был голос Джоша, он, вероятно, кричал во всю силу своих легких, но она едва слышала его.

— Да, — закричала она. — Мы здесь!

— Ш-ш-ш, — сказал Джош Робину. — Мне кажется, я что-то слышу.

Он продолжал кричать.

— Вы пустите нас туда?

Они оба видели черный ящик с серебряным ключиком в замке. Повернув его влево, Робин увидел требование кодового слова, которое погасло через пять секунд.

Потребовалась минута, чтобы Джош понял, что пыталась сказать ему Свон. Он повернул ключ влево, в ответ на требование набрал на клавиатуре «АОК».

Дверь распахнулась, Робин вошел первым.

Он увидел Свон, стоявшую перед ним, как чудо.

Он крепко обнял ее и сказал сам себе, что пока он будет жив, ни за что не отпустит ее.

Свон прильнула к нему, они замерли на какое-то мгновение.

Джош протолкнулся к ним. Сначала он увидел Маклина и еще какого-то человека на полу, а потом он увидел Сестру.

— Нет, нет, — подумал он. — Сколько крови.

Он подбежал к ней двумя огромными шагами и нагнулся над ней.

— Не спрашивай меня, где болит, — сказала она. — Я немею.

— Что случилось?

— У мира…

Появился еще один шанс, — ответила она.

Голос компьютера сказал:

— Ваши указания, пожалуйста.

— Ты можешь встать? — спросил Джош Сестру.

— Я не знаю, я не пробовала. О, я устроила здесь беспорядок?

— Давай помоги мне поднять тебя.

Джош поставил ее на ноги. Она почувствовала легкость и залила руку Джоша кровью.

— Все в порядке? — спросил Робин, подставив ей свое плечо под руку.

— Это самый идиотский вопрос, который я когда-нибудь слышала. — Она отрывисто дышала, боль пронзила ее ребра. Но это было не так плохо. Совсем неплохо для умирающей пожилой леди, думала она. — Я близка к концу. Только дайте мне выбраться из этого чертового места.

Свон остановилась около тела полковника Маклина. Грязная лента почти распуталась с его правого запястья и ладонь с когтями практически отделилась от руки. Она оторвала кусок ленты и заставила себя продолжить дело, она вынула длинные окровавленные ногти из тела Роланда Кронингера. Затем она встала сжимая в окровавленных пальцах жесткую руку.

Они покинули комнату смерти и машин. Голос спросил: — Ваша следующая команда, пожалуйста?

Свон повернула серебряный ключик вправо. Дверь захлопнулась сама, замки щелкнули и заперлись. Она положила ключ в карман джинсов.

Потом они посадили Сестру в машину шахты. Робин нажал на зеленую кнопку на металлической панели, и они начали подъем.

Шум двигателей нарастал, машина начала подниматься наверх.

Сестра перестала чувствовать свои ноги, как только они начали подниматься по ступеням. Позади нее оставались следы крови, ее дыхание становилось прерывистым и затрудненным.

Свон знала, что Сестра умирала. Она чувствовала, что та задыхается, но она сказала:

— Мы приведем тебя в порядок.

— Я не больна, я умираю, — ответила Сестра.

— Еще один шаг, — сказала она, когда Джош и Робин спустили ее по лестнице. — О, Боже…

Я чувствую, что ухожу.

— Держись, — строго сказал ей Джош. — Ты можешь это.

Но ее ноги подкосились прямо в конце лестницы. Она сомкнула веки, стараясь не потерять сознание.

Они вышли из здания с алюминиевой крышей и пошли через территорию парка к «Джипам», когда над ними пронесся холодный ветер. Тучи опустились низко над горами.

Сестра больше не могла держать голову. Ее шея ослабла, она почувствовала, что голова весит сто футов. Еще один шаг, убеждала она себя. Один шаг, а затем еще один, и так ты сможешь дойти туда, куда ты стремишься. Она ощущала во рту вкус крови и знала, куда ведут ее эти шаги. Ее ноги подкосились. Она увидела что-то на побитой мостовой перед собой. Но оно исчезло. Что это было?

— Пойдем, — сказал Джош.

Но Сестра отказывалась идти. Она увидела это снова. Что-то мелькнуло и ушло.

— О Боже, — сказала она.

— Что случилось? Тебе больно?

— Нет, нет! Подождите, подождите!

Они ждали, пока кровь Сестры капала на мостовую. Это случилось в третий раз. В течение долгого времени она ничего не видела. Ее тень. Это промелькнуло снова.

— Вы видели это? Видели? Видели это?

Робин посмотрел на землю, но ничего не увидел.

Это снова случилось в следующий момент. Они все заметили это. Тепло, как от луча солнца за тучами, медленно двигалось по территории парка.

Сестра смотрела на землю и чувствовала, как тепло ласкает ее спину и плечи, словно бальзам. Она увидела очертания своей фигуры на асфальте, увидела тени Джоша, Свон, Робина, окружившие ее собственную.

Невероятным усилием, она подняла голову к небу, слезы потекли по ее щекам.

— Солнце, — прошептала она. — О Боже, солнце вышло.

Они смотрели вверх.

Свинцовые тучи разошлись.

— Там, — закричал Робин, показывая.

Он был первым, кто увидел лазурное пятно перед тем как тучи снова сомкнулись.

— Джош. Я хочу туда…

Наверх.

Она показала рукой на пик горы Ворвик.

— Пожалуйста, я хочу видеть, как будет выходить солнце.

— Мы должны сначала помочь тебе, прежде…

Она вцепилась в его руку.

— Я хочу подняться наверх, — повторила она. — Я хочу видеть, как выходит солнце. Ты понимаешь меня?

Джош понимал. Он колебался, но всего несколько секунд, он знал, что времени было мало. Он поднял ее на руки и пошел в сторону горы. Свон и Робин пошли за ним, когда он карабкался через валуны и мертвые согнутые деревья, неся Сестру к бушующему небу.

Свон почувствовала спиной прикосновение солнечных лучей, увидела тени гор и деревьев, обступивших ее. Она посмотрела наверх и поймала ярко-голубой цвет слева, но потом тучи опять сомкнулись над ними. Робин взял ее руку, и они помогали друг другу забираться на гору.

— Скорее, — говорила Сестра Джошу. — Пожалуйста…

Скорее.

Тени мелькали по горе. Ветер был все еще холодным и дул неистово, но тучи снова разошлись, и Джош подумал, будет ли эта буря последней для семилетней зимы.

— Быстрее, — просила Сестра.

Они вышли из леса недалеко от вершины. Вокруг все было покрыто шарообразными валунами. На этой высоте открывался вид всей местности, пейзаж вокруг был скрыт туманом.

— Здесь, — голос Сестры слабел. — Положите меня здесь…

Я увижу.

Джош бережно уложил Сестру на постель из листьев, ее спина выпрямилась, голова повернулась на запад. Ветер свистел над ними, обжигая холодом. Сухие ветки падали с деревьев, а черные листья трепетали наверху, как вороны.

У Свон захватило дух, когда лучи света проникли через тучи на западе. Суровый пейзаж потеплел, его жалкие черные и серые цвета превратились в светло-коричневый и красно-золотой. Но так же быстро свет исчез.

— Подождите, — сказала Сестра, наблюдая за движением облаков.

Облака крутились и двигались как течение и приливы после шторма.

Она чувствовала как жизненная сила убывала в ней, дух покидал ее уставшее тело, но она цеплялась за жизнь с упорством, которое помогло ей вынести последнюю милю.

Они ждали. Над горой Ворвик облака медленно расходились, за ними открывались голубые пятна неба, соединенные как кусочки огромной собранной головоломки.

Там, кивнула Свон, кося на свет, расстилавшийся по земле и предгорью, по мертвым листьям, деревьям и камням, ласкавшему ее лицо. Там.

Джош радостно вскрикнул. Огромные дыры разошлись и через них проник золотой луч, красивый как мечта.

Внизу в долине горы Ворвик крики отозвались эхом от холмов, на которых кучками стояли лачуги, которые наконец озарило солнце. Послышался сигнал машины, за которым последовал еще, и они слились в один мощный звук.

Свон подняла лицо, чтобы легкий ветерок освежил его. Она глубоко вздохнула, почуяв сладковатый, чистый воздух.

Ночь закончилась.

— Свон, — застонала Сестра.

Она взглянула на Сестру. Увидела ее озаренную светом и улыбающуюся. Она протянула к Свон руку, та взяла ее, крепко сжала и встала на колени рядом. Они долго смотрели друг на друга. И Свон положила руку Сестры на свою мокрую щеку.

— Я горжусь тобой, — сказала Сестра. — О, я так тобой горжусь.

— С тобой все будет в порядке.

Ее горло сжималось от рыданий.

— Когда мы доставим тебя…

— Ш-ш-ш.

Сестра перебирала ее длинные, огненные волосы. На солнце они сияли, как костер.

— Я хочу, чтобы ты выслушала меня. Слушай внимательно. Смотри на меня.

Свон смотрела, но лицо Сестры было все в слезах. Свон вытерла ей глаза.

— Лето…

Пришло, наконец. Было сложно сказать, когда закончится зима. Ты должна работать, пока ты можешь. Работать так упорно и быстро…

Как сможешь, пока светит солнце. Ты слышишь меня?

Свон кивнула.

Пальцы Сестры сжали пальцы девушки.

— Я хочу пойти с тобой. Хочу. Но…

Не знаю, как это будет. Ты и я…

Пойдем теперь разными путями. Но это хорошо.

Глаза Сестры вспыхнули, она посмотрела на Робина.

— Эй, — сказала она. — Ты любишь ее?

— Да.

— А ты? — спросила она Свон. — Ты любишь его?

— Да, — ответила та.

— Тогда…

Половина битвы выиграна прямо здесь. Вы оба держитесь друг друга, помогайте друг другу…

И не давайте никому и ничему разлучить вас. Идите шаг за шагом, и вы сделаете дело, которое нужно сделать, пока лето.

Она повернула голову и посмотрела на черного гиганта.

— Джош, — сказала она. — Ты знаешь…

Куда тебе надо будет пойти? Ты знаешь, кто ждет тебя?

Джош кивнул.

— Да, — наконец ответил он. — Я знаю.

— Солнце…

Такое нежное, — сказала Сестра. — Смотрите на него.

Ее взгляд был тусклым. Она не могла больше смотреть.

— Так хорошо. Я прошла длинный путь. Я устала. Вы найдете место, где похоронить меня? Чтобы я легла ближе к солнцу.

Свон сжала ее руку, Джош сказал:

— Мы найдем.

— Ты хороший человек. Я даже не знала, какая ты хорошая, Свон. Сестра потянулась и сжала обеими руками красивое лицо Свон.

— Послушай меня. Делай. Делай хорошо. Ты можешь вернуть все на свои места, даже лучше. Ты прирожденный лидер, Свон…

Когда ты пойдешь, иди прямо и гордо и помни, как я тебя люблю.

Руки Сестры соскользнули с лица Свон, но та поймала их и спрятала в них лицо. Искра жизни почти погасла. Сестра засмеялась. В глазах Свон она могла заметить слезы. Ее губы задрожали и приоткрылись.

— Один шаг, — прошептала она.

И шагнула.

Они стояли вокруг нее, солнце припекало их спины. Джош начал было закрывать глаза Сестры, но не закрыл, потому что знал, как она любила свет.

Свон поднялась, отошла от них, сунув руку в карман. Она вынула серебряный ключик, взобралась на камни и подошла к краю горы. Она стояла с высоко поднятой головой, уставившись вдаль, но видела больше: сражающиеся армии испуганных людей, оружие, смерть, унижение, которое все еще будет присутствовать в сознании людей, как раковая опухоль. Она забросила ключ как можно дальше, луч солнца осветил его, когда он был в воздухе. Он долетел до верхушки дуба, ударился о камень, пролетел пять-десять футов и упал в маленький зеленый пруд, наполовину спрятанный в подлеске. Когда он упал в воду, со дна пруда поднялись несколько крошечных яиц, которые пролежали там много-много времени.

Лучи солнца ласкали пруд и грели яйца, сердца головастиков начали биться.

Джош, Свон, Робин нашли место, куда положить тело Сестры, оно не было укрыто деревьями или спрятано в тени, а находилось там, куда могли доставать лучи солнца. Когда могила была вырыта, каждый из них сказал, что она все время будет в их мыслях и закончили словом «АМИНЬ».

Три человека спустились с горы.


ГЛАВА 93 ПОГРЕБАЛЬНАЯ ПЕСНЯ СВОН | Лебединая песнь. Последняя война | ГЛАВА 95 КЛЯТВА