home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



ГЛАВА 10

ДИСЦИПЛИНА И КОНТРОЛЬ ДЕЛАЮТ ЧЕЛОВЕКА МУЖЧИНОЙ

10 часов 17 минут до полудня.

(горное дневное время)

Земляной Дом.

— На десяти часах еще больше корпусов! — сказал Ломбард, когда радар провернулся еще раз и на зеленом экране сверкнули яркие точки. — Двенадцать идут на юго-запад на высоте четырнадцать тысяч футов. Боже, поглядите, как эти матки идут! — Через тридцать секунд вспышки ушли за радиус действия радара. — Еще пять приближаются, полковник! — Голос Ломбарда дрожал от страха и возбуждения, его лицо с тяжелым подбородком раскраснелось, глаза за стеклами очков, по типу летных, расширились. — Идут на северо-запад на семнадцати тысячах триста. Это наши. Идите, детки!

Сержант Беккер ухнул и ударил кулаком по ладони.

— Сотрем Ивана с карты! — заорал он.

Позади него покуривал трубочку капитан Уорнер и невозмутимо наблюдал здоровым глазом за радарным экраном. Двое техников в форме управляли радаром на периметре. Через комнату в кресле полулежал сержант Шорр, глаза его были остекленевшие и неверящие, и его страдающий взгляд все время подбирался к экрану главного радара и сразу же отскакивал к противоположной стене.

Полковник Маклин стоял за правым плечом Ломбарда, скрестив руки на груди, все его внимание сосредоточилось на зеленых вспышках, передвигающихся на экране в последние сорок минут. Легко было разобрать, где русские ракеты, потому что они направлялись к юго-востоку, по траекториям, которые вели их к среднезападным базам ВВС и зонам с межконтинентальными баллистическими ракетами. Американские ракеты летели на северо-запад на смертоносное рандеву с Москвой, Магаданом, Томском, Карагандой, Владивостоком, Горьким и сотнями других целей в городах и ракетных базах. У капрала Прадо на голове были наушники, ловящие слабые сигналы от коротковолновиков по всей стране.

— Сан-Франциско только что взлетел на воздух, — сказал он. — Последнее сообщение от КХСА в Сасалито. Что насчет огненного шара и голубых молний — остальное исказилось.

— На одиннадцать часов семь корпусов, — сказал Ломбард. — На двенадцати тысячах футов. Направляются на юго-восток.

Еще семь, подумал Маклин. Боже мой! Это довело до шестидесяти семи количество «поступившей почты», засеченной радаром Голубого Купола, и только одному Богу известно, сколько сотен, а вероятно и тысяч, прошли вдали от радиуса действия радара. Судя по паническим сведениям коротковолновиков, американские города испепелены в полномасштабной ядерной атаке. Но Маклин насчитал сорок четыре штуки «отправленной почты», направленной к России, а он знал, что тысячи межконтинентальных и крылатых ракет, бомбардировщиков B-1 и ядерных боеголовок подводного базирования применены против Советского Союза. Не имело значения, кто начал; все разговоры окончены. Сейчас имело значение только то, кто достаточно силен, чтобы дольше продержаться против атомных ударов.

Когда Маклин увидел на экранах радаров первые советские ракеты, он тут же отдал распоряжение запечатать Земляной Дом. Расставлена охрана по периметру, ворота в скале опущены, задействована система заглушек люферного типа, чтобы предотвратить попадание радиоактивной пыли в вентиляционные короба. Осталось единственное, что нужно было сделать: сообщить гражданским в Земляном Доме, что Третья Мировая война началась, что их дома и родные вероятно уже испарились, что все, что они знали и любили, вполне могло уже исчезнуть во вспышке шара огня. Маклин отрепетировал это мысленно уже много раз: он соберет гражданских в главном зале и он спокойно объяснит им, что происходит. Они поймут, что должны оставаться здесь, внутри горы Голубой Купол, и им возможно уже никогда не попасть домой. Потом он обучит их дисциплине и контролю, сплавит жесткие панцири с их мягкими, жиденькими гражданскими телами, научит их думать по-солдатски. И из этой неприступной крепости они будут отражать советских захватчиков до последнего дыхания и последней капли крови, потому что он любит Соединенные Штаты Америки и ни один человек не заставит его стоять на коленях и умолять.

— Полковник? — один из молодых техников оторвал взгляд от экрана радара на периметре. — Я вижу приближающийся автомобиль, похож на «Роумер», идет к горе на довольно большой скорости.

Маклин подошел ближе, чтобы рассмотреть искорку, несущуюся вверх по горной дороге. «Роумер» двигался так быстро, что его пассажирам угрожала опасность врезаться прямо в Голубой Купол.

Все еще во власти Маклина было открыть въездные ворота и впустить «Роумер» внутрь, применив код, который опередит компьютерную систему запечатывания убежища. Он представил обезумевшую от страха семью в автомобиле, может быть семью из Айдахо Фоллс или из какой-нибудь другой деревушки у подножия горы. Человеческие жизни, думал Маклин, пытающиеся уйти от десятикратного сокращения численности. Он поглядел на телефон. Набрав свой номер карточки и сказал в трубку код, он заставит компьютер по чрезвычайной ситуации расцепить замок и открыть ворота. Сделав это, он спасет жизнь людей.

Он потянулся к телефону.

Но что-то внутри его шевельнулось; тяжелое, темное, невидимое, шевелящееся словно на дне доисторического болота.

— С-с-стоп! — Шепот Солдата-Тени был похож на шипение запала на динамите. — Подумай о еде! Больше ртов — меньше еды!

Маклин заколебался, пальцы на дюйм отползли от телефона. Больше ртов — меньше еды! Дисциплина и контроль! Возьми себя в руки.

— Я должен впустить их! — услышал Маклин собственный голос, и другие в помещении управления уставились на него. — Не уговаривайте, мистер!

— «Не уговаривайте, мистер?» Больше ртов — меньше еды! И вам ведь известно, что бывает, когда человек голоден, не так ли?

— Да, — прошептал Маклин.

— Сэр? — спросил техник по радару.

— Дисциплина и контроль, — повторил Маклин невнятно.

— Полковник? — Уорнер сжал плечо Маклина.

Маклин дернулся, будто бы просыпаясь от кошмара. Он оглядел остальных, потом снова поглядел на телефон и медленно убрал руку. На мгновение он опять оказался на дне, опять в грязи и дерьме, во тьме, но теперь он снова был в порядке. Теперь он знал свое место. Точно. Дисциплина и контроль делали чудеса. Маклин рывком сбросил руку капитана Уорнера и сузившимися глазами стал наблюдать искорку на экране радара по периметру.

— Нет, — сказал он. — Нет. Они слишком опоздали. Слишком. Земляной Дом останется запечатанным.

И почувствовал гордость за такое мужественное решение. В Земляном Доме было больше трехсот человек, не считая офицеров и техников. Больше ртов — меньше еды. Он был уверен, что поступил правильно.

— Полковник Маклин! — позвал Ломбард, голос его осел. — Посмотрите сюда!

Полковник Маклин тут же подскочил к нему, уставившись в экран. Он увидел группу из четырех чудовищ, шедших в пределах радиуса действия радара, одно из них, казалось, шло медленнее остальных, и пока оно колебалось, те три, что шли быстрее, исчезли за горой Голубой Купол.

— Что происходит?

— Этот корпус сейчас на двадцати двух тысячах четыреста, — сказал Ломбард. — А несколько секунд назад он был на двадцати пяти тысячах. Думаю, он падает.

— Не может он падать. На сотню миль здесь нет ни одного военного объекта, — подскочил сержант Беккер.

— Проверьте еще раз, — приказал Маклин Ломбарду самым спокойным голосом, на какой был способен.

Стрелка радара поползла вокруг с устрашающей медлительностью.

— Двадцать тысяч двести, сэр. Возможно, сбой в системе наведения. Подлая, идет прямо к нам!

— Вот дерьмо! Определите мне место падения!

Развернули заделанную в пластик карту зоны вокруг горы Голубой Купол, и Ломбард стал делать расчеты с помощью компаса и проектора, высчитывая и пересчитывая углы и скорости. Руки его дрожали, и не один раз ему пришлось повторять вычисления снова. Наконец он сказал:

— Он должен пройти над Голубым Куполом, сэр, но я не знаю данных о турбулентности над нами. По моим расчетам, он упадет здесь, — и он ткнул пальцем в точку примерно в десяти милях к западу от реки Литтл-Лост. Он посмотрел еще раз на экран. — Он уже на восемнадцати тысячах, сэр. Падает, как сломанная стрела.

Капитан Уорнер, «Медвежонок», ухмыльнулся.

— Вот она, технология Ивана, — сказал он. — Все у них кое-как.

— Нет, сэр, — крутанулся к нему на кресле Ломбард. — Оно не русское. Это одно из наших.

В помещении установилась гнетущая тишина. Полковник Маклин нарушил ее, делая глубокий вдох.

— Ломбард, что, черт вас возьми, вы говорите?

— Она — наша, — повторил он. — Она двигалась на северо-запад, пока не вышла из-под контроля. Судя по размеру и скорости, думаю, что это Минитмен 3 с боеголовками Марк 12 или 12А.

— О, Господи, — прошептал Рэй Беккер, его красное лицо стало пепельно-серым.

Маклин впился в экран радара. Искорка от «беглеца» казалась растущей на глазах. Кишки у него свело судорогой, он-то знал, что случится, если Минитмен 3 с Марк-12А рассыплет свои боеголовки в любой точке в пределах пятидесяти миль от горы Голубой Купол; Марк-12А содержит три ядерные боеголовки по 335 килотонн, мощность достаточная, чтобы снести семьдесят пять Хиросим. Марк 12, несущая заряд из трех боеголовок по 170 килотонн, будет столь же разрушительным, но вдруг Маклин стал молиться, чтобы это был Марк 12, потому что может быть гора выдержит этот удар, не рассыпавшись на куски.

— Падает на шестнадцати тысячах, полковник.

Пять тысяч футов над Голубым Куполом. Он чувствовал, как другие смотрят на него в ожидании, окажется он глиной или железом. Сейчас ничего нельзя было сделать, осталось только молиться чтобы ракета упала как можно дальше от реки Литтл-Лост. Горькая улыбка скривила его рот. Сердце колотилось, но сознание было ясным. Дисциплина и контроль, думал он. Это то, что делает человека мужчиной.

Земляной Дом был сооружен здесь потому, что поблизости не было целей для советских ракет, а все официальные карты говорили, что все радиоактивные ветры будут идти на юг. Ни в каких самых диких фантазиях ему не приходило в голову, что Земляной Дом будет поражен американским оружием. Это несправедливо! — думал он и чуть не засмеялся. Нет, совершенно несправедливо!

— Тринадцать тысяч триста, — сказал Ломбард, голос у него был напряженным. Он поспешно сделал на карте еще одно вычисление, но не сказал, какой получил результат, и Маклин не спросил его. Маклин знал, что им выдержать чертовскую встряску, и подумал про трещины в потолках и стенах Земляного Дома, про те трещины и слабые, проваливающиеся места, о которых должны были позаботиться эти сукины братья Осли, прежде чем открывать это убежище. Маклин пристально смотрел на экран сощуренными глазами и надеялся про себя, чтобы братья Осли, прежде чем умереть, почувствовали, как на них самих поджаривается шкура.

— Двенадцать тысяч двести, полковник.

Шорр панически захныкал и подтянул коленки к груди; он уставился в пустоту, как будто уже видел в хрустальном шаре время, место и обстоятельства своей собственной смерти.

— Вот дерьмо, — сказал спокойно Уорнер. Он еще раз затянулся сигарой и раздавил ее в пепельнице. — Думаю, что нам нужно удобно приготовиться, а? Бедняг наверху раскидает как тряпичные куклы.

Он вжался в угол, уперевшись в пол руками и ногами.

Капрал Прадо снял наушники и уперся в стену, по его щекам катились бусинки пота. Беккер стоял рядом с Маклином, который смотрел на приближающуюся искру на радарном экране Ломбарда и считал секунды до взрыва.

— Одиннадцать тысяч двести, — плечи Ломбарда сгорбились.

— Она проходит мимо Голубого Купола! Проходит на северо-запад! Думаю, что ударит в реку! Пролетай, скотина, пролетай!

— Пролетай, — выдохнул Беккер.

— Пролетай, — сказал Прадо и зажмурил глаза. — Пролетай. Пролетай.

Искра исчезла с экрана.

— Мы потеряли его, полковник! Оно ушло из поля зрения локатора!

Маклин кивнул. Но ракета все еще падала к лесу возле реки Литтл-Лост, и Маклин продолжал счет.

Все услышали шум, похожий на отдаленный, слитный рев тысяч труб. Наступила тишина.

Маклин сказал: — А вот теперь…

В следующее мгновение экран радара вспыхнул ярким светом, люди вокруг него закричали и закрыли глаза. Маклин на момент ослеп от вспышки, он понял, что радар на вершине Голубого Купола, наставленный в небо, был испепелен. Другие экраны радаров тоже засветились как зеленые солнца и вышли из строя сразу же вслед за вспышкой главного экрана. Трубный рев заполнил помещение, а пульты управления стали извергать снопы голубых искр, потому что вся проводка замкнулась.

— Держитесь! — заорал Маклин.

Полы и потолки затрясло, трещины молниями разбежались по потолку. Пыль и щебень посыпались в помещение, крупные камни стали градом валиться на пульты управления. Пол довольно сильно подпрыгнул, так что Маклин и Беккер упали на колени. Свет мигнул и отключился, но через несколько секунд включилось аварийное освещение и свет стал резче, ярче, отбрасывая более глубокие тени, чем прежде.

Потом был еще один слабый толчок и еще один дождь пыли и камней, а затем пол успокоился.

Волосы Маклина побелели от пыли, лицо тоже было в пыли, а кожа на лице ободрана. Но воздухоочистительная система гудела, и пыль уже всасывалась в стенные вентиляционные решетки.

— Все в порядке? — прокричал он, пытаясь очистить глаза от зеленой пелены, плавающей в глазных яблоках. Он услышал звуки кашля, а кто-то, он подумал, что это, должно быть, Шорр, всхлипывал.

— Все ли в порядке?

Все ответили ему, кроме Шорра и одного техника.

— Ну, пронесло! — сказал он. — Мы справились! Мы в порядке.

Он знал, что на верхних уровнях у гражданских наверняка есть поломанные кости, сотрясения мозга и шоковые состояния, и сейчас они наверно в панике, но свет горел, система очистки воздуха работала, а Земляной Дом не рассыпался как карточный домик в бурю. Пронесло! Теперь мы справимся!

Часто моргая из-за зеленой пелены в глазах, он с усилием встал на ноги. Короткий, глухой лающий смех вырвался из его стиснутых зубов, а потом смех заполнил глотку, и он хохотал все громче и громче, потому что он был жив, а его крепость все еще стояла. Кровь его кипела и бурлила, как это было в жарких джунглях и на пересохших равнинах иностранных полей сражений; на тех огневых полях враг носил лик дьявола и не прятался за маской психиатров ВВС, налоговых инспекторов, заговорщических бывших жен и болтливых деловых партнеров. Он был полковником Джимбо Маклином, и он шел как тигр, худой и мускулистый, и рядом с ним, как всегда, был Солдат-Тень.

Он еще раз победил смерть и бесчестье. Он ощерился в улыбке, губы его были белы от пыли.

Но тут раздался звук, такой, как если бы гигантские руки разрывали огромное полотно ткани. Смех полковника Маклина оборвался.

Он протирал глаза, стараясь рассмотреть сквозь зеленую пелену, и наконец увидел, откуда шел этот звук.

Стена перед ним распадалась на тысячи мелких, соединяющихся друг с другом трещин. На ее верху, там, где она соединялась с потолком, громадная трещина разрасталась толчками, зигзагами, и потоки грязной, недобро пахнущей воды устремились вниз по стене, как кровь из чудовищной раны. Треск разрываемой ткани удвоился, утроился; он глянул под ноги и разглядел, что вторая трещина ползет через пол. Третья трещина змеилась по противоположной стене.

Он слышал, как что-то кричал Беккер, но голос искажался и доходил медленно, словно он слышал его в кошмарном сне. Глыбы камня летели сверху, разбивая в куски потолочные плиты перекрытия, и новые потоки воды устремлялись вниз. Маклин ощутил вонь канализации, а когда вода обдала его, он понял, что так оно и есть, где-то в системе канализации произошел разрыв труб, может быть неделю назад или даже месяцы, и вонючая масса, копившаяся не только под первым, верхнем, уровнем, но и между первым и вторым уровнями, в дальнейшем размывала неустойчивую перегруженную скалу, на которой держался весь этот кроличий садок Земляного Дома.

Пол вздыбился под таким углом, что Маклин оказался сброшенным. Каменные плиты терлись друг о друга с шумом мельничных жерновов, и когда зигзаги трещин соединялись друг с другом, потоки воды и камни каскадом падали с потолка.

Маклин споткнулся через Беккера и ударился об пол, он услышал вскрик Беккера, а когда повернулся посмотреть назад, то увидел, что Беккер валится вниз в пропасть, разверзнувшуюся в полу. Пальцы Беккера уцепились за ее край, но тут оба края резко с глухим стуком сошлись, и Маклин с ужасом увидел, как пальцы взлетели вверх, словно сосиски.

Все стены помещения яростно перемещались, будто в фантастической ярмарочной комнате смеха. Куски пола отрывались и падали вниз, оставляя после себя пустые чернеющие провалы. Шорр взвизгнул и отпрыгнул в сторону двери, перескочив дыру на своем пути, а когда он вырвался в коридор, Маклин увидел, что стены коридора также избороздили щели. Огромные каменные глыбы валились вниз. Шорр исчез в клубящейся пыли, издавая вопли. Коридор трясло и подбрасывало, пол взлетал вверх и вниз, будто стальные арматурные стержни стали резиновыми.

Повсюду, через стены, полы и потолки, слышались удары, как если бы безумный кузнец бил по наковальне, удары соединялись с шумом трущихся камней и лопанием арматур, подобно перетянутым гитарным струнам. Над всей этой какофонией в коридоре взвивался и утихал хоровой визг.

Маклин знал, что гражданские на верхних уровнях сейчас погибали, заваленные обломками. Он сел, съежившись, в угол посреди этого шума и хаоса, осознавая, что Земляной Дом разваливается на части под действием ударных волн от той ракеты-»беглеца».

На него лилась вонючая вода. Поток пыли и щебня сыпался в коридор, и в нем могли быть искалеченные человеческие тела; этот завал перекрыл дверь в помещение управления. Кто-то, он подумал что это Уорнер, схватил его руку и стал поднимать его на ноги. Он слышал, как воет Ломбард, точно задавленная собака. Дисциплина и контроль! — подумал он. Дисциплина и контроль!

Свет погас. Воздушные вентиляторы издали последний смертельный выдох. И через мгновение пол под Маклином рухнул. Он упал и услышал собственный крик. Плечом он ударился о выступ скалы, а затем ударился о дно с силой, от которой у него дыхание остановилось и крик оборвался.

В кромешной мгле коридоры и помещения Земляного Дома перемешались друг с другом. Тела были зажаты и искалечены челюстями перемалывающих скал. Сверху падали каменные плиты, проламывающие расколотые полы. В секторах Земляного Дома, еще оставшихся не провалившимися, по колено текла зловонная жижа, и во тьме люди дрались насмерть друг с другом, чтобы вырваться наружу. Вопли, визг и мольбы к Богу сливались в адское звучание пандемониума, а ударные волны все еще продолжали дробить гору Голубой Купол, образовывая в ней каверны, размалывая несокрушимую крепость, вырезанную в ее чреве.


ГЛАВА 9 ПОДЗЕМНЫЕ ПАРНИ | Лебединая песнь. Последняя война | ГЛАВА 11 ПРИВИЛЕГИЯ