home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



ГЛАВА 11

ПРИВИЛЕГИЯ

1 час 31 минута после полудня.

(восточное дневное время)

На борту воздушного командного пункта Президент Соединенных Штатов, с глазами, запавшими в покрасневшие впадины землистого цвета, смотрел направо через овальное плексигласовое окно и видел под «Боингом Е 4B» взбаламученное море черных облаков. Желтые и оранжевые вспышки света мерцали на тридцать пять тысяч футов ниже самолета, и облака вскипали на остриях чудовищных молний. Самолет трясло, затягивало потоком на тысячу футов вниз, а затем, завывая всеми четырьмя реактивными двигателями, вновь пробивался к своей высоте. Небо приняло цвет грязи, солнце закрыли плотные клубящиеся облака. Эти облака, взметнувшиеся кверху на тридцать тысяч футов от поверхности земли, состояли из обломков человеческого существования: горящих деревьев, целых домов, частей зданий, кусков мостов, шоссейных дорог и железнодорожных рельсов, раскаленных добела. Предметы всплывали наверх, как гниющая растительность со дна черного пруда, а затем втягивались снова вниз, чтобы уступить место новой волне человеческого мусора.

Он не мог выдержать этого зрелища и не мог заставить себя перестать глядеть на него. Зачарованный этим ужасающим зрелищем как гипнозом, он смотрел, как голубые вспышки пиков молний прорывались сквозь облака. «Боинг» сотрясался, его валило на крыло, потом он с трудом взбирался вверх, выравнивался и поднимался, как на роликовой доске. Что-то огромное и пылающее проскочило мимо президентского иллюминатора, и ему показалось, что это часть поезда, заброшенного в воздух чудовищной взрывной волной и сверхмощными ураганными ветрами, воющими над обожженной землей, находящейся под самолетом.

Кто-то наклонился и задвинул президентское окно дымчатым стеклом. «Думаю, вам не

стоит больше смотреть на это, сэр».

Несколько секунд Президент пытался узнать человека, сидевшего в черном кожаном кресле напротив него. Ганс, подумал он. Министр Обороны Хэннен. Он огляделся, стараясь привести мысли в порядок. Он находится на борту «Боинга», в котором располагался воздушный командный пункт системы управления вооруженными силами США, в своих апартаментах в хвосте самолета. Хэннен сидит перед ним, а через проход сидит человек в форме капитана секретной службы ВВС. Человек прям и широкоплеч, на его лице пара солнцезащитных очков, скрывающих глаза. На его правом запястье наручник, соединенный цепью с маленьким черным чемоданчиком, лежащим перед ним на крытом пластиком столе.

За дверью президентских апартаментов находился настоящий нервный узел, состоящий из радарных экранов, обрабатывающего данные компьютера и систем, которые должны обеспечивать связь с САК, НОРАД, командованием объединенными силами НАТО в Европе, а также со всеми военно-воздушными, военно-морскими базами и базами межконтинентальных баллистических ракет. Техники, обслуживавшие оборудование, прошли специальный отбор в разведуправлении Министерства Обороны, которое также отобрало и обучило человека с черным чемоданчиком. На борту самолета также находились офицеры разведуправления Министерства Обороны и несколько армейских и летных генералов, выполнявших секретные обязанности в командном пункте, в чью ответственность входило составление общей картины из донесений, поступавших из различных точек театра военных действий.

Реактивный лайнер кружил над Виржинией с 6:00 утра, а в 9:46 поступило первое взволнованное донесение из штаба ВМС: столкновение между специальными поисковыми истребительными силами и большой стаей советских ядерных подлодок к северу от Бермуд.

В соответствии с первым сообщением, советские подлодки запустили баллистические ракеты в 9:58, но более поздние сообщения показали, что командир американской подлодки запустил крылатую ракету, не имея на то надлежащего основания, тем более для столь напряженного момента. Теперь трудно было сказать, кто начал первым. Теперь это не имело уже никакого значения. Первый советский удар был нанесен по Вашингтону, федеральный округ Колумбия, три боеголовки вошли в Пентагон, четвертая попала в Капитолий, а пятая — в базу ВВС Эндрюс. В течение пары минут запущенные по Нью-Йорку ракеты разрушили Уолл-Стрит и Таймс-сквер.

Очередь быстро достигающих цели советских ракет подводного базирования прошлась по восточному побережью, а в это же время бомбардировщики B-1 летели к сердцу России, американские подлодки, окружившие Советский Союз, запускали свое оружие, а ракеты НАТО и Варшавского Договора визжали над Европой. Русские подлодки, находившиеся в засаде у западного побережья США, запустили ядерные боеголовки, поразившие Лос-Анджелес, Сан-Франциско, Сан-Диего, Сиэтл, Портланд, Феникс и Денвер, а затем русские разделяющиеся ядерные боеголовки на межконтинентальных баллистических ракетах, воистину чудовищные монстры, отправились в сторону Аляски и Северного полюса и в течение минут поразили базы ВВС и среднезападные ракетные установки и испепелили города в глубине континента. Омаха оказалась первой мишенью, а с ней и Штаб Стратегических ВВС. В 12:09 в наушниках оператора поступил последний искаженный сигнал от Северо-Американских ПВО: «Последние птички улетели».

И с этим сообщением, означавшим, что несколько последних крылатых ракет или Минитмен-3 были запущены из тайных бункеров где-то в Западной Америке, остатки НОРАД тоже взлетели на воздух.

Хэннен был в наушниках, через которые к нему поступали донесения по мере их обработки. Президент наушники снял после того, как погибла НОРАД. Во рту у него был привкус пепла, и ему страшно было подумать о том черном чемоданчике, что располагался через проход от него.

Хэннен слушал отдаленные голоса командиров подлодок и пилотов бомбардировщиков, все еще охотившихся за мишенями или пытавшихся избежать поражения в быстрых яростных стычках на половине планеты. Морские силы обеих сторон были уничтожены, и теперь Западная Европа была меж огней наземных войск. Его внимание было приковано к далеким, призрачным голосам, плывшим по штормам атмосферных помех, потому что думать о чем-нибудь другом кроме работы в данный момент означало сойти с ума.

Его не зря звали Железный Ганс, он знал, что нельзя давать ослаблять себя воспоминаниями и жалости.

Атмосферные вихри подхватили воздушный командный пункт, его резко швырнуло вверх, а потом он стал снижаться с тошнотворной скоростью. Президента прижало к подлокотникам его кресла. Он знал, что больше не увидит ни жену, ни сына. Вашингтон стал лунным пейзажем с дымящимися руинами, в обуглившемся здании архива превратились в пепел и Декларация Независимости, и Конституция, в аду Библиотеки Конгресса уничтожены старания миллионов людей.

Ему хотелось плакать и кричать, но он был Президентом Соединенных Штатов. На его запонках была президентская печать. Ему вспомнилось, как из далекого прошлого, как он спрашивал Джуману, подойдет ли голубая в полоску рубашка к его светло-коричневому костюму. Он был не в состоянии выбрать галстук, потому что решение таких вопросов давалось ему с трудом. Он больше не мог думать, больше не мог что-нибудь выработать: мозг его был как солончаковое болото. Джумана выбрала ему подходящий галстук и вставила запонки в рубашку. Потом он поцеловал ее и обнял сына, и люди из секретной службы отвезли его вместе с другими семьями персонала в подземное убежище.

Все это уничтожено, подумал он. О, Господи…

Все уничтожено!

Он открыл глаза и сдвинул шторку с окошка. Черные облака, пламенеющие красными и оранжевыми шарами, окружали самолет. Из их глубины выстреливали клочья огня и пробивались молниями вверх на тысячи футов выше лайнера.

Однажды, — подумал он, — нам понравилось играть с огнем.

— Сэр? — мягко спросил Хэннен. Он снял наушники. Лицо Президента было серым, рот сильно дрожал. Хэннен подумал, что Президента тошнило от виражей. — Вам плохо?

Безжизненные глаза шевельнулись на бледном лице.

— Я в порядке, — прошептал он и едва заметно улыбнулся.

Хэннен прислушался к голосам, доносившимся из наушников.

— Последний из B-1 только что сбит над Балтикой. Советы восемь минут назад разрушили Франкфурт, а шесть минут назад по Лондону был нанесен удар разделяющейся боеголовкой межконтинентальной баллистической ракеты, — пересказал он Президенту.

Тот сидел неподвижно, как каменный.

— Какова оценка потерь? — устало спросил он.

— Еще не поступила. Голоса настолько искажаются, что даже компьютеры не в состоянии разобраться в них из-за всех атмосферных помех.

— Мне всегда нравился Париж, — прошептал Президент. — Вы знаете, Джумана и я провели в Париже медовый месяц. Как в Париже?

— Не знаю. Из Франции еще ничего не поступало.

— А Китай?

— Пока молчание. Думаю, что китайцы терпеливо ждут.

Лайнер подпрыгнул и опять снизился. Двигатели выли в замусоренном воздухе, борясь за высоту. Отражение голубой молнии мелькнуло на лице Президента.

— Ну, что ж, — сказал он. — Вот мы сейчас здесь. И куда мы отсюда отправимся?

Хэннен хотел было начать отвечать, но так и не нашел, что сказать. У него перехватило горло. Он потянулся, чтобы опять закрыть окно, но Президент твердо сказал:

— Не надо. Оставьте. Я хочу видеть.

Голова его медленно повернулась к Хэннену.

— Все кончилось, не так ли?

Хэннен кивнул.

— Сколько миллионов уже мертвы, Ганс?

— Не знаю, сэр. Я бы не беспокоился…

— Не опекайте меня, — неожиданно закричал Президент так громко, что даже суровый капитан ВВС подскочил. — Я задал вам вопрос и жду на него ответа: точную оценку, прикидку, все, что угодно! Вы слушали донесения. Скажите мне!

— В северном полушарии, — начал, дрожа, Министр Обороны, его железное лицо стало расплываться, как дешевая пластмасса. — Я бы оценил…

Между тремястами и пятьюстами пятьюдесятью. Миллионов.

Глаза Президента закрылись.

— А сколько умрут за неделю, считая с сегодняшнего дня? За месяц? За шесть месяцев?

— Возможно…

Еще двести миллионов за следующий месяц, от ран и радиации. А после этого…

Никто, кроме Бога, не знает.

— Бога, — повторил Президент. Слеза пробилась и скатилась по щеке. — Бог сейчас смотрит на меня, Ганс. Я чувствую, что он смотрит на меня. Он знает, что я погубил мир. Я… Я погубил мир.

Он закрыл лицо руками и застонал. Америка пропала, — подумал он. Исчезла. — О, — всхлипнул он. — О…

Нет!

— Думаю, что пора, сэр. — Голос Хэннена был почти нежным.

Президент поднял глаза. Его мокрые остекленевшие глаза повернулись к черному чемоданчику через проход. Он отвел снова взгляд и стал смотреть наружу. «Как много людей могло остаться в живых после такого опустошения?» — мучил его вопрос. Нет, лучше было спросить: «Как много людей хотели бы после этого остаться в живых?» Потому что в своих докладах и исследованиях на военную тему ему было ясно одно: сотни миллионов погибших в первые часы будут счастливцами. Это те, кто останутся в живых, будут страдать от тысяч видов проклятия.

Я все еще Президент Соединенных Штатов, — сказал он себе. Да. И мне все еще остается принять еще одно бесповоротное решение.

Лайнер задрожал, как будто ехал по булыжной мостовой. На несколько секунд он зарылся в черные облака и во тьме свет вспышек и шаровых молний врывался в окна. Потом он переменил курс и продолжил кружение, уклоняясь от черных столбов.

Он подумал о жене и сыне. Пропали. Подумал о Вашингтоне и Белом Доме. Пропали. О Нью-Йорк-Сити и Бостоне. Пропали. Подумал о лесах и шоссейных дорогах на земле под собой, подумал о лугах и прериях и пляжах. Пропало, все пропало.

— Давайте, давайте все же приступим.

Хэннен с щелчком открыл подлокотник кресла и выдвинул маленький пульт управления. Нажав кнопку, включил связь между апартаментами и пультом пилота, потом набрал свое кодовое имя и повторил координаты нового курса. Лайнер сделал вираж и полетел вглубь континента, удаляясь от руин Вашингтона.

— Мы будем в зоне приема через пятнадцать минут, — сказал он.

— Не…

Помолитесь ли вы со мной? — прошептал Президент, и оба они склонили головы.

Когда закончили молитву, Хэннен сказал:

— Капитан? Теперь мы готовы, — и уступил свое место офицеру с чемоданчиком.

Человек сел напротив Президента и положил чемоданчик на колени. Он отомкнул наручник маленьким лазером, напоминавшим карманный фонарик. Потом достал запечатанный конверт из внутреннего кармана мундира и разорвал его, чтобы извлечь маленький золотой ключ. Он вставил ключ в один из двух замков чемоданчика и повернул направо. Замок разомкнулся с тонким звуком включающегося экрана. Офицер повернул чемоданчик замком к Президенту, который так же вынул из кармана пиджака запечатанный конверт, разорвал его и вынул оттуда серебряный ключ. Он вставил его во второй замок, повернул его налево, и снова послышался тонкий звук, слегка отличный от первого.

Капитан ВВС поднял крышку чемоданчика.

Внутри была маленькая компьютерная клавиатура с плоским дисплеем, который установился вертикально, как только крышка открылась. В нижней части клавиатуры были три кружка: зеленый, желтый и красный. Зеленый кружок начал светиться.

Рядом с президентским креслом, прикрепленная к штирборту лайнера, выступавшему из-под окна, висела маленькая черная коробка с двумя кабелями, зеленым и красным, аккуратно уложенными в нее. Президент размотал кабели, медленно и осторожно; на их концах были разъемы, которые он вставил в соответствующие разъемы сбоку компьютерной клавиатуры. Черный кабель соединил теперь клавиатуру с вытяжной антенной длиной в пять миль, тянувшейся за лайнером.

Президент колебался всего несколько секунд. Решение принято.

Он отстучал на клавишах свой опознавательный код из трех букв.

На дисплее компьютера появилась надпись: Здравствуйте, господин Президент.

Он откинулся назад в ожидании, в углу рта билась жилка.

Хэннен поглядел на часы: — Мы в зоне, сэр.

Медленно, отчетливо Президент отстучал: Вот Белладонна, Владычица Скал, Владычица обстоятельств.

Компьютер ответил: Вот человек с тремя опорами, вот Колесо.

Лайнер сделал горку и заметался. Что-то проскребло по борту самолета, как будто ногтем по школьной доске.

Президент отстучал: А вот одноглазый купец, эта карта — Пустая — то, что купец несет за спиной, — ответил компьютер.

От меня это скрыто, — отстучал Президент.

Засветился желтый круг.

Президент сделал глубокий вдох, как будто перед прыжком в темную, бездонную воду.

Он отстучал: Но я не вижу Повешенного.

Ваша смерть от воды, — пришел ответ.

Засветился красный круг. Дисплей сразу же стал чистым.

Затем компьютер доложил: — Когти выпущены, сэр. Десять секунд, чтобы отменить.

— Боже, прости меня, — прошептал Президент, его палец потянулся к клавише «N».

— Иисус! — неожиданно проговорил капитан ВВС. Он смотрел в окно, рот его широко открылся.

Президент посмотрел.

Сквозь смерч горящих домов и кусков изломанных предметов, страшное видение метнулось как метеор вверх, к воздушному командному пункту. Целых две драгоценных секунды понадобилось Президенту, чтобы разобрать, что это было: разбитый, искалеченный автобус «Грейхаунд» с пылающими колесами, из разбитых окон и лобового стекла которого свешивались обугленные трупы.

Над лобовым стеклом вместо названия пункта назначения была табличка: «Заказной».

Пилот наверное увидел его в то же самое время, потому что моторы заревели, ускоренные до предела, а нос задрался так резко, что сила ускорения вдавила Президента в кресло, как будто он висел полтысячи фунтов. Компьютерная клавиатура и чемоданчик сорвались с колен капитана, обе вилки выскочили из розеток, чемоданчик упал в проход, заскользил по нему и застрял под другим креслом. Президент увидел, как автобус завалился набок, тела посыпались из окон. Они падали, как горящие листья. И тут автобус ударил по крылу и штирборту с такой силой, что двигатель на консоли взорвался.

Половина крыла была грубо вырвана, второй двигатель у штирборта стал выбрасывать языки пламени как рождественская свеча. Куски развалившегося от удара «Грейхаунда» попадали в воздушную воронку и, засосанные ею, исчезли из вида.

Искалеченный воздушный командный пункт стал заваливаться на крыло, два оставшихся мотора дрожали от напряжения, готовые сорваться со своих креплений. Президент услышал собственный вскрик. Лайнер вышел из-под управления и опустился на пять тысяч футов, пока пилот пытался справиться с тягами и рулями. Восходящий поток подхватил его и забросил на тысячу футов вверх, а затем тот с воем стал падать с десяти тысяч футов вниз. Лайнер завращался из-за обломанности одного крыла и наконец под острым углом понесся к изувеченной земле.

С места его падения взметнулось черное облако, и Президента Соединенных Штатов не стало.


ГЛАВА 10 ДИСЦИПЛИНА И КОНТРОЛЬ ДЕЛАЮТ ЧЕЛОВЕКА МУЖЧИНОЙ | Лебединая песнь. Последняя война | ГЛАВА 12 МЫ ПЛЯШЕМ ПЕРЕД КАКТУСОМ