home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



ГЛАВА 17

ПРИШЕЛ КОСЕЦ

— Суслик в норе! — бредил Поу-Поу Бриггс. — Господи наш, пришел косец… Джош Хатчинс не имел представления, сколько прошло времени и сколько они тут пробыли, он долго спал и видел ужасные сны про Рози и мальчиков, бегущих перед огненным смерчем. Он поражался, что все еще мог дышать, воздух был спертый, но казался терпимым. Джош ждал, что вскоре просто закроет глаза и не проснется. Боль от ожогов можно была переносимой, если не двигаться. Джош лежал, слушая, как бормочет старик, и думал, что от удушья не так уж плохо умереть, это в чем-то похоже на то, как просто закашляться во сне, не будешь даже по-настоящему знать, что легкие страдают от нехватки кислорода. Больше всего ему было жалко девочку. Такая маленькая, думал он. Такая маленькая. Даже не успела вырасти.

Ну, ладно, решил он, буду опять спать. Может, это будет последний раз. Он подумал о людях, ждавших его на борцовской площадке в Конкордии и заинтересовался, сколько из них мертвы или умирают прямо сейчас, в эту самую минуту. Бедный Джонни Ли Ричвайн! В один день сломать ногу, а на следующий — такое! Дерьмо! Это несправедливо. Совсем не справедливо.

Что-то потянуло его за рубашку. На мгновение слабый испуг пробежал по нервам.

— Мистер? — спросила Свон. Она услышала его дыхание и во тьме подползла к нему. — Вы меня слышите, мистер? — Она опять для верности потянула за его рубашку.

— Да, слышу. Что у тебя?

— Мама заболела. Вы не поможете?

Джош сел. — Что с ней?

— Она странно дышит. Пожалуйста, сходите, помогите ей.

Голос девочки был напряженный, но слез в нем не было. Крепкая маленькая девочка, подумал он.

— Хорошо. Возьми мою руку и веди к ней. — Он вытянул руку, и через несколько секунд она в темноте нашла и стиснула его палец своими тремя.

Свон вела его, они вдвоем продвигались через подвал к тому месту, где на земле лежала ее мать. Свон спала, свернувшись рядом с матерью, когда ее разбудил звук, похожий на скрип дверной петли. Тело матери было горячим и влажным, но Дарлин бил озноб.

— Мама, — прошептала Свон. — Я привела гиганта помочь тебе.

— Мне нужен только покой, родная. — Голос у нее был сонный. — У меня все хорошо. Не беспокойся обо мне.

— У вас ничего не болит? — спросил ее Джош.

— Идиотский вопрос. У меня болит все. Господи, не понимаю, что же меня так. Еще совсем недавно я чувствовал себя вполне хорошо, всего-то лишь — солнечный ожог. Но что за дерьмо! Мой ожог сейчас усилился. — Она с трудом сглотнула. — Сейчас в самый раз было бы пиво.

— Может быть, здесь есть что-нибудь выпить! — Джош начал искать, вскрыл несколько смятых банок. Без света он не мог определить, что в них находится. Он был голоден и хотел пить, и знал, что ребенок тоже должен хотеть есть. И Поу-Поу наверняка надо бы попоить. Он нашел банку чего-то, что зашипело при открывании крышки и потекло, и попробовал жидкость на вкус. Затем поднес банку ко рту женщины так, чтобы она могла пить. Она отхлебнула из нее, потом слабо оттолкнула от себя. — Что вы пытаетесь сделать со мной, отравить? Я сказала, что хочу пива!

— Извините. Это все, что я смог найти сейчас. — Он дал банку Свон и сказал, чтобы она попила.

— За нами не идут, чтобы откопать нас из этого сортира?

— Не знаю. Может быть… — Он помолчал. — Может быть, скоро.

— О Боже. У меня один бок горит, будто его поджаривают, а другой замерзает. Все это так неожиданно.

— Все будет хорошо, — сказал Джош. Смешно, но он не знал, что еще сказать. Он чувствовал, что девочка рядом с ним молчит и слушает. Она знает, подумал он. — Просто отдохните, и силы к вам вернуться.

— Вот видишь, Свон? Я же говорила тебе, что со мной все будет хорошо.

Больше Джошу делать тут было нечего. Он взял у Свон банку с персиковым соком и ползком добрался к бредящему Поу-Поу. — Идет с косой, — бормотал Поу-Поу. — О Боже… Ты нашел ключ? Как же я теперь заведу грузовик без ключа?

Джош положил руку на голову старика, приподнял ее и поднес вскрытую банку к его губам. Поу-Поу и трясся от холода и горел от жара. — Попейте, — сказал Джош, и старик, послушный, как ребенок, припал к банке.

— Мистер? Мы собираемся выбраться отсюда?

Джош не думал, что девочка рядом. Голос у нее был все такой же спокойный, и она говорила шепотом, чтобы не услышала мать.

— Конечно, — ответил он. Ребенок замолчал, и опять у Джоша было ощущение, что даже в темноте она видела, что он лгал.

— Я не знаю, — прибавил он. Может быть. Может быть и нет. Это зависит…

— Зависит от чего?

Да успокоишься ты? — подумал он. — Это зависит от того, что сейчас творится там, наружи. Ты понимаешь, что произошло?

— Что-то взорвалось, — ответила она.

— Правильно. Но и во многих других местах тоже что-то взорвалось. Целые города. Там может быть… — он поколебался. Давай скажи все. Может и удастся. — Возможно, миллионы людей погибли или завалены так же, как и мы. Потому может быть не осталось никого, чтобы вызволить нас.

Она помолчала минуту. Потом ответила:

— Это не то, о чем я спрашивала. Я спросила: «Мы собираемся выбраться отсюда?»

Джош понял, что она спрашивает, собираются ли они сами попытаться отсюда выбраться вместо того, чтобы ждать, что кто-то еще придет их вызволять.

— Ну, — сказал он. — Если бы у нас был под руками бульдозер, я бы сказал «да». А так — я не думаю, что мы в ближайшее время что-нибудь сможем предпринимать.

— Моя мама действительно больна, — сказала Свон, и на этот раз голос ее дрогнул. — Я боюсь.

— Я тоже, — признался Джош.

Девочка один раз всхлипнула, но потом перестала, словно бы взяла себя в руки огромной силой воли. Джош потянулся и нашел ее руку. На ней лопнул волдырь. Джош вздрогнул и убрал руку.

— А ты как? — спросил он ее. — У тебя болит что-нибудь?

— Кожу больно. Как будто ее колет и царапает. И в животе у меня болит. Мне пришлось недавно сходить по большому, но я сделала это там, в углу.

— Да, у меня самого тоже болит.

Ему самому тоже хотелось облегчиться, и он уже думал, как бы сделать какую-то систему санитарии. У них была масса консервированных в банках продуктов и фруктовых соков и трудно сказать чего еще, заваленного землей около них.

Прекрати! — приказал он себе, потому что этим оставлял себе капельку надежды.

Воздух скоро закончиться! В их положении нет никакого способа выжить!

Но он понимал, что они находятся в единственном месте, где можно было бы укрыться от взрыва. Из-за всей этой толщи земли, наваленной сверху, радиация не могла сюда проникнуть. Джош устал, у него ломило суставы, но он больше не чувствовал желания лежать и умирать; если он так поступит, то девочке придется остаться здесь замурованной. Если же он поборет изнурение и станет действовать, наведя порядок в банках с едой, он сможет добиться того, что они будут продолжать оставаться в живых еще…

Сколько? Ему было интересно. Еще один день? Неделю?

— Сколько тебе лет? — спросил он.

— Девять, — ответила она.

— Девять, — нежно повторил он и покачал головой.

Гнев и печаль боролись в его душе. Девятилетний ребенок должен играть на летнем солнышке. Девятилетний ребенок не должен сидеть в темном подвале, будучи одной ногой в могиле. Это несправедливо! К чертям собачьим, как это несправедливо!

— Как тебя зовут?

— Сью Ванда. Но мама зовет меня Свон. Как это вы стали гигантом?

Слезы были у него на глазах, но ему удалось улыбнуться.

— Наверно потому, что в детстве я хорошо ел кашку, когда я был примерно в твоем возрасте.

— И от каши вы стали гигантом?

— Ну, я всегда был большим. Раньше я играл в футбол, сначала в университете в Оберне, затем за Нью-Орлеанских «Святых».

— А сейчас?

— Сейчас — нет. Я…

Я борец, — сказал он. — Профессиональная борьба. Выступаю в роли плохого парня.

— Ох, — Свон подумала про это. Она вспомнила, что один из многих ее дядей, дядя Чак, раньше ходил на борцовские матчи в Вичите, а также смотрел их по телевизору.

— Вам это нравилось? Я имею в виду, быть плохим парнем?

— По правде говоря, это как бы игра. Я просто изображал плохого. И я не знаю, нравилось мне это или нет. Это просто было то, что я умел делать. — Суслик в норе! — сказал Поу-Поу. — Господи, пусть он уйдет!

— Почему он все время говорит про суслика? — спросила Свон.

— Его мучает боль. Он не понимает, что говорит.

Поу-Поу бредил что-то о комнатных тапочках, что хлебам нужен дождь, потом опять впал в молчание. От тела старика несло жаром как из открытой печки, и Джош понял, что долго тот не протянет. Лишь Богу известно, что произошло в его мозгу, когда он смотрел на взрыв.

— Мама говорила, что мы едем в Блейкмен, — сказала Свон, отвлекая его внимание от старика. Она поняла, что он умрет. — Она говорила, что мы едем домой. А вы куда едете?

— В Гарден-Сити. Я должен был там выступать.

— Там ваш дом?

— Нет. Мой дом в Алабаме, далеко-далеко отсюда.

— Мама говорила, что мы едем к дедушке. Он живет в Блейкмене. А ваша семья живет в Алабаме?

Он подумал о Рози и двух сыновьях. Но теперь они — часть чьей-то другой жизни, если, конечно, еще были в живых.

— У меня нет никакой семьи, — сказал Джош.

— Разве у вас никого нет, кто вас любит? — спросила Свон. — Нет, — ответил он. — Думаю, что нет.

Он услышал стон Дарлин и сказал:

— Лучше бы тебе посмотреть за матерью, а?

— Да, сэр. — Свон поползла было от него, но потом оглянулась во тьму туда, где был гигант. — Я знала, что должно было случиться что-то ужасное, — сказала она. — Я знала про это в ту ночь, когда мы покинули трейлер дяди Томми. Я пыталась объяснить это маме, но она не поняла.

— Как же ты узнала?

— Мне это поведали светлячки, — сказала она. — Я поняла это по их свечению.

— Сью Ванда? — слабо позвала Дарлин. — Свон? Где ты?

Свон ответила:

— Тут, мама, — и поползла назад к матери.

Светлячки ей сказали, подумал Джош. Правильно. По меньшей мере, у девочки сильное воображение. Это хорошо: иногда воображение может стать самым лучшим укрытием, когда дела идут совсем неважно. Но вдруг он вспомнил стаи саранчи, в которые попал его автомобиль. Они летели из полей тысячами в последние два-три дня, говорил Поу-Поу. Что-то странное.

Может, саранча узнала как-то про то, что должно будет случиться в этих полях? — удивился Джош. Наверное они умели ощущать несчастье, может, улавливали его запах в воздухе или в самой земле?

Мысли его перешли к более важным вопросам. Сначала ему нужно найти место, чтобы помочиться, иначе его мочевой пузырь лопнет. Прежде ему не приходилось мочиться на четвереньках. Но, если с воздухом будет хорошо и они еще протянут сколько-нибудь, то с их добром что-то надо будет делать. Ему не улыбалось ползать по своему добру, как, впрочем, и по чужому. Пол был из бетона, но он весь растрескался от толчков, и тут он вспомнил про садовую мотыгу, на которую наткнулся где-то в завале, она могла бы оказаться полезной, чтобы выкопать отхожее место.

Он решил, что обследует на четвереньках подвал до другого конца, собирая банки и все прочее, что попадется в руки. Явно здесь есть много пищи, а в банках может быть достаточно воды и соков, чтобы им продержаться какое-то время. Нужнее всего был свет, но он не знал, сколько им придется быть без электричества.

Он отполз в дальний угол, чтобы помочиться. Долго придется ждать до следующей ванны, подумал он. Зато в ближайшее время не понадобятся солнечные очки.

Его передернуло. Моча жгла, как аккумуляторная кислота, вытекая из него.

Однако я жив! — подбодрил он себя. Может быть, не так уж много в мире того, ради чего стоит жить, но я жив. Завтра, может, я и умру, но сегодня я жив и мочусь, сидя на коленках.

И в первый раз после взрыва он позволил себе подумать, что когда-нибудь, каким-нибудь образом он еще сможет снова увидеть наружный мир.


ГЛАВА 16 СТРЕМЛЕНИЕ ВЕРНУТЬСЯ ДОМОЙ | Лебединая песнь. Последняя война | ГЛАВА 18 СДЕЛАТЬ ПЕРВЫЙ ШАГ, ЧТОБЫ НАЧАТЬ