home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



ГЛАВА 26

НОВЫЙ ПОВОРОТ ИГРЫ

Это началось с искаженного голоса, звавшего из-за забаррикадированной двери гимнастического зала: — Полковник? Полковник Маклин?

Маклин, стоя на коленях в темноте, не отвечал. Недалеко Роланд Кронингер щелкнул предохранителем автомата, и тяжелое дыхание Уорнера доносилось справа сверху.

— Мы знаем, что вы в гимнастическом зале, — продолжал голос. — Все остальное мы уже обыскали. Сделали себе милую маленькую крепость, да?

Как только Роланд сообщил о случае в кафетерии, они позаботились забаррикадировать дверь гимнастического зала камнями, кабелем и частями разбитых механизмов. Мальчик подал прекрасную идею разбросать везде по коридору осколки стекла, чтобы порезать мародерам коленки и руки, когда они будут ползти в темноте. За минуту до того, как Маклин услышал этот голос, он различал ругательства и злобные причитания, и знал, что стекло сделало свое дело. В левой руке он держал импровизированное оружие, которое было частью механизма «Натиулис Супер Пуловер» — трубка металлической стойки примерно двух футов длиной с двенадцатидюймовой цепочкой и свисающим зубчатым колесом на конце.

— Мальчишка внутри, у вас? — спросил голос. — Я ищу тебя, мальчик. Ты действительно задал мне работу, маленький гаденыш. — Теперь Роланд знал, что Шорр избежал смерти, и заметил, что добродушия в голосе сержанта поубавилось.

Нервы «Медвежонка» Уорнера сдали: — Уходи! Оставь нас в покое!

О, черт, подумал Маклин. Теперь Шорр точно знает, что поймал нас!

Наступила долгая тишина. Затем: — У меня есть несколько голодных людей, которых надо покормить, полковник. Мы знаем, что у вас там целый мешок еды. Разве это правильно — взять все себе? — Когда Маклин не ответил, искаженный голос Шорра прокричал: — Дайте нам еды, вы, сукины дети!

Что-то схватило Маклина за плечо, так, будто холодная, сильная клешня впилась в его кожу.

— Больше ртов — меньше еды, — Солдат-Тень прошептал. — Ты знаешь, как это — быть голодным, да? Помнишь шахту в Наме? Помнишь, что ты делал, чтобы достать тот рис, мистер?

Маклин кивнул. Он помнил. О, да, он помнил. Он помнил, зная, что умер бы, если бы не добился большего, чем четверть маленького рисового пирожка каждый раз, когда охранники бросали его вниз, и знал, что другие — Мак-Ги, Рэгсдейл и Миссисипи — тоже могли бы видеть себя в гробу. У человека бывает определенное выражение во взгляде, когда его припирают к стенке и лишают гуманности; все его лицо изменяется, как будто бы маска на нем внезапно трескается, обнаруживая его настоящее звериное лицо.

И Маклин решил, что ему придется это сделать.

Солдат-Тень сказал ему, как это делать.

Рэгсдейл был самым слабым. Это было очень просто — утопить лицо Рэгсдейла в грязи, пока все остальные спали.

Но Солдат-Тень сказал, что одной трети от всего риса недостаточно. Маклин задушил Мак-Ги, и так их осталось двое.

Миссисипи был слишком крепким, чтобы его просто убить. Он был все еще сильным и каждый раз побеждал Маклина. Но Маклин не отставал от него, нападая на него снова и снова, когда он пытался заснуть, и наконец Миссисипи сошел с ума и спрятался в угол, взывая к Иисусу, как истеричный ребенок.

И тогда это уже стало легко — сжать его подбородок и свернуть ему голову.

Теперь весь рис был его, и Солдат-Тень сказал, что он сделал очень, очень хорошо.

— Вы меня слышите, полковник? — Шорр за баррикадой усмехнулся. — Только дайте нам еды, и мы уйдем!

— Полицейское дерьмо, — ответил Маклин. Теперь было бессмысленно скрываться. — У нас здесь есть оружие, Шорр. — Он очень хотел, чтобы этот человек поверил, что у них есть больше, чем один автомат, пара металлических инструментов, дровокол и несколько булыжников. — Убирайся!

— Мы можем подбросить в ваш городок кое-какие игрушки. Думаю, вам будет не очень приятно узнать, что они из себя представляют.

— Вы блефуете.

— Я? Ну, сэр, позвольте мне объяснить вам это. Я нашел способ добраться до гаража. Там не многое сохранилось. Все оборудование — металлолом, невозможно даже добраться до рукоятки подъемника. Но я нашел то, что мне было нужно, полковник, и не завидую тому, что у вас там много оружия. Так вот: дадите вы нам еду или мы возьмем ее сами?

— Роланд, — быстро произнес Маклин, — приготовься к стрельбе.

Мальчишка наставил «Ингрем» на голос Шорра.

— Чего вы добиваетесь, находясь здесь? — обратился к ним Маклин. — Вы можете найти для себя пищу сами, так же, как и мы нашли себе.

— Там нет больше! — возмутился Шорр. — Вы, сукины дети, не собираетесь же вы убивать нас, как убивали всех в этой чертовой…

— Огонь, — скомандовал Маклин.

Роланд нажал на спусковой крючок без колебания. Автомат подпрыгивал в его руках, когда пули пересекали гимнастический зал, как алые кометы. Они ударили по баррикаде и по стене рядом с дверью, безумно хлопая и завывая, рикошетируя.

В короткой внезапной вспышке света, человек — не Шорр — видимо пытался перелезть через баррикады по свободному пространству между кучей мусора и верхом двери. Он вздрогнул, завалился назад, когда началась стрельба, и вдруг неожиданно вскрикнул, запутался в проволоке на стеклах, которые разбросал Роланд. Пули настигли его, и он, дергаясь, все больше запутывался в проволоке. Его крики оборвались. Руки повисли, их вес потянул тело, и он упал обратно в коридор.

Роланд перестал жать на курок. Его карманы были полны патронов, и полковник уже обучил его, как быстро менять обойму. Автомат умолк. Мародеры молчали.

— Они ушли! — закричал Уорнер. — Мы прогнали их!

— Заткнись! — предупредил Маклин. Он увидел короткую вспышку в коридоре, как будто зажгли спичку. В следующий момент что-то горящее пролетело через баррикады и ударило со звуком вдребезги разбивающегося стекла. У Маклина было две секунды почувствовать запах бензина до того как этот «коктейль Молотова» прилетел и полоса огня растянулась поперек гимнастического зала. Он едва успел отдернуть голову назад, под прикрытие булыжника, как во все стороны полетели брызги горящего бензина. Пламя содержимого бутылки миновало его, и когда после взрыва он поднял голову, то увидел лужи бензина, горевшие на расстоянии пяти футов от него.

Роланд тоже быстро пригнул голову, но маленький осколок стекла порезал ему щеку и плечо. Он втянул голову и снова выстрелил в дверной проем; пули безрезультатно рикошетили от верха баррикады.

— Как тебе это нравится, Маклин? — поинтересовался Шорр. — Мы нашли немного бензина в одной из машин. Нашли какие-то тряпки и пивные бутылки. Их у нас много. Тебе понравилось это?

Огонь пожирал стены гимнастического зала. Но Маклина куда больше беспокоило то, что Шорр и другие могли стоять за баррикадой и метать эту дрянь поверх нее. Он услышал скребущий звук какого-то металлического инструмента в завале, который блокировал дверь, и несколько булыжников сползло вниз.

Вторая бутылка с бензином и горящей тряпкой влетела в зал и взорвалась возле капитана Уорнера, который укрывался за множеством камней, и разворотила металлические и корабельные гири. Бензин разбрызгивался подобно топленому салу, кипящему на сковороде, и капитан вскрикнул, когда в него попало стекло. Роланд стрелял из автомата в дверной проем, когда третья бутылка приземлилась между ним и полковником Маклином, и ему пришлось отскочить в сторону, потому что горящий бензин попал ему на ногу. Осколки стекла ударялись в куртку Маклина, один задел его чуть выше правой брови и расцарапал лоб.

Различный хлам в гимнастическом зале — маты, полотенца, потолочные плитки, разодранное покрытие и деревянные панели — был охвачен огнем. Дым витал в воздухе, насыщенном парами бензина.

Когда Роланд снова взглянул вверх, то увидел размытые фигуры, пробирающиеся через баррикаду. Он снова выстрелил, и они отшатнулись назад в коридор. В ответ ему взорвалась очередная бутылка с бензином, языки пламени опалили лицо Роланда и ему стало трудно дышать. Он почувствовал жгучую боль и посмотрел на левую руку; она была в пламени, круги огня размером с серебряную монету были разбросаны по всей руке. Он в ужасе закричал и бросился к ведру наполненному туалетной водой.

Языки пламени разрастались, пробираясь через гимнастический зал. Большая часть баррикады разрушилась, и Маклин увидел мародеров, входящих в зал; Шорр вел их, держа в руках ручку щетки, заточенную как копье, окровавленная тряпка обертывала его опухшее лицо с широко раскрытыми глазами. За ним шли три мужчины и женщина, все они несли примитивные орудия: камни с острыми гранями и дубинки, сделанные из сломанной мебели.

В то время как Роланд неистово боролся с горящим бензином «Медвежонок» Уорнер выполз из своего укрытия и упал на колени перед Шорром, его руки молили о прощении, о милосердии.

— Не убивай меня! — умолял он. — Я с тобой! Клянусь Богом, я с…

Шорр направил заточенный конец швабры на горло Уорнера. Другие столпились вокруг него, избивая руками и ногами капитана. Языки пламени играли тенями на стене, как танцоры в Аду. Затем Шорр выдернул копье из горла Уорнера и направился по направлению к полковнику Маклину.

Роланд подобрал автомат. Внезапно чья-то рука обхватила его сзади вокруг шеи и рывком повалила на ноги. Он видел неясный облик человека в оборванной одежде, стоящего над ним и собирающего опустить булыжник на его череп.

Шорр атаковал Маклина. Полковник, шатаясь на ногах, оборонялся булавой.

Человек, схвативший Роланда за шею, издал шокирующий крик. Он носил очки с разбитыми линзами, держащиеся на переносице с помощью ленточки.

Шорр маневрировал копьем. Маклин потерял равновесие и упал, извернулся от копья так, что оно только задело его бок. — Роланд, помоги мне! — закричал он.

— О, Боже, — выдохнул человек с разбитыми очками. — Роланд…

Ты жив…

Роланду показалось, что этот мужской голос знаком ему, но он не был уверен. Теперь нельзя было быть уверенным ни в чем, но теперь он действительно был Рыцарем Короля. Все, что происходило ранее, было тенями, хрупкими и бестелесными, а теперь была реальная жизнь.

— Роланд, — сказал человек, — ты не узнаешь своего…

Роланд наставил автомат вверх и разнес выстрелом голову этого человека. Незнакомец пошатнулся, разбитые зубы оскалились на кровавой маске, и упал в огонь.

Остальные люди бросились к мусорному мешку с остатками еды, с озверением набросились на него, ссорясь и дерясь из-за кусочков. Роланд повернулся к Шорру и полковнику Маклину; Шорр нападал на полковника со своим копьем, в то время как Маклин использовал металлическую дубинку для отражения его ударов. Маклин занял оборонительную позицию в углу, где огонь открыл большой вентиляционный люк в разрушенной стене, и перекрывавшая его решетка висела на одном болте.

Роланд начал было стрелять, но дым окутывал обе фигуры, и он испугался, что убьет Короля. Его палец отпустил курок — и что-то ударило его в спину и повалило его лицом на пол, где он пытался судорожно дышать. Автомат выпал из его рук, и какая-то женщина с безумными покрасневшими глазами, которая бросила в него булыжником, карабкалась на четвереньках, чтобы достать его.

Маклин обрушил дубину на голову Шорра. Шорр крякнул, спотыкнулся об булыжники и горящий хлам. — Ну же! — закричал Маклин. — Ну же, достань меня!

Безумная женщина проползла возле Роланда и подобрала оружие. Роланд был все еще оглушен, но понял, что и он, и Король будут мертвы, если женщина сможет воспользоваться автоматом; он схватил ее за запястье, она визжала и боролась, скрежеща зубами. Затем она подняла другую руку и нацелилась пальцами в его глаза, но он отдернул голову, чтобы не стать слепым. Женщина высвободила свою руку, державшую автомат, и, по-прежнему еще визжа, прицелилась.

Она выстрелила, пули пересекли зал.

Но целилась она не в полковника Маклина. Ее мишенями были два человека, дерущиеся у мусорного ящика и пляшущие, потому что ботинки у них были охвачены пламенем. Они легли, а женщина направилась к мусорному баку, крепко прижимая автомат к груди.

Звуки выстрелов заставили Шорра обернуться — и Маклин тут же напал на него, ударил изо всех сил по боку своей дубинкой. Он услышал, как ломаются ребра Шорра, подобно веткам, раздавливаемым ногами. Шорр закричал, попытался сделать шаг, но споткнулся и упал на колени. Маклин высоко поднял дубину и обрушил ее прямо на середину лба Шорра, и череп его рас — кололся ровно на две части, как у манекена. Маклин стоял над телом и бил по черепу снова и снова. Голова Шорра стала терять форму.

Роланд был на ногах. Неподалеку безумная женщина набивала себе рот горящей пищей. Пламя становилось все выше и горячее, и удушливый дым витал кругом так, что, наконец, силы покинули левую руку Маклина. Он уронил дубинку и один раз пнул труп Шорра ногой в ребра.

Дым привлек к себе его внимание. Он заметил, что дым скользит в люк, который был примерно три фута высотой и три фута шириной — достаточно большой, чтобы пролезть в него. Было достаточно минуты, чтобы его усталость улетучилась. Дым вытягивался в вентиляционный люк. Вытягивался! Куда ведет этот люк? На склон горы Голубой Купол? Во внешний мир?

Ему теперь было уже не до мусорного бака, ему не было дела до Шорра, безумной женщины и автомата. Это должно было быть путем отсюда наверх! Он отодвинул решетку и пролез внутрь. Лаз шел вверх под углом в сорок градусов, и ноги Маклина находили головки болтов, скреплявших алюминиевые пластины, чтобы продвигаться вперед. Там, наверху, не было света и дым был почти удушающим, но Маклин знал, что это могло быть их единственным шансом выбраться отсюда. Роланд продвигался за ним, следуя вверх за Королем при этом новом повороте игры.

Позади них, в горевшем зале, кричали люди, они слышали голос безумной женщины, долетавший в туннель: — Куда все ушли? Здесь так жарко…

Так жарко. Господи, я не заслужила того, чтобы быть зажаренной в шахте!

Что-то в этом голосе схватило Роланда за сердце. Он вспомнил, что слышал такой же голос много лет назад. Он продолжал двигаться, но когда безумная женщина стала просто орать и до них донесся запах жареного мяса, он остановился и зажал руками уши, потому что этот звук заставлял мир крутиться слишком быстро и он боялся сорваться вниз. Через некоторое время крик затих, и все, что Роланд мог слышать, было шуршание тела Короля, скользящего по туннелю. Кашляя, со слезящимися глазами Роланд пополз вперед.

Они добрались до места, где ход был завален. Рука Маклина нащупала другой проход, ответвляющийся от того, по которому они добрались сюда; он был тесным и узким, плечи полковника едва проходили в него. Дым по-прежнему окутывал их, и его легкие жгло. Это было похоже на лазание вверх по дымоходу над топящимся камином, и Роланду стало интересно, испытывает ли такие же ощущения Санта Клаус.

Затем шарящие пальцы Маклина нащупали стекловолокно. Это была часть системы воздушных фильтров и заслонок, очищавшей поступавший в Земляной Дом воздух в случае ядерной атаки. Ну да, как же, поможет это в таком аду, мрачно подумал Маклин. Он разрезал фильтр и продолжал ползти. Шахта стала часто поворачивать налево, и Маклину приходилось прорываться все больше и больше фильтров и заслонок из резины и нейлона. Он стал тяжело дышать и слышал хрипы Роланда, ползущего за ним. Парень чертовски крепкий, подумал он. Любой, кто имеет такую же волю жить, как этот парень, является человеком, с которым нужно считаться, даже если он выглядит слабаком.

Маклин остановился. Он потрогал металл впереди себя, острые лопасти, расходящиеся от центральной главной втулки. Это был один из вентиляторов, которые поставляли воздух сюда снаружи. — Мы должно быть недалеко от поверхности! — сказал он. Дым все еще продолжал обтекать его в темноте. — Мы уже близко!

Он уперся руками во втулку вентилятора и давил на нее до тех пор, пока мускулы его плеч не захрустели. Вентилятор крепко держался на своем месте и не собирался уступать. Черт побери! — вскипел он. Будь ты проклят! Он толкнул снова, так сильно, как только мог, но это привело лишь к тому, что он сильнее рассердился. Вентилятор не собирался позволять им выбраться наружу.

Маклин прислонился щекой к холодному алюминию и попытался сосредоточиться, попытался представить в уме план Земляного Дома. Как были устроены эти впускные вентиляторы? Думай! Но он не мог правильно воссоздать план; тот дрожал и распадался на части.

— Слушай! — крикнул Роланд.

Маклин прислушался. Он не мог слышать ничего кроме сердцебиения и скрежета в своих легких.

— Я слышу ветер! — сказал Роланд. — Я слышу ветер, дующий наверху! — Он продвинулся вверх и почувствовал движение воздуха. Слабый звук пронзительного, сильного ветра исходил прямо сверху. Он поводил руками вдоль стенки справа, потом слева — и обнаружил железные ступеньки.

— Здесь есть путь наверх! Здесь есть другая шахта, прямо над нашими головами! — Ухватившись за расположенные выше ступеньки, Роланд подтянулся наверх, ступенька за ступенькой он стал подниматься. — Я карабкаюсь наверх, — сказал он Маклину, и начал подниматься.

Звуки ветра были сильнее, но там все еще не было света. Он вскарабкался может быть на двадцать футов, когда его рука коснулась металлического махового колеса над его головой. Исследуя, его пальцы скользили по бетонной поверхности. Роланд подумал, что это, должно быть, крышка люка, наподобие входа в боевую рубку подводной лодки, которая открывается и закрывается с помощью махового колеса. Но он мог чувствовать сильно всасывание воздуха там, и он обдувался потоком воздуха, потому что крышка не была больше плотно закрытой.

Он уперся в колесо и попытался повернуть его. Оно не пошевелилось. Роланд подождал минутку, собираясь с силами и решимостью; если когда-либо он нуждался в силе Рыцаря Короля, то это был тот самый момент. Он атаковал колесо снова; на момент ему показалось, что оно сдвинулось на полдюйма, но не был уверен в этом.

— Роланд! — позвал снизу полковник Маклин. Он наконец собрал в уме план воедино. Как раз в этом секторе должна быть вертикальная шахта, использовавшаяся рабочими, чтобы сменять воздушные фильтры и заслонки. — Там должна быть крышка, открывающаяся наверх! Она открывается на поверхность.

— Я нашел ее! Я пытаюсь ее открыть! — Он уперся в ступеньки, приналег на колесо, пытаясь сдвинуть его хоть на йоту. Он напрягся, чувствуя каждый мускул, он трясся от напряжения, глаза были закрыты и капельки пота скатывались по лицу. Давай! — понукал он Судьбу, или Бога, или Дьявола, или кого-то, кто занимается такими вещами. Давай!

Он продолжал бороться, не в силах остановиться. Колесо сдвинулось. На дюйм. На два дюйма. Потом на четыре дюйма. Роланд закричал: — Я открыл ее! — и он начал толкать маховое колесо своими израненными и трясущимися руками. Цепочка, скрепляющая механизм, загремела и теперь было слышно завывание ветра. Он знал, что люк был открыт, но он не видел света.

Роланд повернул колесо еще на четыре оборота, когда пронзительно завывающий ветер и воздух, наполненный жалящим гравием, бешено ворвался в шахту. Он почти выбросил его наружу, и он висел, зацепившись за ступеньки, а ветер пытался оторвать его. Он был слаб после битвы с маховым колесом, но знал, что если позволит ветру подобно хищнику вынести его в темноту, то никогда не сможет вернуться назад. Он стал звать на помощь, даже не слыша при этом своего собственного голоса. Рука без ладони обхватила его за талию. Маклин держал его, и они медленно стали спускаться вместе по ступенькам. Они отступили обратно в шахту.

— Мы сделали это! — закричал Маклин. — Это выход наружу!

— Но мы не можем выжить в этом. Это же торнадо!

— Он не может продолжаться слишком долго! Его скоро унесет! Мы сделали это! — Он начал плакать, но вспомнил про дисциплину и контроль, заставляющие человека быть мужчиной. Он не имел ни малейшего представления о времени, не знал сколько времени прошло с тех пор, как он впервые увидел те объекты на экране радара. Сейчас, по-видимому, ночь, но ночь какого дня — он не знал.

Он мысленно возвращался назад, к тем людям, которые все еще были там внизу, в Земляном Доме, мертвые или сумасшедшие или потерянные в темноте. Он думал обо всех тех людях, которые последовали бы за ним, доверились бы ему и уважали его. Его рот передернулся в кривой усмешке. Это безумие! — подумал он. Все опытные солдаты и верные офицеры потеряны, и только этот тощий паренек со слабым зрением остался на моей стороне. Какая шутка!

Армию Маклина, состоящая только из одного тщедушного высокообразованного паренька!

Но он вспомнил, как Роланд заставил штатских работать, как он спокойно выполнил ту грязную работу там внизу, в этой ужасной яме, где Маклин оставил свою руку. У паренька было мужество. Но кроме мужества было еще что-то в Роланде Кронингере, что заставляло Маклина немного беспокоиться, будто бы зная, что маленькая смертоносная штучка зарыта в землю всего лишь в нескольких шагах перед ним. Это промелькнуло в глазах мальчишки, когда Роланд рассказывал ему о том, как Шорр подстерег его у кафетерия, и в его голосе, когда Роланд сказал: «У нас есть руки». Маклин знал одну вещь наверняка: для него лучше, если мальчишка на его стороне, а не против.

— Мы выберемся отсюда, когда буря закончится! — крикнул Маклин. — Мы будем жить! — И тут же слезы потекли из его глаз, но он стал смеялся, чтобы мальчишка не заметил этого.

Холодная рука коснулась его плеча. Маклин перестал смеяться.

Голос Солдата-Тени прозвучал ему в ухо. — Отлично, Джимбо. Мы будем жить.

Роланд дрожал. Ветер был холодным, и он прижался к Королю для сохранения тепла. Король помешкал — и положил свою обрубленную руку на плечо Роланда.

Роланд понимал, что рано или поздно буря прекратится. Мир будет ждать его. Но это будет другой мир. Другая игра. Он знал, что это будет ни на что не похоже, не похоже на тот мир, который только что умер. В новой игре возможности для Рыцаря Короля могут быть ничем не ограничены.

Он не знал, куда они пойдут или что они будут делать; он не знал, как много осталось от старого мира — но даже если все города сметены с лица земли, там должны остаться кучки выживших, бродящих по пустыне и собравшихся в подвалах и ждущих. Ждущих нового лидера. Ждущих кого-либо достаточно сильного, чтобы управлять ими и заставить их плясать в новой игре, которая уже началась.

Да. Это будет величайшая игра Рыцаря Короля. Игровая доска протянется через разрушенные города, призраки городов, обгоревшие леса и пустыни на тех местах, где раньше были луга. Роланд выучит правила, если его возьмут в игру, как и любой другой. Но при этом он уже был на пути вперед, потому что понимал, что была некая великая сила, захваченная ничтожнейшими и сильнейшими. Присвоенная и используемая как священный топор, висящий над головами слабых.

И может быть — только может быть — он будет рукой, держащей этот топор. Рядом с Королем, конечно.

Он слушал завывание ветра и представлял, что тот произносит его имя волшебным голосом и несет его имя над опустошенной землей, словно обещание силы, которая еще будет.

Он улыбнулся в темноте, его лицо было покрыто пятнами крови того человека, которого он застрелил, и стал ждать своего будущего.


ГЛАВА 25 ПРОГУЛКА ВО СНЕ | Лебединая песнь. Последняя война | ЧАСТЬ ПЯТАЯ КОЛЕСО ФОРТУНЫ ПОВОРАЧИВАЕТСЯ