home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



ГЛАВА 33

ВСЕГО ЛИШЬ БУМАГА И КРАСКИ

Свон избегала этого так долго, как могла. Но теперь, когда она вылезла из ванны с прекрасной теплой водой, отмыв темно-коричневый налет грязи вместе с кусочками кожи, и добралась до большого полотенца, которое Леона Скелтон принесла для нее, ей пришлось сделать это. Ей пришлось. Она посмотрела в зеркало.

Свет падал от одиночной лампы, отрегулированной на минимум, но это было достаточно. Свон уставилась в овальное стекло над ванной и думала, что, возможно, видит кого-то в гротескной, безволосой маске для Праздника Всех Святых. Одна рука, дрожа, поднялась к губам; страшное изображение сделало тоже самое.

Кусочки кожи свисали с лица, шелушась, словно древесная кора. Коричневая ссохшаяся полоса пролегла через лоб и переносицу; брови, раньше такие белые и густые, сгорели совсем. Губы растрескались, словно сухая земля, и глаза, казалось, провалились в темные дыры черепа. На правой щеке были две маленькие бородавки, и на губах было еще три таких же. Она видела такие же штуки, похожие на бородавки, на лбу Джоша, видела коричневые ожоги на его лице и пеструю, серо-белую кожу, но она привыкла видеть его таким. На ее лице появились слезы от шока и страха, она смотрела на свою короткую прическу, где раньше были прекрасные волосы, и мертвую белую кожу, свисающую с лица.

Она вздрогнула от вежливого стука в дверь ванной комнаты. — Свон? Ты в порядке, детка? — спросила Леона Скелтон.

— Да, мадам, — ответила она, но голос ее был неуверенным, и она знала, что женщина заметила это.

После паузы Леона сказала: — Хорошо, я принесу тебе еду, когда ты будешь готова.

Свон поблагодарила ее, сказала, что она выйдет через несколько минут, и Леона ушла. Чудовищная маска для Праздника Всех Святых поравнялась с ней в зеркале.

Она оставила свою грязную одежду Леоне, которая сказала, что попробует отмыть ее в котелке и высушить над огнем, и потому завернулась в свободный, мягкий мальчишеский халат и одела белые толстые носки, которые Леона приготовила для нее. Халат был частью оставшейся одежды сына Леоны. Джо, который теперь, женщина сказала гордо, жил в Канзас-Сити со своей семьей и был менеджером супермаркета. Вытаскивая чемодан с его бельем, Леона призналась Свон и Джошу, что сама она так никогда и не работала.

Тело Свон было чистым. Мыло, которым она воспользовалась, пахло лилиями, и она с грустью подумала о своем цветущем на солнце садике. Она выбралась из ванной комнаты и оставила для Джоша лампу зажженной. Дом был холодным, и она пошла прямо к камину, чтобы снова согреться. Джош спал на полу под красным одеялом, с головой, лежащей на подушке. Около его головы стоял передвижной столик с пустой чашкой и миской и парой крошек от кукурузных оладий. Одеяло сползло с его плеча, Свон наклонилась и подтянула его к подбородку.

— Он рассказал мне, как вы выбрались вдвоем, — сказала Леона тихо, чтобы не беспокоить Джоша, хотя он спал так крепко, что было сомнительно, что он проснется даже если сюда сквозь стену проедет грузовик. Она вошла в комнату из кухни, неся для Свон поднос с миской подогретого овощного супа, чашкой хорошей воды и тремя кукурузными лепешками. Свон взяла поднос и села напротив камина. Дом был спокоен. Дэви Скелтон спал, и, не считая порывов ветра время от времени, не было ни звука, только потрескивали угли и тикали часы с маятником, стоявшие на каминной полке и показывавшие без двадцати минут девять.

Леона опустилась на стул, покрытый яркой, в цветочек, тканью. Ее колени как бы сами подогнулись. Она поморщилась и потерла их узловатыми, постаревшими руками. — Старые кости напоминают о себе, — сказала она. Затем кивнула на спящего великана. — Он сказал, что ты чрезвычайно бравая маленькая девочка. Сказал, что если ты чего-либо захотела, решила, то никогда не бросишь этого. Это правда?

Свон не знала, что сказать. Она пожала плечами, пережевывая жесткую кукурузную лепешку.

— Ну, ладно, он мне сказал это. Хорошо иметь крепкую волю. Особенно в такое время, как сейчас. — Ее взгляд перешел мимо Свон к окошку. — Все изменилось теперь. Все, что было, погибло. Я знаю это. — Ее глаза сузились. — Я слышу темный голос в этом ветре, — сказала она. — Он говорит: «Все мое, все мое». Я не думаю, что осталось много людей, как это ни жалко. Должно быть, сейчас весь мир такой же, как Салливан: все разрушено, все изменилось, превратилось во что-то совсем другое.

— Во что же? — спросила Свон.

— Кто знает? — пожала плечами Леона. — Мир вовсе не заканчивается. Это было первое, о чем я подумала. У мира есть крепкая воля. — Она подняла кривой палец. — Даже если все люди во всех больших городах и маленьких городишках умирают, и все деревья и урожай станут черными, и облака никогда не пропустят через себя солнце, мир будет существовать, пусть и измененным. О, Господь заставил мир сильно завертеться. Он наделил многих людей здравым смыслом и душой, — людей, таких же, как ты, может быть. И как твой друг вон там.

Свон решила, что расслышала лай собаки. Это был неуверенный звук, длился совсем недолго и был заглушен вскоре шумом ветра. Она встала, выглянула в окошко, затем в другое, но ничего не смогла увидеть. — Вы слышали лай собаки?

— А? Нет, но вполне возможно, что он был. Бродяжничает по всему городу, ища пищу. Иногда я оставляю несколько крошек и миску воды на крылечке. — Она занялась подкладыванием деревяшек в камин, кладя их поглубже в угли.

Свон сделала еще глоток воды из чашки и решила, что ее зубы не выдержат битвы с жесткой кукурузной лепешкой. Она взяла лепешку и сказала. — Будет ли это хорошо, если я вынесу лепешку и воду на крыльцо?

— Конечно, пожалуйста. Думаю, что бродяга тоже хочет есть. Только смотри, чтобы тебя не унес ветер.

Свон взяла лепешку и чашку с водой и вынесла наружу. Ветер стал сильнее, чем был днем, неся волны пыли. Ее халат развевался вокруг. Свон опустила еду и воду на одну из нижних ступеней и огляделась вокруг, защищая свои глаза от пыли. Нигде не было ни признака собаки. Она пошла обратно к входной двери, постояла чуть-чуть и собралась войти в дом, как ей показалось, что она заметила какое-то движение справа. Она постояла еще немного, начиная дрожать.

Наконец маленькая серая фигурка подошла ближе. Маленький терьер остановился в десяти шагах от крыльца и понюхал землю лохматой мордой. Затем понюхал воздух вокруг, пытаясь обнаружить запах Свон. Ветер трепал его короткую, пыльную шерстку, а затем терьер посмотрел на Свон и задрожал.

Она почувствовала сильную жалость к этому существу. Никто не мог сказать, откуда она взялась; она была напугана и не подходила к еде, хотя Свон стояла на верхней ступеньке. Терьер резко повернулся и побежал в темноту. Свон поняла; собака не доверяла больше ни одному человеку. Она оставила пищу и воду и ушла обратно в дом.

Огонь весело трещал. Леона стояла перед ним, грея руки. Под одеялом Джош вздрагивал и сопел еще громче, потом снова успокоился. — Ты видела собаку? — спросила Леона.

— Да, мадам. Она не брала еду, пока я стояла там.

— Конечно, нет. Возможно, она гордая, как ты думаешь?

Она повернулась к Свон, фигура с рыжими очертаниями от огня, и Свон пришлось задать тот вопрос, который пришел ей на ум, пока она была в ванной: — Я не хочу сказать ничего плохого, но…

Вы ведьма?

Леона хрипло засмеялась. — Ха! Ты говоришь то, что думаешь, да, детка? Хорошо, это здорово! Это очень редко бывает в наши дни и в наш век!

Свон молчала, ожидая большего. Когда ничего не последовало, Свон сказала: — Я все же хочу узнать. Вы ведьма? Моя мама раньше говорила, что все, кто имеет второе зрение или может предсказывать будущее, приносят зло, потому что такие вещи идут от сатаны.

— Она говорила это? Ну, не знаю, могу ли я называть себя ведьмой или нет. Может быть, да. На самом деле у меня не слишком большая удача в предсказаниях, я считаю, что жизнь — это одна из тех занимательных составных картинок, которую надо собрать в единое целое, и при этом невозможно угадать, что же должно получиться, ты только складываешь кусочек к кусочку и пытаешься впихнуть неправильную часть туда, куда она не подходит, и это очень надоедает, и хочется только опустить руки и заплакать. — Она пожала плечами. — Я не говорю, что картинка уже сложилась, но возможно у меня есть дар видения некоторых следующих кусочков. Не всегда, замечу. Я полагаю, что Сатана разбросал эти части, сжег, разрушил. Я не думаю, что Дьявол захотел бы увидеть картинку аккуратной, ясной и хорошенькой, да?

— Нет, — согласилась Свон. — Я так не думаю.

— Детка, я хочу показать тебе кое-что — если с тобой все в порядке.

Свон кивнула.

Леона взяла одну из ламп и показала Свон следовать за ней. Они прошли через переднюю, миновали закрытую дверь в комнату, где спал Дэви, и подошли к другой двери в конце коридора. Леона открыла ее и впустила Свон в маленькую комнатку, с множеством книжных полок и книг, с квадратным карточным столом и четырьмя стульями в центре комнаты. Доска для спиритических сеансов стояла на столе, а под столом была многоцветная пятиконечная звезда, нарисованная на деревянном полу.

— Что это? — спросила Свон, указывая на звезду, когда свет раскрыл ее.

— Это называется пентаграмма. Магический знак, он вызывает хороших, полезных духов.

— Духов? Вы имеете в виду призраков?

— Нет, только хорошие чувства, эмоции и прочее. Я точно не знаю, я сделала это по образцу из журнала «Фэйт», и там же были некоторые сведения о его происхождении. — Она поставила лампу на стол. — Как бы то ни было, это моя комната для видений. Я привожу…

Раньше приводила сюда моих посетителей читать в хрустальных шарах и проводить спиритические сеансы для них. Это у меня что-то типа офиса, кабинет.

— Вы говорите, что зарабатывали на этом?

— Конечно! Почему бы и нет? Это было самым простым способом зарабатывать на жизнь. Кроме того, все хотели узнать что-либо о своем любимом предмете — о них самих. — Она засмеялась, и ее зубы засверкали в свете лампы.

— Смотри! — Она прошла мимо одной из полок и взяла изогнутый кусочек дерева, похожий на ветку дерева, примерно трех футов длиной с двумя маленькими веточками, отходящими от него в разные стороны на конце. — Это Плакса, — сказала Леона. — Мой настоящий делатель денег.

Для Свон это было словно старинная волшебная палочка. — Это вещь? Как?

— Когда-нибудь слышала об ивовом пруте для поиска воды? Это самая лучшая такая палочка, какую только можно пожелать, детка! Старая Плакса будет клониться вниз и покрываться каплями даже над лужей воды, спрятанной под сотней футов твердой скалы. Я нашла ее на гаражной распродаже в 1968 году, и Плакса обнаружила уже пятьдесят колодцев по всему нашему округу. Она нашла и мой собственный колодец, позади дома. Приносящий самую чистейшую воду, какую когда-либо мог испробовать ваш язык. О, я очень люблю ее!

Она поцеловала прутик и положила его на место. Затем ее сверкающий проказливый взгляд возвратился к Свон.

— Как насчет того, чтобы узнать свое будущее?

— Я не знаю, — сказала она беспокойно.

— Но ты хотела бы? Хотя бы только немножко? Я имею в виду ради забавы…

Не больше?

Свон пожала плечами, еще не убежденная.

— Ты заинтересовала меня, детка, — сказала ей Леона. — После того, что Джош рассказал мне о тебе, о том, через что вы прошли вдвоем…

Свон было интересно, рассказал ли Джош ей о приказе Поу-Поу, и о траве, росшей на месте, где она спала. Конечно нет, подумала она. Они не знали Леону Скелтон достаточно хорошо, чтобы раскрывать свои секреты! О, думала Свон, на самом ли деле эта женщина — ведьма, хорошая или плохая, может быть, она как-то узнала или даже просто догадалась, что что-то странное было в рассказе Джоша. — А как вы будете делать это? — спросила Свон. — С помощью одного из тех хрустальных шаров? Или этой доски на столе?

— Нет, не думаю. Те вещи имеют свое предназначение, но… Я буду делать с помощью этого. — И она взяла резную деревянную коробочку с одной из полок и пошла к столу, где свет был ярче. Она отложила в сторону доску для спиритических сеансов, поставила коробку и открыла ее; внутри, обложенная лиловым бархатом, лежала колода карт, которую Леона Скелтон извлекла оттуда. Она повернула стол и одной рукой раскинула карты перед Свон, так, чтобы она могла видеть их — и Свон затаила дыхание.

На картах были странные и чудесные картинки — мечи, стрелы, кубки и звезды, похожие на нарисованную на полу; предметы соответствовали количеству, написанному на каждой карте напротив загадочных изображений, которые Свон не могла понять — три стрелы, пронзающие сердце, или восемь стрел, летящие по небу. Но на некоторых картах были нарисованы люди: старик в сером одеянии, голова его была наклонена, в одной руке он держал жезл, а в другой шестиконечную светящуюся звезду; две голые фигуры, женщины и мужчины, переплетенные друг с другом, образуя единое тело; рыцарь с красным пылающим оружием на коне, который, стоя на дыбах, извергал огонь, а копыта выбивали искры. И еще, и еще волшебные фигуры — но то, что делало их казавшимися живыми, были цвета, которыми были раскрашены эти карты: изумрудно-зеленый, красный с блесточками, сверкающий золотой и мерцающий серебряный, королевски голубой и полночный черный, перламутрово-белый и желтый, цвета полуденного солнца. Расцвеченные такими красками, фигуры казались движущимися и дышащими, образовывали какую-то совокупность действий, в которую они были включены. Свон никогда не видела таких фигур раньше, и глаза ее никак не могли приспособиться к ним.

— Это называется карты Таро, — сказала Леона. — Этот набор датируется 1920-тыми, каждый карта была нарисована вручную. Правда, хорошо вышло?

— Да, — выдохнула Свон. — О…

Да.

— Сядь сюда, детка, — Леона коснулась одного из стульев. — И давай посмотрим, что ты сможешь увидеть. Хорошо?

Свон колебалась, еще неуверенная, но она была очарована прекрасными, волшебными фигурами на этих необычных картах. Она взглянула на Леону Скелтон, на ее лицо, и заскользила на стул, сделанный как будто бы специально для нее.

Леона села за стол напротив нее и пододвинула лампу с ее правой стороны. — Мы будем использовать расклад, называющийся Кельтский Крест. Это удивительный способ разложить карты так, чтобы они рассказали историю. Возможно, это не будет понятной историей, но карты сложатся вместе одна над другой будто разрезанная картинка, о которой я говорила. Ты готова?

Свон кивнула, ее сердце начало колотиться. Ветер завывал и стонал снаружи, и Свон на мгновение подумала, что слышала в нем злобный голос.

Леона улыбалась и перебирала карты, ища какую-то особенную. Она нашла ее и показала ее Свон.

— Эта будет обозначать тебя, а другие карты будут вокруг тебя рассказывать историю.

Она взглянула вниз на карту, лежащую на столе напротив Свон; та была отделана золотым и красным и изображала молодую женщину в длинной золотой накидке с красной кожаной шапочкой, державшую палочку, обвитую лозой виноградной.

— Это Паж Посохов — ребенок с еще длинным жизненным путем. — Она пододвинула остальные карты к Свон. — Сможешь перетасовать их?

Свон не знала как тасовать карты и покачала отрицательно головой.

— Хорошо, тогда просто раскидай их на столе. Раскидывай их хорошо, по кругу, по кругу, и пока ты будешь делать это, думай серьезно о том, где ты была, и кто ты, и куда ты хотела бы пойти.

Свон сделала так, как ее попросили, стала раскидывать карты по кругу, прижимая их картинками к столу, только сверкали их золотые спинки. Леона сказала ей думать настолько серьезно, как только сможешь, но шум ветра пытался отвлечь ее, и наконец Леона сказала:

— Хорошо, детка. Теперь собери их вместе на столе, лицом вниз, в любом порядке, каком захочешь. Затем раздели их на три стопки и положи их слева.

Когда это было сделано, Леона подняла свои изящные руки в приглушенном оранжевом свете и собрала все стопки, чтобы освободить столик.

— Теперь мы начнем историю, — сказала она.

Она открыла первую карту сразу после Пажа Посохов. — Эта лежит над тобой, — сказала она. На карте было большое золотое колесо с фигурами мужчин и женщин, располагавшимися в нем как спицы, некоторые с веселым выражением на верху колеса, а другие, внизу колеса, с отчаянием на лице. — Колесо Фортуны — если оно поворачивается, то происходят изменения и дальше разворачивается Судьба. Эта та атмосфера, в которой ты находишься, вещи вокруг тебя, о которых ты и сама пока не знаешь.

Следующая карта легла поперек Колеса Фортуны. — Эта лежит тебе поперек, — сказала Леона. — Это сила, которая против тебя. — Ее глаза сузились. — О, Господи. — Карта, украшенная черными и серебряными цветами, изображала фигуру, завернутую почти целиком в черный плащ и капюшон за исключением белого, маскоподобного ухмыляющегося лица; его глаза были серебряными — но был у него и третий глаз, алый, на его лбу. На верху карты было витиеватое, замысловато написанное слово.

— Дьявол, — сказала Леона. — Затеявший разрушения. Бесчеловечный. Тебе надо быть настороже и следить за собой, детка.

Прежде чем Свон смогла спросить о карте, которая заставила ее дрожать, Леона вытащила следующую. — Это твое предназначение, и, по правде говоря, ты заслужила его. Туз Кубков — мир, красота, стремление к пониманию.

— Эй, но это не я! — сказала Свон удивленная.

— Может быть, еще нет. Возможно, когда-нибудь будешь. — Следующая карта была положена сверху ненавистного Дьявола. — Это лежит ниже тебя и говорит о том, через что ты прошла, чтобы попасть туда, где ты сейчас. — Карта показывала ослепительно желтое солнце, но оно было перевернуто кверху ногами. — Солнце в таком положении говорит об одиночестве, неуверенности…

Потере кого-то. Возможно, о потере части тебя самой. Смерть невинных. — Леона быстро взглянула вверх и вернулась к картам. Следующая карта, пятая, вытащенная из наваленной кучи, разместилась слева от Дьявола. — Это — сразу за тобой, то, что ушло прочь. — Это был старик, несший звезду в фонаре, но он тоже был перевернут ногами вверх. — Отшельник. Перевернутый вверх ногами, что означает удаление, прятание, отрицание своей ответственности. Все это — то, что ушло. Ты выходишь в мир — лучший или худший.

Шестая карта легла справа от Дьявола.

— Это лежит пред тобой и говорит о том, что будет.

Леона изучала карту с интересом. На ней был молодой парень в малиновом одеянии, держащий поднятую вверх стрелу. — Паж Мечей, — объяснила Леона. — Молодая девушка или парень, жаждущие власти. Живет для этого, нуждается в этом как в пище и воде. Дьявол смотрит в этом направлении. Возможно, между ними есть какая-то связь. Все равно, это кто-то, кто будет препятствовать тебе — кто-то действительно коварный и, возможно, к тому же опасный.

Когда она собралась перевернуть следующую карту, в комнату донесся голос: — Леона! Леона! — Дэви начал кашлять сильно, почти задыхаясь, и она моментально отложила карты в сторону и выскочила из комнаты.

Свон встала. Ей показалось, что карта с Дьяволом, человеком с алым глазом, уставилась на нее, и она почувствовала мурашки на своих руках. Колода, которую Леона положила в сторону, мы всего в нескольких дюймах. Верхняя карта манила Свон взглянуть на нее украдкой.

Ее рука потянулась к ней. Остановилась.

Только взглянуть. Чуть-чуть, самую малость. Она изображала красивую женщину в фиолетовых одеждах, солнце светило над ней, и вокруг нее колосья пшеницы, ячменя и цветы. У ее ног лежали лев и ягненок. Но волосы были в огне, и ее глаза тоже горели, направленные и противостоящие какому-то далекому препятствию. Она держала серебряный щит с нарисованным в центре огнем, на ее голове была корона, светящаяся будто бы пойманными звездочками. Витиеватые буквицы над короной гласили: «Императрица».

Свон разрешила себе смотреть на нее до тех пор, пока все детали не запечатлелись в ее уме. Она положила ее на место, но теперь следующая карта притягивала ее. Нет! — предупредила она себя. Ты уже далеко зашла! Она почти ощущала взгляд алого глаза Дьявола, подстрекающего ее поднять еще одну карту.

Она приподняла следующую карту. Перевернула ее. И похолодела.

Вооруженный скелет, сидящий верхом на лошадиных костях, в его руках была испачканная кровью коса. Он косил пшеничное поле, но колосья пшеницы были в форме человеческих тел, собранных вместе, голых и корчившихся в агонии, когда их скашивала коса. Небо было цвета крови, и в нем кружились черные вороны над полем человеческого горя. Это была самая ужасная картинка, которую когда либо видела Свон, ее ей не нужно было смотреть на подпись сверху карты, чтобы догадаться, что это было.

— Что ты тут делаешь?

Голос заставил ее подпрыгнуть чуть ли не на три фута. Она повернулась кругом и в дверном проеме увидела Джоша. Его лицо, покрытое серыми и белыми пигментными пятнами и коричневыми затвердевшими ожогами, было гротескным, и Свон поняла в этот момент, что ей нравится его лицо и она любит его. Он оглядел по кругу комнату, нахмурился.

— Что все это?

— Это…

Комната Леоны для видений. Она читала мою судьбу по картам.

Джош вошел и взглянул на карты, разложенные на столе. — Эти вот действительно милые, — сказал он. — За исключением этой. — Он указал на Дьявола. — Это напоминает мне ночной кошмар, когда я съел бутерброд с салями и целую коробку шоколадных пончиков.

Все еще нервничая, Свон показала ему последнюю карту, которую она вытащила.

Он взял ее двумя пальцами и поднес ближе к свету. Он и раньше видел карты Таро во Французском квартале в Новом Орлеане. Буквы образовывали слово «Смерть».

Смерть косит человеческую расу, подумал он. Это была одна из наиболее страшных картинок, которые он когда-либо видел, и в слабом свете казалось, что серебряная коса двигается туда и сюда через человеческие снопы, лошадь-скелет, оседланная наездником, продвигалась вперед под кроваво-красным небом. Он бросил ее обратно на стол и скользнул взглядом по карте с демоническим красным глазом. — Всего лишь карты, — сказал он. — Бумага и краски. Они ничего не значат.

— Леона сказала, что они раскрывают историю.

Джош собрал все карты в колоду, убрал Дьявола и Смерть из поля зрения Свон. — Бумага и краски, — повторил он. — Вот и все.

Они не могли не слышать удушливый кашель Дэви Скелтона, мучительный кашель. Разглядывание этих карт, особенно той, со «жнецом», бросило Джоша в дрожь. Дэви почти задыхался, и они слышали, как Леона напевала ему вполголоса, пыталась успокоить его. Смерть близка, неожиданно понял Джош. Она очень, очень близка. Он вышел из этой комнаты и пошел вдоль по коридору. Дверь в комнату Дэви была приоткрыта. Джош посчитал, что он мог бы чем-нибудь помочь, и заглянул в комнату больного.

Первое, что он увидел были простыни, покрытые пятнами крови. Лицо агонизирующего человека было освещено желтой лампой, глаза расширились от боли и ужаса, и из рта, когда он кашлял, вылетали сгустки запекшейся крови.

Джош остановился в дверях.

Леона склонилась над мужем, фарфоровая миска стояла на ее коленях и она держала в руках окровавленную тряпку. Она ощутила присутствие Джоша, повернула голову и сказала со всем достоинством, на которое была способна: — Пожалуйста. Выйдите и закройте дверь.

Джош помедлил, больной и ошеломленный.

— Пожалуйста, — умоляла Леона, в то время как ее муж выкашливал свою жизнь ей на колени.

Он вышел из комнаты и закрыл дверь.

Каким-то образом он обнаружил, что снова сидит возле камина. Он понюхал себя. Он вонял, и ему нужно было принести несколько ведер воды из колодца, нагреть ее на огне и погрузиться в эту ванну, чего он страстно желал. Но желтое, испуганное лицо мужчины, умиравшего в соседней комнате, запечатлелось в его сознании и не давало ему двигаться; он вспомнил Дарлин, умирающую в грязи. Вспомнил труп, лежащий неподалеку в темноте, на ступеньках крыльца соседнего дома. Образ того наездника — скелета разгуливающего по полю с пшеницей-людьми, всплыл в его сознании.

О Господи, подумал он, и у него закапали слезы. О Господи, помоги всем нам.

И он склонил голову и разрыдался не только от воспоминаний о Рози и мальчиках, но и из-за Дэви Скелтона и Дарлин Прескотт, и умершего человека там в темноте, и всех других умерших и умирающих людей, которые, почувствовав солнце на своих лицах, думают, что живут навсегда. Он рыдал, и слезы катились по его лицу и капали с подбородка, и он не мог остановиться.

Кто-то обхватил его за шею.

Ребенок.

Свон.

Он прижал ее к себе и держал так все это время, пока плакал, а она прижималась к нему.

Она обхватила его. Она любила Джоша и не могла переносить звуки его рыдания.

Ветер завывал, изменял направление, атакуя развалины Салливана под разными углами.

И в этом ветре, ей казалось, она слышала злобный голос, шепчущий: — Все мое… Все мое…


ГЛАВА 32 ГРАЖДАНЕ МИРА | Лебединая песнь. Последняя война | ГЛАВА 34 ГРЯЗНЫЕ БОРОДАВОЧНИКИ