home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



ГЛАВА 39

РАЙСКИЙ УГОЛОК

-Свет! — закричал, указывая вдаль, Джош. — Посмотрите! Там, впереди, свет!

Они шли по шоссе, простирающемуся через спокойные безжизненные окраины, и тоже теперь увидели свет, который заметил Джош: голубовато-белое свечение, отражающееся от низких густых облаках.

— Это Матисон, — сказала Леона с бесседельной спины коня. — Боже всемогущий! У них в Матисоне есть электричество!

— Сколько там живет людей? — спросил ее Джош, говоря громче, чтобы перекричать ветер.

— Тринадцать, четырнадцать тысяч. Это действительно город.

— Слава Богу! Они, должно быть, починили свою электростанцию! Сегодня вечером у нас будет горячая пища! Слава Богу!

Он начал толкать тачку с появившейся вновь силой, будто на его пятках выросли крылышки. Свон следовала за ним, неся ивовый прутик и маленькую сумку, а Леона коленями стискивала бока Мула, чтобы он шел вперед. Мул слушался ее без колебаний, он был рад снова служить кому-то. Где-то сзади маленький терьер нюхал воздух и тихо рычал, но тем не менее следовал за ними.

Мерцание молний проскальзывало в облаках, накрывших Матисон, и ветер приносил раскаты грома. Они оставили ферму Джаспинов рано утром и целый день шли по узкому шоссе. Джош пытался надеть на Мула седло и уздечку, но хотя конь вел себя покорно, Джош не мог надеть эту чертову штуковину. Седло упорно сползало, и он никак не мог сообразить, как на все это одевается уздечка. Каждый раз когда Мул только начинал ворчать Джош отпрыгивал назад, ожидая, что животное встанет на дыбы, и наконец бросил эту затею. Однако конь принял вес Леоны без жалоб; несколько миль он нес также и Свон. Конь, казалось, был очень доволен, что последовал за Свон, он был почти как щенок. Иногда из темноты доносился лай терьера, который давал им знать, что он еще рядом с ними.

Сердце Джоша заколотилось. Это был почти самый замечательный свет, который он когда-либо видел, следующий после тот знаменательного света, который он видел из подвала.

О Господи! — подумал он. Горячая пища, теплое место для сна, и — победа из побед! — возможно, даже настоящий туалет!

Гроза приближалась, но ему было все равно. Этой ночью они будут отдыхать в роскоши!

Джош повернул лицо к Свон и Леоне.

— Господи, мы идем обратно к цивилизации!

Он издал такой громкий возглас, что даже ветер смутился, а Мул подпрыгнул.

Но улыбка словно замерзла на лице Леоны. Постепенно начинала исчезать. Ее пальцы замотались в черной гриве Мула. Она вовсе не была уверена в том, что они видят, совсем не была уверена. Это световой трюк, подумала она. Трюк со светом. Да. Точно. Вот и все. И еще Леоне показалось, что она увидела череп на месте лица Джоша. Но это произошло слишком быстро — быстрее, чем она успела моргнуть.

Она уставилась на затылок Свон. О Господи, подумала Леона, что я буду делать, если лицо ребенка окажется таким же?

Ей потребовалось некоторое время, чтобы собрать свое мужество, и затем она сказала: — Свон? — тонким, испуганным голосом.

Свон оглянулась.

— Мэм?

Леона затаила дыхание.

— Да, мэм? — повторила Свон.

Леона заставила себя улыбнуться.

— Ох…

Так, ничего, — сказала она, и пожала плечами.

Видения черепа на лице Свон не было.

— Я…

Только хотела увидеть твое лицо, — сказала ей Леона.

— Мое лицо? Зачем?

— О, я только думала…

Каким прелестным было твое лицо. — Она запнулась, поняв свою ошибку. — Я имею в виду, каким оно должно будет стать красивым, когда кожа заживет. А так ведь и будет. Ты ведь знаешь, какая это штука — кожа. Конечно, да! Она заживет, и ты будешь прелестной, как картинка!

Свон не ответила, она вспомнила тот ужас, когда увидела себя в зеркале в ванной комнате.

— Я не думаю, что мое лицо когда-либо заживет, — сказала она откровенно. Неожиданная ужасная мысль осенила ее.

— Уж не боитесь ли вы…

Она замолчала, не в состоянии выговорить это. Затем сказала:

— Вы не считаете…

Что я спугну жителей Матисона, да?

— Конечно, нет! Никогда бы о таком и подумать не могла!

Такая мысль действительно не приходила раньше в голову Леоне, но теперь она подумала, что увидев Джоша и Свон, жители города съежились бы от страха.

— Твоя кожа скоро заживет, — подтвердила Леона. — Кроме того, это всего лишь внешнее лицо.

— Мое внешнее лицо?

— Да. Каждый имеет два лица, детка — внешнее и внутреннее. Внешнее — такое, каким его видит мир, а внутреннее — то, как ты действительно выглядишь, настоящее лицо. Если можно было бы стряхнуть внешнее лицо, то мир бы увидел, каков человек на самом деле.

— Стряхнуть? А как?

Леона улыбнулась.

— Ну, Господь пока не придумал способ сделать это. Но еще придумает. Иногда все же можно увидеть реальное лицо человека, но только на секунду или две: если ты посмотришь довольно близко и пристально, тогда глаза разглядят внутреннее лицо, и возможно не очень-то и отличающееся от внешней приклеенной маски.

Она кивнула, глядя вперед на огни Матисона.

— Ох, я встречала довольно красивых людей, у которых были ужасные, уродливые внутренние лица. И я встречала некоторых мирных деревенских жите — лей с уродливыми зубами и большими носами, но с небесным светом в глазах, и знаю, что если можно было бы видеть их внутренние лица, то красота их заставляла бы падать на колени. И я считаю, что примерно такое же и твое внутреннее лицо. И Джоша тоже. И так ли уж важно, каково твое внешнее лицо?

Свон несколько мгновений колебалась.

— Я бы хотела верить этому.

— Тогда просто прими это за правду, — сказала Леона, и Свон успокоилась. Свет манил

их вперед. Шоссе взобралось еще на один холм, затем, плавно изгибаясь, стало спускаться к городу. Молния сверкнула на горизонте. Мул под Леоной фыркнул и заржал.

Свон услышала нервную ноту в лошадином ржании. Мул возбужден, потому что скоро мы придем к людям, подумала она. Но нет, нет — это не было звуком возбуждения; Свон почувствовала в нем отвращение. Она начала перенимать нервозность коня, чувствовать себя беспокойно, будто шла спокойно через широкое золотое поле, а фермер в красной кепке прокричал ей: «Эй, маленькая девочка, берегись, в этих зарослях гадюки!»

Не то, чтобы она очень боялась змей — совсем даже нет. Однажды, когда ей было пять лет, она подняла красивую змею прямо из травы, пробежала пальцами по красивой, переливающейся спинке и полоскам ее хвоста. Затем опустила ее вниз и смотрела, как та неторопливо уползала прочь. И только позднее, когда рассказала об этом маме и услышала в ответ оглушительный визг, Свон поняла, что ей нужно было бояться.

Мул заржал и замотал головой. Дорога перестала спускаться, когда они подошли к окраинам города, где три зеленый плакат гласил: «Добро пожаловать в Матисон, штат Канзас! Мы сильны, горды и справедливы!»

Джош остановился, и Свон почти налетела на него.

— Что случилось? — спросила Леона.

— Смотрите.

Джош показал на город.

Дома и строения были темны, света не было видно ни в одном оконце, ни на одном крылечке. Не горели фонари на улицах, не было видно фар машин, не светились дорожные знаки и светофоры. Мерцание, которое отражалось облаками, исходило откуда-то из середины города, за мертвыми, темными строениями, разбросанными по обеим сторонам шоссе. Не слышно было ни звука, только завывания ветра.

— Я думаю, свет исходит из середины города, — сказал он Свон и Леоне. — Если электричество включено, так почему же нет света в окнах домов?

— Может быть, все в одном месте? — предположила Леона. — На стадионе, или в городском зале собраний, или еще где-то.

Джош кивнул.

— Тогда там должны быть машины, — решил он. — И тогда должны работать светофоры. Я не вижу ни одного.

— Может, они берегут электричество? Может быть, станция еще не такая надежная?

— Может быть, — ответил Джош.

Но что-то мистическое было в этом Матисоне; почему не было света в окнах домов, когда где-то в центре все сверкало от огней? И везде было так тихо, очень, очень тихо. У него появилось такое чувство, что им следовало бы повернуть назад, но ветер был холодным и они должны были идти дальше. Там должны быть люди! Конечно! Они все в одном месте, как предположила Леона. Может быть, у них городское собрание или еще что-то! В любом случае, пути назад не было. Он снова начал толкать тачку. Свон последовала за ним, и конь, который нес Леону, последовал за Свон, а обгоняя их слева, через сорняки бежал терьер.

Другой дорожный щит рекламировал мотель Матисона: «Плавательный бассейн! Кабельное Телевидение!» — а третий сообщал, что лучший кофе и бифштексы в городе можно найти в ресторане «Хайтауэр» на Кейвинер стрит.

Они шли по дороге между двух полей и миновали что-то темное и шаровидное, затем общественный бассейн, где стулья и шезлонги были свалены так, что образовывали цепочку-изгородь. Последний дорожный щит анонсировал июльскую распродажу фейерверков в «Торговом Доме К» на Биллапс стрит, а затем они вступили в Матисон.

Это был милый городок, подумал Джош, когда они проходили по главной улице. Здания были из камня и бревен знаменовали собой край города. Чуть далее дома были в основном кирпичными, многие из них одноэтажные, вполне обычные, но довольно милые. Статуя кого-то, стоящего на коленях, одной рукой накрывая Библию, а другую вздымая к небу, была установлена на пьедестале в районе маленьких лавочек и магазинчиков, напоминая Джошу шоу «Майская ягода» Энди Гриффита. Над одним из магазинчиков раскачивался на нескольких болтах его навес, а окна в Матисонском Первом Гражданском Банке были выбиты. Из мебельного магазина была вытащена вся мебель, свалена на улице в кучу и подожжена. Возле стояла перевернутая полицейская машина, также сожженная дотла. Джош не заглядывал внутрь. Над головой прогремел гром, молния заплясала по небу.

Дальше впереди они нашли стоянку магазина подержанных машин. «Марка Дядюшки Ройса!» — гласил заголовок. Под рядами разноцветных, развивающихся заголовков стояли шесть пыльных машин. Джош начал проверять их всех, одну за другой, пока Свон и Леона ждали сзади, а Мул беспокойно фыркал. Две их них были с проколотыми шинами, и третья — с разбитыми окнами. Остальные три — «Импала», «Форд Файрлэйн» и красный грузовичок-пикап — внешне были в довольно хорошем состоянии. Джош вошел в маленькую контору, нашел широко открытую дверь и с помощью фонаря отыскал на доске ключи ко всем трем машинам. Он забрал ключи и стал методично испытывать машины. «Импала» не издала ни звука, пикап был мертв, а мотор последнего автомобиля зашипел и заскрежетал, шумя так, будто железную цепь волочили по гравию, а затем затих. Джош открыл капот машины и обнаружил, что весь мотор был видимо раскурочен топором.

— Черт побери! — выругался Джош, а затем фонарь выхватил что-то, написанное на сухой грязной крышке изнутри: «Да восславят все лорда Альвина».

Он уставился на корявую надпись, вспоминая, что он уже видел такое же — хотя и написанное другой рукой и при других обстоятельствах — в доме Джаспинов прошлой ночью. Он подошел обратно к Свон и Леоне и сказал:

— Все эти машины сломаны. Я думаю, кто-то специально разворотил их.

Он посмотрел в сторону света, который теперь был намного ближе.

— Ну, — сказал он наконец. — Я думаю, мы пойдем и узнаем, что это такое, да?

Леона взглянула на него, затем быстро отвела взгляд; она боялась, что снова увидит череп, но в этом странном свете было что-то, о чем она сказать не могла. Ее сердце начало колотиться сильнее, и она не знала, что делать и говорить.

Джош снова стал толкать тачку перед собой. В отдалении они услышали, как терьер пролаял несколько раз и замолк. Они продолжали идти по главной улице, минуя магазины с разбитыми окнами, проходя мимо все больших количеств перевернутых и сожженных машин. Свет принуждал их идти вперед, и хотя у всех них были собственные заботы, они двигались к свету как мотылек на свечу.

На углу был небольшой дорожный знак, указывающий направо и гласящий «Институт Путей, 2 мили». Джош посмотрел в том направлении и не увидел ничего кроме темноты.

— Это приют для психов, — сказала Леона.

— Приют для кого? — это слово пронзило его. — Что это за такой приют?

— Сумасшедший дом. Знаешь ли, куда помещают людей, слетевших с роликов. Этот — один из известнейших во всем штате. Полный людей, слишком сумасшедших для тюрьмы.

— Ты имеешь в виду…

Криминальных сумасшедших?

— Да, точно.

— Вот здорово, — сказал Джош.

Чем быстрее уйдут из этого города, тем лучше! Он не хотел быть за две мили от психиатрической больницы, полной ненормальных убийц. Он взглянул в темноту, где было это заведение, и почувствовал, как кожа покрывается мурашками.

Затем они прошли еще один квартал молчаливых домов, миновали темный мотель «Матисон» и ресторан «Хайтауэр», и попали на огромную автостоянку.

Перед ними, весь освещенный и блистающий, стоял «Торговый Дом К», а рядом с ним — гигантский продуктовый супермаркет.

— Боже всемогущий! — вздохнул Джош. — Магазины!

Свон и Леона просто уставились на это зрелище, как будто они никогда раньше не видели таких светлых и огромных магазинов. Реагирующие на наступление сумерек фотонные лампы освещали желтым мерцанием участок автостоянки, на котором стояли примерно пятьдесят-шестьдесят машин, спальных прицепов и грузовиков-пикапов, все было покрыто канзасской пылью. Джош был совершенно ошеломлен, и ему пришлось побалансировать, чтобы ветер не свалил его. Раз там горело электричество, пришло ему в голову, то, значит, холодильники в супермаркете должны действовать, и внутри значит есть бифштексы, мороженое, холодное пиво, яйца, бекон, ветчина и еще Бог знает что. Он посмотрел на светящиеся окна «Торгового Дома К», и его голова бешено соображала: какие еще удовольствия могут быть там? Радио и батарейки, карманные фонари и светильники, оружие, перчатки, керосиновые обогреватели, плащи! Он не знал, что ему делать, плакать или смеяться от радости, но он оттолкнул тачку в сторону и заспешил к «Торговому Дому К».

— Подожди! — закричала Леона. Она слезла с коня и поспешила за Джошем. — Подожди минутку!

Свон поставила свою сумку на землю и, держа в руке Плаксу, пошла за Леоной. Сзади нее брела лошадь. Терьер пролаял несколько раз, затем заполз под брошенный «Фольксваген» и остался там, наблюдая за продвижением людей через автостоянку.

— Подожди! — снова позвала Леона, она не могла поспеть за ним, а он несся к «Торговому Дому К» как паровоз. Свон крикнула:

— Джош! Подожди нас! — И поспешила, чтобы догнать его.

Некоторые окна были выбиты, но Джош понял, что это сделал ветер. Он не имел представления, почему свет был только здесь и нигде больше. «Торговый Дом К» и соседствующий с ним супермаркет были похожи на два родника в сожженной пустыне. Его сердце чуть ли не выскакивало из груди. Сладости! — подумал он жадно. Булочки! Глазированные орехи! Он боялся, что ноги откажут ему прежде, чем он доберется до «Торгового Дома К», или что все видение задрожит и исчезнет, когда он пройдет в одну из выходных дверей. Но этого не произошло, и он вошел, и там застыл в огромном магазине со всеми удовольствиями мира на полках и витринах перед ним, с магическими фразами «Закуски», и «Сладости», и «Спортивные товары», и «Транспортные средства», и «Домашняя утварь» на деревянной афише со стрелками, указывающими на различные секции магазина.

— Боже мой! — воскликнул Джош, полупьяный от экстаза. — О Господи!

Вошла Свон, затем Леона. Пока дверь раскачивалась после вхождения Джоша, терьер тоже последовал за ним, и теперь носился среди торговых рядов. Затем дверь закрылась, и они стояли здесь все вместе, а конь ржал и метался снаружи.

Джош бросился к прилавку с карамельками, жаждя до дрожи шоколадных конфет. Он проглотил три «Милки Вэй» и начал уплетать полуфунтовый пакет «Мистер и Миссис». Леона подошла к прилавку с тонкими спортивными носками. Свон бродила среди прилавков, пораженная множеством товаров и непривычной яркостью цветов.

С полным ртом шоколада, Джош обратил свое внимание на сигареты, сигары и трубки с табаком; он взял пачку первых попавшихся сигарет, нашел рядом несколько спичек, сунул сигарету между зубов, зажег ее, глубоко затянулся.

Он чувствовал себя так, будто попал в рай, но еще не все удовольствия супермаркета были испробованы. Терьер где-то далеко впереди несколько раз пролаял.

Свон поглядела вдоль проходов, но не смогла увидеть собаку. Ей не понравился этот лай, потому что он нес предупреждение, и после того как терьер пролаял снова, она услышала его визг, будто его ударили. Затем последовал еще более злобный лай.

— Джош? — позвала Свон.

Облако сигаретного дыма окружало его голову. Он достал следующую сигарету и набил рот конфетами. Его рот был так полон ими, что он не мог ответить Свон, а только помахал ей.

Свон медленно пошла вглубь магазина, а терьер все продолжал лаять. Она подошла к трем манекенам, одетым в костюмы. На одном из них, стоящем в середине, была голубая бейсбольная кепка, и Свон подумала, что она совсем не подходит к этому костюму, но должна подойти к ее голове. Она встала на цыпочки и сняла кепку.

Восково-бледная голова целиком отвалилась от плеч манекена, скатилась с белого воротничка рубашки и упала прямо к ногам Свон со звуком лопающегося арбуза.

Свон уставилась широко раскрытыми глазами, с кепкой в одной руке и Плаксой в другой. На голове были слипшиеся серые волосы и выпученные глаза в потемневших глазных впадинах, на ее щеках и подбородке были следы серых бакенбард. Теперь она могла рассмотреть красное мясо и желтый срез кости там, где голова была срублена с человеческой шеи.

Она заморгала и посмотрела на другие манекены. У одного из них была голова подростка-мальчишки, его рот раскрылся и язык вывалился наружу, оба глазных яблока повернуты к потолку и корочка крови застыла на ноздрях. У третьего была головой пожилого мужчины, его лицо было разрисовано цветными мелками.

Свон шагнула назад по проходу — и задела четвертый и пятый манекены, одетые в женские одежды. Срубленные головы женщины средних лет и маленькой девочки с рыжими волосами выпали из воротников и упали по другую сторону от Свон; лицо маленькой девочки оказалось повернутым к Свон, ужасный рот с засохшей кровью был раскрыт в беззвучном крике страха.

Свон закричала. Кричала долго и громко, и не могла остановиться. Она понеслась прочь от человеческих голов, еще крича, и пока она бежала, она видела вокруг еще манекены, и еще, и еще, некоторые из голов разбитые и измятые, другие разрисованные и украшенные гримом, чтобы придать им фальшивые улыбки. Она подумала, что если не перестанет кричать, то ее легкие разорвутся, и когда добежала до Джоша и Леоны, кричать уже не могла, потому что израсходовала весь воздух. Она задышала часто и направилась прочь от ужасных голов, и за вскриком Джоша она расслышала, как терьер издавал «тяв-тяв-тяв» от боли из дальнего конца магазина.

— Свон! — закричал Джош, выплевывая полусжеванные конфеты. Он видел, как она бежала к нему, с лицом желтым, как канзасская пыль, и слезами, струящимися вниз по щекам. — Что слу…

— Объявляется специальный приз! — раздался веселый голос из оживших громкоговорителей магазина. — Внимание, всем в магазине! Объявляется специальный приз! У входа три новых пришельца! Поспешите для наилучших сделок!

Они услышали нарастающий шум моторов мотоциклов. Джош подхватил Свон как раз в тот момент, когда мотоцикл пронесся мимо них по проходу, сидевший на нем был одет как дорожный полицейский, если не обращать внимания на индейский головной убор.

— Сзади! — закричала Леона, и Джош скакнул вместе со Свон в руках через прилавок с ванночками для приготовления кубиков льда. Мотоцикл за его спиной был остановлен витриной с транзисторными радиоприемниками. Много фигур бежало к ним через проходы между другими рядами полок, а громкоговорители повторяли снова и снова: «Объявляется специальный приз!».

Вот двигался к ним громадный чернобородый человек, толкавший перед собой торговую тележку, в которой сидел искривленный карлик, за ними следовали другие люди самых различных возрастов и наружности, одетых в самые разнообразные одежды, начиная с костюмов и заканчивая купальными халатами, некоторые с нарисованными на лицах полосками или все белые в пудре. Джош болезненно понял, что большинство из них несли с собой оружие: топоры, пики, мотыги, садовые ножницы и ружья, ножи и цепи. Проходы были полны ими, и они прыгали перед прилавками, ухмыляясь и визжа.

Джош, Свон и Леона прижались друг к другу под натиском орущей толпы из сорока или более мужчин.

Сохраните дитя! — подумал Джош. И когда один из мужчин подполз, чтобы схватить Свон за руку, Джош ударил его по ребрам так, что затрещали кости и он полетел в толпу. Это его движение произвело множество одобрительных возгласов в толпе. Искривленный карлик в магазинной тележке, чье морщинистое лицо было украшено оранжевыми нарисованными молниями, закричал:

— Свежее мясо! Свежее мясо!

Другие подхватили его крик. Истощенный человек дернул Леону за волосы, кто-то еще схватил ее за руку и потянул в толпу. Она начала, словно дикая кошка, бить руками и ногами, отталкивая своих мучителей назад. Тяжелое тело приземлилось на плечи Джоша, закрыв его глаза, но он развернулся и закинул этого человека обратно в море злых лиц. Свон защищалась Плаксой, ударяя по уродливым лицам и носам.

— Свежее мясо! — кричал карлик. — Спешите взять свежее мясо! Чернобородый мужчина прихлопывал в ладоши и танцевал.

Джош ударил кого-то квадратной фигуры в рот, и два зуба вылетели, словно брошенные в игре кости.

— Прочь! — закричал он. — Прочь от нас!

Но они были все ближе, и их было слишком много. Три мужчины тянули Леону в толпу, и Джош мельком увидел ее испуганное лицо; кулак поднялся и опустился, и ноги Леоны отказали. Черт бы их побрал, ругался Джош, ударяя ногой по коленным чашечкам ближайших маньяков. Сохраните дитя! Я должен сохранить ее.

Кулак заехал ему по почкам. Его сбили с ног, и ему пришлось отпустить Свон, которую он держал все это время. Пальцы хлестали по его глазам, кулак колотил его челюсть, ботинки и сапоги лупили его по бокам и спине и, казалось, весь мир слился в едином насилие.

— Свон! — закричал он, пытаясь подняться. Люди бросились на него, как крысы.

Он взглянул вверх сквозь красное облако боли и увидел человека с огромными, рыбьими глазами, стоящего над ним и держащего топор. Он непроизвольным жестом выбросил руку вверх, чтобы защитить себя, но знал, что топор вскоре опустится, и это будет конец.

О, черт! — подумал он, когда кровь пошла изо рта. Славное тут местечко! Он собрал силы для броска, надеясь, что мог бы встать из последних сил и ударить, выбить мозги из этого ублюдка.

Топор достиг зенита, собираясь упасть. Неожиданно среди суматохи раздался голос: — Отставить!

Эффект был такой же, какой производит щелчок кнута на диких животных. Они почти все до единого остановились и отошли назад. Рыбоглазый мужчина осторожно опустил топор, и другие тоже оставили Джоша в покое. Он сел и увидел Свон в нескольких шагах от себя, ползущую к нему. Она все еще держала Плаксу, ее глаза плавали в слезах от шока. Леона была на четвереньках неподалеку, кровь текла из пореза над левым глазом, и лиловый кровоподтек красовался на ее щеке.

Толпа расступилась, пропуская кого-то. Тяжелый, толстый, лысый мужчина в коротких брюках и ковбойских сапогах, с голой грудью и мускулистыми руками, украшенными разноцветными рисунками, вошел в круг. В руке он держал мегафон и посмотрел вниз на Джоша темными глазами из-под надвисающих неандертальских бровей.

О, черт! — подумал Джош. Парень был по меньшей мере столь же огромным, как некоторые борцы тяжелого веса. А за лысым неандертальцем подошли два других человека с разрисованными лицами, неся на плечах кабинку. В ней сидел мужчина, одетый в темно-лиловую одежду, его волосы были белыми, до плеч, волнистыми. Волнистая светлая борода покрывала подбородок, лицо узкое, вытянутое, глаза под густыми белыми бровями были мутного оливково-зеленого цвета. Цвет их напомнил Джошу о воде в пруду возле дома, в котором он провел детство, где два маленьких мальчика утонули одним летним утром. И он припомнил, как ему сказали, что на дне там лежит свернутое кольцами чудовище и ждет очередных жертв.

Этому молодому человеку было от двадцати до двадцати пяти, на нем были белые перчатки, голубые джинсы, кроссовки «Адидас» и красная рубашка. На лбу был нарисован зеленый знак доллара, на левой скуле — красное распятье, а на правой — черные вилы дьявола.

Неандерталец поднял рупор ко рту и проорал:

— Да восславят все лорда Альвина!


ГЛАВА 38 СДЕЛКА С ТОЛСТЯКОМ | Лебединая песнь. Последняя война | ГЛАВА 40 ЗВУК ЧЬЕГО-ТО ПЕРЕРОЖДЕНИЯ