home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



ГЛАВА 43

САМОУБИЙСТВО

Перед грузовиком-пикапом стрелой промчался волк с желтыми глазами.

Пол Торсон инстинктивно нажал на тормоза, и грузовик резко повернул направо, чуть не врезавшись в обгоревшие обломки столкновения огромного трейлера и «Мерседеса-Бенц» посреди нейтральной полосы М 80, прежде чем шины вновь соприкоснулись с дорожным покрытием. Двигатель грузовика шумел и фыркал как старик, которому приснился плохой сон.

Сидящий справа от него Стив Бьюканан высунул ствол «Магнума» в щель приопущенного вниз своего окна и прицелился, но прежде чем он смог выстрелить, животное снова исчезло в лесу.

— Господи, — сказал Стив, — эти ублюдки все сейчас ушли со своей лесной работы. Это самоубийство, мужик!

Другой волк пробежал перед грузовиком, словно бы насмехаясь над ними. Пол мог бы поклясться, что этот ублюдок улыбался. Его собственное лицо было как каменное, когда он сосредоточился на петляющем через обломки пути, но внутри его пронзал ледяной страх, которого он ранее никогда не знал. Имеющегося запаса пуль будет недостаточно, чтобы сдержать волков, если придет такое время. Люди в грузовике надеются на него, но он не сможет помочь им. Я боюсь. О Господи, я боюсь. Он вытащил бутылку «Красного» «Джонни Уокер», которая стояла между ним и подростком, открыл ее зубами и сделал глоток, от которого глаза его увлажнились. Он протянул бутылку Стиву, и тот тоже выпил для храбрости.

Наверное сотый раз за последние пять минут, Пол взглянул на шкалу бензина. Стрелка была на три деления от большой красной Е. За последние пятнадцать миль они проехали две заправочные станции, и худшие кошмары Пола обернулись реальностью; одна из станций была стерта с лица земли, а на другой была надпись, гласившая: «Бензина нет. Ружей нет. Денег нет. Ничего нет».

Пикап упорно пробирался на запад под свинцовым небом. Шоссе было завалено обломками больших машин и заледеневшими, обглоданными волками трупами. Пол видел десяток или больше волков, бегущих за ними следом. Он знал, что они выжидают, когда им придется идти пешком. Они чувствуют, что бак высыхает. Черт побери, почему мы покинули хижину? Там мы были в безопасности! Мы могли бы остаться там…

Навсегда? — спросил он сам себя.

Порыв ветра ударил в борт пикапа, и автомобиль весь задрожал, до самых блестящих протекторов. Суставы пальцев Пола побелели — он с силой вцепился в руль. Керосин закончился прошлым днем, и за день до этого Арти Виско начал кашлять кровью. Теперь хижина была в двадцати милях позади их. Они уже миновали «точку невозможного возвращения», и все вокруг них заброшенным и таким же серым, как пальцы владельца похоронного бюро.

— Мне не следовало вообще слушать эту ненормальную! — думал он, забирая у Стива бутылку. — Из-за нее они убьют нас всех!

— Это самоубийство, мужик, — повторил Стив, кривая ухмылка пересекла покрытое

ожогами лицо.

Сестра сидела рядом с Арти в кузове грузовика, оба они защищались от ветра шерстяным одеялом. Она держала винтовку Пола; он научил ее, как заряжать и стрелять, и сказал ей отправлять к чертовой матери волков, которые подбегут слишком близко. Пятнадцать или около того их, которые следовали за ними, ускользнули обратно, но четыре еще следовали между обломками, однако Сестра решила не тратить на них пули.

Рядом, тоже укутанные одеялами, были Рамзи и старик, забывший свое имя. Старик держал коротковолновое радио, хотя батарейки кончились несколько дней назад. Через шум двигателя Сестра могла слышать агонизирующее дыхание Арти. Он сдерживал себя, хотя кровь покрывала его губы и лицо было искаженным от боли. Единственным для него шансом было найти какую-нибудь медицинскую помощь, и Сестра шла с ним уже слишком долго, чтобы без борьбы дать ему умереть.

Одной рукой Сестра обвила туристическую сумку. Прошлой ночью она смотрела в сияющие драгоценные камни стеклянного кольца и увидела еще одно странное видение: возле обочины какого-то шоссе была странная надпись, тускло освещаемая далеким светом и гласящая: «Добро пожаловать в Матисон, штат Канзас! Мы сильны, горды и справедливы!»

У нее было такое впечатление, будто она шла во сне по какому-то шоссе, которое вело к свету, отражавшемуся от брюха низковисящих туч, вокруг нее были очертания еще кого-то, но она не могла разобрать, кто они такие. Потом внезапно видение оборвалось, и она снова была в домике, сидя перед угасающим огнем.

Она никогда раньше не слышала о Матисоне, штат Канзас, — если он вообще существовал в действительности. Она ведь видела это, глядя вглубь стеклянного кольца, заставляющего воображение кипеть как суп в кастрюле, но почему то, что пузырится в ней, должно иметь связь с действительностью? Но что, если Матисон, штат Канзас, действительно существует? — спрашивала она себя. Значит ли это, что ее видения пустыни, где лежит Пирожковый Обжора, и стола, на котором разложены предсказывающие судьбу карты, — тоже реальные места? Нет! Конечно, нет! Я была сумасшедшей, но теперь я не сумасшедшая, думала она. Это все воображение, обрывки фантазий, которые создаются в ее сознании свечением стеклянного кольца.

Отдай его мне, сказало нечто, замаскированное в Дойла Хэлланда, в той кровавой комнате в Нью-Джерси. Отдай его мне.

Оно находится именно у меня, — думала Сестра, — из всех возможных людей. Почему именно я?

Она сама ответила на свой же вопрос: потому что когда я хочу добиться чего-то, даже сам дьявол не сможет помешать мне, вот почему.

— Мы едем в Детройт! — сказал Арти. Он улыбался, глаза его блестели от жара. — Как ты думаешь, когда примерно я буду дома?

— С тобой все будет в порядке. — Она взяла его руку. Ладонь была влажной и горячей. — Мы найдем для тебя какое-нибудь лекарство.

— О, она в меня так безумно влюблена! — продолжал он. — Я собирался позвать ее той ночью. Я вышел с мальчиками. Собирался позвать ее. Пусть она идет.

— Нет. Все хорошо. Просто успокойся и…

Мона Рамзи завизжала.

Сестра подняла взгляд. Желтоглазый волк размером с добермана вспрыгнул на задний бампер и пытался перебраться с него в кузов. Звериные челюсти злобно щелкали в воздухе. У Сестры не было времени целиться или стрелять; она просто ударила тварь по черепу стволом винтовки, волк завизжал и упал на шоссе. Он убежал в лес прежде, чем Сестра положила палец на спусковой крючок. Четверо остальных, следовавших за грузовиком как тени, рассеялись в поисках укрытия.

Мона Рамзи что-то истерически лепетала.

— Тише! — потребовала Сестра. Молодая женщина перестала бормотать и изумленно посмотрела на нее. — Ты заставляешь меня нервничать, дорогая, — сказала Сестра. — А я становлюсь очень раздраженной, когда нервничаю.

Пикап съехал на заледенелую часть дороги, его правая сторона заскрежетала по обломкам нагромождения из шести машин, прежде чем Пол смог восстановить управление. Он объезжал сейчас обломки какого-то крупного крушения, но и впереди шоссе по-прежнему было кладбищем автомобилей. Множество животных прятались по краям дороги, глядя, как проходит громыхающий пикап.

Стрелка шкалы горючего коснулась Е.

— Мы едем на оставшихся в баке парах, — сказал Пол, и мысленно поинтересовался, насколько им хватит «Красного» «Джонни Уокера».

— Эй! Смотри сюда! — указал Стив Бьюканан.

Справа, посреди лишившихся листвы деревьев, была высокая вывеска бензозаправки «Щит». Они описали кривую, и оба увидели станцию «Щит», покинутую, с надписью: «Покайтесь! Ад на земле!» — написанную белой красках на окне. Именно так оно и есть, рассудил Пол, потому что сама заправка была полностью заблокирована искореженным корпусом автобуса и еще двумя смятыми машинами.

— Хорошая обувь! — сказал Арти в грохоте, стоявшем в кузове грузовика. Сестра отвела взгляд от послания — или предостережения — на окнах станции «Щит». — Ничто не может быть лучше, чем пара хороших, удобных башмаков! — он задохнулся и начал кашлять, и Сестра вытерла ему рот кромкой одеяла.

Грузовик-пикап резко дернулся.

Пол почувствовал, как кровь отхлынула от его лица.

— Давай! Ну давай же! — Они только начали подниматься на холм; его вершина была в четверти мили, и если бы они смогли подняться на нее, то по другой стороне могли бы спуститься под уклон. Пол наклонился вперед, на руль, как бы подталкивая грузовик пройти еще немного. Мотор дребезжал и хрипел, и Пол знал, что он вот-вот умрет. Тем не менее колеса продолжали вертеться, и грузовик все еще взбирался на холм. — Давай! — крикнул он, но двигатель судорожно закашлял, зашипел, а потом умер.

Колеса прошли еще около двадцати ярдов, поворачиваясь все медленнее и медленнее, прежде чем грузовик полностью остановился. Потом колеса начали вращаться в обратную сторону.

Пол вдавил педаль тормоза, отжал ручник и переключился на первую скорость. Грузовик замер, не доехав сотни ярдов до вершины холма.

Установилась тишина.

— Итак, мы приехали, — сказал Пол. Стив Бьюканан сидел, держа «Магнум» в одной руке, а другой рукой сжимая горлышко бутылки со скотчем.

— И что теперь?

— Есть три варианта: мы сидим здесь до скончания наших жизней, мы идем обратно к хижине, либо же продолжаем двигаться вперед. — Он взял бутылку, выбрался из машины на морозный ветер и откинул задний борт. — Путешествие закончилось, друзья. У нас кончился бензин. — Он бросил острый взгляд на Сестру. — Вы удовлетворены, леди?

— У нас еще есть ноги.

— Да. И у них тоже. — Он кивнул на двух волков, стоявших у кромки леса и пристально смотрящих на них. — Я думаю, они побьют нас в состязании на скорость, не так ли?

— Как далеко отсюда хижина? — спросил Кевин Рамзи, обнимая свою дрожащую жену. — Мы доберемся до нее, прежде чем стемнеет?

— Нет. — Он снова обратился к Сестре: — Леди, я проклятый идиот, раз позволил вам втянуть меня в это. Я ведь знал, что заправочные станции все будут уничтожены!

— Тогда почему вы поехали?

— Потому что…

Потому что мне хотелось верить. Даже если я знал, что вы ошибаетесь. — Он уловил движение слева от себя, увидел еще трех волков, бегущих через обломки по восточной кромке шоссе. — Мы были в безопасности в хижине. Я знал, что не следовало ее покидать!

— Каждый человек, который идет по своему пути, куда-нибудь потом да приходит, — настаивала она. — Вы сидели бы в той хижине до тех пор, пока ваши задницы не пустили бы корни.

— Нам надо было оставаться там! — причитала Мона Рамзи. — О, Боже, мы же умрем здесь!

— Вы можете встать? — спросила Сестра у Арти. Он кивнул. — А идти сможете?

— У меня хорошая обувь, — продребезжал он. Он сел, и боль исказила его лицо. — Да, думаю, что смогу.

Она помогла ему встать на ноги, потом спустилась со стороны заднего борта и почти выволокла Арти на дорогу. Он ухватился за опущенный борт и прислонился к грузовику. Сестра повесила через плечо ремень винтовки, осторожно забрала с кузова свою дорожную сумку и шагнула в сторону от грузовика. Она посмотрела в лицо Полу Торсону.

— Мы идем в ту сторону, — она указала на вершину холма. — Вы пойдете с нами или останетесь здесь?

Ее глаза на желтоватом, покрытом ожогами лице были цвета стали. Пол понял, что она или самая безумная, или самая упорная из всех, кого он когда-либо встречал.

— Но здесь нет ничего, и даже, более того…

— Ничего не было и там, откуда мы пришли.

Сестра пристроила дорожную сумку поудобнее и вместе с Арти, опирающимся на ее плечо, начала подниматься на холм.

— Дайте мне винтовку, — сказал ей Пол. Она остановилась. — Винтовку, — повторил он. — Она все равно не принесет вам ни капли пользы. К тому времени, когда вы успеете ее снять, вас уже сожрут. Вот. — Он предложил ей бутылку. — Глотните немного. Каждый пусть выпьет, прежде чем мы пойдем дальше. И ради Бога, обернитесь этими одеялами. Защищайте ваши лица так, как только можете. Стив, захвати одеяло с переднего сиденья. Ну, побыстрее!

Сестра отпила из бутылки, дала глоток Арти, а потом вернула бутылку и винтовку Полу.

— Мы будем держаться вместе, — говорил он всем. — Мы станем тесной группой, прямо как фургоны колонистов, когда на них нападали индейцы. Хорошо? — Он мгновение смотрел на приближающихся волков, поднял винтовку, прицелился и застрелил одного из них. Он упал, лязгая зубами, и остальные прыгнули на него, разрывая его на куски. — Хорошо, — сказал Пол, — давайте же идти по этой чертовой дороге.

Они начали идти, ветер хлестал по ним злобными скрещивающимися потоками. Пол шел впереди, Стив Бьюканан замыкал шествие. Они прошли не больше двадцати футов, когда волк выскочил из-за перевернутой машины и пронесся перед ними. Пол поднял винтовку, но зверь уже успел найти себе убежище под другой машиной.

— Смотри за нашим тылом! — крикнул он Стиву.

Звери приближались со всех сторон. Стив насчитал восемь, перебегавших от укрытия к укрытию. Он снял «Магнум» с предохранителя, его сердце колотилось как барабанный бой пиратского корабля.

Другой волк выбежал слева, стремительным движением направляясь к Кевину Рамзи. Пол повернулся и выстрелил; пуля срикошетила от поверхности шоссе, но животное увернулось. В тот же момент еще два зверя выскочили справа.

— Обернись! — крикнула Сестра, и Пол повернулся как раз вовремя, чтобы раздробить одному из волков пулей ногу. Зверь как сумасшедший протанцевал по шоссе, прежде чем четверо остальных повалили его. Он выстрелил по ним дробью и убил двоих, но остальные разбежались.

— Пули! — потребовал он, и Сестра выудила пригоршню патронов из коробочки, которую он дал ей, чтобы она несла ее в своей дорожной сумке. Он поспешно перезарядил винтовку, но свои перчатки он отдал Моне Рамзи, и его вспотевшая кожа приставала к холодному металлу винтовки. Остальные пули он положил в карман пальто.

Они были в семидесяти ярдах от вершины холма.

Арти почти всей тяжестью опирался на Сестру. Он кашлял кровью и пошатывался, ноги его почти подгибались.

— Ты в состоянии делать это, — сказала она. — Давай, продолжай двигаться.

— Устал, — сказал он. Он был горячим как печь и распространял свое тепло на остальных спутников. — О…

Я…

Так…

Волчья голова вырвалась из обращенного к ним открытого окна сгоревшей старой развалюхи, челюсти нацеливались на лицо Арти. Сестра резко оттолкнула его в сторону, и зубы сошлись вместе с «крак!», которое было почти столь же громким, как выстрел винтовки Пола секунду спустя.

Волчья голова изрыгнула кровь и мозги, и зверь скатился обратно в машину.

— …

Устал, — закончил Арти.

Стив увидел еще двух волков, приближающихся сзади. Он поднял «Магнум» обеими руками, его ладони стиснули рукоять, хотя тот заледенел. Один из зверей свернул в сторону, но другой продолжать бежать. Стив уже почти выстрелил, когда зверь в десяти футах от него остановился, прорычал и скрылся за искореженным передвижным вагончиком для жилья. Он готов был поклясться, что в рычании прозвучало его имя.

Слева от него произошло какое-то движение. Он начал поворачиваться, уже зная, что слишком поздно.

Он закричал, когда волк ударил его, сбивая с ног. «Магнум» выпал, выскочил у него из рук и заскользил по льду. Большой серебряно-серый волк вцепился в правую лодыжку Стива и потащил его к лесу.

— Помогите мне! — кричал он. — Помогите!

Старик действовал быстрее, чем Пол; он сделал три торопливых шага, поднял над собой коротковолновый радиоприемник и с силой обрушил его на череп волка. Радиоприемник брызгами конфетти разлетелся на проводки и транзисторы, но волк отпустил лодыжку Стива. Пол прострелил ему ребра, и тот был растерзан тремя другими своими собратьями. Стив, прихрамывая, подобрал «Магнум», а старик в ужасе разглядывал металлическое месиво в своих руках; Стив потянул его за руку обратно к группе, и старик выбросил радио.

Свыше пятидесяти волков кружили вокруг них, останавливаясь, чтобы разодрать умерших или раненых. И еще многие подходили из леса. Пресвятой Иисус! — подумал Пол, глядя, как армия волков окружает их. Он прицелился в ближайшего.

Какая-то фигура притаилась под корпусом машины со стороны приклада его винтовки.

— Пол! — взвизгнула Сестра, и увидела, как волк прыгнул на него, прежде, чем смогла сделать или сказать что-нибудь еще.

Он отчаянно повернулся, но его ударила и сбила с ног рвущая когтями, рычащая туша. Звериные челюсти потянулись к его горлу — и сомкнулись на винтовке, которую Пол выбросил вперед, чтобы защитить лицо. Сестре пришлось освободиться от Арчи, чтобы кинуться на волка, и она налетела на зверя со всей силы. Волк выпустил винтовку Пола, огрызнулся на ее ноги и напрягся, чтобы прыгнуть к ее горлу. Она увидела его глаза — безумные, вызывающие, как глаза Дойла Хэлланда.

Волк прыгнул.

В тот же момент прогремело два выстрела, и пули из «Магнума» Стива почти разорвали волка пополам. Сестра увернулась в сторону, когда волк пролетел мимо нее, его зубы еще лязгали, а развороченные внутренности тянулись за ним.

Она передохнула, повернулась к Арти и увидела, что на него напали сразу два волка.

— Нет! — закричала она, когда Арти упал.

Она ударила одного из животных своей дорожной сумкой и отбросила его этим почти на восемь футов. Второй вцепился в его ногу и стал тянуть.

Мона Рамзи пронзительно закричала и помчалась от группы, пробежала мимо Стива в том направлении, откуда они пришли. Стив сделал попытку схватить ее, но промахнулся, и за ней последовал Кевин, поймал ее и поднял за талию над землей как раз в тот момент, когда волк выскочил из-под обломков и вцепился зубами в ее левую ногу. Кевин и зверь тянули ее как в смертельном перетягивании каната, в то время как женщина кричала и билась, и волки прибывали и прибывали из леса. Стив попытался прицелиться, но он боялся попасть при этом в мужчину или женщину. Он колебался, холодный пот замерзал на его лице, и он все еще был в трансе, когда семидесятифунтовый волк ударил его в плечо как дизельный поезд. Он слышал звук, с которым сломалось его ключица, и лежал, корчась от боли, когда волк, отлетев, вернулся обратно и стал грызть его руку, державшую оружие.

Теперь звери были везде, бросались и прыгали со всех сторон. Пол выстрелил, промахнулся, увернулся от твари, полетевшей над его головой. Сестра била своей дорожной сумкой волка, который вцепился в ногу Арти, разбила ему череп и оттащила в сторону. Кевин Рамзи проиграл перетягивание каната, волк вырвал Мону из его рук, но был атакован другими своими собратьями, которые хотели получить тот же приз. Они дрались, пока Мона неистово пыталась уползти.

Пол выстрелил и убил волка, который чуть не прыгнул на Сестру сзади, а потом лапы с когтями оказались на его плечах, и его швырнуло лицом на дорогу. Винтовка выпала.

Три волка нападали на Сестру и Арти. Старик дико пинал животное, раздирающее предплечье и руку Стива. Сестра увидела, что Пол упал и его лицо истекает кровью, и что тварь на нем пытается разодрать кожаную куртку. Она осознала, что они были уже менее чем в десяти ярдах от вершины холма, и что там и есть то самое место, где они умрут.

Она волокла Арти вверх как куль с бельем для стирки. Три волка приближались медленно, оценивая их шансы. Сестра подбадривала себя, готовая размахнуться своей дорожной сумкой и ударить изо всех своих сил.

Сквозь рычание и крики она услышала глубокий басовитый ворчащий шум. Он взглянула по направлению к вершине холма. Звук доносился с другой стороны. Должно быть, это целое полчище волков, бегущих за своей долей, — подумала она, — или — чудовище всех волков проснулось в своем логове.

— Ну, давайте! — закричала она тем трем, которые подползали к ней. Они заколебались, смущенные ее вызывающим поведением, и она почувствовала, что безумие снова наваливается на ее сознание. — Давайте же, мать вашу…

Рев двигателя вырос, и желтый снегоуборочный комбайн появился на вершине холма, его гусеницы хрустели по останкам машин. Прижавшись к застекленной кабине, на нем находился человек в зеленой парке с капюшоном, державший винтовку с оптическим прицелом. За снегоуборочником следовал белый «Джип», какой обычно использовался для доставки почты. Его водитель обводил машину вокруг обломков, а другой человек с ружьем высовывался из окошка, крича и стреляя в воздух. Человек на снегоуборочном комбайне достал из кабины охотничье ружье, тщательно прицелился и выстрелил дробью. Средний из трех волков упал, а остальные два повернулись назад.

Животное на спине Пола подняло взгляд, увидело приближающиеся машины и убежало. Другое ружье выстрелило дробью, которая просвистела над шоссе возле двух дерущихся над Моной Рамзи, и они тоже побежали в лес. Мона кинулась к своему мужу и обняла его. Волк, превративший руку Стива в кровавое месиво, последний раз потряс ее и побежал, но пуля достигла его черепа. Стив сел, крича «Ублюдки! Ах вы ублюдки!» высоким истеричным голосом.

Белый «Джип» остановился перед Полом, который пытался вобрать воздух в легкие. Он стоял на коленях, его подбородок и лоб были в кровоточащих ссадинах, а нос был разбит, из него текла кровь. Водитель и человек с винтовкой вышли из почтальонского «Джипа». Снайпер на снегоуборочнике еще палил по волкам, убегающим к лесу, и успел убить еще трех из них прежде чем шоссе очистилось от живых зверей.

Водитель «Джипа» был высоким, румяным мужчиной, одетым в рабочие брюки из грубой хлопчатобумажной ткани и в пальто с начесом. На его голове была кепка с рекламой пива «Стро». Темно-коричневые глаза перемещались туда-сюда по оборванной группе уцелевших. Он посмотрел на всех мертвых и умирающих волков и хмыкнул. Потом засунул загрубевшие пальцы в карман своих брюк, вытащил что-то и предложил это Полу Торсону.

— Жевачка? — спросил он. Пол посмотрел на предложенную пачку жевачки и засмеялся.

Сестра была ошеломлена. Она прошла мимо белого «Джипа», все еще подпирая вес Арти своим плечом. Ботинки Арти скребли по асфальту. Она миновала снегоуборочник и достигла вершины холма.

Справа, за мертвыми деревьями, из труб деревянных домиков на улицах маленькой деревни поднимался дым. Она увидела шпиль церкви, грузовики Армии Соединенных Штатов, припаркованные на поле, флаг с красным крестом, повешенный на стене здания, увидела палатки, машины и тысячи домиков на колесах, рассеянных по улицам деревни и по холмам вокруг нее. Надпись у дороги как раз на вершине холма объявляла «Следующий поворот — Хоумвуд».

Тело Арти начало соскальзывать на землю.

— Нет, — сказала она очень твердо, и со всей силы стала удерживать его стоящим.

Она все еще держала его, когда к ней подошли, чтобы помочь сесть в белый «Джип».


ГЛАВА 42 ИГРА «СМИРИТЕЛЬНАЯ РУБАШКА» | Лебединая песнь. Последняя война | ГЛАВА 44 МОИ ЛЮДИ