home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



ГЛАВА 5

РЫЦАРЬ КОРОЛЯ

11 часов 50 минут.

(горное дневное время)

Гора Голубой Купол, штат Айдахо.

«Форд Роумер» шарового цвета, прогулочный автомобиль, взбирался по узкой извивающейся дороге к вершине горы Голубой Купол, в одиннадцати тысячах футов над уровнем моря в шестидесяти милях к северо-западу от водопада Айдахо. По обеим сторонам дороги к жестким краям скал липли густые чащи сосен. Фары высверливали дыры в опустившимся тумане, и огоньки с панели управления освещали зеленым светом вытянутое усталое лицо человека средних лет, сидевшего за рулем. Рядом с ним, на откинутом сиденье, с картой Айдахо, развернутой на коленях, спала его жена.

На следующем длинном кривом участке свет фар уперся в надпись сбоку дороги, которая оранжевыми светящимися буквами гласила: «Частная собственность. Нарушитель будет застрелен».

Фил Кронингер замедлил ход, но у него имелась пластиковая карточка, запаянная в бумажник, поэтому он продолжал ехать после запрещающей надписи вперед по горной дороге.

— Они правда сделают это, папа? — спросил пронзительным голосом его сын, сидевший на заднем сидении.

— Сделают что?

— Застрелят нарушителя границы. Правда сделают?

— А как же! Кто не имеет отношения к этим местам, тот нежелателен.

Он посмотрел в зеркало заднего вида и поймал освещенное зеленым светом лицо сына, качающееся над плечами подобно маске Праздника Всех Святых. Отец и сын очень походили друг на друга; оба носили очки с толстыми стеклами, у обоих были жидкие прямые волосы, оба были худые и костлявые. В волосах Фила просвечивала седина и они заметно редели, а волосы тринадцатилетнего сына были темно-каштановыми и подстрижены прямой челкой, чтобы скрыть высокий лоб. Лицо мальчика состояло из острых углов, как у его матери; его нос, подбородок и скулы, казалось, готовы были прорезать его бледную кожу, словно под его лицом было второе, готовое вот-вот показаться. Глаза, слегка увеличенные стеклами очков, были пепельного цвета. На нем была рубашка с короткими рукавами армейского защитного цвета, шорты цвета хаки и туристские ботинки.

Элис Кронингер зашевелилась.

— Мы уже приехали? — сонно спросила она.

Путешествие из Флагстафа было долгим и утомительным, и Фил настаивал ехать по ночам, потому что, по его соображениям, прохлада была выгоднее для покрышек и по расходу бензина. Он был расчетливым человеком, никогда не упуская случая сэкономить.

— Могу спорить, они наблюдают за нами с помощью радара, — мальчик внимательно посмотрел на лес. — Могу спорить, они и вправду могут нас прошить.

— Могут, — согласился Фил. — У них есть все, что только можно придумать. Это страшное место, ты еще увидишь.

— Надеюсь, там будет прохладно, — раздраженно сказала Элис. — Не затем я проехала весь этот путь, чтобы готовить пищу в шахте.

— Это не шахта, — напомнил ей Фил. — Во всяком случае, там прохладно и у них есть всякие системы очистки воздуха и безопасности. Сама увидишь.

Мальчик сказал:

— Они наблюдают за нами. Я чувствую, что они на нас смотрят.

Он поискал под сиденьем то, что, он знал, было там спрятано, и рука его вытащила пистолет «Магнум» калибра 9 мм.

— Бах, — сказал он и щелкнул спусковым крючком в сторону темнеющего справа, и еще раз, — бах, — слева.

— Положи эту штуку, Роланд! — приказала ему мать.

— Положи ее, сынок. Нам не нужно, чтобы его видели.

Роланд Кронингер поколебался, потянул спусковой крючок и спокойно сказал «бах». Потом еще раз «бах», и пистолет сухо щелкнул в череп отца.

— Роланд, — сказал отец и теперь голос его звучал сурово. — Сейчас же перестань баловаться. Убери пистолет.

— Роланд, — предупредила мать.

— Ну, да ладно, — он засунул оружие обратно под сиденье. — Я просто хотел пошутить. Вы оба все воспринимаете слишком серьезно.

Неожиданно всех тряхнуло, потому что Фил ногой вдавил тормозную педаль. Посередине дороги стояли двое мужчин в зеленых касках и пятнистой маскировочной форме; оба держали в руках автоматические пистолеты «Ингрем», а в кобурах на поясе пистолеты калибра 11.43, «Ингремы» были направлены прямо в лобовое стекло автомобиля.

— Боже! — прошептал Фил.

Один из солдат знаком показал ему, чтобы он открыл окно; когда Фил сделал это, солдат подошел сбоку к автомобилю, засветил фонарик и осветил его лицо.

— Опознавательную карточку, пожалуйста, — сказал солдат.

Это был юноша с жестоким лицом и ярко-голубыми глазами. Фил вынул бумажник, раскрыл его так, чтобы была видна опознавательная карточка, и передал юноше, который сверил фотографию на карточке.

— Сколько человек въезжает, сэр? — спросил солдат.

— Э…

Трое. Я, моя жена и сын. Нас ждут.

Юноша передал карточку Фила другому солдату, который отстегнул от пояса портативную рацию. Фил услышал, как он сказал:

— Центральная, это контрольный пункт. Мы остановили троих, едущих в сером прогулочном автомобиле. Опознавательная карточка на имя Филиппа Остина Кронингера, компьютерный номер 0 671 4724. Я задержал для проверки.

— Ух ты, — возбужденно зашептал Роланд. — Точь-в-точь как в кино про войну.

— Ш-ш-ш, — предупредил отец.

Роланда восхитила форма солдат; он заметил, что ботинки у них были начищены до блеска, а на маскировочных брюках еще были складки. На груди каждого солдата была нашивка, изображавшая кулак, сжимающий молнию, и ниже под нашивкой была эмблема с надписью «Земляной Дом», вышитой золотом.

— Хорошо, центральная, спасибо, — сказал солдат с портативной рацией.

Он вернул карточку другому, который передал ее Филу.

— Вот, пожалуйста, сэр. Время вашего прибытия было назначено на 10:45.

— Извините, — Фил взял карточку и убрал ее в бумажник. — Мы задержались из-за ужина.

— Езжайте прямо по дороге, — объяснил юноша. — Примерно через четверть мили увидите перед собой знак «стоп». Побеспокойтесь, чтобы ваши покрышки остановились точно у черты. Хорошо? Езжайте.

Он сделал быстрое движение рукой, и когда второй солдат отступил в сторону, Фил отъехал от пропускного пункта. Когда он поглядел в зеркало заднего обзора, то увидел, что солдаты снова вошли в лес.

— А что, всем дают форму, пап? — спросил Роланд.

— Нет, думаю, что не всем. Только тем, кто здесь работает, дают такую форму.

— Я даже не видела их, — сказала Элис, все еще нервничая. — Я только взглянула вверх, и вдруг они появились. И автоматы были направлены прямо на нас. А если бы один из них случайно выстрелил?

— Они профессионалы, дорогая. Их бы здесь не было, если бы они не знали точно, что они делают, и я больше чем уверен, что они знают, как обращаться с оружием. Это только доказывает, насколько в безопасности мы будем ближайшие две недели. Никто не попадает сюда, если не имеет к ним отношения. Правильно?

— Правильно! — сказал Роланд.

Он пережил ощущение возбуждения, когда смотрел на стволы автоматических пистолетов «Ингрем». Если бы они захотели, то точно могли бы разнесли нас на части одной очередью. Одно нажатие на крючок — и готово. Ощущение изумительно взбодрило его, как будто в лицо ему плеснули холодной водой. Это хорошо, подумал он. Очень здорово. Одним из качеств Рыцарей Короля было принимать опасность бодро.

— Вот он знак «стоп», — сказал им Фил, когда фары уперлись в него. — Глухой тупик.

Большой знак был укреплен на огромной выщербленной скале, в которую упиралась горная дорога. Вокруг был только темный лес и вздымались еще более скалистые утесы, не было ничего, чтобы указывало на место, которое они искали, едучи из Флагстафа.

— Как ты попадешь внутрь? — спросила Элис.

— Увидишь. Это одна из самых изящных вещей, которую мне показывали.

Фил был здесь в апреле, после того, как прочитал рекламу Земляного Дома в журнале «Солдаты удачи». Он медленно вел «Роумер» вперед, пока его передние шины не попали в две ямки в почве и не нажали на пару пружинящих педалей. Почти в тот же момент раздался глухой вибрирующий звук — звук заработавшего тяжелого механизма, шестеренок и цепей. Из щели, появившейся в основании скальной стены, блеснул яркий свет; кусок скалы плавно пошел верх, совсем как дверь гаража в доме Кронингера.

А для Роланда Кронингера это было похоже на открытие массивного портала древней крепости. Сердце его учащенно забилось, а щель, из которой бил яркий свет, отражавшийся в стеклах его очков, все росла, и становилось светлее.

— Боже мой! — слабо проговорила Элис.

Скальная стена была люком, скрывавшим железобетонную автостоянку, заполненную разными машинами. Ряд светильников свешивался с решетки из стальных балок на потолке. В воротах стоял солдат в форме и рукой показывал Филу проезжать вперед, колея направляла «Роумер» по бетонному скату к автостоянке. Как только колеса съехали с пружинящих педалей, ворота начали с урчанием закрываться. Солдат рукой показал Филу направление к месту парковки между джипами и сделал жест, проведя пальцем по горлу.

— Что это означает? — с испугом спросила Элис.

Фил улыбнулся.

— Он показывает, чтобы мы заглушили двигатель.

Он выключил мотор.

— Ну, вот и приехали.

Скальные ворота закрылись с глухим звуком «фан-н», и наружный мир оказался для них запечатанным.

— Теперь мы как в армии, — сказал Фил сыну, и выражение на лице сына подтвердило, что его восхитительная мечта сбывается.

Как только они вышли из «Роумера», подкатили два электромобиля; в первом был улыбчивый юноша, волосы желтого песчаного цвета и коротко подстрижены, в темно-голубой форме с эмблемой Земляного Дома на нагрудном кармане. На втором электрокаре сидели двое крепких мужчин в темно-голубых спортивных костюмах, он буксировал плоский багажный конвейер, похожий на те, которые используются в аэропортах.

Улыбчивый молодой человек, чьи белые зубы, казалось, отражали свет дневных ламп, проверил данные на своем щитке, чтобы убедиться в правильности фамилии.

— Привет, люди, — ободряюще сказал он. — Миссис и мистер Филипп Кронингер?

— Правильно, — сказал Фил. — И наш сын Роланд.

— Привет, Роланд. Вам, люди, пришлось проделать порядочный путь из Флагстафа.

— Длинная дорога, — сказала ему Элис. Она неуверенно прошлась по автостоянке, прикинув, что здесь было не меньше двухсот машин.

— Бог мой, как много здесь людей!

— У нас около девяноста пяти процентов заполнения, миссис Кронингер. К концу выходных будут все сто процентов. Мистер Кронингер, если вы дадите этим джентльменам ваши ключи, они привезут ваш багаж. Фил отдал ключи, и двое мужчин стали разгружать чемоданы и коробки из «Роумера».

— У меня есть компьютер, — сказал юноше Роланд. — Он будет здесь работать?

— Конечно, будет. Вы прыгайте ко мне, и я довезу вас в ваши апартаменты. Капрал Мейт? — сказал он, обращаясь к одному из багажных работников. — Этих в сектор «В», номер шестнадцатый. Ну что, люди, готовы?

Фил сел на переднее сиденье, а его жена и сын на заднее. Фил кивнул, и молодой человек повез их через автостоянку в коридор со слабым уклоном. Прохладный воздух циркулировал из вентилятора на потолке, установленного на всякий случай. Другие коридоры отходили от главного, на них были указатели к секторам А, Б и В.

— Я сержант Шорр, занимаюсь приемом клиентов, — молодой человек протянул руку, и Фил пожал ее. — Рад видеть вас здесь. Могу ответить на все ваши вопросы, если они имеются.

— Ну, я приезжал сюда в апреле и знаю о Земляном Доме, — пояснил Фил. — Но не думаю, что моя жена и сын получили полное представление из брошюр. Элис тревожилась насчет обеспечения воздухом там, внизу.

Шорр засмеялся.

— Не нужно волноваться, миссис Кронингер. У нас есть две великолепнейших системы очистки воздуха, одна действующая, а другая — резервная. Система вступает в действие в течение одной минуты с объявления военного положения, это, когда мы, м-м…

Ожидаем нападения и запечатываем вентиляционные всасывающие окна. Однако сейчас наши вентиляторы просто сосут воздух снаружи, и могу гарантировать, что воздух Голубой Горы, наверное, самый чистый, каким вам когда-либо доводилось дышать. У нас три жилых комплекса, сектора А, Б и В, на этом уровне, а под нами командный пункт и уровень обслуживания. Ниже, на пятьдесят футов глубже, генераторное помещение, склад оружия, аварийный запас пищи и воды, помещение радаров и жилые комнаты офицеров. Кстати, мы стараемся отбирать у прибывших оружие и хранить его на нашем складе. У вас случайно нет какого-нибудь?

— Мм… 9-мм «Магнум», — сказал Фил. — Под задним сиденьем. Я не знал ваши правила.

— Хорошо, уверен, что вы не обратили внимания на этот пункт, когда подписывали контракт, но думаю, что вы согласитесь с тем, что ради безопасности проживающих все оружие должно храниться в одном месте. Правильно?

Он улыбнулся Филу, и Фил кивнул.

— Мы зарегистрируем его и дадим вам квитанцию, а когда вы будете через две недели уезжать от нас, получите его назад вычищенным и сияющим.

— А какие виды оружия у вас там есть? — с горящими глазами спросил Роланд.

— Ну, пистолеты, винтовки, автоматы, ручные пулеметы, минометы, огнеметы, гранаты, противопехотные и противотанковые мины, ракетницы — все, что только можно придумать. И, конечно, там у нас есть противогазы и антирадиационные костюмы. Когда здесь в ход будет пущено все, полковник Маклин уверяет, чтобы это будет неприступная крепость, и это точно так и есть.

Полковник Маклин, — подумал Роланд. Полковник Джеймс, «Джимбо», Маклин. Роланду было знакомо это имя по статьям в журналах об оружии и «выживальщиках», на которые подписывался его отец. У полковника Маклина был длинный послужной список от ведущего летчика истребителя F 105D над Северным Вьетнамом, сбитого в 1971 году и служившего в ПВО до окончания войны, потом вернувшегося во Вьетнам и Индокитай, вылавливать вражеских агентов, и воевавшего с наемниками в Южной Африке, Чаде и Ливане. — А мы увидим полковника Маклина?

— Встреча назначена на восемь часов ровно в главном зале. Он будет там, Они увидели надпись «сектор В» и стрелку, указывающую вправо. Сержант Шорр свернул с главного коридора, и шины зашуршали по кускам бетона и камням, валявшимся но полу. Сверху натекла лужа от падающих сверху капель, и их обрызгало, пока Шорр не притормозил электромобиль. Шорр оглянулся, улыбка сбежала с его лица: он остановил электромобиль, и Кронингеры увидели, что часть потолка, размером с люк, отвалилась. Из дыры вылезали металлические прутья и сетка. Шорр вынул портативную радиостанцию из ящика электромобиля, щелкнул ею и сказал: — Это Шорр, я около стыка центрального коридора с коридором в сектор В. Тут нужно наладить откачку, нужно вызвать бригаду уборщиков. Вы меня слышите?

— Слышу, — ответил голос, ослабленный помехами. — Опять хлопоты?

— Угу… Капрал, со мной новоприбывшие.

— Извините. Бригада уже едет.

Шорр выключил радиостанцию. Улыбка снова засияла на его лице, но его светло -

карие глаза посерьезнели.

— Мелкие неприятности, люди. В Земляном Доме первоклассная дренажная система, но иногда бывают маленькие протечки. Бригада уборщиков займется ими.

Элис показала наверх, она заметила сетку трещин и пятен на потолке.

— Непохоже, что здесь слишком безопасно. А что, если это все рухнет? — она глядела на мужа широко раскрытыми глазами. — Бог мой! Фил! Неужели нам придется пробыть здесь две недели под этой протекающей горой?

— Миссис Кронингер, — самым успокаивающим голосом говорил Шорр. — Земляной Дом не был бы заполнен на девяносто пять процентов, если бы не был безопасен. Тут, я согласен, нужно подработать дренажную систему, и мы приводим ее в норму, но нет абсолютно никакой опасности. У нас есть инженеры-строители, а специалисты по нагрузкам следят за Земляным Домом, и все они дают ему отличную оценку. Это место совместного выживания, миссис Кронингер, нас бы не было здесь, если бы мы не собирались выжить после надвигающегося Армагеддона, так ведь?

Взгляд Элис перебегал с мужа на молодого человека и обратно. Ее муж заплатил пятьдесят тысяч долларов за участие в пользовании Земляным Домом: каждый год по две недели, ради жизни, там, где, как называлось в брошюре, «была роскошнейшая крепость для выживания в горах Южного Айдахо». Конечно, она верила в то, что ядерный Армагеддон приближается, и у Фила полки ломились от книг по ядерной войне, он был уверен, что это произойдет в течение года и что Соединенные Штаты будут поставлены на колени русскими захватчиками. Он хотел найти место, как он ей сказал, можно было бы сделать «последний привал». Но она пыталась отговорить его от этого, она говорила ему, что это как биться об заклад на пятьдесят тысяч долларов на то, что ядерная катастрофа случится именно в эти две недели пребывания в убежище, а это довольно безумная игра. А он объяснял ей, что есть предложение получить безопасную жизнь в Земляном Доме, которое означает, что за дополнительные пятьдесят тысяч долларов в год семья Кронингеров может получить убежище в Земляном Доме в любое время через двадцать четыре часа после взрыва вражеской ракеты на территории Соединенных Штатов.

— Это страхование против Армагеддона, — сказал он ей. — Всем ясно, что бомбы полетят, это только вопрос времени.

А Фил Кронингер был весьма осведомлен о важности страхования, потому что владел одним из крупнейших независимых страховых агентств в Аризоне.

— Полагаю, что так, — наконец сказала она. Но ее беспокоили эти трещины и пятна и вид этой реденькой стальной сетки, высовывающейся из образовавшейся дыры.

Сержант Шорр прибавил скорости электромобилю. Они проехали металлический дверной шлюз по обеим сторонам коридора.

— Наверное ухлопали кучу денег на строительство этого места, — сказал Роланд, и Шорр кивнул.

— Несколько миллионов, — сказал Шорр. — Не считая непредвиденных расходов. Двое братьев из Техаса вложили в это деньги, они тоже «выживальщики», а богатство получили из нефтяных скважин. Раньше, в сороковых и пятидесятых годах, здесь был серебряный рудник, но жила истощилась и шахта была заброшена на годы, пока Осли не купили ее. А вот мы и приехали прямо к месту. — Он притормозил электромобиль и остановил его перед металлической дверью с номером 16. — Ваш дом, добрый дом, на ближайшие две недели, люди. — Он открыл дверь ключом, висевшим на цепочке с эмблемой Земляного Дома, вошел внутрь и включил свет.

Прежде чем последовать за мужем и сыном через порог, Элис услышала звуки капающей воды и увидела другую лужицу, расплывшуюся по коридору. Потолок протекал в трех местах, там была длинная зазубренная трещина шириной в два дюйма. Боже, подумала она, напуганная, но ничего не оставалось, как войти в помещение. Ее первым впечатлением было ощущение пустоты военной казармы. Стены были из окрашенных в бежевый цвет шлакоблоков, украшены несколькими масляными картинами. Ковер был достаточно толстым и неплохого цвета красной ржавчины, но потолок показался ей ужасно низким. И хотя он был выше головы Фила на шесть дюймов, а Фил был ростом пять футов и одиннадцать дюймов, явно недостаточная высота «жилых апартаментов», как они именовались в брошюре, внушала ей чувство почти — да, подумала она, почти погребенного заживо. Единственным лишь приятным впечатлением, однако, была дальняя стена, всю площадь которой занимали фотообои с видом на заснеженные вершины гор, что слегка раздвигало комнату будто бы в результате оптического эффекта. Здесь было две спальни и соединяющая их ванная. За несколько минут Шорр показал им все, продемонстрировал сливной туалет, от которого смыв шел в специальный бак, как он сказал, «отходы из которого поступают на уровень леса и таким образом способствуют росту растительности». Спальни были тоже из выкрашенных в бежевый цвет шлакоблоков, а потолок отделан пробковыми пластинами, под которым, подумала Элис, спрятано переплетение стальных балок и арматурных стержней.

— Разве это не великолепно? — спросил ее Фил. — В этом что-то есть!

— Я все же не уверена, — ответила она. — У меня по-прежнему ощущение, что мы в шахте.

— Ну, это пройдет, — дружески сказал ей Шорр. — У некоторых из новичков появлялась клаустрофобия, но потом исчезала. Я вам вот что покажу, — сказал он, передавая Филу план Земляного Дома, на котором были показаны кафетерий, гимнастический зал, поликлиника и большой круглый зал для игр. — Главный зал вот здесь, — сказал он, указывая на карте. — Это и в самом деле огромное помещение, так что там можно почувствовать себя настоящим обществом, не так ли? Я покажу вам, как отсюда добраться туда самым коротким путем.

В своей спальне, меньшей из двух, Роланд включил прикроватную лампу и стал искать подходящую розетку для своего компьютера. Спальня была крошечной, но он счел ее вполне удобной; тут была та атмосфера, которая ему была нужна, и он предвкушал семинары на темы «Искусство применения оружия», «Живущие не на Земле», «Управление в условиях хаоса» и «Тактика партизанской войны», обещанные в брошюрах.

Он нашел хорошую розетку достаточно близко к кровати, чтобы можно было удобно устраиваться на подушках, играя на своем компьютере в «Рыцаря Короля». Предстоящие две недели, подумал он, можно будет окунуться в фантазию с подземельями и бродящими по ним чудовищами, которые будут даже такого эксперта, как он сам, Рыцарь Короля, приводить в дрожь, хотя он и в латах.

Роланд подошел к шкафу и открыл его, чтобы посмотреть, уместятся ли там его вещи. Внутри были дешевые крашеные стенки и несколько проволочных плечиков, свисавших с перекладины. Вдруг с задней стенки шкафа вспорхнуло что-то маленькое и желтое, похожее на осенний лист. Роланд инстинктивно бросился к нему и поймал его, сжав пальцы. Потом он прошел к свету и осторожно раскрыл ладонь.

В ладони была замерзшая хрупкая желтая бабочка, усыпанная по крылышкам зелеными и золотыми пятнышками. Глаза у нее были как темно-зеленые булавочные головки, похожие на сверкающие изумрудики. Бабочка трепетала, слабая и оглушенная.

Сколько же ты пробыла здесь, изумился Роланд. Ответа не было. Наверное, попала сюда в чьем-нибудь автомобиле или на одежде. Он поднес руку ближе к свету и несколько секунд глядел в крошечные глазки существа.

А потом он раздавил бабочку в руке, ощущая, как ее тело хрустнуло под нажатием его пальцев. Готова! — подумал он. Даже более чем готова. Он точно не затем проделал всю эту дорогу из Флагстафа сюда, подумал он, чтобы жить в одной комнате с этим еб…ым желтым клопом!

Он выбросил искалеченные остатки в корзинку, потом смахнул желтую искрящуюся пыльцу с ладони на хаки и пошел обратно в жилую комнату. Шорр пожелал спокойной ночи, а двое других мужчин только что подъехали с багажом и компьютером Роланда.

— Встреча назначена на восемь ноль ноль, люди, — сказал Шорр. — Там увидимся.

— Великолепно, — возбужденно сказал Фил.

— Великолепно, — в голосе Элис прозвучал саркастический укол.

Сержант Шорр, все еще с улыбкой на лице, покинул номер 16. Но улыбка исчезла, как только он сел в электромобиль, и рот его превратился в угрюмую, суровую линию. Он развернул электромобиль и заспешил назад к тому месту, где на полу лежал щебень, и сказал бригаде уборщиков, чтобы они получше шевелили задницами и замазывали трещины, и пусть поскорее замазывают эту, пока весь этот чертов сектор не провалится.


ГЛАВА 4 ДИТЯ-ПРИВИДЕНИЕ | Лебединая песнь. Последняя война | ГЛАВА 6 КИНОМАН