home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



ГЛАВА 56

ЗАДАЧКА ДЛЯ ХИРУРГА

Сгрудившись перед визжащей буйной шайкой из двадцати семи бандитов-мальчишек, Пол, Сестра и Хьюг продвигались по заснеженному лесу, подталкиваемые дулами винтовок и острыми наконечниками копий. Примерно в сотне ярдов от леса им скомандовали остановиться, и они ждали, пока несколько мальчишек расчистят ветки и мусор у входа в небольшую пещеру. Ствол винтовки втолкнул Сестру внутрь, а за ней последовали и все остальные.

За входом пещера расширялась в большое помещение с высоким потолком. Внутри было сыро, но были расставлены и зажжены дюжины свечей, а в центре пещеры высвечивался небольшой костер, дым клубился через отверстие в потолке. Восемь других мальчишек, все тощие и больного вида, ждали возвращения своих сотоварищей, и когда брошенные мешки были открыты, мальчишки закричали и засмеялись, разбрасывая запасную одежду и свитера, обрядились в шерстяные шары и шапки и заплясали вокруг костра как разбойники. Один из них вскрыл посудину с самогоном, которую захватил с собой Хьюг, и крики стали громче, а танец более диким, к хриплым крикам добавлялся шум ударяемых друг о друга деревяшек, тыквенных трещоток и палок, отбивающих ритм о картонную коробку.

Хьюг неустойчиво балансировал на своем костыле и единственной ноге, пока мальчишки крутились вокруг него, нападая на него копьями. Он раньше уже слышал рассказы о лесных бандитах, и ему не нравились мысли, что его могут оскальпировать или содрать с него кожу. — Не убивайте нас, — старался он перекричать это буйство. — Пожалуйста не… — и он сел на крестец, когда упрямый десятилетний мальчишка с лохматыми черными волосами выбил из-под него костыль. Последовал взрыв смеха, и еще больше стволов и копий стало пихать Пола и Сестру. Она оглядела пещеру и увидела сквозь дым, витавший в пещере, маленького худого мальчишку с рыжими волосами и хрупкого сложения. Он держал в руках стеклянное кольцо, напряженно вглядываясь в него, а второй мальчишка отнял кольцо и убежал. Третий мальчишка напал на второго, стараясь ухватиться за это сокровище. Сестра увидела толпу оборванных мальчишек, толкающихся и дерущихся в оживлении охоты, и она потеряла из виду стеклянное кольцо. Еще один мальчишка толкнул ее в лицо ее собственным ружьем и ухмыльнулся, как будто заставляя ее подвинуться. Затем он унесся, прихватив банку с самогоном, и присоединился к победному празднеству.

Пол помог Хьюгу подняться. Копье вонзилось Полу в ребра, и он сердито повернулся к своему мучителю, но Сестра схватила его за руку, чтобы повернуть обратно. Мальчишка, в спутанных волосах которого были привязаны кости какого-то мелкого животного, ткнул ее копьем в лицо, чуть не проткнув ей глаз. Она безразлично уставилась на него, а он захихикал как гиена и запрыгал прочь.

Мальчишка, который забрал у Пола «Магнум», пританцовывая пробежал мимо, едва удерживая двумя руками тяжелое оружие. Посудина с самогоном передавалась из рук в руки, возбуждая в них еще большее неистовство. Сестра боялась, что они начнут палить напропалую из своих ружей, а в подробном ограниченном пространстве попадание рикошетом окажется смертельным. Она увидела отблеск от стеклянного кольца, когда один из мальчишек отнимал его у другого, затем за него стали драться двое других, и ей стало плохо при мысли, что стеклянное кольцо сейчас разобьется. Она шагнула вперед, но острия полдюжины копий вонзились в спину.

А потом произошло нечто ужасное, один из мальчишек, уже одуревший от самогона, поднял стеклянное кольцо над головой, и в это время его схватил сзади другой, стараясь отнять. Кольцо выскользнуло из его рук и полетело по воздуху, а Сестра почувствовала, что у нее вырвался крик. Она увидела, как оно падает, как будто ужасно замедленным движением, на каменный пол, услышала, как сама кричит: «Нет!», но ничего не могла сделать. Круг из стекла падал…

Падал…

Падал…

Чья-то рука схватила его прежде, чем оно ударилось о пол, и кольцо засверкало пламенными цветами, как будто внутри него взрывались метеоры.

Его поймала та фигура, в пальто с капюшоном, которая приземлилась на капот «Джипа». Он был выше, чем другие, по меньшей мере на фут, и когда он приближался к Сестре, мальчишки вокруг него расступались, давая ему дорогу. Лицо его все еще было скрыто капюшоном. Крики и шум хлопающих деревяшек, барабанные удары стали запинаться и слабеть по мере того как этот парень неторопливо проходил сквозь толпу других. Стеклянное кольцо засветилось сильным, ярким блеском. И тогда мальчишка встал перед Сестрой.

— Что это? — спросил он, держа кольцо перед собой. Другие перестали плясать и кричать и стали собираться вокруг, чтобы понаблюдать.

— Это принадлежит мне, — ответила Сестра.

— Нет. Это раньше принадлежало тебе. Я спросил, что это.

— Это, — она сделала паузу, стараясь решить, что сказать, — это волшебное, — сказала она. — Это чудо, если ты знаешь, как им пользоваться. Пожалуйста — она услышала у себя в голосе необычный призвук мольбы. — Пожалуйста, не разбейте его.

— А что, если бы я разбил? Что, если бы я дал ему упасть и разбиться? Чудо бы разбилось?

Она молчала, зная, что мальчишка насмехается над ней.

Он стянул капюшон назад, открыв лицо. — Я не верю в чудеса, — сказал он. — Это для дураков и детей.

Он был старше других — лет, может быть, семнадцати или восемнадцати. Он был почти таким же высоким, как она, а ширина плеч говорила о том, что когда он вырастет и поправится, то будет крупным мужчиной. Лицо у него было худое и мертвенно-бледное, с острыми скулами, а глаза пепельного цвета.

В темно-шатеновые волосы длиной до плеч были вплетены небольшие косточки и перья, и выглядел он сурово и серьезно, как индейский вождь.

Нижнюю часть лица прикрывали тонкие светло-коричневые волосы бороды, но Сестра могла видеть, что линия подбородка была сильная, квадратная. Широкие темные брови добавляли выражению лица суровость, а переносица была уплощена и искривлена как у боксера. Он был симпатичный юноша, но, конечно, опасный. И, как поняла Сестра, он не был ни ребенком, ни дураком.

В молчании он рассматривал стекло. Затем: — Куда вы собирались?

— Мериз Рест, — нервно проговорил Хьюг. — Мы просто бедные путешественники. Мы ничего не…

— Заткнись, — приказал парень, и Хьюг запнулся. Он несколько секунд неподвижно и пристально смотрел на Пола, затем хмыкнул и перевел взгляд. — Мериз Рест, — повторил парень. — Вы примерно в пятнадцати милях к востоку от Мериз Рест. Почему вы туда направляетесь?

— Мы собирались пройти туда по дороге к югу, — сказала Сестра. — Мы рассчитывали получить еду и воду.

— Вот как? Ну, тогда вам не повезло. Еды в Мериз Рест почти не осталось. Они там голодают, а пруд у них высох примерно пять месяцев назад. Для питья они растаивают снег, как и все другие.

— Снег содержит радиацию, — сказал Хьюг. — Если будешь пить талый снег, то это тебя убьет.

— А ты кто? Эксперт?

— Нет, но я…

Я был врачом, и я знаю, о чем говорю.

— Врачом? Каким врачом?

— Я был хирургом, — сказал Хьюг, и гордость снова прокралась в его голос. — Я был лучшим хирургом в Амарильо.

— Хирургом? Ты хочешь сказать, что ты оперировал больных?

— Правильно, и у меня не умирали пациенты, ни один.

Сестра решила шагнуть вперед. Мгновенно рука парня схватилась за пистолет у пояса под пальто. — Послушай, — сказала Сестра, — давай покончим с этим кочевряженьем вокруг. Вы уже получили все, что у нас есть. Остаток пути мы пройдем пешком — но я хочу взять обратно это стеклянное кольцо. Я хочу забрать его сейчас. И если вы собираетесь убить меня, лучше так и сделайте, потому что или вы отдаете мне кольцо, или я забираю его у вас.

Парень оставался неподвижным, его ястребиный взгляд изучал ее.

— Вот оно! — подумала она. И сердце у нее забилось. Она сделала движение, чтобы подойти к нему, но он неожиданно засмеялся и отступил назад. Кольцо он держал наверху, и как будто бы хотел уронить его на пол пещеры.

Сестра остановилась. — Не надо, — сказала она. — Пожалуйста, не надо!

Рука его задержалась в воздухе. Сестра напряглась, готовая броситься за ним, если он разожмет пальцы.

— Робин? — позвал слабый голос из глубины пещеры. — Робин?

Парень еще несколько секунд всматривался в лицо Сестры, взгляд был тяжелый и жесткий, затем моргнул, опустил руку и предложил кольцо ей. — На. Это в любом случае и дерьма не стоит.

Она взяла его, облегчение пробежало по ее костям.

— Никто из вас никуда не уедет, — сказал парень. — Особенно вы, доктор.

— Эге? — Ужас пронзил его.

— Шагайте вглубь пещеры, — скомандовал парень. — Вы все. — Они заколебались. — Давай, — сказал он голосом, в котором чувствовалось, что он привык, чтобы ему повиновались.

Они это сделали, и через мгновение Сестра увидела еще несколько фигур в дальнем углу помещения. Трое из них были мальчишки с маской Иова различной степени тяжести, один из них вообще едва держал прямо свою изуродованную голову. В углу на полу лежал на ложе из соломы и листьев худой мальчик с шатеновыми волосами лет десяти или одиннадцати, лицо у него блестело от горячечного пота. На его белевшей груди, как раз ниже сердца, было наложено что-то вроде пластыря из просаленных листьев, а вокруг него сочилась кровь. Раненый, когда увидел их, постарался поднять голову, но у него не было силы. — Робин? — прошептал он, это ты?

— Я здесь, Баки. — Робин склонился над ним и отвел влажные волосы со лба мальчика.

— Мне больно… Так сильно. — Баки закашлял, и у него на губах запенилась кровь. Робин быстро листочком стер ее. — Ты ведь не выпустишь меня, когда будет темно?

— Нет, — тихо сказал Робин. — Я не выпущу тебя, когда будет темно. — Он посмотрел на Сестру глазами, которым было сто лет. — Баки подстрелили три дня назад. — Осторожными движениями он мягко снял пластырь из листьев. На месте раны была безобразная алая дыра с гноящимися отекшими серыми краями. — Я не верю в волшебство или чудеса, — сказал он. — Но может быть чудо то, что мы сегодня нашли Вас, док. Вы сейчас удалите пулю.

— Я? — Хьюг почти задохнулся. — О, нет. Я не могу. Нет.

— Вы сказали, что оперировали больных. Вы сказали, что у вас не погиб ни один пациент.

— Это было целую вечность назад! — завопил Хьюг. — Посмотрите на эту рану! Она слишком близко к сердцу! — Он протянул беспомощную руку. — Такой рукой я не могу даже салата нарезать.

Робин встал и приблизился к Хьюгу, так что они почти оказались нос к носу. — Вы врач, — сказал он. — Вы сейчас удалите пулю и приведете его в порядок, или же можете начинать копать могилу для себя и своих друзей.

— Но я не могу! Здесь нет ни инструментов, ни света, ни дезинфекции, ни обезболивающих! Я семь лет не оперировал, да я и не был сердечным хирургом вообще! Мне очень жаль. У этого мальчика нет шансов.

Пистолет Робина вновь поднялся и уперся в глотку Хьюга. Врач, который не может

помочь любому, не должен жить. Вы же только небо коптите, а?

— Пожалуйста…

Пожалуйста. — Хьюг задыхался, глаза у него выпучились.

— Подожди минутку, — сказала Сестра. — Рана уже открыта. Все, что тебе нужно сделать, это удалить пулю.

— О, конечно! Конечно! Просто удалить пулю. — Хьюг хихикнул, почти на грани истерики. — Сестра, пуля может быть в любом месте! А чем я должен останавливать кровь? А как я должен выковыривать эту проклятую штуку оттуда — пальцами?

— У нас есть ножи — сказал ему Робин. — Мы можем прокалить их на огне. Это их очистит, верно?

— В подобных условиях не может быть такого понятия, как «чистота»! Боже мои, вы не знаете, о чем вы меня просите!

— Мы не просим, мы приказываем. Делайте, доктор.

Хьюг взглянул на Пола и Сестру в надежде на помощь, но они ничего не могли сделать. — Я не могу, — хрипло прошептал он. — Пожалуйста… Я убью его, если попытаюсь удалить пулю.

— А если не попытаетесь, то он умрет наверняка. Я здесь вождь. Когда я даю слово, я его держу. Баки подстрелили, потому что я его послал с другими остановить проходивший грузовик. Но он еще не был готов убивать кого-нибудь и не умел достаточно быстро увертываться от пуль. — Он ткнул пистолет в горло Хьюга. — А я уже готов убивать. Я делал это раньше. И сейчас я обещал Баки, что я сделаю для него все, что смогу. Так что — или вы удаляете пулю, или мне придется вас убить.

Хьюг сглотнул, глаза от страха наполнились слезами. — Но столько всего…

Я столько всего забыл.

— Вспоминай. И побыстрее.

Хьюг дрожал. Он закрыл глаза, снова их открыл. Парень был еще здесь. Сердце билось так, что чувствовалось во всем теле. Что я помню? — спросил он себя. — Подумай, о черт! Ничто не сложится само, все в таком смутном беспорядке. Парень ждал, держа палец на спусковом крючке. Хьюг осознал, что ему придется действовать инстинктивно, и Бог поможет ему, если он сможет собраться. — Кому-то придется поддерживать меня, — удалось ему сказать. — У меня не очень хорошо с равновесием. И свет. Мне нужно столько света, сколько возможно. Мне нужно… — Думай! — Три или четыре острых ножа с узкими лезвием. Потрите их золой и прокалите на огне. Мне нужны тряпки и…

Мне нужны зажимы и пинцеты и зонд, не могу же я просто убивать этого мальчика, черт побери! — Он сверкнул глазами на Робина.

— Я достану, что вам нужно. Хотя и не это медицинское дерьмо. Но я достану вам что-то другое.

— И самогон, — сказал Хьюг. — Банку. Для мальчика и для меня. Мне нужна зола, чтобы помыть руки, и мне может понадобиться ведро, если вырвет. — Он подтянул дрожащую руку и оттолкнул пистолет от горла. — Как вас зовут, молодой человек?

— Робин Оукс.

— Тогда порядок, мистер Оукс. Когда я начну, вы не должны касаться меня и пальцем. Не важно, что я буду делать, не важно, что, как вы думаете, я должен делать. Иначе я буду так напуган, что мы можем умереть оба. — Хьюг посмотрел вниз на рану и поморщился: она была очень, очень скверной. — Из какого оружия в него стреляли?

— Я не знаю. Думаю, из пистолета.

— Это мне ничего не говорит о размерах пули. О Боже, это безумие! Я не могу убрать пулю из раны, которая так близко к… — Пистолет скользнул обратно. Хьюг увидел, что палец у парня в готовности на спусковом крючке, и что-то похожее на близость к смерти промелькнуло на фасаде высокомерия, который он снова надел на себя в Амарильо. — Убери эту пушку от моего лица, свиненыш, — сказал он и увидел, как сощурился Робин. — Я сделаю, что смогу, но не обещаю чуда, ты это понимаешь? Хорошо? Для чего ты здесь стоишь? Доставай, что мне нужно!

Робин опустил пистолет. Он вышел принести самогон, ножи и золу.

Напоить Баки настолько, насколько нужно было для Хьюга, заняло примерно минут двадцать, под руководством Робина другие мальчишки принесли свечи и поставили их вокруг Баки. Хьюг поскреб руки золой и стал ждать, пока обработают лезвия.

— Он называет вас Сестрой, — сказал Робин. — Вы сиделка?

— Нет. Это просто мое имя.

— О!

Это прозвучало разочарованно, и Сестра решила спросить, почему?

Робин пожал плечами. — У нас обычно были сиделки там, где мы были, в большом здании. Я обычно звал их черными дроздами, потому что они всегда налетали на меня, когда думали, что что-то сделано неправильно. Но некоторые из них были ничего. Сестра Маргарет говорила, что дела у меня поправятся. Вроде семьи, дома и все прочее. — Он оглядел пещеру. — Что-то вроде дома, а?

До Сестры дошло, о чем говорит Робин. — Вы жили в приюте?

— Да. Все. Многие из нас заболели и умерли, когда похолодало. Особенно те, кто был действительно маленьким, — его глаза потемнели. — Отец Томас умер, и мы похоронили его за большим домом. Сестра Линн умерла, а затем также сестра Меи и сестра Маргарет. Отец Каммингс ушел ночью. Я не виню его — кто же хочет заботиться о стаде ничтожных доходяг? Некоторые другие тоже ушли. Последним, кто умер, был отец Клинтон, и тогда остались только мы.

— А там были с вами более старшие ребята?

— О, да. Осталось несколько из них, но большинство просто ушли от нас. И вот, как я понимаю, я остался старшим. Я посчитал так, если я уйду, то кто позаботится об этом отребье?

— И вы нашли эту пещеру и стали грабить?

— Конечно. Почему же нет? Я имею в виду, что мир же сошел с ума, ведь так? Почему же нам не грабить людей, если это единственный способ остаться живым?

— Потому что это неправильно, — ответила Сестра. Парень засмеялся. Она дала его смеху затихнуть, а потом сказала. — Сколько народу вы убили?

Все следы улыбки исчезли с его лица. Он пристально посмотрел на свои руки, это были руки мужчины, грубые и мозолистые. — Четверых. Иначе они убили бы меня. — Он неловко пожал плечами. — Это не важно.

— Ножи готовы, — сказал Пол, возвращаясь от костра. Стоя на костыле над раненым мальчиком, Хьюг глубоко вздохнул и наклонил голову. Так он постоял с минуту.

— Хорошо. — Голос у него был тихий и смирившийся. — Принесите ножи. Сестра, вы не сможете встать рядом на колени и помочь мне держаться? Еще мне нужно, чтобы несколько мальчишек держали для безопасности Баки. Не нужно, чтобы он метался.

— Может мы просто дадим ему как следует или еще что-нибудь в этом роде?

— Нет. В этом есть риск, что мы повредим мозг, а первым побуждением человека, которого ударили до потери сознания, является желание вскочить. Нам ведь это не нужно? Пол, не подержишь ли ты ноги Баки? Надеюсь, от того что ты увидишь немного крови тебе не станет плохо?

— Не станет, — сказал Пол, а Сестра припомнила тот день на М¤80, когда он доставал внутренности из брюха волку.

Принесли горячие ножи в металлическом горшке. Сестра встала на колени возле Хьюга и дала ему возможность опереть на нее его слабый вес. На землю рядом с собой она положила стеклянное кольцо. Баки был пьян и бредил, он говорил о том, что слышит, как поют птицы.

Сестра слушала, но ей было слышно только, как у входа в пещеру воет резкий ветер.

— Милостивый Боже, направь, пожалуйста, мой нож, — прошептал Хьюг. Он взялся за нож. Лезвие было слишком широким, и он выбрал другой. Даже самый узкий из имеющихся ножей будет таким же неуклюжим, как сломанный палец. Он знал, что единственный промах может прорезать левый желудочек сердца, а тогда ничто не сможет остановить фонтан крови.

— Начинайте же, — подгонял Робин.

— Я начну, когда буду готов! И ни одной проклятой секундой раньше! А теперь отодвинься от меня, парень!

Робин отступил, но остался достаточно близко, чтобы наблюдать.

Некоторые другие держали Баки за руки, его голову и туловище, прижимая их к земле, а большинство из них, даже жертвы маски Иова, сгрудились вокруг. Хьюг взглянул на нож у себя в руке, он дрожал, и дрожь не прекращалась. Прежде чем нервы у него окончательно сдали, он склонился вперед и прижал горячее лезвие к краю раны.

Брызнула зараженная жидкость. Тело Баки дернулось, и мальчик завыл от боли. — Прижимайте его сильнее! — закричал Хьюг. — Держите его, черт подери! — Мальчишки в борьбе старались сдержать его, и даже Полу было трудно удержать дергающиеся ноги. Нож Хьюга пошел глубже, и крик Баки отражался от стен.

Робин закричал: — Ты убиваешь его! — Но Хьюг не обратил внимания.

Он схватил банку с самогоном и стал его брызгать вокруг и внутрь гноящейся раны. Теперь мальчишкам было проще удерживать Баки. Хьюг стал снова вводить зонд, его собственное сердце колотилось, как будто вот-вот вырвется из груди.

— Я не вижу пулю! — сказал Хьюг. — Она ушла слишком глубоко! — Кровь выбивалась струйкой, густая и темно-красная. Он выбрал осколки кости из разбитого ребра. Ниже лезвия билась и пульсировала красная губчатая масса легкого. — Держите, прижимайте его крепче, ради Бога! — кричал он. Лезвие было слишком широким, это был не хирургический инструмент, это был инструмент мясника. — Я не могу сделать это! Я не могу! — взвыл он и отбросил нож.

Робин прижал дуло пистолета к его черепу. — Убирай ее оттуда, и все!

— У меня нет нужных инструментов! Я не могу работать без…

— К черту инструменты! — закричал Робин. — Работай пальцами, если нужно! Только удали пулю!

Баки стонал, веки его лихорадочно дрожали, тело так и стремилось принять позицию утробного плода. Чтобы удержать его, остальные прикладывали все свои силы. Хьюг как будто потерял рассудок, в металлическом горшке не было более узких лезвий, подходящих для работы. Пистолет Робина подталкивал его по голове. Он взглянул в сторону и увидел стеклянное кольцо на земле.

Он увидел два тонких острых выступа и заметил следы того, что когда-то было еще три.

— Сестра, мне нужен один из этих шипов как зонд, — сказал он. — Ты не могла бы отбить один для меня?

Она поколебалась только одну — две секунды, а затем шип был у него на ладони и отсвечивал всеми цветами.

Расплавляя края раны другой рукой, он скользнул зондом внутрь алого отверстия.

Хьюгу пришлось войти глубоко, мурашки ползли по спине при мысли, что мог там задеть зонд. — Держите его! — предупреждал он, проводя кусок стекла на сантиметр левее. Сердце работало, тело проходило еще через один болевой порог. — Спеши! Спеши! — думал Хьюг. — Найди эту сволочь и вытащи! Зонд проскользнул еще глубже, и все еще не было никакой пули.

Он вдруг вообразил, что стекло нагревается у него в руке. Оно стало очень теплое, почти горячее.

Еще две секунды и он уже был уверен, зонд нагревается. Баки содрогнулся, глаза его закатились и он милосердно затих. Клубок пара поднялся из раны, как при выдохе. Хьюг подумал, что у него запах подпаленной ткани. — Сестра? Я не знаю…

Что происходит, но я думаю…

Зонд коснулся твердого предмета глубоко в губчатых складках тканей, менее чем в полудюйме ниже левой коронарной артерии. — Нашел! — прохрипел Хьюг, пока сосредоточивался на определении ее размера концом зонда. Кровь была везде, но это не была та светлая артериальная кровь, движение ее было вялым. Зажатое в руке стекло стало горячим, а запах горелой плоти сильнее. Хьюг ощутил, что его оставшаяся нога и нижняя часть тела замерзают, но из раны поднимается пар. Ему пришло в голову, что кусок стекла каким-то образом проводит тепло его тела, поднимая его и усиливая в глубине раны. В руке он почувствовал силу — спокойную уверенную силу. Казалось, она потрескивала у него в руке, как разряды молнии, очищая мозг от страха и выжигая паутину паров самогона. Он вдруг ощутил, как тридцать лет медицинского опыта снова заполнили, влились в него, и он почувствовал, что он молод, силен, и не боится.

Он не знал, что это за сила — волна самой жизни или что-то такое, что люди в церкви называют спасением — но он снова мог видеть. Он мог достать эту пулю. Да. Он мог.

Руки у него больше не дрожали.

Он осознал, что ему нужно забраться ниже пули с помощью зонда, и поднимать ее до тех пор, пока он не сможет взяться за нее двумя пальцами. Левая коронарная артерия и левый желудочек были близко, очень близко. Он начал работать точными движениями, как в геометрии.

— Осторожно, — предупредила Сестра, но она знала, что ей не следует предупреждать его. Лицо его склонилось над раной, и вдруг он крикнул — больше света! И Робин поднес свечу ближе.

Пуля освободилась из окружающих тканей. Хьюг услышал шипение, почувствовал запах горящего мяса и крови. Какого черта? — подумал он, но времени отвлечься на эти рассуждения у него не было. Осколок стекла сейчас уже был слишком горяч, его почти нельзя было держать, хотя он и не осмеливался осознать это. Он чувствовал себя так, словно до самой середины груди сидел во льдах.

— Я ее вижу, — сказал Хьюг. — Небольшая пуля, слава тебе, Господи! — он забрался двумя пальцами в рану и зажал ими кусочек свинца. И вытащил их снова, зажав то, что напоминало сломанную пломбу, и бросил ее Робину.

Потом он стал извлекать зонд, и они все могли слышать шипение плоти и крови. Хьюг не мог поверить тому, чему он был свидетелем: внизу, в ране, поврежденная ткань прижигалась и затягивалась, по мере того как осколок стекла вытаскивался.

Он вышел как раскаленный добела прут. Когда он вышел из раны, послышалось недолгое шипение, кровь свернулась, по инфицированным краям пробежал голубой огонь и пропал. За это время Сестра едва успела сделать четыре коротких вздоха. Там, где несколько минут назад была дыра, теперь был коричневый, обожженный круг.

Хьюг держал перед лицом кусок стекла, черты лица его были смыты чистым белым светом. Он чувствовал тепло, хотя самое горячее было сосредоточено прямо у кончиков пальцев. Он осознал, что вот это и способствовало прижиганию мелких сосудов и разрезанию тканей подобно хирургическому лазеру.

Внутреннее пламя зонда стало слабеть и исчезать. Пока свет постепенно слабел, Сестра увидела, что то, что играло как драгоценный камень внутри, превратилось в небольшие эбонитовые камушки, а соединяющиеся ниточки из драгоценных металлов стали полосками из пепла. Свет продолжал слабеть, пока наконец не остались лишь проблески белого огня у кончиков, он пульсировал с биением сердца Хьюга — раз, два, три — моргнув, как мертвая звезда.

Баки еще дышал. Хьюг, весь в следах пота и крови, взглянув на Робина, начал говорить, но не мог обрести свой голос. Нижняя часть тела снова согревалась.

— Я надеюсь, это означает, — сказал он наконец, — что сегодня вы нас не убьете?


ГЛАВА 55 ЗНАКИ И СИМВОЛЫ | Лебединая песнь. Последняя война | ГЛАВА 57 ТЫСЯЧИ МЕРЦАЮЩИХ СВЕЧЕЙ