home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



ГЛАВА 60

СВОН И ЗДОРОВЯК

Лежа на постели из листьев, Сестра ощутила около себя движение. Она очнулась от сна и как наручниками схватила кого-то рукой за запястье.

На коленях стоял Робин Оукс, в его длинных волосах было много перьев и косточек, в глазах горел огонь. На его лице с обострившимися чертами пульсировали цвета от стеклянного кольца. Он открыл кожаный футляр и пытался вытащить из него кольцо. Несколько секунд они пристально смотрели друг на друга, и Сестра сказала:

— Нет.

Она положила на кольцо другую руку, и он его отпустил.

— Не кипятись, — выразительно сказал он. — Я его не повредил.

— Слава Богу! А кто позволил тебе лезть в мой футляр?

— А я не лазил. Я смотрел. Немного.

Кости Сестры захрустели, когда она села. Через вход в пещеру заглядывал мрачный день. Большинство разбойников еще спали, но двое мальчишек снимали шкуру с пары некрупных туш кроликов или белок, а еще один укладывал палки для костра, чтобы приготовить завтрак. У дальней стены пещеры около своего пациента спал Хьюг, а Пол спал на тюфяке из листьев.

— Это важно для меня, — сказала она Робину. — Ты даже не знаешь, как важно. Просто оставь его в покое, ладно?

— Заверни его, — сказал он и встал. — Я как раз клал эту таинственную штуку обратно и собирался рассказать тебе о Свон и этом здоровяке. Но забудь об этом, рохля. — Он пошел прочь, посмотреть, как дела у Баки.

Всего несколько секунд ушло на то, чтобы до нее дошло: «Свон. Свон и здоровяк».

Она никому из них не говорила о своих прогулках во сне. Ничего не говорила о слове «свон» и руке, отпечатанной, словно выжженной, на стволе цветущего дерева. Откуда тогда мог знать Робин Оукс, если только он тоже не прогуливался во сне?

— Подожди! — крикнула она. Ее голос в пещере отражался как звук колокольчика. И Пол, и Хьюг уже стряхнули с себя сон. Большинство мальчишек сразу же проснулись и потянулись за своими копьями и ружьями. Робин стоял в проходе.

Она заговорила с трудом подыскивая слова. Она встала и приблизилась к нему, держа стеклянное кольцо поднятым. — Что ты в этом видел?

Робин взглянул на других мальчишек, затем снова на Сестру и пожал плечами.

— Ты ведь что-то видел, правда? — Сердце у нее колотилось. Цвета на кольце пульсировали все быстрее. — Видел же! Ты ходил во сне, да?

— Что во сне?

— Свон, — сказала Сестра. — Ты ведь видел слово, написанное на дереве? На дереве, покрытом цветами. И ты видел след руки, огнем запечатленный на дереве? — Она держала стекло у него перед лицом. — Ну ведь видел же, правда?

— Ох-ох, — он покачал головой. — Ничего такого.

Она замерла, потому что видела, что он говорит правду. — Пожалуйста, — сказала она. — Расскажи мне, что ты видел.

— Я…

Вытащил его из твоего футляра примерно час назад, когда проснулся, — сказал он тихим почтительным голосом. — Я просто хотел подержать его, просто хотел посмотреть на него. Я раньше не видел ничего похожего, а после того, что случилось с Баки… Я знал, что это особенное. — Он остановился, помолчал несколько минут, как будто снова загипнотизированный.

— Я не знаю, что это такое, но…

Это заставляет вас хотеть держать его и смотреть в него, где переливаются все эти цвета и краски. Я взял его из твоего футляра, отошел и сел. — Он направился к своей постели из листьев в дальнем углу пещеры. — Я не собирался держать его очень долго, но…

Цвета стали меняться. Стала получаться картинка — я не знаю, может, это похоже на то, что я ненормальный?

— Продолжай. — И Пол, и Хьюг слушали его, другие мальчики тоже прислушивались.

— Я просто держал его и следил за изображением, вроде тех мозаик, которые были на стенах церкви в приюте, если ты смотришь на них достаточно долго, то можно поклясться, что они оживают и начинают двигаться, вот на что это было похоже — но только вдруг это уже стало не изображением. Это стало реальным, и я стоял на поле, покрытом снегом. Дул ветер, и все было таким смутным, — но черт побери, что там был за холод! Я увидел что-то лежавшее на земле, сначала я подумал, что это куча тряпок, но потом понял, что это человек. Прямо рядом с ним была лошадь, тоже лежавшая в снегу. — Он рассеянно посмотрел на Сестру.

— Странно, да?

— Что еще ты видел?

— По полю бежал огромный парень. На нем была черная маска, он прошел в шести-семи футах прямо передо мной. Я чертовски испугался и хотел отпрыгнуть, но он прошел дальше. Клянусь, я даже видел его следы на снегу. И я слышал, как он кричит: — Свон. Я это слышал так же хорошо, как сейчас свой собственный голос. В голосе его слышался испуг. Потом он встал на колени около этой фигуры, и было похоже, что он старается ее разбудить.

— Ее? Что ты имеешь в виду — ее?

— Девушку. Я думаю, это ее имя — Свон.

Девушка, подумала Сестра. Девушка по имени Свон — вот к кому вело их стеклянное кольцо! Голова у нее закружилась. Она почувствовала слабость, вынуждена была на минуту закрыть глаза, чтобы удержать равновесие, когда она снова их открыла, цвета на стеклянном кольце неистово пульсировали.

Пол встал. Хотя он и перестал верить в силу кольца еще до того, как Хьюг спас мальчика, он почти дрожал от волнения. Больше не имело значения то, что он ничего не видит в стекле, может быть, это потому, что он был слеп и не мог вглядеться достаточно глубоко. Может потому, что он отказался верить во что-либо вне себя, или мозг его был закрыт для чего-то сложного. Но если этот парень что-то видел в стекле, если он тоже испытывал «хождение во сне», о котором говорила Сестра, тогда может они ищут кого-то, кто действительно где-то существует? — Что еще? — спросил он Робина. — Ты еще что-нибудь видел?

— Когда я собирался отпрыгнуть от этого большого парня в черной маске, я заметил на земле что-то, прямо перед собой. Какое-то животное, все искореженное и в крови. Я не знаю кто это, но отделали его здорово.

— Мужчина в маске, — сказала она озабоченно. — Ты не видел, откуда он пришел?

— Нет, я уже сказал, что все было смутно. В тумане, я думаю. В воздухе стоял очень крепкий запах, и запах этот был каким-то скверным. Мне, кажется, там было еще двое других людей, но я не уверен. Изображение стало слабеть и уплывать. Мне не понравился этот неприятный запах, и я захотел снова вернуться сюда. А потом я уже сидел здесь с этой штукой в руках. И это все.

— Свон, — прошептала Сестра. Она посмотрела на Пола. Глаза у него были широко открытые и удивленные. — Мы ищем девушку по имени Свон.

— Но где нам искать? Боже мой, поле может быть везде — в миле отсюда или в сотне миль!

— Ты что-нибудь еще видел? — спросила Сестра парня. — Что-нибудь приметное — сарай? Дом? Что-нибудь?

— Просто поле. В некоторых местах покрытое снегом, а в других снег уже сдуло. Я уже говорил, что это так реально, видение…

И я думаю, что поэтому-то я и дал тебе поймать меня, когда я засовывал эту штуку обратно тебе в футляр. Я думаю, что мне хотелось кому-то рассказать об этом.

— Как же мы можем найти поле без всяких примет? — спросил Пол. — Нет никакой возможности.

— О… Простите меня.

Они посмотрели на Хьюга, который вставал с помощью костыля. — Я на самом деле относительно всего этого в полной темноте, — сказал он, когда встал устойчиво. — Но я не знал, что то, про что вы думаете, что видите его в стекле, вы считаете местом, которое на самом деле существует. Думаю, я самый последний человек на земле, который примет такие вещи — но мне кажется, что если вы ищите какое-то конкретное место, то вы могли бы начать с Мериз Рест.

— Но почему оттуда? — спросил его Пол.

— Потому что там в Моберли у меня была возможность встретить путешественников, — ответил он. — Как раз тогда, когда я встретил тебя и Сестру. Я считал, что путешественники должны бы проявить какую-то жалость к одноногому нищему — к сожалению, я как всегда ошибся. Но я помню человека, который проходил через Мериз Рест, это он сказал мне, что там высох пруд, И я помню, он говорил, что в Мериз Рест пахнет нечистотами. — Он обратил внимание на Робина. — Ты говорил, что чувствовал скверный запах и еще дым. Правильно?

— Да, в воздухе чувствовался дым.

Хьюг кивнул. — Дым. Трубы. Костры людей, которые пытаются сохранять тепло. Я думаю, что поле, которое вы ищите, если оно существует, должно находиться около Мериз Рест.

— Далеко отсюда до Мериз Рест? — спросила Сестра у Робина.

— Я думаю, миль семь-восемь. Может быть, и больше. Я там никогда не был, но мы, конечно, грабили людей, едущих туда и оттуда. Хотя это было раньше. Сейчас не так уж много народа туда едет.

— В «Джипе» не хватит топлива, чтобы преодолеть это расстояние, — напомнил Пол Сестре. — Сомневаюсь, что мы и милю проедем.

— Я не имел в виду, что по дороге семь-восемь миль, — поправил Робин. — Я имею в виду напрямую. Отсюда к юго-востоку, через лес, но это тяжелое путешествие. Шестеро моих ребят ходили туда примерно год назад разведать дорогу… Двое из них вернулись и сказали, что там нет ничего стоящего в этом Мериз Рест. Что жители, если бы могли, сами стали грабить. Они сами бы нас ограбили, если могли бы.

— Если мы не можем проехать, то нам придется пойти пешком. — Сестра взяла свою сумку и сунула туда стеклянное кольцо. Руки у нее дрожали.

Робин хмыкнул. — Сестра, — сказал он, — я не хочу сказать ничего обидного, но ты сумасшедшая. Семь миль пешком — это не то, что я бы назвал забавным. Знаешь, мы, возможно, спасли ваши жизни, остановив ваш «Джип» таким образом. Если бы мы этого не сделали, вы сейчас уже наверняка замерзли бы до смерти.

— Нам нужно добраться до Мериз Рест — или хотя бы мне добраться. Пол и Хьюг могут решать за себя сами. Чтобы попасть туда, я бы прошла черт знает во сколько раз больше, чем семь миль, и небольшой холод меня теперь не остановит.

— Дело не просто в расстоянии или в холоде. Дело в том, что находится там, в глубине леса.

— О, действительно интересные создания. Эти существа выглядят так, как будто их вывели в питомнике безумного врача. Голодные. Вы же не хотите, чтобы один из них поймал вас в лесу ночью?

— Я бы сказал нет, — согласился Хьюг.

— Мне нужно попасть в Мериз Рест, — твердо сказала Сестра, и упрямое выражение ее лица сказало Робину, что она решилась. — Все, что мне нужно, это немного еды, теплая одежда и мой дробовик. Я вполне справлюсь.

— Сестра, ты не пройдешь и мили, как заблудишься или тебя съедят. — Она посмотрела на Пола Торсона. — Пол! — спросила она. — Ты все еще со мной?

Он колебался, глядя вперед на тусклый свет у входа в пещеру, а потом на костер, который разводили мальчишки трением палки о палку. Черт побери! — подумал он. — Я никогда так не умел, когда был Юным Скаутом. Хотя, может, еще не поздно научиться. Все-таки они зашли так далеко, и возможно уже близки к тому, чтобы найти ответ, который ищут. Он следил за тем, как вспыхивает и разгорается костер, но про себя уже решил. — Я с тобой.

— Хьюг? — намекнула она.

— Я хочу идти с тобой, — сказал он. — Правда, хочу. Но у меня пациент. — Он взглянул на спящего мальчика. — Я хочу знать, что и кого вы найдете, когда доберетесь до Мериз Рест, но…

Я думаю, что я нужен здесь. Сестра, прошло много времени с тех пор, когда я чувствовал себя полезным. Ты понимаешь?

— Да. — Она уже решила в любом случае отговорить Хьюга от того, чтобы идти, он бы никак не смог пройти это расстояние на одной ноге, и он бы только задерживал их. — Я понимаю. — Она посмотрела на Робина. — Мы хотим уйти как только соберем вещи. Мне будет нужен мой дробовик и патроны, если с ними все в порядке.

— Вам для этого понадобится больше.

— Тогда, я уверена, что вы захотите отдать ружье Пола и патроны к нему тоже. А мы можем взять любую еду и одежду, которую вам не жалко.

Робин засмеялся, но глаза у него оставались суровыми. — Нас ведь считают разбойниками, Сестра!

— Просто верните нам то, что отняли у нас тогда. Мы даже можем назвать, что.

— Кто-нибудь когда-нибудь говорил тебе, что ты сумасшедшая? — спросил он.

— Да. И гораздо грубее, чем ты.

Слабая улыбка медленно появилась у него на лице, и глаза стали мягче. — Ладно, — сказал он. — Вы получите свое барахло обратно. Думаю, что вам оно понадобится больше, чем нам. — Он задумался и наступила пауза, потом сказал:

— Держи, — и подошел к своей постели из листьев. Он наклонился и стал что-то перебирать в коробке, полной жестяных банок, ножей, часов, обувных шнурков и прочего. Он нашел то, что искал и вернулся к Сестре. — Вот, — сказал он, кладя что-то ей в руку. — Это вам тоже понадобится. — Это был маленький металлический компас, который выглядел так, как будто только что появился из сундучка мастера. — И он работает, — сказал он ей. — По крайней мере работал, когда я пару недель назад снял его с мертвеца.

— Спасибо. Я надеюсь, что мне он принесет больше счастья, чем ему.

— Да… Ну… Это вы тоже можете взять, если хотите. — Робин расстегнул коричневую куртку около горла. Поверх бледной кожи он носил маленькое тусклое распятие на серебряной цепочке. Он стал его снимать, но Сестра протянула руку, чтобы остановить его.

— Это и у меня есть, — и она оттянула у шеи своей шерстяной шарф, чтобы показать ему шрам в форме распятия, который выжгли ей давным-давно в кинотеатре на Сорок второй улице. — У меня есть свое.

— Да, — кивнул Робин. — Надо полагать, что есть.

Полу и Сестре вернули их куртки, свитера и перчатки, вместе с оружием, пулями для «Магнума» Пола и дробовика Сестры. Банку печеных бобов и немного сушеного беличьего мяса тоже положили в походную сумку, которую вернули Сестре вместе с универсальным ножом и ярко-оранжевой шерстяной шапкой. Робин дал им обоим наручные часы, а пошарив еще в одной коробке с добычей, нашел три кухонные спички.

Пол слил остаток бензина из «Джипа» в небольшой пластиковый молочный кувшин, и при этом едва прикрылось дно. Но кувшин был надежно запечатан лентой и упакован в походную сумку, чтобы с его помощью было можно развести огонь.

Было уже светло, как в середине дня. Небо было тусклое, и нельзя было сказать даже, в какой стороне солнце. Часы Сестры показывали десять двадцать две, а часы Пола — три тринадцать.

Пора было идти.

— Готов? — спросила Сестра Пола.

Он какое-то время смотрел на костер горящим взглядом, а потом сказал:

— Да.

— Желаю успеха! — крикнул Хьюг, ковыляя ко входу пещеры. Когда они вышли, Сестра подняла руку в перчатке, потом подтянула у горла воротник и шарф. Она проверила компас, и Пол пошел следом за ней в лес.


ГЛАВА 59 РАСКРЫТИЕ РУКИ | Лебединая песнь. Последняя война | ГЛАВА 61 СКРОМНОЕ ЖЕЛАНИЕ