home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



ГЛАВА 66

ТО, ЧТО МОГЛО БЫТЬ

— Ты уверен? — спросила Глория, когда Джош закрыл дверь. Она помешивала суп из корешков в горшке, стоящем на печке, и пристально следила глазами за двумя пришельцами. — Мне не нравится их вид.

— Простите, — сказал ей Пол. — Я сегодня оставил свой смокинг в чистке. — В комнате пахло сассафрасом, от печки исходило тепло. В комнате поставили два фонаря, и при их дымном свете и Пол, и Сестра увидели на полу то, что показалось им кровавыми пятнами.

— У нас сегодня ночью была беда, — объяснил Джош. — Поэтому мы вынуждены быть так осторожны с незнакомцами, которые хотят повидать Свон.

Сестре стало холодно, несмотря на уютное тепло в комнате. Она думала о том ухмыляющемся калеке в красной детской коляске. Если это был он, он мог иметь любое лицо. Вообще любое. Ей хотелось бы вернуть тот момент, хотелось бы сдернуть маску с его черепа и посмотреть, что за ней прячется.

Джош повернул фитиль лампы и снова посмотрел на гадальную карту. — Так вы нашли это в Матисоне? Ладно. Но как эта карта привела вас сюда?

— Нас привела сюда не карта. Скажите, здесь есть где-нибудь цветущее дерево, чтобы на стволе его было вырезано имя Свон? Я припоминаю запах яблок. Есть яблоня в цвету?

— Да. Но это в пятидесяти-шестидесяти милях отсюда! Вас послал за нами Слай Мууди?

Она покачала головой, залезая в дорожную сумку.

— Сюда нас привело вот это, — сказала она и вытащила стеклянное кольцо.

Краски переливались и пульсировали. Глория задохнулась, уронив ложку, рука за дрожала у ее рта. По стенам замелькали огоньки. Джош уставился на него, пронзенный его красотой, а потом положил на стол карту с императрицей. — Кто вы? — спросил он тихо. — Почему вы ищете Свон и где вы нашли это?

Сестра сказала:

— Я думаю, нам много о чем есть поговорить. Я хочу все о вас знать, и все о Свон. Я хочу услышать обо всем, что случилось с вами, и хочу рассказать вам наши истории тоже. Но сейчас я хочу увидеть ее. Пожалуйста.

Джош с усилием отвел взгляд от стеклянного кольца и посмотрел в лицо Сестре. Он глядел долгим глубоким взглядом и разглядел и несчастья, и тяготы; но также увидел стойкость и железную волю. Он кивнул и повел Пола и Сестру в соседнюю комнату.

На стене висел единственный фонарь, прикрытый блестящим куском жестянки, отбрасывая матовый золотистый блеск. Свон лежала на железной койке Глории, на матрасе, набитом тряпками и бумагой. Она была накрыта несколькими одеялами, которые пожертвовали разные люди, лицо ее было отвернуто от света.

Джош подошел к кровати, поднял одеяла и мягко дотронулся до плеча Свон. Она все еще горела в лихорадке, дрожала и придерживала одеяла.

— Свон! Ты меня слышишь?

Дыхание у нее было тяжелым. Рука Сестры нашла руку Пола и сжала ее. В другой руке серебром и золотом переливалось стеклянное кольцо.

— Свон! — прошептал Джош. — Кое-кто пришел повидать тебя.

Она услышала его голос, вызывающий ее из кошмарного пейзажа, где по человеческому полю снимал урожай скелет на лошади-скелете. Боль прострелила все нервы и косточки ее лица.

— Джош? — ответила она. — Расти… Где Расти?

— Я же тебе рассказывал. Мы похоронили его сегодня утром, в поле.

— О, я теперь вспоминаю. — Голос у нее был слабый, снова падающим в бессознательное состояние. — Скажи им, чтобы следили за кукурузой. Отгоняли ворон. Но…

Скажи им пока не трогать ее, Джош. Скажи им.

— Я уже сказал. Они сделают все, что ты просишь.

Он сделал знак, чтобы Пол и Сестра подошли поближе.

— Кое-кто здесь хочет тебя увидеть. Они говорят, что пришли издалека.

— Кто…

Они?

— Мужчина и женщина. Они сейчас здесь. Ты можешь с ними поговорить?

Свон постаралась сосредоточиться на том, что он говорит. Она чувствовала, что кто-то другой есть в комнате и ждет. И было еще что-то; Свон не знала, что это, но чувствовала, что кожу у нее покалывает, как будто в предчувствии прикосновения. Она почувствовала себя снова ребенком, зачарованно глядящим на огонек светлячка, который летает на фоне окна.

— Да, — решила она. — Ты поможешь мне сесть?

Он помог, подсунув пару подушек, для поддержки. Когда Джош отошел от койки, Пол и Сестра впервые увидели голову Свон, покрытую наростами. Теперь уже обе глазницы закрылись, и остались только маленькие щелочки над ноздрями и ртом. Это была самая ужасная из масок Иова, которую Сестра когда-либо видела, гораздо хуже, чем у Джоша, и ей пришлось бороться с дрожью ужаса. Пол вздрогнул, думая как она дышит или ест сквозь эту ужасную корку.

— Кто там? — прошептала Свон.

— Меня зовут… — у нее пропал голос.

Она была испугана до смерти. Затем она выпрямилась, глубоко вздохнула и шагнула к койке.

— Можешь называть меня Сестра, — начала она. — А со мной мужчина по имени Пол Торсон. Мы…

Сестра быстро взглянула на Джоша, затем снова на девушку. Свон повернула голову на бок, слушая через маленькое отверстие около уха.

— Мы давно тебя искали. Семь лет. Мы упустили тебя в Матисоне, в Канзасе; думаю, что мы упустили тебя еще во многих местах, сами не зная того. Я нашла куклу, которая принадлежала тебе. Ты ее помнишь?

Свон ее помнила.

— Мой Пирожковый Обжора. Я потеряла его в Матисоне. Я так любила его, когда была маленькой.

Сестре пришлось прислушиваться, чтобы понять все, что она говорит.

— Я бы привезла его тебе, но она не перенесла поездки.

— Ничего страшного, — сказала Свон. — Теперь я уже не ребенок.

Она вдруг подняла забинтованную правую руку, чтобы найти в воздухе лицо женщины. Сестра отпрянула, но потом поняла, что Свон хочется узнать, как она выглядит. Сестра мягко взяла ее за тонкое запястье и провела рукой по лицу. Прикосновение Свон было нежным, как дым.

Ее пальцы остановились, когда она нашла наросты.

— У тебя это тоже, — пальцы Свон передвинулись к левой щеке, потом вниз, к подбородку. — Похоже на дорогу, вымощенную булыжником.

— Думаю, да. Наш друг, доктор, называет это маской Иова. Он думает, что воздух вызывает то, что у некоторых кожа покрывается такой коркой. Но какого черта мне это знание, если мне скручивает голову и лицо? — Она протянула руку и коснулась лба девушки, затем быстро отдернула руку. Под маской Иова у Свон был такой жар, что Сестра чуть не обожгла пальцы.

— Больно? — спросила Сестра.

— Да. Раньше так не болело, а сейчас…

Все время.

— Ага у меня тоже. Тебе сколько лет?

— Шестнадцать. Джош следит за моим возрастом. А сколько тебе?

— Мне…

Она не могла вспомнить. Она не следила за возрастом.

— Давай посмотрим, думаю, что сейчас мне около пятидесяти. Немного за пятьдесят. Хотя чувствую себя так, будто скоро восемьдесят.

— Джош сказал, что вы пришли издалека, чтобы повидаться со мной. — Голова у Свон была очень тяжелая, и она снова очень устала. — Почему?

— Я не уверена, — согласилась Сестра. — Но мы искали тебя семь лет из-за этого.

И она протянула сверкающее кольцо с единственным оставшимся шипом прямо к лицу Свон.

Кожу у Свон стало покалывать. Она чувствовала яркий свет, пробивающийся в ее закрытые глазницы.

— Что это?

— Я думаю, что…

Это много всего разного, заключенного в прекрасное стеклянное кольцо, полный драгоценностями. Я нашла его семнадцатого июля в Нью-Йорке. Я думаю, что это чудесное кольцо, Свон. Я думаю, что это дар…

Как волшебный набор для выживания. Или кольцо жизни. Может, кто-нибудь еще мог найти его, а может, я единственная могла его найти. Не знаю. Но я знаю, что это привело меня к тебе. И Пола. Хотела бы я знать, почему. Все, что я могу сказать, это… Думаю, что ты какая-то необыкновенная, Свон. Я видела, что в поле растет кукуруза, где уже все должно бы умереть. Я смотрела в стеклянное кольцо и видела дерево в цвету, на стволе которого выжжено твое имя. — Она наклонилась вперед, сердце у нее колотилось. — Я думаю, что у тебя впереди работа. Очень важная работа, которой хватит на всю жизнь. После того, что я видела, как растут злаки…

Думаю, что я знаю что это.

Свон внимательно слушала. Она не чувствовала ничего особенного, она просто чувствовала себя очень усталой, и лихорадка снова ее трепала, стараясь утащить ее обратно в то ужасное место, где кровавая коса косила человеческое поле. А потом прояснилось то, что сказала ей Сестра: «Чудесное кольцо…

Много всего разного, заключенного в прекрасное стеклянное кольцо, наполненное драгоценностями».

Она подумала о магическом зеркале и фигуре, которая несла круг из света. Она знала, что эта фигура — женщина, которая теперь стоит у ее кровати, и то, что она несла, теперь здесь.

Свон протянула к свету обе руки.

— Можно мне…

Подержать его?

Сестра посмотрела на Джоша. Он стоял позади Пола, а Глория пришла из другой комнаты. Джош не знал, что происходит, и весь этот разговор о чудесном кольце он не понял — но он доверял женщине, и позволил себе кивнуть.

— Вот.

Сестра вложила его в руки Свон.

Пальцы ее захватили кольцо. В нем было тепло, тепло, которое стало входит в ее руки, дальше в запястья и предплечья. Под повязками стала гореть и зудеть израненная кожа рук.

— Ох, — сказала она скорее от удивления, чем от боли.

— Свон! — Джош шагнул к ней, обеспокоенный этим звуком. Стеклянное кольцо становилось ярче и пульсировало все быстрее. — Ты…

Кольцо засияло как золотое солнце. На несколько секунд все они были ослеплены, комната сияла, как будто освещенная миллионом свечей. В уме Джоша пронеслось воспоминание о белом взрыве возле лавки Поу-Поу.

Теперь по рукам Свон бежала жгучая боль, и пальцы ее казались припаянными к кольцу. Боль текла по костям, и она закричала, но в следующее мгновение мука прошла, и в мозгу остались сцены прекрасных снов: поля золотой кукурузы и пшеницы, сады, в которых деревья склонились под тяжестью фруктов, цветочные луга и свежие зеленые леса, качающиеся от ветра. Образы лились как из рога изобилия, такие яркие, что Свон чувствовала аромат ячменя, яблок, цветущей сливы и вишни. Она видела одуванчики, сдуваемые ветром, дубовые рощи, роняющие желуди в мох, клены, истекающие соком, и подсолнухи, отталкивающиеся от земли.

Да, думала Свон, пока эти образы струились в ее голове, прекрасно освещенные и цветные. Моя работа. Теперь я знаю, в чем моя работа.

Джош был первый, кто опомнился от яркого блеска. Он увидел, что руки Свон были охвачены золотым огнем, пламя лизало ей локти. Она горит! — понял он, и ужаснувшись, оттолкнул Сестру в сторону и схватил огненное кольцо, чтобы отнять его у Свон.

Но как только его пальцы коснулись стекла, он был отброшен назад с такой силой, что потерял ботинок и ударился о стену, чуть при этом не снеся своим телом Пола. Из груди у него вылетел звук как из взорвавшейся паровой трубы, и он отлетел к двери, ошеломленный самым сильным ударом, который он получал с тех пор, как Хейстек Малдун выбил его с ринга в Уинстон-Салеме одиннадцать лет назад. Эта проклятая штука отбросила меня, подумал он, когда снова смог думать. Он попытался встать и осознал, что пылающее кольцо его пальцам показалось холодным.

Все еще наполовину ослепленная, Сестра тоже увидела странный огонь, увидела как он расползается по рукам Свон. Щелкнув как хлыст, он стал закручиваться вокруг головы девушки.

Огонь — бесшумный и не приносящий тепла — окутал лицо и голову девушки прежде, чем Джош смог подняться с пола. Свон не издала ни звука и лежала без движения, но слышала шипение, раздающееся сквозь все те сцены, которые проносились у нее в голове.

Сестра хотела сама схватить кольцо, но когда она потянулась, чтобы сделать это, Джош снова подскочил к койке, почти отбросил ее к стенке, уперся ногами и приготовился противостоять удару, схватившись пальцами за кольцо.

На этот раз оно довольно свободно вышло из пальцев Свон. Когда он повернулся, чтобы разбить его об стенку, он услышал крик Сестры.

— Нет!

И она как рысь набросилась на него.

— Подожди, — закричал Пол. — Посмотри на нее!

Джош задержал Сестру на расстоянии вытянутой руки и повернул голову к Свон.

Золотые языки пламени, покрывавшие ей руки исчезли. Повязки почернели. Когда они посмотрели, то увидели, что огонь — или то что казалось огнем — стянуло маску Иова как жидкость в сухую губку. Пламя струилось, вспыхивало, а потом исчезло.

Сестра вырвала у него кольцо и унесла подальше, чтобы он не достал. Он подошел к Свон, положил руки ей под плечи и поднял ее, поддерживая одной рукой голову.

— Свон! — голос у него был безумный. — Свон! Ответь мне!

Она молчала.

— Вы убили ее, — закричала Глория на Сестру. — Милостивый Боже, вы убили ее этой проклятой штукой!

Она бросилась к кровати, пока Сестра отступала к дальней стене. Голова ее кружилась, а ослепление от яркого света еще не прошло.

Но Джош чувствовал, что сердце у Свон бьется как крылья у плененной в клетке птички. Он покачивал девушку в своих объятиях, молясь, чтобы это потрясение не оказалось последним ударом. Он свирепо посмотрел на Сестру и Пола.

— Выгони их отсюда! — сказал он Глории. — Позови Анну! Вели запереть их где-нибудь! Выгони их, прежде чем я убью их…

Рука Свон шевельнулась и легла ему на губы, чтобы он замолчал.

Сестра смотрела на стеклянное кольцо, краски его побледнели, некоторые драгоценности потемнели, стали как сгоревшие угольки. Но цвета опять стали становиться ярче, как будто вытягивали силу из ее тела. Глория схватила ее за руку, чтобы вытащить из комнаты, но Сестра стряхнула ее. Тогда Глория побежала позвать Анну Мак-Клей, которая пришла с винтовкой, готовая действовать.

— Уберите их! — кричал Джош. — И отнимите у нее эту штуку!

Анна старалась дотянуться до кольца. Но кулак Сестры был проворнее, она ударила женщину с таким звуком, как колотят молотком по дереву, и Анна Мак-Клей упала с разбитым носом. Анна попыталась встать на ноги и нацелилась винтовкой прямо в голову Сестры.

— Перестаньте! — вдруг сказала Свон хрупким голосом.

Она услышала их крики, шум драки, ударов. Волшебные сцены, которые горели в ее воображении стали меркнуть.

— Перестаньте, — повторила она. Сила возвращалась в ее голос. — Не деритесь больше.

— Они пытались убить тебя с помощью этой штуки! — сказал Джош.

— Нет! — запротестовал Пол. — Мы пришли сюда повидаться с ней, и все! Мы не пытались убить ее!

Джош не обращал на него внимания.

— С тобой все в порядке? — спросил он.

— Да. Просто устала. Но Джош…

Когда я его держала…

Я видела чудесные вещи, ЧУДЕСНЫЕ ВЕЩИ.

— Какие вещи?

— Вещи, которые могли бы быть, — ответила она. — Если бы я хотела, чтобы они были, если бы я достаточно хорошо над этим поработала.

— Джош! — Анне не терпелось всадить пулю в тощую старуху, которая свалила ее. Она вытерла нос тыльной стороной руки. — Ты хочешь, чтобы я где-нибудь их заперла?

— Нет! — сказала Свон. — Оставьте их в покое. Они не пытались меня убить.

Джош положил голову Свон на подушку. Он почувствовал на лице нечто странное, зуд и горение, там, где прикоснулись пальцы Свон.

— Ты действительно в порядке? — спросил он. — Я не хочу чтобы ты…

И когда он поглядел на одну из ее рук, то голос у него пропал. — Не пытайся скрыть, если…

Ты…

Повязки черные и маслянистые ослабли. Джош видел кусочек розовой плоти.

Он мягко взял ее руку в свою и стал разматывать повязки. Ткань заскорузла и отходила с треском. Сестра оттолкнула дуло винтовки от лица и прошла мимо Анны к краю кровати. Анна не пыталась остановить ее, потому что тоже подошла посмотреть.

Нервными пальцами Джош осторожно разматывал почерневшие повязки. Они отрывались с прилипшими кусочками поврежденной кожи Свон, а под ними открывалась чистая розовая кожа.

— Что это? — спросила Свон, нарушая молчание. — Что-то не так?

Он оторвал кусок другой повязки. Она расползлась как тлен у него под пальцами, и он увидел розовую чистую неповрежденную кожу на ладони Свон. Он знал, что для того, чтобы затянуться, струпьям понадобилось бы по меньшей мере неделя, а потом еще месяц, чтобы все зажило. Больше всего он волновался, чтобы в раны не проникла инфекция, что возможно ее руки останутся в рубцах и искалеченными на всю жизнь. Но теперь…

Джош нажал пальцем на розовую ладонь.

— Ой! — сказала она, отдергивая руку. — Больно!

Руки у нее болели, внутри них покалывало, они были теплыми, как будто обгорели на солнце. Джош побоялся снять остальные повязки, не желая об — нажать нежную кожу.

Он взглянул на Глорию, которая стояла рядом с ним, а потом на Сестру. Взгляд его упал на сверкающее стеклянное кольцо у нее в сумке.

Чудесное кольцо, говорила она. И Джош поверил этому. Он встал. — Я думаю, у нас есть много о чем нужно поговорить, — сказал он. — Да, — согласилась Сестра. — Полагаю, что есть.


ГЛАВА 65 ИМПЕРАТРИЦА | Лебединая песнь. Последняя война | ГЛАВА 67 ЭТО МУЖСКОЙ МИР