home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



ГЛАВА 67

ЭТО МУЖСКОЙ МИР

Крик потряс стены трейлера, и женщина, которая лежала на голом матрасе, завернувшись в грубое одеяло, застонала в мучительном сне. Руди снова заполз к ней в кровать, он держал ребенка с разбитой головой, она ударила его ногой, но его гнилой рот ухмылялся.

— Ну же, Шейла, — ворчал он, голос его шипел из глубокого разреза на горле. — Так-то ты встречаешь старого друга?

— Убирайся прочь! — закричала она. — Убирайся прочь… Убирайся ПРОЧЬ!

Но он, весь скользкий, снова подползал к ней. Глаза его ввалились глубоко внутрь головы, и на лице зияли гнилые дырки.

— Ах-х-х-х, — сказал он, — не будь такой, Шейла. Мы с тобой забавлялись и были счастливы слишком много раз, чтобы ты пинком выгоняла меня из кровати. Ты ведь сейчас, в эти дни пускаешь кого-нибудь еще, а? — Он протянул ей младенца с голубой кожей. — Видишь? — сказал он. — Я принес тебе подарок.

А потом на этой разбитой голове открылся маленький ротик, и из него вылетел вопль, который заставил Шейлу Фонтана окаменеть, руки ее прижались к ушам, а из широко открытых, застывших глаз потоком потекли слезы.

Призраки обломками появлялись и уносились, а Шейла осталась наедине со своим собственным криком, который эхом отдавался в грязном трейлере.

Но крик, взывавший к Богу, продолжался, на этот раз за дверью трейлера. Голос снаружи завопил:

— Заткнись, дура ненормальная! Ты что, хочешь разбудить мертвецов?

Слезы текли у нее по лицу, она почувствовала, что у нее разболелся живот, в трейлере уже пахло рвотой и застоявшимся дымом, а рядом с ее матрасом стояло ведро, куда она ночью облегчалась. Она никак не могла перестать дрожать, не могла вдохнуть достаточно воздуха. Она потянулась за бутылкой водки, которая как она знала, была на полу около ее кровати, но не могла ее найти, и снова закричала от разочарования.

— Ну же, открывай эту проклятую дверь! — Это был голос Джада Лаури, и он стучал в дверь прикладом ружья. — Он тебя хочет!

Она замерзла, пальцы ее наконец нашли горлышко бутылки, уже полупустой.

Он хочет меня! — подумала она. Сердце у нее подпрыгнуло. Он хочет меня!

— Ты слышишь, что я сказал? Он послал меня за тобой. Давай, двигай задницей!

Она сползла с кровати и стояла с бутылкой в одной руке и одеялом в другой. В трейлере было холодно, и снаружи от костра доходил красный свет. — Отвечай, если еще не разучилась разговаривать! — сказал Лаури.

— Да, — сказала она ему. — Я тебя слышу. Он хочет меня.

Она задрожала, и уронила одеяло, чтобы взять бутылку водки за горлышко. — Ну, тогда идем же! И он говорит, чтобы ты сегодня хорошо пахла!

— Да. Он меня хочет. Он меня хочет.

Она снова отпила из бутылки, закрыла ее и стала искать фонарь и спички. Она их нашла, зажгла фонарь и поставила его на туалетный стол, рядом с разбитым зеркалом, висевшим на стене. На столике был лес из высохших пузырьков с косметикой, помады, духов, которые давно провоняли, банок с кремом и кисточек для туши. К зеркалу были прикреплены пожелтевшие картинки с молоденькими красотками из старых экземпляров «Гламура» и «Мадмуазель».

Она поставила бутылку водки рядом с фонарем и села на стул. В зеркале отразилось ее лицо.

Глаза напоминали тусклые куски стекла, вставленные в болезненного вида тяжело очерченную развалину. Большая часть волос превратилась из черных в желтовато-серые, а на макушке стал просвечивать череп. Рот был узкий и обрамлен глубокими морщинами, как будто она сдерживала крик, который никак не могла освободить.

Она всмотрелась в глаза, которые смотрели на нее. Грим, решила она. Конечно. Мне нужно немного грима. И она открыла одну из бутылочек, чтобы размазать ее содержимое на лице, как целительный бальзам, руки у нее были неуверенные, потому что она хотела выглядеть для полковника хорошенькой. В прошлый раз он хорошо к ней отнесся, звал ее несколько раз, даже дал ей несколько бутылок драгоценного спиртного из заброшенного склада. Он меня хочет, говорила она себе, криво размазывая по губам помаду. Полковник раньше использовал еще двух других женщин, которые жили в трейлере с Шейлой, но Кейти переехала с капитаном, а Джина однажды взяла с собой в постель пистолет калибра 11.43 мм. Все это означало, что Шейла теперь самостоятельно вела свой пикап, тащивший трейлер, и сама добывала бензин, еду и воду для нее и грузовичка. Она знала большинство других ДР — дам для развлечения, — которые шли за Армией Совершенных Воинов, составляя собственный конвой из грузовиков, автомобилей и трейлеров; многие женщины были больны, некоторые были молодыми девушками с глазами старух, которым нравилась их работа, а большинство искали «сон золотой» — чтобы их забрал офицер, у которого было бы много провианта и приличная постель.

Это мужской мир, подумала Шейла. Никогда еще это не было так верно, как сейчас, но зато ей теперь не придется спать одной, и по крайней мере на несколько часов Руди не сможет заползти к ней в кровать со своим ужасным подарком.

В жизни Руди был настоящим удовольствием. Но после смерти стал настоящим занудой.

— Поторопись! — закричал Лаури. — Здесь холодно!

Она закончила макияж и прошлась щеткой по волосам. Она не любила это делать, потому что волосы сильно выпадали. Затем она поискала среди множества пузырьков флакончик с подходящим запахом.

Большинство этикеток не сохранилось, но она нашла особый пузырек, который искала, и побрызгала шею духами. Она вспомнила рекламу, которую она давным-давно видела в журнале «Космо»: «Каждый настоящий мужчина любит „Шанель номер пять“.

Она торопливо натянула на отвисшую грудь темно-красный свитер, втиснулась в джинсы и надела туфли. Было бесполезно делать что-нибудь с ногтями, все они были искусаны. Накинула на плечи меховое пальто, которое принадлежало Джине. Еще один взгляд в зеркало, чтобы проверить грим. Он хочет меня! — подумала она, потом задула фонарь, подошла к двери, открыла замок и распахнула ее.

Джад Лаури с бородой, обрезанной у самой челюсти и цветным платком вокруг лба, взглянул на нее и засмеялся.

— Го-о! — сказал он. — Слышала когда-нибудь про фильм «Невеста Франкенштейна»?

Она не могла ответить ему, потому что искала в кармане пальто ключ, чтобы запереть дверь. Он всегда подкалывал ее, и она его ненавидела. Когда бы она ни смотрела на него, ей слышался детский вопль и стук удара винтовочного приклада по голове невинного ребенка. Она шла прямо за ним, в направлении самого большого трейлера, командного центра полковника Маклина, на западном краю места, которое было раньше городом Саттон, штат Небраска.

— Ты действительно хорошо пахнешь, — сказал Лаури, когда шел за ней между припаркованных трейлеров, грузовиков, легковушек и палаток Армии Совершенных Воинов. Огоньки от костра играли на стволе его М¤16, подвешенной через плечо. — Пахнешь как загноившаяся рана. Когда ты в последний раз принимала ванну?

Она не могла вспомнить. Для купания нужна вода, а у нее не так ее много, чтобы тратить на это.

— Я не знаю, почему он хочет тебя, — продолжал Лаури, идя прямо за ней. — Он мог бы взять молоденькую ДР, хорошенькую, которая принимает ванну. А ты — двуногий питомник вшей.

Она не обращала на него внимания. Она знала, что он ее ненавидит за то, что она никогда не позволяла ему дотронуться до себя, ни одного разочка. Она брала любого, кто мог заплатить ей бензином, едой, водой, красивыми безделушками, сигаретами, одеждой или спиртным — но она никогда не взяла бы Джада Лаури, даже если бы у него из члена шла фонтаном очищенная нефть. Даже в этом мужском мире у женщины была своя гордость.

Он еще издевался над ней, когда она прошла между двумя палатками и почти налетела на приземистый квадратный трейлер, покрашенный в черный как смоль цвет. Она резко остановилась, и Лаури почти наскочил на нее. Его ворчание прекратилось. Они оба знали, что происходит в черном трейлере Роланда Кронингера — «допросном центре», — и такое близкое столкновение с ним пробудило у них в голове истории, которые они слышали о методах инквизиции капитана Кронингера. Лаури вспомнил, что сделал Кронингер несколько лет назад с Фредди Кемпкой, и он знал, что капитана лучше остерегаться.

К Шейле первой вернулось самообладание. Она прошла мимо трейлера, окна которого были запечатаны металлическим листом, и пошла дальше к командному центру полковника. Лаури молча шел за ней.

Большой трейлер был прицеплен к кабине дизельного грузовика, окруженного шестью вооруженными часовыми. С равными интервалами горело несколько костров в нефтяных банках. Когда Шейла приблизилась, один из часовых положил руку на пистолет под курткой.

— Все в порядке, — сказал Лаури. — Он ее ждет.

Часовой расслабился и пропустил их, и они стали подниматься по сложно вырезанным ступенькам, которые вели к закрытой двери большого трейлера. Трехступенчатая лестница имела даже перила, на которых были вырезаны гротескные лица демонов с высунутыми языками, искаженные обнаженные человеческие фигуры и деформированные горгульи. Замысел был кошмарным, но художественное исполнение прекрасным, лица и фигуры вырезаны рукой, которая владела резцом, затем отшлифовано и отполировано до блеска. Красные бархатные подушечки были прибиты к поверхности каждой ступеньки, как будто на ступенях к императорскому трону. Шейла раньше никогда не видела этой лестницы, а Лаури знал, что ее недавно подарил человек, который вступил в АСВ в Брокен Боу. Лаури раздражало, что Альвина Мангрима уже сделали капралом, и ему хотелось знать, как ему сжевали нос. Он видел человека, работавшего в Механической Бригаде и слоняющегося с кривоватым карликом, которого он называл «Имп», и Мангрим был еще одним таким сукиным сыном, которого он никогда бы не решился игнорировать.

Лаури постучал в дверь.

— Входите, — прозвучал дребезжащий голос полковника Маклина.

Они вошли. Передняя комната была темной, за исключением единственной масляной лампы, горевшей на столе у полковника. Он сидел за столом, изучая карты. Его правая рука лежала поперек стола почти как забытое приложение, но ладонь правой руки в черной перчатке, его новой руки, была повернута вверх, и свет от лампы блестел на острых точках множества гвоздей, пробивавших ее.

— Спасибо, лейтенант, — сказал Маклин, не поднимая покрытого кожаной маской лица. — Вы свободны.

— Да, сэр. — Лаури бросил на Шейлу ухмыляющийся взгляд, затем вышел из трейлера и закрыл дверь.

Маклин рассчитывал скорость марша между Саттоном и Небраска-Сити, куда планировалось вести АСВ через реку Миссури. Но запасы истощались с каждым днем. АСВ не совершала больше успешных рейдов после поражения армии Франклина Хейза в Брокен Боу. Однако ряды АСВ продолжали расти, так как бойцы из других мертвых поселений вливались в нее, ища убежища и защиты. АСВ была переполнена живой силой, оружием и боезапасами, но «смазка», необходимая для продвижения, утекала.

Руины Саттона еще дымились, когда передовые бронированные автомобили АСВ въехали в город перед наступлением полной темноты. Все, что стоило взять, уже исчезло, даже одежда и обувь с лежащих кучей убитых. По отдельным признакам было ясно, что во время сражения использовались гранаты и коктейли Молотова, а по восточной стороне города среди горящих развалин прошли тяжелые машины и остались следы солдат, ушедших по снегу.

И Маклин понял, что существует еще одна армия — возможно, такая же или еще больше, чем АСВ — идущая к востоку перед ними, грабящая поселения и забирающая все запасы, в которых нуждалась Армия Совершенных Воинов, чтобы выжить. Роланд увидел на снегу кровь и предположил, что должны быть раненые солдаты, торопящиеся вслед за основными частями. Небольшой разведотряд смог бы взять в плен некоторых из них, предположил Роланд. Они могли быть захвачены и допрошены. Полковник Маклин согласился, и Роланд взял капитана Брейдена, сержанта Ульриха и нескольких солдат в бронированном автомобиле.

— Присядьте, — сказал полковник Шейле.

Она вошла в освещенный круг. Для нее был приготовлен стул, лицом к столу полковника. Она села, раздраженная и не знающая, чего ожидать. В прошлом он всегда ждал ее в постели. Он продолжал работать над картами и таблицами. Он был одет в форму Армии Совершенных Воинов, с лоскутком, пришитым над нагрудным карманом, и четырьмя вышивками из золотых ниток на каждом плече, обозначающими его воинское звание. Его череп был покрыт серой деревянной шапочкой, а черная кожаная маска скрывала лицо, за исключением левого глаза. Она несколько лет уже не видела его без этой маски, да ей особенно и дела до этого не было. Позади Маклина была стойка с пистолетами и винтовками, а к сосновой панели был прочно прикреплен черно-зелено-серебристый флаг АСВ.

Он заставил ее ждать несколько минут, а потом поднял голову. Его ледяные глаза заморозили ее.

— Привет, Шейла.

— Привет.

— Ты была одна? Или у тебя была компания?

— Я была одна.

Ей пришлось прислушиваться внимательно, чтобы понять все его слова. Его речь стала еще хуже с того раза, как она здесь была последний раз, менее чем неделю назад.

— Ну, — сказал Маклин, — иногда хорошо и одной поспать. Так лучше отдыхается, не правда ли?

Он открыл филигранный серебряный ящичек, который стоял на столе. В нем было около двадцати драгоценных сигарет — не сырые окурки или скрученный жевательный табак, а настоящие. Он пододвинул к ней ящичек, и она взяла сигарету.

— Возьмите еще, — настаивал он.

Она взяла еще две. Маклин подтолкнул к ней по крышке стола коробку спичек, и она зажгла первую сигарету и вдохнула ее, как чистый кислород.

— Помните, когда мы хитрили по дороге сюда? — спросил он ее. — Вы, я и Роланд? Помните, когда мы торговались с Фредди Кемпкой?

— Да. — Она тысячу раз жалела, что у нее не осталось запаса кокаина и амфетамина, но таблетки стало трудно добывать в эти дни. — Помню.

— Я доверяю вам, Шейла. Вы и Роланд почти единственные, кому я могу доверять. — Он подтянул к себе свою правую руку и прижал ее к груди. — Это потому, что мы так хорошо знаем друг друга. Люди, которые так много прошли вместе должны доверять друг другу.

Его взгляд поднялся от лица Шейлы. Он посмотрел на Солдата-Тень, который стоял позади ее стула, прямо там, где кончалась темнота. Потом снова перевел взгляд своих глаз на нее.

— Вы в последнее время развлекали многих офицеров?

— Несколько.

— Как на счет капитана Хьюлета? Сержанта Олдфилда? Лейтенанта Ванна? Кого-нибудь из них?

— Я понимаю. — Она пожала плечами и рот ее скривился в слабой улыбке в клубах дыма. — Они приходят и уходят.

— Я слышал, — сказал Маклин. — Кажется, что некоторые мои офицеры — я не знаю кто — не очень довольны тем, как я веду Армию Совершенных Воинов. Они думают, что нам нужно пускать корни, ставить собственные поселения. Они не понимают, почему мы движемся к востоку, или почему мы вынуждены уничтожать метку Каина. Они не видят общего плана, Шейла. Особенно молодые — как Хьюлет и Ванн. Я сделал их офицерами вопреки своему желанию. Мне бы следовало подождать и разобраться, из чего они сделаны. Но теперь я знаю. Я уверен, что они хотят отстранить меня от командования.

Она молчала. Сегодня траханья не будет, просто у полковника один из приступов словоблудства. Но для Шейлы это было здорово; по крайней мере, Руди здесь ее найти не сможет.

— Посмотрите на это, — сказал он, и повернул одну из карт, над которой работал, к ней. Это была старая, мятая и в пятнах карта Соединенных Штатов, вырванная из атласа. Были помечены названия штатов и карандашом обведены большие районы. Были небрежно вписаны новые названия: «Саммерлэнд» для района Флориды, Джорджии, Алабамы, Миссисипи и Луизианы; «Индустриальный Парк» для Иллинойса, Индианы, Кентукки и Теннеси; «Портовый Комплекс» — для обеих Каролин и Виржинии; «Военное Обучение» — для юго-запада; а также для штата Мен, Нью-Гермпшир и Вермонт. Обе Дакоты, Монтана и Вайоминг были отмечены как «Зона Заключения».

И через всю карту Маклин написал «АСВ — Америка Спасшихся и Выживших».

— Это грандиозный план, — сказал он ей. — Но чтобы превратить его в реальность, мы вынуждены уничтожать людей, которые думают иначе. Мы должны уничтожить все метки Каина. — Он перевернул карту и провел по ней гвоздиками. — Мы должны так ее уничтожить, чтобы мы могли забыть, что произошло, и оставить все позади. Но мы так же должны быть готовы к приходу русских! Они собираются сбросить парашютные войска и готовят высадку для вторжения с барж. Они думают, что мы погибли и с нами все кончено, но они не правы. — Он наклонился вперед, гвоздики впились в поцарапанный стол. — Мы с ними расквитаемся. Мы отплатим этим сволочам тысячекратно!

Он подмигнул. Солдат-Тень слабо улыбнулся. Под выступом шлема его лицо было выкрашено защитной краской. Сердце Маклина стучало, ему пришлось подождать, пока оно успокоится, прежде чем он смог снова заговорить.

— Они не знают общего плана, — сказал он тихо. В АСВ сейчас почти пять тысяч солдат. Чтобы выжить, нам нужно двигаться, и мы вынуждены брать то, что нам нужно. Мы не фермеры — мы воины! Вот почему ты мне нужна, Шейла!

— Я нужна? Для чего?

— Ты ходишь везде. Ты все слышишь. Ты знаешь многих других ДР. Я хочу, чтобы ты выяснила, кому из моих офицеров я могу доверять, а от кого надо отделаться. Как я говорил, я не доверяю Хьюлету, Олдфилду и Ванну, но нет ничего, чем бы я мог доказать их измену перед военным трибуналом. А опухоль может зайти далеко и очень глубоко. Они думают, что просто из-за этого, — и он коснулся черной кожаной маски, — я больше не гожусь для командования. Но это не метка Каина. Это другое. Это пропадет, когда воздух очистится и выйдет солнце. А метка Каина не пропадет, пока мы ее не уничтожим. — Он повернул голову в сторону, внимательно наблюдая за ней. — На каждое имя вы должны составить перечень выполненного — и проверить — я вам дам картонку с сигаретами и две бутылки ликера. Как насчет этого?

Это было великодушное предложение. Она уже имела в виду какое-то имя, оно начиналось на «Л» и заканчивалось на «И». Но она не знала, лоялен Лаури или нет. Однако она наверняка будет рада увидеть его перед расстрельной командой, но только если она сначала будет иметь возможность вышибить из него мозги. Она уже собиралась отвечать, когда кто-то постучал в дверь.

— Полковник! — Это был голос Роланда Кронингера. — У меня для вас пара подарков.

Полковник шагнул к двери и открыл ее.

Снаружи, освещенный светом от костра, стоял бронированный грузовик, на котором выезжали капитан Кронингер и другие. А к заднему крылу были прикованы цепью двое мужчин, оба окровавленные и избитые, Один — на коленях, а другой стоял прямо и смотрел вызывающе.

— Мы нашли их примерно в пятнадцати милях к востоку по автостраде номер 6, — сказал Роланд.

На нем было надето длинное пальто с капюшоном, натянутым на голову. Автоматическая винтовка была переброшена через плечо, а за пояс был заткнут пистолет калибра 11.43 мм. Грязные повязки все еще покрывали большую часть его лица, но наросты высовывались, как шишковатые суставы, в промежутках между ними. В линзах его защитных очков горели красным огоньки костра.

— Сначала их было четверо. Они хотели сопротивляться. Капитан Брейден перехитрил их, мы отобрали у них одежду и оружие. Вот, однако, то, что от них осталось. — Губы Роланда в шишках от наростов раздвинулись в слабой улыбке. — Мы решили проверить, смогут ли они держаться наравне с грузовиком.

— Вы их допрашивали?

— Нет, сэр, это мы оставили на потом.

Маклин прошел мимо него вниз по резной лестнице. Роланд последовал за ним, а Шейла Фонтана наблюдала сквозь дверной проем.

Солдаты, которые стояли вокруг этих двоих, расступились, чтобы пропустить полковника Маклина. Он встал лицом к лицу с узником, который отказался признать поражение, хотя колени у него были изодраны в клочья, а в левом плече у него была пуля.

— Как тебя зовут? — спросил его Маклин.

Мужчина закрыл глаза.

— Спаситель — мой пастырь. Он создал меня лежащим на зеленых пастбищах, Он ведет меня вдоль тихих вод, Он восстанавливает…

Маклин прервал его речь ударом ладони с забитыми гвоздями по лицу. Мужчина упал на колени, уткнувшись избитым лицом в землю. Маклин оттолкнул второго в сторону концом ботинка.

— Ты. Вставай.

— Мои ноги. Пожалуйста. О, Боже…

Мои ноги.

— Вставай!

Пленник попытался встать на ноги. Кровь лилась по обеим ногам. Он глядел на Маклина ошеломленными от ужаса глазами.

— Пожалуйста, — молил он. — Дайте мне что-нибудь от боли…

Пожалуйста… — Сначала дайте мне информацию. Как тебя зовут?

Мужчина мигнул.

— Брат Гэри, — сказал он. — Гэри Кейтс.

— Хорошо Гэри, — Маклин похлопал его по плечу левой рукой. — Теперь: куда вы шли?

— Не говори ему ничего! — закричал человек, лежащий на земле. — Не говори этому варвару!

— Ты ведь хочешь быть хорошим парнем, а, Гэри? — спросил Маклин, его лицо под маской находилось в четырех дюймах от лица Кейтса. — Ты хочешь что-нибудь, чтобы не страдать от боли, не так ли? Скажи мне то, что я хочу знать.

— Не надо…

Не надо… — всхлипывал другой.

— Для тебя все кончено, — заявил Маклин. — Все. Нет необходимости усложнять больше, чем нужно. Разве это неправильно, Гэри? Спрашиваю тебя еще раз: куда вы шли?

Кейтс согнул плечи, словно боясь, что его сверху ударят. Он дрожал, а потом сказал:

— Мы…

Старались догнать их. Брата Рея ранили. Сам он ничего не мог. Я не хотел его бросать. Глаза брата Ника были выжжены и он ослеп. Спаситель велел оставить раненых…

Но они были мои друзьями.

— Спаситель — кто это?

— Он. Спаситель. Истинный Бог и Хозяин. Он ведет Американскую Верность. Это с Ним мы пытались объединить…

— Нет… — сказал другой. — Пожалуйста… Не говори…

— Американская Верность, — повторил Маклин.

Он слышал раньше о них от тех, кто присоединялся к нему. Их вел, как он понял, экс-министр из Калифорнии, у которого была своя программа кабельного телевидения. Маклин искал встречи с ним.

— Так он называет себя Спасителем? Сколько народу идет с ним и где находится руководство?

— Мой пастырь! Он создал меня лежащим на зеленых паст…

Он услышал щелчок пистолета Роланда калибра 11.43 мм, когда его барабан уперся ему в череп.

Роланд не колебался. Он нажал на спуск.

От шума выстрела Шейла подпрыгнула. Мужчина опрокинулся.

— Гэри? — спросил Маклин.

Кейтс уставился на труп, глаза были широко открыты, уголок рта подергивался в истерической ухмылке.

— Сколько народу идет со Спасителем и где находится руководство?

— Аа… Аа…

Аа, — заикался Кейтс. — Аа… А…

Три тысячи, — удалось ему сказать. — Может четыре, точно не знаю.

— Есть у них бронированные автомобили? — поинтересовался Роланд. — Автоматическое оружие? Гранаты?

— Есть все. Мы нашли центр обеспечения армии в Южной Дакоте. Там были грузовики, бронированные автомобили, пулеметы, огнеметы, гранаты…

Все, что можно взять. Даже…

Шесть танков и контейнеры со снарядами для тяжелой артиллерии.

— Какого рода танки? — кровь застыла в жилах Маклина.

— Я не знаю. Большие танки, с большими пушками. Но один из них с самого начала не пошел. Три других мы оставили, потому что они сломались и механики не смогли их запустить снова.

— Так у них остались еще два?

Кейтс кивнул. Он стыдливо опустил голову, чувствуя, как его шею сзади жгут глаза Спасителя.

— У Спасителя есть три принципа: «Не сдаваться, а умирать»; «Убийство — это великодушие»; и «Люби Меня».

— Все в порядке, Гэри. — Маклин провел пальцем по челюсти мужчины. — Куда они направляются?

Кейтс что-то бормотал, и Маклин вздернул ему голову.

— Не слышу тебя.

Взгляд Кейтса скользнул на пистолет калибра 11.43 мм, который держал Роланд, потом снова на лицо в черной маске с единственным холодным голубым глазом.

— В Западную Виржинию, — сказал он. — Они идут в Западную Виржинию. В место, которое называется гора Ворвик. Я точно не знаю, где это.

— Западная Виржиния? Почему туда?

— Потому что… — он дрожал, он чувствовал, что этот человек с закрытым лицом и пистолет калибра 11.43 мм просто жаждут убить его. — Если я вам скажу, вы оставите мне жизнь? — спросил он Маклина.

— Мы тебя убивать не будем, — пообещал полковник. — Скажи мне, Гэри. Скажи мне.

— Они идут в Западную Виржинию…

Потому что там живет Бог, — ответил мужчина, и лицо его сморщилось от мук, что он предал Спасителя. — Бог живет на вершине горы Ворвик. Брат Тимоти видел там Бога, давным-давно. Бог показал ему черный ящик и серебряный ключ и рассказал, каким будет конец света. А теперь брат Тимоти ведет Спасителя искать Бога.

Маклин выдержал паузу в течение несколько секунд, потом громко рассмеялся, звук был такой, будто хрюкало животное, а когда он кончил смеяться, он сгреб за воротник рубашки Кейтса левой рукой и вдавил гвозди правой руки ему в щеку.

— Ты здесь не среди сумасшедших религиозных фанатиков, друг мой. Ты среди воинов. Поэтому прекрати болтать эту чертову чепуху и скажи мне правду. Сейчас.

— Клянусь! Клянусь! — Слезы катились из глаз Кейтса по грязному лицу. — Бог живет на горе Ворвик. Брат Тимоти ведет Спасителя искать его! Клянусь!

— Оставьте его мне, — сказал Роланд.

На мгновение наступила тишина. Маклин пристально смотрел в глаза Гэри Кейтса и отвел свою правую руку. На щеке выступали маленькие пятнышки крови.

— Я о нем хорошо позабочусь. — Роланд полез за пистолетом калибра 11.43 мм. — Он у меня забудет об этой боли в ногах, когда мы хорошо побеседуем.

— Да, — кивнул Маклин. — Думаю, это хорошая идея.

— Освободите его, — сказал Роланд солдатам.

Они сразу же повиновались, глаза его за защитными очками блестели от возбуждения. Он был счастливым молодым человеком. Да, это была тяжелая жизнь, и иногда ему хотелось «Пепси» или в кондитерский бар Малютки Рут, или ему очень хотелось принять горячий душ, а потом посмотреть хороший боевик по телевизору — но все эти вещи относились к прошлой жизни. Теперь он был сэр Роланд, жил, чтобы служить королю в бесконечной игре в Рыцаря Короля. Однако ему не хватало его компьютера, и это было единственное плохое в том, что нет электричества. А иногда он видел странный сон, в котором он был где-то, что похоже на подземный лабиринт, и выступал на стороне Короля, и в этом туннеле было два тролля — мужчина и женщина — со знакомыми лицами. Лица их тревожили его и всегда заставляли просыпаться в холодном поту, но эти лица не были реальными; это был просто сном, и Роланд всегда мог снова заснуть как мертвый, когда у него в голове наступало просветление.

— Помогите ему дойти, — приказал Роланд двум солдатам. — Сюда, — сказал он и повел их в направлении черного трейлера.

Маклин толкнул труп, лежащий у его ног.

— Очистите здесь, — сказал он одному из часовых, и встал лицом к горизонту, на

восток.

Американская Верность не могла находиться далеко впереди них — может, только в двадцати-тридцати милях. Они нагружены припасами из процветающей местности у Саттона. И у них масса оружия, боезапасов и два танка.

Мы можем их настичь, подумал Маклин. Мы можем их настичь и отобрать то, что у них есть. И я растопчу лицо Спасителя своими ногами. Потому что ничто не может устоять перед Армией Совершенных Воинов, и ничто не может помешать осуществить главный план.

Бог живет на горе Ворвик, сказал этот человек. Бог показал ему черный ящик и серебряный ключ и сказал ему, каким будет конец света.

Безумных религиозных фанатиков придется уничтожить. В главном плане нет места для подобных им.

Он снова повернулся к трейлеру. В дверном проеме стояла Шейла Фонтана, и Маклин вдруг осознал, что все эти волнения подействовали на его эрекцию. И эта была хорошая эрекция. Она обещала продержаться некоторое время. Он поднялся по резной лестнице с перилами, на которых были лица демонов, вошел в трейлер и закрыл дверь.


ГЛАВА 66 ТО, ЧТО МОГЛО БЫТЬ | Лебединая песнь. Последняя война | ГЛАВА 68 МАСКА ИОВА РАСКОЛОЛАСЬ