home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



ГЛАВА 78

ДРУГ

— Введите его, — приказал Роланд Кронингер.

Два часовых сопровождали незнакомца по ступенькам, ведущим в трейлер полковника Маклина. Роланд увидел, что незнакомец левой рукой погладил лицо демона, вырезанное из дерева, а в правой нес что-то, завернутое в коричневую ткань. Оба часовых держали пистолеты, нацеленными в голову незнакомца, потому что он отказался отдать сверток, и чуть не сломал руку солдату, который попытался отнять его. Два часа назад он был остановлен часовым на южной окраине лагеря АСВ и сразу же приведен к Роланду Кронингеру на допрос. Роланд только раз взглянул на незнакомца и понял, что это необычный человек; но тот отказался отвечать на вопросы, заявив, что он будет говорить только с главой армии. Роланд не смог отнять у него сверток, и никакие угрозы и запугивания пытками не производили на незнакомца никакого впечатления. Роланд был уверен, чтобы любой, на ком не было ничего кроме изношенных джинсов, теннисных туфель и пестрой летней рубашки с короткими рукавами в столь холодную погоду, очень бы испугался угрозы пытки.

Когда ввели этого человека, Роланд шагнул в сторону. По всей комнате стояли другие вооруженные охранники, и Маклин вызвал капитана Карра, и Уилсона, лейтенанта Тэтчера, сержанта Беннинга и капрала Мангрима. Полковник сидел за столом, а в центре комнаты стоял стул для незнакомца. Рядом с ним стоял небольшой столик, на котором находилась горящая масляная лампа.

— Садитесь, — сказал Роланд, и человек повиновался. — Я думаю, вы все задаетесь вопросом, почему я хотел, чтобы вы встретились с этим человеком, — тихо сказал Роланд, в его очках отсвечивался красный свет лампы. — На нем сейчас надето именно то, что было, когда его нашли. Он говорит, что не будет говорить ни с кем, кроме полковника Маклина. Хорошо, мистер, — сказал он незнакомцу. — Вот вам то, что вы просили.

Незнакомец оглядел комнату, осмотрев по очереди каждого. Немного дольше взгляд его задержался на Альвине Мангриме.

— Эй! — сказал Мангрим. — Я откуда-то тебя знаю, не так ли?

— Возможно. — У незнакомца был хриплый скрежещущий голос. Это был голос человека, только что превозмогшего болезнь. Маклин изучал его. Незнакомец выглядел молодым человеком лет двадцати пяти — тридцати. У него были вьющиеся шатеновые волосы и приятное лицо с голубыми глазами, он был без бороды. На рубашке у него были зеленые попугаи и красные пальмы. Маклин не видел таких рубашек с того времени, как упали бомбы. Это была рубашка для тропического побережья, а не для тридцатиградусного мороза.

— Откуда, черт побери, вы пришли? — спросил Маклин.

Глаза молодого человека встретились с его глазами. — Ах, да, — сказал он. — Ведь это вы главнокомандующий?

— Я вам задал вопрос.

— Я вам кое-что принес. — Молодой человек вдруг бросил свой подарок Маклину на стол, и сразу же два охранника ткнули ему в лицо дула винтовок. Маклин съежился, мысленно представив как его разрывает бомбой на куски, и собрался нырнуть под стол — сверток упал на стол и раскрылся.

То, что было внутри, покатилось по его карте штата Миссури.

Маклин молчал, уставившись на пять кукурузных початков. Роланд пересек комнату и взял один из них, как и еще пара офицеров, толпившихся рядом.

— Уберите это от моего лица, — сказал охранникам молодой человек, но они сомневались, пока Роланд не велел им опустить винтовки.

— Откуда они у вас? — спросил Роланд. Он еще чувствовал запах земли, исходящий от початка, лежавшего у него в руке.

— Вы задали мне уже достаточно вопросов. Теперь моя очередь. Сколько всего в лагере человек? — Он кивнул на стену трейлера, за которой расположился лагерь и десятки его костров. Ни Роланд, ни полковник не ответили ему. — Если вы собираетесь со мной играть, — сказал незнакомец слабо улыбаясь, — я заберу свои игрушки и отправлюсь домой. Ведь вы же не хотите, чтобы я так сделал?

Полковник Маклин прервал наконец тишину. — У нас… Около трех тысяч. Мы потеряли много солдат там, в Небраске.

— И все эти три тысячи — способные идти в бой мужчины?

— Кто вы? — спросил Маклин. Ему было очень холодно, и он заметил, что капитан Карр дует себе на руки, чтобы согреться.

— Способны ли эти три тысячи сражаться?

— Нет. У нас около четырехсот больных и раненых. И мы везем примерно тысячу женщин и детей.

— Так что у вас около тысячи пятисот солдат? — Молодой человек сжал ручки кресла. Маклин увидел, как что-то в нем изменилось, что-то незаметное — и потом понял, что левый глаз у молодого человека превращается в коричневый. — Я думал что это армия, а не бойскаутское войско!

— Вы говорите с офицером Армии Совершенных Воинов, — сказал Роланд, тихо, но с угрозой. — Мне плевать, кто вы. — Потом он тоже увидел коричневый глаз и поперхнулся.

— Подумаешь, великая армия! — издевался незнакомец. — Полное дерьмо! — Цвет лица у него становился краснее, челюсти, казалось, раздувались. — У вас есть несколько ружей и грузовиков и вы думаете, что вы солдаты? Дерьмо вы! — Он почти выкрикнул это и его единственный голубой глаз стал мертвенно-серым. — Какое у вас звание? — спросил он Маклина.

Все молчали, потому что они тоже все это видели. А потом Альвин Мангрим, бодрый и улыбающийся, и почти влюбленный в незнакомца, сказал: — Он полковник!

— Полковник, — как эхо повторил незнакомец. — Ну, полковник, я думаю, что настало время, когда Армию Совершенных Воинов должен вести пятизвездный генерал. — Черная полоска промелькнула в его волосах.

Альвин Мангрим засмеялся и захлопал в ладоши.

— Чем вы кормите свои полторы тысячи солдат? — незнакомец встал, и люди вокруг стола Маклина отступили, толкая друг друга. Когда Маклин ответил недостаточно быстро, он щелкнул пальцами. — Говорите!

Маклин был ошеломлен. Никто, кроме охранявших его когда-то вьетконговцев, а это было целую вечность назад, никогда не осмеливался говорить с ним подобным образом. Обычно за такое неуважение он разрывал оскорбителя на кусочки, но он не мог спорить с человеком, у которого было лицо хамелеона и который носил рубашку с короткими рукавами, когда другие офицеры дрожали в пальто на шерстяной подкладке. Он вдруг почувствовал, что ослаб, как будто этот молодой незнакомец высасывал энергию и жизненную силу прямо из него. Незнакомец манипулировал его вниманием как магнит, и его присутствие наполняло комнату волнами холода, который стал их оплетать как ледяные нити. Он оглянулся, чтобы получить хоть какую-нибудь помощь от других, но увидел, что они тоже загипнотизированы и недееспособны — и даже Роланд отступил, опустив вдоль тела сжатые кулаки.

Молодой незнакомец опустил голову. В таком положении он оставался около тридцати секунд, когда он снова поднял лицо, оно было приятным и оба глаза опять были голубыми. Но в его вьющихся шатеновых волосах оставалась черная прядь. — Прошу прощения, — сказал он с очаровательной улыбкой. — Я сегодня не в себе. Я действительно хотел бы знать, чем вы кормите свои войска?

— Мы…

Захватили недавно консервированные продукты…

У Американской Верности, — наконец сказал Маклин. — Есть консервированный суп и тушенка…

Есть консервированные овощи и фрукты.

— И как долго такое снабжение может продолжаться? Неделю? Две?

— Мы идем на восток, — сказал ему Роланд, стараясь управлять собой. — В Западную Виржинию. По пути будем устраивать набеги на другие поселения.

— В Западную Виржинию? А что в Западной Виржинии?

— Гора…

Где живет Бог, — сказал Роланд. — Черный ящик и серебряный ключ. Брат Тимоти поведет нас. — Брат Тимоти был очень стойким, но и он раскололся, когда Роланд проявил к нему усиленное внимание в черном трейлере. По словам брата Тимоти, у Бога был серебряный ключ, который вставляется в черный ящик, и в сплошном камне открывается дверь. Внутри горы Ворвик — так сказал брат Тимоти — были коридоры с электрическим светом и гудящими машинами, которые крутили катушки с лентами, эти машины разговаривали с Богом, читая числа и факты, но это было слишком сложным для понимания брата Тимоти. Чем больше Роланд думал об этом рассказе, тем больше он убеждался в одной очень интересной вещи: что человек, который называл себя Богом, показал брату Тимоти комнату с компьютерными стойками, все еще подсоединенными к источнику питания.

И если под горой Ворвик в Западной Виржинии все еще находились работающие компьютеры, то Роланд хотел узнать, почему они там, и какую информацию они содержат — и почему кто-то был уверен, что они будут продолжать функционировать даже после всеобщей ядерной катастрофы.

— Гора, где живет Бог, — повторил незнакомец. — Ладно. Я сам хотел бы посмотреть на эту гору. — Он моргнул, и его правый глаз стал зеленым.

Никто не шевельнулся, даже охранники с винтовками.

— Посмотрите на эту кукурузу, — настоятельно посоветовал незнакомец. — Понюхайте ее. Она свежая, сорвана только пару дней назад. Я знаю, где находится целое поле растущей кукурузы, а еще там растут яблони. Сотни. Сколько времени прошло с тех пор, как вы пробовали яблоко? Или кукурузный хлеб? Или ароматную кукурузу, жареную на сковородке? — Он обвел всех пристальным взглядом. — Клянусь, что это было слишком давно.

— Где? — Рот Маклина наполнился слюной. — Где это поле?

— О…

Примерно в ста двадцати милях к югу отсюда. Городишко под названием Мериз Рест. У них там есть также и источник. Можете наполнить свои бутылки и фляги водой, у которой вкус солнечного света.

Его разноцветные глаза блестели, он подошел к краю стола Маклина. — В этом городе живет девчонка, — сказал он, положив ладони на стол, и наклонился. — Ее зовут Свон. Я бы хотел, чтобы вы с ней встретились. Потому что она заставляет расти кукурузу в мертвой земле, и она сажает яблочные семена, которые тоже растут. — Он ухмыльнулся, но в нем чувствовался гнев, его темный пигментированный нос выделялся как родимое пятно. — Она может заставить вырасти урожаи. Я видел, что она может делать. И если бы она была у вас — тогда вы бы могли прокормить свою армию, пока все голодают. Понимаете, что я имею в виду?..

Маклин дрожал от холода, который исходил от тела незнакомца, но не мог отвести взгляда от этих блестящих глаз. — Почему…

Вы все это мне говорите? Зачем это вам?

— О-о…

Давайте просто скажем, что я хочу быть на стороне побеждающей команды. — Темная пигментация исчезла.

— Мы идем к горе Ворвик, — сказал Роланд. — Мы не можем отклониться со своего маршрута на сто двадцать миль в сторону.

— Гора подождет, — тихо сказал незнакомец, все еще пристально глядя на Маклина. — Сначала я вас отведу, чтобы вы забрали девчонку. Потом вы можете идти искать Бога или Самсона, или Даниила, если хотите. Но сначала девчонка — и еда.

Молодой человек улыбнулся, и его глаза медленно стали одинакового голубого оттенка. Он теперь чувствовал себя гораздо лучше, гораздо сильнее. У меня хорошее самочувствие и настроение, подумал он. Может, именно будучи здесь, среди людей, думал он, у меня появятся хорошие идеи. Да, война хорошая вещь! Она прореживает население, при этом выживают только сильные, так что следующее поколение будет лучше. Он всегда был защитником человеческой природы войны. А может он чувствовал себя сильнее, потому что находился вдали от этой девчонки. Эта проклятая ведьмочка изводила души этих бедняков из Мериз Рест, заставляя их верить, что их жизнь снова чего-то стоит. А такого рода обман не терпим.

Он взял левой рукой карту Миссури и подержал ее перед собой, просунув правую руку под нее. Роланд увидел, как поднимается клочок голубого дыма и почувствовал запах горящей свечи. А потом на карте появился выжженный круг, примерно в ста двадцати милях к югу от их нынешней позиции. Когда круг уже окончательно проявился, незнакомец опустил карту обратно на стол перед Маклином; его правая рука была сжата в кулак, и вокруг нее вился дымок.

— Вот куда мы идем, — сказал он.

Альвин Мангрим светился, как счастливое дитя. — Правильно, братишка!

Впервые в жизни Маклин почувствовал, что теряет сознание. Что-то раскрутилось и вышло из-под управления; шестеренки великой военной машины, которой была Армия Совершенных Воинов, начали крутиться по своему собственному разумению. В этот момент он осознал, что на самом деле ему нет особого дела до метки Каина, ни до очищения человеческой расы, ни до объединения для борьбы с русскими. Все это было только то, что он говорил другим, чтобы заставить их поверить, что у Армии Совершенных Воинов высокие мотивы. И себя тоже заставить этому поверить.

Теперь он понял, что всегда хотел одного, только чтобы его снова боялись и уважали, как это было тогда, когда он был молод и сражался в других странах, до того, как его реакция стала не такой быстрой. Он хотелось, чтобы люди называли его «сэр», и чтобы они не ухмылялись, когда это делают. Он хотелось снова быть чем-то значительным, а не трутнем, засунутым в обвисший мешок с костями и грезящим о прошлом.

Он осознал, что перешел через черту, из-за которой нет возврата, и перешел куда-то по течению времени, которое вынесло его и Роланда Кронингера из Земляного Дома. Теперь возврата не могло быть — никогда.

Но какая-то часть его, глубоко внутри, вдруг вскрикнула и скрылась в темной дыре, ожидая, что придет нечто грозное, поднимет решетку и кинет еду.

— Кто вы? — прошептал он.

Незнакомец наклонился вперед, пока его лицо не оказалось в нескольких дюймах от лица Маклина. Глубоко в его глазах, подумал Маклин, он заметил алые черточки.

Незнакомец сказал: — Вы можете называть меня… Просто Друг.


ГЛАВА 77 ЧТО ВИДЕЛ СТАРЬЕВЩИК | Лебединая песнь. Последняя война | ГЛАВА 79 РЕШЕНИЕ СВОН