home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



ГЛАВА 82

ПОТОК СМЕРТИ И РАЗРУШЕНИЯ

Наступил день.

В неясном свете появилась законченная стена, покрытая слоем льда толщиной в три дюйма, с воткнутыми там и сям острыми деревянными кольями, которая окружала Мериз Рест и кукурузное поле. Кроме случайного воя собак, в городе было тихо, не было никакого движения на земле, покрытой пнями от деревьев, которая простиралась на сорок ярдов между стеной и краем леса.

Примерно через два часа после рассвета послышался одинокий выстрел, и часовой на восточном участке стены свалился с лестницы с пулей во лбу.

Защитники Мериз Рест ожидали первой атаки, но ее не было.

Часовой на западном участке стены доложил, что видит движение в лесу, но ему не ясно, сколько там солдат. Солдаты снова скрылись в лесу, не открывая огня.

Спустя час после этого другой часовой на восточной стене сказал, что слышит звуки, напоминающие отдаленное движение тяжелых машин, приближающихся через лес.

— Идет грузовик, — закричал один из часовых на северном участке.

Пол Торсон вскарабкался по лестнице и огляделся. Он услышал звуки магнитофонной веселой и невнятной музыки. С севера по дороге медленно грохотал бронированный грузовик с двумя громкоговорителями, расположенными на кабине с бронированным ветровым стеклом и оружейной башней из металлических листов. Музыка прекратилась, грузовик продолжал двигаться вперед, их двух громкоговорителей загремел мужской голос:

— Жители Мериз Рест! Слушайте закон Армии Совершенных Воинов!

Голос эхом разносился по городу, над полем, где росла кукуруза и укоренялись молодые яблони, над фундаментом, где стояла церковь, над кострами и над той хижиной, где спал Джош.

— Мы не хотим вас убивать! Мы рады каждому, кто хочет присоединиться к нам! Перелезайте через стену и присоединяйтесь к Армии Совершенных Воинов! Приводите с собой семьи, приносите оружие и пищу! Мы не хотим убивать никого из вас!

— Хорррошо, — пробормотал Пол сквозь зубы. Его «Магнум» был наготове.

— Нам нужен ваш урожай, — распорядился голос из громкоговорителя, в то время грузовик, громыхая приблизился к северной стене. — Нам нужны от вас еда и запас свежей воды. И еще нам нужна девушка. Приведите к нам девушку по имени Свон, и мы оставим вас в покое. Просто приведите ее к нам, и мы вам будем очень рады и — ох, черт!

В это мгновение передние шины грузовика влетели в замаскированную яму, а задние колеса завертелись в воздухе, грузовик перевернулся на бок и с треском полетел в канаву. Часовые издали победный крик. Спустя минуту из канавы выбрались двое и побежали в том направлении, откуда они приехали. Один из них прихрамывал, не в состоянии держаться, и Пол из «Магнума» прицелился прямо ему в спину.

Он хотел спустить курок, зная, что ему следует убить эту сволочь, пока есть шанс. Но не сделал этого, следя, как оба солдата скрылись в лесу.

Справа застрочил пулемет. Пули зигзагом отлетали от стены, раскалывая лед, увязая в бревнах и глине. Пол опустил голову, услышал звук с восточного участка, а затем звук еще одного пулемета, и понял, что началась первая атака. Он осмелился поднять голову, увидел примерно сорок солдат, укрывающихся на краю леса. Они открыли огонь, но их пули не могли проникнуть сквозь стену.

Пол опустил голову и стал пережидать огонь, пока не появится возможность прицелиться в одного из них, когда они побегут через открытое место.

С восточной стороны Мериз Рест часовые заметили группу, состоящую примерно сотен из двух солдат, выходящую из леса. Пехота АСВ кричала и рвалась вперед, а потом они кувырком полетели в сеть из траншей, ломая руки и ноги при падении. Часовые, вооруженные винтовками, стали прицеливаться. Двоих часовых убило, но как только они упали, другие полезли по лестнице, чтобы занять из место.

Солдаты АСВ, ломая строй и теряя людей, стали поворачивать под прикрытие леса, продолжая падать в замаскированные ямы. Раненые попадали под сапоги своих товарищей.

В то же самое время более пятисот солдат вырвались из леса с запада от Мериз Рест, сопровождаемые примерно дюжиной бронированных легковушек, грузовиков и двумя бульдозерами. Когда они кричащей массой бросились вперед, под их ногами раскрылись траншеи. Один из бульдозеров нырнул в такую траншею и перевернулся, а бронированный автомобиль, ехавший сразу за ним, врезался в бульдозер и взорвался огненным шаром. Несколько других машин сели брюхом на пни и не могли двинуться ни назад ни вперед. Десятки людей кувырком летели в канавы, ломая кости. Часовые стреляли, едва успевая целиться, а солдаты АСВ мертвыми падали в снег.

Но большинство солдат и машин продолжали двигаться вперед, штурмуя стену с запада, а за ними шла вторая волна войск, человек двести. Автоматный, винтовочный и пистолетный огонь начал откалывать кусочки от стены, но пули все еще отлетали в сторону.

— Подняться выше и открыть огонь! — закричал Бад Ройс.

Ряд из мужчин и женщин подошел и поднялся на вал из глины высотой в два фута, который шел вдоль основания стены. Они прицелились и открыли огонь.

Анна Мак-Клей бежала вдоль стены и кричала:

— Подняться выше и задать им погорячее!

Вспышка огня прокатилась вдоль западной стены, и первая волна атаки солдат АСВ захлебнулась. Вторая волна налетела на них, а потом, когда люди стали рассыпаться, их стали сбивать машины. Офицеры в бронированных машинах и джипах отдавали команды, но войска были в панике. Они откатились в лес, а когда капитан Карр в своем «Джипе» встал, приказывая им вернуться, пуля пробила ему горло, и он упал на землю.

Через несколько минут атака прекратилась, и солдаты отступили глубже в лес. Вокруг стен на земле стонали раненые, а мертвые лежали там, где они упали.

Со стороны защитников на западной стене послышался победный крик, но кто-то верхом на лошади, закричал:

— Нет! Прекратите! Прекратите!

Слезы ползли по щекам Свон, и стрельба еще эхом отдавалась у нее в ушах.

— Прекратите! — закричала она, когда Мул встал на дыбы и стал бить воздух копытами.

Она направила Мула к Сестре, которая стояла неподалеку, опустив свой дробовик.

— Останови их! — сказала Свон. — Они ведь просто убили других людей! Этому не надо радоваться!

— А они радуются не тому, что убили других людей, — сказала ей Сестра. — Они радуются просто тому, что не убили их.

Она кивнула на труп, который лежал в десяти футах, с простреленным лицом. Еще кто-то собирал у убитых оружие и патроны.

— И такие еще будут. Если ты не можешь этого принять, тебе лучше уйти.

Свон огляделась. На земле неловко лежала женщина и стонала, а другая женщина и мужчина перевязывали ей запястье куском, оторванном от рубашки. В нескольких футах в стороне лежал скорчившись темноволосый мужчина и умирал, кашляя кровью, другие старались устроить его поудобнее.

Свон сжалась от ужаса, взгляд ее глаз вернулся к Сестре.

Сестра спокойно перезаряжала дробовик.

— Тебе лучше уйти, — предложила она.

Сердце у Свон разрывалось; она знала что ей следует быть здесь, с людьми, которые ее защищают, но не могла вынести зрелище смерти. Звук стрельбы был в тысячу раз хуже всех других неприятных звуков, которые она когда-либо слышала. Но прежде чем она смогла решить, уйти ей или остаться, она услышала за стеной утробный рев мотора.

Кто-то закричал: «Господи Иисусе! Взгляните на это!».

Сестра поспешила к стене и поднялась на глиняную насыпь.

Примерно в двадцати ярдах слева от Сестры из леса появился танк. Его широкие гусеницы ехали по телам убитых. Ствол его пушки был нацелен прямо на стену. Весь танк был обвешан как гротесковыми украшениями: человеческими костями, привязанными к проволочкам — ногами, руками, ребрами, позвонками и черепами, некоторые еще со скальпом. Танк остановился прямо на краю леса, мотор его гудел, как рычащий зверь.

Люк танка открылся. Появилась рука, машущая белым платком.

— Прекратите стрельбу, — сказала Сестра остальным. — Давайте узнаем, чего они хотят.

Появилась голова в шлеме; лицо было завязано, глаза за очками.

— Кто здесь главнокомандующий? — обратился Роланд Кронингер к людям, которых он мог видеть, ему показалось, что на этой проклятой стене были посажены только головы без тел.

Некоторые смотрели на Сестру; ей не хотелось брать на себя ответственность, но она поняла, что придется.

— Это я! Что вы хотите?

— Мира, — ответил Роланд.

Он посмотрел на тела, лежащие на земле.

— Ваши люди хорошо поработали! — он усмехнулся, хотя внутри его все кипело от гнева. — Друг ничего не сказал о траншеях и оборонительной стене! Какого черта эти проклятые фермеры воздвигли здесь такую баррикаду? — Хорошенькая у вас здесь стена! — сказал он. — Выглядит так надежно! А на самом деле?

— Так оно и есть!

— Действительно? Хотел бы я знать, сколько понадобится снарядов, чтобы пробить в ней дыру и разнести вас в клочья сударыня!

— Я не знаю! — сурово улыбнулась Сестра, но пот катился у нее по спине, и она понимала, что у них нет никаких шансов удержаться против этой чудовищной машины. — А сколько у вас уйдет на это времени?

— Времени у нас уйма! Во времени мы не ограничены!

Он похлопал по стволу орудия. Очень плохо, подумал он, что нет для орудия снарядов — да если бы даже и были, то никто из них не умеет ее заряжать и стрелять. Второй танк сломался через несколько часов после выхода из Линкольна, а этот вел капрал, который когда зарабатывал на жизнь тем, что перевозил грузы через Скалистые Горы на тракторной платформе; но даже он не мог управлять этим огромным чудовищем все время. Однако Роланду нравилось ездить на нем, потому что внутри пахло горячим металлом и потом, и он не мог представить себе лучшую лошадку для верховой езды для Рыцаря Короля.

— Эй, сударыня! — позвал он. — Почему ваши люди не хотят отдать нам, то что нам нужно, и тогда никто не пострадает! Ладно?

— Мне кажется, что это вы страдаете!

— О, эти небольшие затруднения? Сударыня, мы еще не начинали! Это просто упражнение! Ну, теперь мы знаем, где ваши траншеи! За мной тысяча солдат, которые просто мечтают встретиться с вашими людьми! Хотя я могу ошибаться: они могут быть на другой стороне, или уже окружают с юга! Они могут оказаться везде!

Сестра почувствовала себя плохо. С танком бороться было невозможно! Она ощущала, что рядом стоит Свон, вглядываясь за стену.

— Почему бы вам не заняться своим делом и не оставить нас в покое? — спросила Сестра.

— Наше дело не будет сделано, если мы не возьмем то, за чем пришли! — сказал Роланд. — Нам нужна еда, вода и эта девчонка! Нам нужны ваше оружие и боеприпасы, и нужны они нам сейчас! Я выражаюсь ясно?

— Вполне! — ответила она.

Подняла свой дробовик и спустила курок.

Для точного выстрела это было слишком большое расстояние, но дробинки зазвенели по шлему Роланда, когда он нырял в люк. Белый носовой платок был пробит крупной дробью, а полдюжины дробинок попали ему в руку. Ругаясь и дрожа от гнева, Роланд упал внутрь танка.

По спине у Сестры поползли мурашки. Она напряглась, ожидая первого выстрела из пушки, но его не последовало. Мотор у танка взвыл, и он покатился по трупам и пням обратно к лесу. Нервное напряжение не отпускало Сестру до тех пор, пока танк не скрылся из поля зрения в зарослях кустарника, и только тогда она поняла, что танк, наверное, не совсем в порядке; а иначе почему же они не пробили дыру в стене?

Красная вспышка ракеты осветила небо с западной стороны леса, и та упала на поле.

— Вот они идут снова! — мрачно закричала Сестра. Она взглянула на Свон.Тебе лучше уйти отсюда, пока не началось.

Свон посмотрела вдоль стены на других, которые стояли готовые к бою, и поняла, где ей следует быть.

— Я остаюсь.

Еще одна ракета взлетела с восточной стороны леса и взорвалась прямо в небе как кровавое пятно.

Выстрелами прямо поливало западную стену, и Сестра схватила Свон, чтобы затащить ее за прикрытие. Пули ударялись о бревна, отщепляли кусочки льда. Примерно через двадцать секунд после первого залпа, начали огонь солдаты АСВ, сосредоточенные в лесу с восточной стороны Мериз Рест, но их пули не причиняли особого повреждения, а только заставляли защитников прятать головы. Стрельба продолжалась, и вскоре пули уже позвякивали о стены, некоторые из них рикошетом отлетали к земле, а другие в людей.

С восточной стороны стены защитники увидели, что из леса появилось несколько бронированных машин, вместе с пятидесятью-шестидесятью солдатами. АСВ бросилась к стене. Замаскированные траншеи остановили несколько машин, туда же попало около двадцати человек, но остальные продолжали наступать. Два грузовика пробрались сквозь лабиринт пней и траншей и врезались в стену. Вся восточная часть стены задрожала, но удержалась. Тогда солдаты по незащищенному пространству прорвались к стене, стараясь перелезть через нее; пальцы их не могли ухватиться за лед, и они соскальзывали, а защитники стреляли в них в упор. Те, у кого не было оружия, орудовали топорами, мотыгами и заостренными кольями.

Мистер Половски забрался на лестницу вместо убитого часового, стреляя из своего пистолета как можно быстрее.

— Отбросить их назад! — кричал он.

Он прицелился во вражеского солдата, но прежде чем успел нажать на спуск винтовки, пуля пробила ему грудь, а вторая попала в голову. Он упал с лестницы, и сразу же какая-то женщина выхватила у него из рук пистолет.

— Отступаем! Отступаем! — командовал лейтенант Тэтчер, и пули свистели около его головы, а вокруг лежали раненые и убитые солдаты. Тэтчер не стал ждать, когда другие подчинятся его команде, он повернулся и побежал. После третьего шага пуля 9¤мм калибра попала ему а поясницу, и он полетел кувырком в канаву, упав поверх четверых, уже попавших туда. Атака закончилась, солдаты отступали. Мертвые остались.

— Прекратите огонь! — крикнула Сестра.

Стрельба затихла, а через минуту прекратилась и на западной стороне.

— У меня нет патронов, — сказала Сестре какая-то женщина с винтовкой, и дальше стоящие вдоль стены люди тоже стали просить боеприпасы.

Но Сестра знала, что после того, как каждый истратит свои патроны, других не будет. Они нас истощают, подумала она. Вынуждают нас тратить боеприпасы, а когда винтовки станут бесполезными, они пойдут на штурм стены потоком, несущим смерть и разрушение. У Сестры для ее собственного дробовика осталось еще шесть патронов, и это было все.

Они прорвутся, поняла она. Рано или поздно, но они прорвутся. Она посмотрела на Свон, и поняла по ее темным глазам, что та пришла к такому же решению.

— Им нужна я, — сказала Свон. Ветер раздувал волосы вокруг ее бледного хорошенького личика, как язычки пламени. — А не кто-нибудь другой. Только я.

Взглядом она нашла одну из лестниц, прислоненных к стене.

Сестра выбросила вперед руку, схватила Свон за подбородок и повернула ей голову.

— Выкинь это из головы! — отрезала Сестра. — Да, им нужна ты! Ему нужна ты! Но неужели ты думаешь, что если ты попадешь к ним, то все закончится!

— Но…

Если бы я вышла…

Может, я бы могла…

— Ты бы ничего не могла! — прервала ее Сестра. — Если бы ты вышла за стену, то ты только бы сказала нам, оставшимся здесь, что бороться больше не за что!

— Я не…

Она покачала головой, измученная зрелищем, звуками и запахами войны.

— Я не хочу, чтобы еще кто-нибудь погиб.

— Это все не ради тебя. Люди будут еще погибать. Я могу погибнуть еще до того, как день закончится. Но есть вещи, за которые стоит бороться и умереть. Тебе бы следовало это узнать здесь и сейчас, если ты когда-нибудь поведешь за собой людей.

— Поведу людей? Что ты имеешь в виду?

— А ты действительно не знаешь? — Сестра отпустила ее подбородок. — Да ты прирожденный лидер! Это у тебя в глазах, в голосе, в осанке — во всем. Люди тебя слушают, и верят тому, что ты говоришь, и хотят идти за тобой. Если бы ты сказала, что каждый должен сейчас же сложить оружие, они бы так и сделали. Потому что они знают, что ты, Свон, особенная — хочешь ты этому верить или нет. Ты лидер, и тебе бы следовало лучше научиться и вести себя соответственно.

— Я? Лидер? Нет, я просто… Я просто девушка.

— Ты рождена, чтобы вести за собой людей и учить их! — твердила Сестра. — Это подтверждается и здесь.

Она коснулась стеклянного кольца в кожаном футляре.

— Это знает Джош. И Робин. И он тоже знает это, как и я.

Она сделала рукой движение, указывающее за стену, где, как она была уверена, должен был находиться человек с алым глазом.

— А теперь пришло время, что бы и ты с этим согласилась.

Свон была в недоумении, она совсем запуталась. Ее детство в Канзасе, до 17-го июля, казалось теперь ей жизнью совсем другого человека, жившего сотни лет назад.

— Учить их чему? — спросила она.

— Каким может быть будущее, — ответила Сестра.

Свон подумала о том, что она видела в стеклянном кольце зеленые леса и луга, золотые поля, благоухающие сады нового мира.

— А теперь залезай на лошадь, — сказала Сестра, — и поезжай вокруг стены. Сиди прямо и гордо, и пусть все тебя увидят. Сиди как принцесса, — сказала она, сама выпрямляясь. — И пусть все знают, что еще есть кое-что, за что стоит умирать в этом проклятом мире.

Свон снова посмотрела на лестницу. Сестра была права. Она им нужна, да, но они не остановятся, если получат ее, они все равно будут продолжать убивать, как бешенные собаки, потому что это все, что они понимают.

Она подошла к Мулу, взялась за поводья и забралась ему на спину. Он немного погарцевал, все еще возбужденный шумом, потом успокоился и стал подчиняться командам Свон. Она шепотом пустила его вперед, и он галопом пошел вдоль стены.

Сестра наблюдала, как отъезжает Свон, как ее волосы развиваются сзади как огненное знамя, как другие тоже на нее оборачиваются, увидела как все начинают выпрямляться, поправлять оружие после того, как она проехала. Увидела у них на лицах новую решительность, и поняла, что все они умрут за Свон, за свой город, если это понадобится. Ей хотелось надеяться, что это не понадобится, но она была уверена, что солдаты вернутся, и что они будут еще сильнее, чем прежде, — и что как раз сейчас, по крайней мере, другого выхода у них нет.

Сестра перезарядила дробовик, отступила назад на глиняный вал в ожидании следующей атаки.


ГЛАВА 81 ГОРЬКИЙ ДЫМ | Лебединая песнь. Последняя война | ГЛАВА 83 ЖЕЛЕЗНЫЕ КОГТИ