home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 16. «Тайкун»

Марк загнул плоскогубцами края проволоки, встал и перевел дух, чувствуя, как колотится сердце. Только что он закончил с расстановкой систем защиты периметра. На это ушло восемь противопехотных мин, пять датчиков движения и множество фотоэлементов, прикрепленных к стволам деревьев. Все это добро, как и многое другое, нашлось в грузовом отделении «Тайкуна». Напоследок сталкер расставил несколько растяжек, изготовленных при помощи всех имеющихся ручных гранат и пары мотков черной проволоки. Также имелась в наличии небольшая пулеметная турель, ее Марк поставил на островок, на который его вытащил майор после приземления с парашютом. Пулемет честно в единственную сторону, с которой можно было бы залететь в тесную болотную рощу, в которой находился Ка-54.

Когда Марк вернулся к вертолету, Борланд с Клинчем уже разложили на куске брезента все орудия труда, с помощью которых предстояло провести полевой ремонт машины. За беседой работа быстро спорилась.

— Значит, ты вовсе не мстить попер? — произнес Борланд. — Тогда, в Баре.

— Я совсем на дурака похож?

— Только чуть-чуть.

— Когда я увидел нож, который принес тот крендель, мне все сразу стало понятно. Что Консул — свой человек.

— И ты пошел его выручать.

— Не совсем, — сказал Кунченко. — Я понял, что дальше вы с «Долгом» в случае чего справитесь без меня и особо горевать не станете. Так что я решил попытаться сгонять на базу и забрать оттуда «Тайкун», чтобы всем нам легче жилось. Все остальное стало простым следствием успеха этой задумки.

— Майор, ты ступил дальше некуда. Тебя бы там прибили на раз-два. Не хочу показаться нескромным, потому что обычно я своей скромностью горжусь до небес, но Ми-28 быстро бы указал тебе твою ошибку, если бы я его не отвлек. Причем отвлекать-то его я пошел не из-за твоего героизма.

Клинч вытер лоб тряпкой, которой до этого протирал автоген.

— Так моя ошибка состояла только в этом? — спросил он. — Что я решил жизнью рискнуть?

— Ну… — Борланд постарался подобрать слова. — Это уже как бы показатель оригинального мышления.

Майор, сделав паузу, встал и отряхнул грязь с ботинок.

— Вообразим себе ситуацию, — сказал он. — Ты — генерал армии, чья задача — добраться до определенного рубежа и произвести диверсию. У тебя есть все ресурсы, но вероятность успеха очень маленькая, поскольку враг силен и не дремлет. Затем ты обнаруживаешь по ходу дела возможность получить в свое распоряжение одну единицу воздушной техники, с которой твои шансы на успех существенно возрастают. Все, что тебе для этого надо, — рискнуть жизнью одного солдата. Ты бы согласился?

Борланд думал недолго и ответил:

— Пожалуй, согласился бы.

— Вот и я так считаю. Просто этот солдат — я сам. Это никакой разницы не делает. А у вас была задача, и вы должны были ее выполнить, никуда не дергаясь. По морде бы тебе настучать за своеволие. За то, что пошел меня прикрывать. Но зато нам удалось вытащить Консула, так что я тебя прощаю.

— Как-то резво ты «вертушку» увел. Пришел, увидел, наследил.

— Ничуть не резво. Глок принял меры предосторожности и заминировал некоторые узлы. Мне понадобилось время, чтобы избавиться от этого балласта.

— Ты что, сумел обнаружить всю взрывчатку?

— Борланд, не держи меня за пацана. Неужто я не знаю, где на моем вертолете можно встромить гранату так, чтобы я не заметил? Да я в этих местах посмотрел в первую очередь.

— И это все?

— Не все. Передатчик координат на основе мощного маяка я тоже нашел и выбросил на фиг из кабины. Что до взлета, то он у меня никогда много времени не занимал. Кто-то успел даже пострелять мне вслед, но я не обратил внимания.

Почесав нос, Борланд принялся счищать болотную тину с левого крыла вертолета.

— Ты удивительный человек, майор, — сказал он.

Кунченко только рукой махнул.

— Вот все вы такие, гражданские жертвы стереотипов, — вздохнул он. — Полковник, списывающий целые роты и посылающий солдат на гибель, вас не удивляет. А майор, добровольно выполняющий задачу, которую обычно поручают другому, кажется вам кем-то нереальным.

— Ты не думал сделать карьеру где-то за пределами Зоны?

— Думал. Не сделаю.

— Почему? Слишком добр?

— Слишком зол. У меня есть персональный бзик в плане субординации. Я не могу поручать людям опасные задания, которые не способен выполнить сам. И напротив: в жизни не подчинюсь приказу какого-то жирного чмошника просто потому, что он мой прямой или посредственный начальник, если он не может справиться с этой задачей лично, хотя бы теоретически.

— Как же ты до майора дослужился?

— Постоянным подавлением чувства собственного величия в одних случаях и его раздуванием в других. А еще кропотливой работой на летных испытаниях.

Борланд закончил чистить крылья. Клинч придирчиво осмотрел работу и одобрительно кивнул.

— Молодец, — сказал он. — Оружейные пилоны не трогал?

— Нет, как ты и просил.

— Я сам их вычищу. Чертово болото, хрен отдерешь эту траву… Ты заметил, сколько у нас теперь вооружения? — Кунченко с восхищением стукнул по крылу. — Мне в жизни столько таскать не приходилось. Обычно хватало пушки, одного блока «наров» и шести «вихрей», а в остальном я всегда беру подвесные баки топлива. Но ребята Глока понавешали здесь тонны на две с половиной. Одних только самонаводящихся двенадцать штук — спрашивается, зачем? Не иначе как для Сафрона хлопотали.

— Это что за коробка?

— Контейнер ложных мишеней. Инфракрасное противодействие.

— Все, понял.

— А на противоположном крыле — две «иглы». Так что можем принимать гостей, хоть сверхзвуковых.

— Боезапаса хватит на прорыв?

— Умеешь ты зависающие вопросы задавать. Смотря какой прорыв. У нас почти ничего не использовано. Правда, я потратил на вивисектора один крупный «нар» из пяти и расстрелял почти всю пушку на вертолет научников, но у нас есть запасные патронные ящики, так что мы сейчас перезарядимся.

— А наших усилий хватит?

— Фотик-мыльницу когда-нибудь пленкой заправлял?

— Э-э…

— Здесь то же самое. Обычная лента. Три снаряда вставил — и готово. Остальные сами будут подаваться из коробки.

— Кстати, о вертолете научников, — сказал подошедший Марк, бросая оставшуюся проволоку на брезент. — Пилоты наверняка успели сообщить о нападении.

— И что с того?

— Глок сможет найти нас.

— Я не думаю, что он выделит хотя бы один вертолет на наше уничтожение, — возразил майор. — Ему нужно укреплять север. И скажи спасибо, что «Тайкун» способен стрелять одиночными. Иначе тебя бы порвало вместе с остальными коммандос.

Борланд долго тер лоб и наконец понял, что за мысль не давала ему покоя.

— Клинч, а на Ми-38 стояли какие-нибудь хитрые радиоприборы? По тому же перехвату частот, например.

— Стояли, конечно. Как раз на нем и стояли.

— Тогда еще одна загадка разрешилась, — удовлетворенно сказал Борланд, изучая странный гибрид молотка и пожарного ведра, лежащий среди инструментов. — Я все не мог понять, как Сажин сумел поймать на свою рацию переговоры наемников. А теперь понял — он же говорил, что в этот момент над его башней пролетал научный вертолет. Видимо, рация сработала на какой-то сигнал, передаваемый с воздуха, поймала искажение эфира или еще что-то в этом роде.

— Все может быть.

Марк прислонился к фюзеляжу, о чем-то думая. Борланд кинул в него мелкий камушек. Поймав вопрошающий взгляд, он спросил:

— А твоя история? Как ты здесь оказался снова?

Клинч, до этого изучавший ствол пушки, выпрямился.

— Так вы друг друга знаете? — произнес он.

— Пили пиво пару лет назад, — ответил Борланд.

— Ничего особенного, — сказал Марк, залезая в кабину. — Меня нашли, когда я выходил из супермаркета. Привезли сюда, не позволив зайти домой, где стоял ужин на круглом столе, накрытом зеленой скатертью. Вместо этого приволокли в Зону и дали работу в научном отделе.

— Тебя заставили?

— Могли заставить, но сделали иначе. Я согласился участвовать в исследованиях добровольно при условии, что мне будет позволено иногда видеться с гражданской женой.

— И как? Позволили?

— Да, — ответил Марк. — Раз в три месяца я бываю дома на двое суток.

— Хреново как-то получилось, — покачал головой Борланд. — Ты заслуживал покой.

— Все нормально, — сказал Марк, постукивая по ручке управления. — Эта работа не хуже других. Мне ведь за нее еще и платили, и даже больше, чем на предыдущем месте.

Борланд долго смотрел на него, ничего не произнося.

— Ты все это время был в Зоне, — наконец сказал он. — А я ничего не знал… Клинч! Ты что мне втирал про Консула? Взрослый мужик, много лет топчет Зону. Так? Что ж ты мне лапшу на уши вешал?

— Обычная дезинформация, — не моргнув глазом, ответил Кунченко, волоча ящик с боеприпасами к носу вертолета. — Ты же не рассчитывал, что я раскрою тебе личность Консула до того, как ты окончательно вступишь в команду сэров?

Сталкер только рукой махнул.

— Теперь многое стало понятным, — подвел он итог. — И откуда Консул мог тесно общаться с Сенатором — тоже. Остался еще один момент. Марк, ты как разработал «Горизонт событий»?

— В смысле?

— Откуда ты знаешь, что этот сценарий осуществим? Стукнуть ножом Сенатора по камню и все исправить — такая идея просто так в голову не придет.

— Она и не пришла. — Марк откинулся на спинку кресла. — Сенатор подсказал. Если ты забыл, то он был контролером.

Борланд попытался помочь Клинчу сунуть патронную ленту в пушку, но нечаянно заставил того выронить ящик и получил болезненный пинок по ноге.

— Иди отсюда, ламер! — прогнал его майор. — Будешь нужен — позову.

Сталкер направился к хвосту Ка-54 и принялся соскабливать с него быстро сохнущую грязь.

— Ну ладно, — пробурчал он. — В гараже Капитана было веселее.


Приборная панель сверкала словно разноцветная елка. В полумраке салона огни смотрелись приятным напоминанием о цивилизации, мягкие кресла создавали комфорт.

— Красивая «вертушка», — сказал Марк, проведя рукой по стеклу, словно стараясь рассмотреть деревья, плотной стеной стоявшие по правому борту.

— Согласен, — отозвался Клинч, сидя с закрытыми глазами, откинувшись на спинку сиденья.

Лежащий на заднем диване Борланд не произнес ни слова.

Четырехчасовая тяжелая работа по ремонту сплотила троих мужчин, растопила остатки льда недоверия и взаимных подозрений. Инструменты были убраны на место, брезент свернут, удалось даже кое-как помыть руки с помощью найденной в багажнике канистры с водой. Сидя в теплой кабине вертолета в самой глуши болот, Марк, Клинч и Борланд старались разгрузиться от былых проблем и морально подготовиться к новым.

Марк дернул за шнур, опоясывающий дно саморазогревающейся упаковки с питательным пайком. Через несколько секунд тихое шипение стихло. Вскрыв упаковку, сталкер обнаружил внутри нее готовый ужин, конечно, несравнимый с тем, от которого его оторвали полтора года назад, но все же показавшийся очень вкусным после тяжелого дня.

— Класс, — сказал Борланд, расправляясь с пачкой галет и издавая хруст на весь салон. — Давно не едал ничего подобного.

— А я их уже видеть не могу, — отозвался Кунченко. — Попробовал бы ты жевать этот крахмал года три, сразу воспылал бы любовью к детскому питанию.

— Его я тоже люблю. Только не говори никому.

— Почему такие упаковки не продаются в Баре? — спросил Марк, уплетая пластиковой вилкой горячее пюре с фрикадельками.

— Потому что их у нас не вагон.

— Неужели доходы Коалиции не позволяют?

— Доходы от Зоны — это вообще отдельная песня, — сказал Клинч. — Вот скажи, Борланд, сколько артефактов ты нашел и продал за свою жизнь?

Хруст прекратился.

— Никогда об этом не думал, — ответил сталкер. — Даже самому интересно стало.

— Шестьсот двадцать девять.

— Неужели?!

— Научники ведут учет, — невозмутимо объяснил майор. — Кто и сколько чего сдает. А сколько ты денег получил с этого в общей сложности?

— Негусто, — признался Борланд. — Я в основном бартером брал. Патронами, снарягой. Что тут деньги? Бумажки!

— Ну и молодец, — сказал Клинч. — Потому что от твоих артефактов после перепродажи доход был заоблачный.

— Насколько заоблачный?

— Сформулируем так, весь авиапарк Коалиции нам обошелся дешевле.

Борланд сжал в руке оставшиеся галеты, превратив их в хлебное крошево.

— Ни хрена себе, — вырвалось у него. — И все это без учета налогов?!

— Ты наверняка гордился своей коллекцией костюмов и оружия, сложенных в схроне, — продолжал подначивать Клинч. — Так теперь можешь ценить ее еще больше. Как-никак именно за этот убогий скарб ты и пахал года четыре.

— Да… ты… да у меня нет слов, — только и произнес Борланд. — И мне никто даже премию не выдал.

— Будь у меня полномочия хотя бы двухдневной давности, я бы, пожалуй, перечислил тебе пару-тройку миллионов долларов. За будущую помощь. Мне же не жалко.

— Ах ты, скотина…

— Марку больше раз в пять, так как ему куда хуже пришлось. Но теперь, мужики, не серчайте. Будем все воевать за высокую и одухотворенную Ее Величество Идею.

Сзади раздалось сердитое сопение.

— Ну все, ты его озадачил, — улыбнулся Марк. — Теперь он будет прикидывать кучу вариантов, как стать самым незаменимым человеком в команде.

— Да, я амбициозен! — раздался голос с заднего сиденья. — И чувствую, что меня жестоко кинули!

— Терпение, браток, — успокоил Клинч. — Не думай, что стал крутым сталкером от такой статистики. По совокупным объемам поставок ты даже в первую двадцатку не входишь. Больше всего артефактов собрали такие люди, как Шустрый, Меченый, Неро, Шрам. Хороший сталкер — человек работящий и незаметный. Стоит ему влезть в различные разборки, как доход от него тут же начинает стремиться к нулю.

Загорелся светодиод на консоли, его сопроводил тихий звуковой сигнал. Клинч тут же открыл глаза и обратился к показаниям на мониторе бортового компьютера.

— Вот результаты диагностики, — сообщил он. — «Тайкун» в порядке, вполне готов к старту и использованию в боевых условиях. Немного «ранетка» барахлит, но калибруется быстро. Вот конкретно с винтами дело обстоит хуже. Плазма-клей, который я использовал, прослужит не более девяноста минут при спокойной эксплуатации. На практике дольше и лучше, но будем исходить из минимальной удачи. А до этого требуется по меньшей мере двенадцать часов, чтобы он схватился. Так что до рассвета мы никуда не поднимемся. Потому у нас два варианта: либо мы ночуем в кабине и завтра летим к границе с Припятью напрямую, либо бросаем вертолет, выдвигаемся сейчас пешком, идем к «Долгу» через весь Янтарь и завод и в перспективе воюем как трое пехотинцев-дилетантов, имея вторую ночь подряд почти без сна. Скажу сразу, что первый вариант мне нравится больше.

— А я вообще второй с ходу не полюбил, — признался Борланд, не вставая с дивана. — Вот с первого взгляда. Веришь, ты мне описал второй вариант, и у меня что-то сразу и сердце схватило, и в голове зашумело…

— Что мы теряем, если подождем? — спросил Марк.

— Ничего. До рассвета не будет никаких боевых действий. Нож остался у Анубиса. Даже если он выедет на север сейчас, то до Рыжего леса доберется ночью. Проскользнуть ему мимо укреплений, думаю, не удастся. Нет, он останется на месте либо заночует на Милитари. А утром мы к нему вылетим и на месте решим, что да как.

Марк смотрел на приборную панель.

— Клинч, у бортового компьютера есть стандартный пользовательский интерфейс? — спросил он.

— Как же, — сказал майор. — Windows-Миллениум. Может, тебе и «мышку» с клавиатурой дать?

— А ноутбук найдется?

— Марк, ты, часом, боевой вертолет с компьютерным симулятором не перепутал? Где я тебе на Янтаре добуду ноутбук?

— У Доктора есть, — раздался голос Борланда. — Я сам видел. После обстрела его компьютер не пострадал. Клинч, радуйся.

— Я рад, — мрачно произнес Кунченко. — А зачем тебе компьютер? Осла на ферме покормить?

Марк нервно потер губу.

— Есть идея одна, — сказал он. — Вокруг Припяти и ЧАЭС сплошная аномальная стена, так ведь?

— Ну, не сплошная, — ответил Клинч. — В среднем там по одной аномалии на сорок метров, но это все равно слишком густо, чтобы можно было по воздуху пролететь.

— Но «Тайкун» ведь смог бы?

— И ты, конечно, первый, кто об этом догадался, — с сарказмом сказал Клинч. — Там невозможно протиснуться. Ни мне, ни тем более другому пилоту с другой «вертушкой». Все изучено вдоль и поперек. У меня есть полная трехмерная карта с расположением постоянных аномалий в воздушном пространстве участка.

— Допустим. Ты выброс учел?

— При чем тут это?

— Последний выброс был необычайно силен. Он не мог не повлиять на расположение аномальных точек. Наверняка есть смысл изучить их, скорректировать карту и попытаться разработать маршрут пролета.

Майор поразмыслил.

— Даже если ты что-то и найдешь, то реализация станет неоправданным риском, — сказал он.

— Как же неоправданным?! Завтра забрали бы нож у Анубиса и вылетели прямиком к Саркофагу. Что мы теряем, если изучим этот вопрос? Все равно до утра нам делать нечего. Будь у меня компьютер и карта, я бы попробовал найти фарватер.

— А он прав, — сказал Борланд. — Подумай. Я, кстати, тоже к Доктору сходил бы.

— Началось. Тебе-то зачем?

— Проведать, как он там в одиночестве, когда Уотсона с ним больше нет, — ответил сталкер. — Не мучает ли его рана на голове, полученная после твоего обстрела, не бывает ли у него болей. Нужна ли ему помощь. Посмотреть в глаза, пожать руку, сказать «спасибо». А ты, майор, не испытываешь такого желания? Может, тоже бы нашел, что ему сказать.

Кунченко безучастно щелкал тумблером вверх-вниз, словно проверяя, не разболтался ли он.

— В принципе мне тоже есть зачем к нему идти, — пробормотал он. — Мне не помешают инструменты для тонкой работы. Подрихтовать трансмиссию…

— Так, майор, все с тобой понятно, — сказал Марк, открывая люк кабины и впуская холодный болотный воздух. — Сиди здесь и придумывай, как еще использовать окружающих тебя людей и что с них получить. Когда будешь готов сам оказать помощь, иди за нами. Не хочешь — никто не заставляет.

Борланд тоже вылез наружу и проверил пистолет.

— Тут идти минут двадцать, — сказал он Марку, ступая по тропе, издающей чавкающие звуки с каждым шагом. — Ночное видение с собой?

— Конечно. Пока за мной иди, я же по дороге мины расставил.

Шум сзади заставил их не обернуться, а обменяться короткими улыбками, почти незаметными в ночи. Клинч захлопнул дверь кабины и догнал их.

— Ну ладно, будь по-вашему, — проворчал он. — Только чтобы больше без подколок. Идет?


Глава 15. Задание | Горизонт событий | Глава 17. Полумесяц Анубиса