home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 25. Мисс Анаис

Припять.

Город почти не изменился с того дня, когда Марк был здесь. Каждый куст, каждый камень, каждый оставленный человеком след складывались в общую картину, изображающую подлинный облик города, разный для всех. Для кого-то Припять была потерянным домом, символом утраченного прошлого и будущего. Для других — местом сбора артефактов, а то и просто тренировочным полигоном. По установленным порядкам Зоны, здесь была территория «Монолита». Группировка, призванная охранять подходы к городу, в конце концов стала им распоряжаться. Чувство уважения к памяти «монолитовцам» было неведомо. Марк не строил иллюзий насчет того, как поступили бы «Долг» и «Свобода», расположись они в городской черте, — вели бы себя точно так же, как и свободные сталкеры, промышляя сбором всего, что можно перетащить к себе на базу или личное укрытие. Однако ни один из людей, прошедших испытание хотя бы банальным выживанием в южных районах, никогда бы не осмелился стрелять по припятским памятникам, что «монолитовцы» делали часто и охотно.

Самое главное, что должен был сделать каждый, оказавшийся в Припяти, — это отказаться от внутреннего побуждения представить на ее месте родной город или деревню. Накладывать случившееся с Припятью на свой родной дом, путать застывший балкон со своим балконом, вообразить знакомый с детства одинокий фонарь там, где его нет, — означало безнадежно раздавить собственные светлые воспоминания. Поселить Зону в своей голове. По прибытии в Припять первоочередной задачей становилось оттуда уйти, это сталкеры поняли с первых дней, как только город стал доступен. И ни в коем случае нельзя было пытаться осмыслить увиденное на месте. Сложные вопросы, подсознательное рвение разобраться во всем, философские парадоксы — все следовало оставить в себе, не дать вырваться наружу, иначе таким образом можно было утратить себя самого. Человек попросту терял все нравственные ориентиры и больше не верил ни во что. Нужно было сначала выполнить все свои дела в Припяти, вернуться в более-менее знакомую среду и уже тогда разбираться в себе, чувствуя поддержку знакомой атмосферы.

Так что Марк не пытался переосмысливать свои цели и задачи. На финальной стадии процесса это было бы не только бесцельно, но и губительно.

— Движение на третьем этаже, — сказал он, не останавливаясь. Клинч вскинул бельгийскую винтовку и пустил длинную очередь. Из окна выпал «винторез», зацепившись за ветку возле бордюра. Фармер подбежал к нему, схватил, быстро осмотрел. Видимых повреждений нет, к прикладу примотаны запасные магазины. Отлично.

Держась вдоль автобуса, у которого еще сохранилась одна спущенная шина, Марк заглянул внутрь и пристрелил на месте «монолитовца» с обрезом. Запрыгнул в салон, пригнулся, чтобы не быть заметным из окон, обыскал труп. Снял детектор аномалий с парой гранат и вышел обратно.

Борланд лупил очередями по дальним деревьям из винтовки Уотсона, ему вторил тихий треск «винтореза» Фармера. Мимо кинотеатра «Юность» с утробным рычанием пронеслась псевдособака. Выстрелом из «карабинера» Орех оторвал твари заднюю лапу, от чего псина по инерции прокатилась на боку, нелепо перевернулась, и затем уже ее морду разнесли пули из левостороннего «Калашникова», который Бергамот перезаряжал после половины каждого отстрелянного магазина.

Громким ревом возвестил о себе кровосос, и очень зря. Он был встречен в шесть стволов, которые не оставили мутанту шанса. Материализовавшись в видимом спектре, монстр рухнул на середину дороги. Под ним быстро начала растекаться лужа крови.

«Монолитовцы» в количестве шести-восьми человек высыпали из окрестных укрытий. Было похоже, что они сами только что спасались бегством и, наткнувшись на сталкеров, попали из огня да в полымя. То ли у них что-то непонятное происходило на подземной базе, то ли было еще какое-нибудь объяснение. Фармер сразу снял одного из «винтореза», остальные даже не поняли, в чем дело. К тому моменту, как они добежали до укрытия, их стало еще вполовину меньше. Марк вытащил трофейную гранату, Клинч забрал ее и метнул сам. Остальное довершили стволы.

Скрывшись в очередном подъезде, сталкеры, не сговариваясь, сделали короткий перерыв. Бергамот вытащил коробку патронов, рассыпал на земле и доукомплектовал магазины. Фармер выдернул из кармана рюкзака бинт, разорвал упаковку, туго перевязал кровоточащее плечо с помощью Ореха. Пули не было — очевидно, он попросту за что-то слишком неудачно зацепился или же заработал касательное ранение, даже не заметив этого. Борланд свинтил со ствола ненужный глушитель, забрал у Фармера гранаты для подствольника, рассовал по карманам разгрузки.

Выход из города был совсем близко, уже виднелся четвертый энергоблок. Когда-то по этому пути прошли Эльф и преследовавший его Сенатор. Один получил, что заслуживал, другой — что хотел. Марк четко представлял разницу между первой и второй участью.

Со стороны станции Янов послышались выстрелы. На этот раз их было действительно много — не иначе как на заброшенном стойбище трухлявых вагонов находился очередной потайной спуск в бункеры «Монолита».

— Так и есть! — подтвердил Клинч. — И «монолитовцы» выползают наверх со всех щелей! Хотел бы я знать почему.

— На нас охотятся! — предположил Орех.

— Нет. Там что-то другое.

— Смотрите! — показал Уотсон.

Марк развернулся. Над Саркофагом поднимался небольшой оранжевый вихрь.

— Эта штука растет, — сообщил Уотсон. — Постепенно увеличивается.

— Выброс, — прокомментировал Борланд. — Черт, как же не вовремя!

— Это внеплановый, — сказал Марк. — Монолит чувствует наше приближение. Скоро из него восстанут новые души.

— Это как? — не понял Фармер.

— Волна мутантов пойдет, вот что, — нервно сказал Орех, досылая в «карабинер» новые патроны.

Бергамот сделал еще несколько выстрелов в сторону Янова, затем с гримасой опустил автомат.

— Без шансов, — сообщил он. — Их слишком много. Идем к Саркофагу. За мной!

— Куда?! — спросил Фармер, стараясь не отставать от неожиданно резвого проводника. — Сказано ведь, мутанты щас попрут!

— Разговорчики!

Остаток пути пролегал через чистое поле. Чистого в нем было мало, но участок территории выглядел слишком пустынным по сравнению с плотными посадками Рыжего леса или припятскими постройками.

Борланд бежал вперед, следя за дыханием. Круг замкнулся — снова. Давно ли он точно так же пересекал военную базу Коалиции, находясь под небом, набирающим силы для финального удара? Давно ли переживал свой самый первый выброс, не зная, что лучше — заползти в дупло соснодуба или попытаться втиснуться в трансформаторную будку?

Сталкеры зашли на территорию электростанции. Уотсон снова вытащил дозиметр, очень надеясь, что прибор не сломался. Радиации не было, аномалий не было. Ничего.

— Вот она, родимая, — провозгласил Бергамот, глядя на энергоблок. — Как же долго я здесь не был!

Труба над Саркофагом полыхнула, распространяя желтое зарево. Трещины загорелись синим цветом, испуская почти неоновое свечение, как будто стены были готовы разлететься на все стороны из-за рвущейся на свободу энергии. Однако выброса не было, или по крайней мере он был слишком нетипичным.

— Что дальше? — спросил Фармер.

Сзади послышался рев двигателя. Сталкеры обернулись, едва не выстрелив.

К ним на большой скорости подъезжал военный джип с включенными фарами. Послышался визг тормозов, «тигр» занесло, и он остановился, встав к сталкерам почти вплотную.

— Ну что вы стоите? — крикнул находящийся за рулем Анубис. — Прыгайте! Где-нибудь заедем под землю!

— И тебе привет, — поздоровался Борланд.

— Нигде мы не заедем, — сказал Клинч. — Тут негде спуститься, да и некуда.

— И не нужно, — произнес Марк.

Сталкер глядел на сияние над Саркофагом.

— Это не выброс, — сказал он. — Это аварийная разрядка Монолита. Скоро оттуда выйдут представители народа Сенатора, но они будут не такими, как он.

— А какими?

— Другими. Теми, кого принято считать мутантами. И их будут сотни.

— Монолит полностью разрядится? — выпучил глаза Орех.

— Нет. Не полностью. Всего лишь на малую часть. Но все равно нам этого не пережить.

— Меня берут сомнения на этот счет! — сказал Борланд, глядя на джип. — Анубис, пулемет работает?

Лидер «Долга» уставился на шестиствольник Гаусса, установленный сзади.

— Я даже и не заметил, — ответил он. — Но забудьте, пулемет не работает.

— А что случилось? — спросил Уотсон.

— Электромагнитный импульс.

Фармер стукнул по прикладу «винтореза».

— Охренеть, — сказал он с досадой. — И что теперь нам делать?

Сталкеры продолжали смотреть по сторонам в поисках хотя бы временного укрытия, но ничего не находили. Ветер усиливался, нагнетая томительное ожидание. Со стороны города все еще раздавались звуки выстрелов, но «монолитовцы» больше не преследовали команду.

Четвертый энергоблок продолжал испускать свечение.

— Это не может быть импульс. — Уотсон в волнении заскочил в кузов. — Иначе бы ты не завел джип. Тут что-то другое.

— Как выглядели симптомы атаки? — спросил Кунченко. — Анубис, думай быстрее.

— Я не знаю, — нервно сказал лидер «Долга». — Меня рядом не было.

— Наверняка с вертолета гранату кинули, — решил Клинч. — Это не совсем то, что вы предположили. Просто средство противодействия для Мисс Анаис. Выводит из строя системы связи, без которых электронный замок не заработает.

Уотсон открыл крышку нетбука и всунул в гнездо компьютера свисавший с шестиствольника кабель.

Борланд осмотрел свою винтовку, затем поинтересовался:

— Майор, у вас там вообще существуют разработки, против которых тут же не придумывают средства противодействия? Как-то противоречиво выходит.

— У кого это «нас»? Я теперь вместе с вами.

— Ну что? — спросил Фармер с нетерпением, глядя за действиями Уотсона. — Работает?

— Подожди немного! Я не хакер!

Саркофаг издал неожиданный рокот. По земле прошли такие толчки, что джип подскочил на месте. Сталкеры попадали на землю.

— Марк, что происходит? — крикнул Борланд. — Думай давай! Сенатор должен был дать тебе объяснение.

— Что тут думать, время вышло! — ответил Марк, щурясь от встречных потоков воздуха, наметавших пылевые вихри. — Готовьтесь!

— К чему?!

Из щели на стене Саркофага показалась кривая лапа. За ней вылезло остальное тело. Уцепившись за стену, существо уставилось на сталкеров. Оно было похоже на всех мутантов сразу и ни на одного по отдельности. Раскрыв клюв, монстр издал высокий трескучий клекот, затем прыгнул и приземлился на бетонную плиту.

— Что это? — спросил Фармер.

Бергамот покачал головой, поднимая верный «Калашников».

— Век живи, век учись, — выговорил он и нажал на спуск.

Существо бросилось на него после первого же одиночного выстрела, затем упало, сраженное еще несколькими. Вслед за ним из многочисленных расщелин показались остальные особи.

Марк смотрел на все это, не произнося ни слова. Ускоренная разрядка Монолита не пошла на пользу заключенным в нем существам, еще больше отдалив их от первичного облика.

— Наш кристалл бросает в бой пехоту, — констатировал Борланд, прицеливаясь в дальнюю тварь.

— Почему не радиацию? — спросил Кунченко. — Почему не аномалии?

Дальше никто ничего не успел сказать — мутанты бросились на сталкеров, рассекая перед собой воздух когтями. В ответ они напоролись на встречный огонь. Из-под Саркофага вылезали все новые монстры, и вскоре стало ясно, что они составляют собой превосходящую численностью толпу.

— Быстрее можешь? — орал Фармер Уотсону.

— Нет! Это тебе не тетрис!

Один из мутантов скрючился в пяти метрах от Бергамота, напоследок выстрелив каким-то то ли клыком, то ли когтем. Костяной наконечник пролетел мимо лица Ореха, вонзившись в дверь «тигра». Уотсон чертыхнулся, но от работы не оторвался.

— Черт, черт, черт, — прошипел Клинч. — Их слишком много!

— К машине! — сказал Анубис, перезаряжаясь. — Бросайте все!

— Готово! — завопил Уотсон, глядя на зеленые огни, загоревшиеся на экране Мисс Анаис. Пулемет пришел в движение, развернув стволы в боевую позицию. Массивная конструкция повернулась, стукнув Уотсона и сбросив его с машины.

Фармер запрыгнул на платформу, схватил рукоятки. Нужные гашетки нащупал сразу.

Ему показалось, что стволы раскручиваются слишком медленно. Пользуясь выигрышем во времени, Фармер нацелился в самую гущу мутантов.

— Во имя Шакти, — пробормотал он.

Пулемет задребезжал, открыв новую страницу в оружейной истории. Шум от работы казался не особенно сильным, зато все остальное было выше всяких ожиданий сталкеров, которые, кроме Кунченко, до этого представляли себе работу пулемета Гаусса сугубо теоретически. Стволы вращались, сливаясь в сплошной столб, визуально продолжавшийся по линии огня до бесконечности, — то был эффект, порожденный вылетавшими снарядами, принимавшими зеленый цвет. Рой мутантов буквально скосило, снаряды разрывали их тела в клочья, отбрасывая ошметки метров на пятьдесят в разные стороны. С частями плоти смешались комья земли, бетонное крошево, целые фрагменты плит, поскольку намагниченные стержни взбивали поверхность похлеще отбойного молотка. Стальные снаряды не только прорывали мишени, но и отталкивали их, создавая некий кинетический резонанс, благодаря которому поражаемые объекты в своем разлете по сторонам почти не теряли инерции несколько секунд. Сам пулемет еле подрагивал на стойках, заставляя «тигр» покачиваться и плясать на рессорах. Вокруг стволов неторопливо вращалось кольцо перезаряжавшихся конденсаторов, издающих протяжный гул при каждой смене. Справа через какую-то форсунку высвобождалась струя пара, но явно не от воды.

Сталкеры даже прекратили стрелять, припав к земле и глядя на мясорубку. Мутанты перли вовсю и неизменно погибали под пулеметными очередями — точнее, под одной непрерывной очередью. Фармер стрелял, при этом орал во все горло, не слыша собственного голоса, стараясь не слишком усердно целиться по самому Саркофагу, чтобы, в случае чего, не сорвать с четвертого энергоблока единственную, пусть и уже символическую, оболочку.

Загорелся желтый огонь на панели пулемета. Фармер отпустил гашетки. Передышка требовалась не только оружию, но и стрелку.

— Перезаряжай! — напомнил Анубис. — Коробки под задним сиденьем.

— Так, дайте ему время, — сказал Бергамот. — Они все прут. Ну, парень, не подведи нас.

Он выстрелил в ближайшего монстра, заставив того распластаться на земле.

Фармер интуитивно почувствовал, что надо делать. Механизм перезарядки Мисс Анаис не отличался от тех же шагов у обычного станкового пулемета.

— Холод поменяй! — бросил Клинч, водя автоматом от одной мишени к другой…

— Что?!

— Баллон справа! Вытаскивай его, тяни на себя! Так. Вставь на его место новый. Должен быть пристроен к коробке с патронами.

— Ага, нашел! — Фармер недоуменно покрутил небольшой баллон с буквой N.

— Азот? — пробормотал он.

— Да, азот! — рявкнул Кунченко. — Жидкий! Ты там долго?

Задвинув охлаждение на место, Фармер вернулся к своему занятию. Мисс Анаис заработала снова. Казалось, пулемет только сейчас разогрелся, чтобы поработать в полную силу.

— Мочи их, мочи! — орал Бергамот. — Выжечь всю заразу из святого места!

Где-то из дыры над Саркофагом раздался громкий скрежет. Наружу вылезло совершенно непонятное создание. От орла в нем была голова, от слона — хобот и размеры. Борланд всякого навидался, но при виде подобной нечисти его натурально передернуло. Хотя шестиствольник справлялся хорошо, сталкер не мог не расстрелять в мутанта целый магазин. Летун расправил крылья и взмыл ввысь, на миг заслонив солнце. В следующий момент его крылья стали похожи на решето. Мисс Анаис несколькими выстрелами откинула огромную тушу далеко за пределы энергоблока, на самый край станции, где монстр тяжело свалился и, по-видимому, сдох окончательно.

Скоро от мутантов остались только груды мертвых тел. Фармер закончил стрелять и перевел дух. Стволы покрутились немного и застыли в режиме ожидания. Раздавался неторопливый свист второго израсходованного баллона с охладителем.

— Монолит разрядился, — сообщил Марк. — В течение ближайших минут он будет лишен своей мощи. Надо идти. Сейчас.

— Однако. — Борланд оглядел место побоища. — Клинч, ты этот коллайдер не продавай никому.

— Я просто не могу поверить, — вымолвил Орех, хватаясь за голову. — Фармер, ты как себя чувствуешь?

Весь красный, Фармер стащил с пояса флягу и не оторвался от нее, пока не выпил все до капли.

— Мне бы сейчас тоже азот не помешал, — сказал он, стараясь отдышаться.

— Молодец, — похвалил Анубис. — Но что дальше?

Уотсон спрятал нетбук в широкий карман рюкзака, который затем набросил на одно плечо.

— Это все? — спросил он Марка. — Мы больше не нужны?

— Именно, — слегка улыбнулся Марк, пожимая ему руку. — Спасибо за все. Особенно за доверие.

— Значит, здесь мы расходимся? — спросил Орех.

— Да. Прямо сейчас. Никаких долгих проводов. Мы все вновь увидимся либо скоро, либо никогда. Я, Клинч и Борланд пойдем дальше сами.

— Не сами, — неожиданно вставил Анубис. — Я тоже иду.

Клинч промолчал. Орех прокашлялся и поднял ладонь.

— Увидимся? — спросил он.

— Непременно, — пообещал Борланд. — Удачи, парни.

Бергамот шумно засопел.

— Тоже не люблю долгих прощаний, — произнес он. — И вам не советую обзаводиться этой привычкой. Я проведу ребят до точки выхода.

— Берите джип, — сказал Анубис. — «Монолитовцы» все еще в Припяти.

— Договорились, — кивнул Фармер, залезая на заднее сиденье. — Борланд?

Сталкер вопросительно посмотрел на него.

— Сделай что должен. — Фармер указал на него пальцем.

— Сделаю.

Бергамот и Уотсон устроились на сиденьях, Орех сел за руль. Через минуту «тигр» скрылся из поля зрения.

Марк хлопнул Борланда по локтю и пошел к Саркофагу, не дожидаясь, пока его нагонят остальные. На фоне четвертого энергоблока он смотрелся одиноким и потерянным.

— Хороший он все же парень, — сказал Клинч. — Никогда не оглядывается. Знает, что все пойдут за ним. Мне это нравится.

— Не совсем так, — поправил Борланд. — Марку все равно, идут за ним или нет. Стало быть, и оглядываться незачем.

Анубис замыкал шествие.

Четверка мужчин проделала оставшийся путь до Саркофага и скрылась под ним.


Глава 24. Падение | Горизонт событий | Глава 26. Возмездие