home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 3. Снорк

С громким криком разъяренного зверя Драм сжал руку в кулак и одним мощным рывком пробил в стене отверстие приличных размеров. Пластик действительно оказался дешевым. Схватив одного из людей за первое, что подвернулось — голову, — Драм втянул ее в комнату, крутанул и резко вернул в первоначальное положение. Труп военного повис со скрученной шеей на металлической балке.

Консул с оставшимся бойцом машинально отступили и повернулись к источнику шума всего на мгновение. Для Клинча мгновение было весьма солидной временной величиной. Дернувшись вперед, он выбил оружие из рук бойца. Консул исчез из поля зрения, очевидно, убегая обратно в спасительную темноту.

Военный ударил Клинча в подбородок, добавил справа. Майор рухнул на пол.

В следующий момент в отверстие в стене сунулись дула оружий и загрохотали выстрелы. Военного отбросило к противоположной стене, коридор наполнился пластиковыми щепками. Клинч почувствовал режущую боль в левой части головы — осколки едва не попали ему в глаза.

Мармадок с возгласом отпрянул назад и вжался в стену.

— Не высовывайся! — крикнул ему Борланд, держа пистолет Ларса наготове. Мысленно послав к черту нейтралитет, он смирился с тем, что теперь намертво привязан к одной из сторон.

С гримасой злобы глядя Консулу вслед, лежащий на животе майор подхватил автомат и разрядил магазин вслед ренегату. Все пули мимо. С бранью отбросив ствол, он попробовал встать, но поскользнулся. Упершись руками получше, он нащупал какой-то предмет. Это был пульт Консула.

Система была хорошо знакома Клинчу — он сам когда-то настоял на едином электронном замке. Откатившись на всякий случай к стене так, чтобы тело второго военного было между ним и дальним выходом, майор набрал код.

В образовавшейся тишине Борланд отчетливо услышал писк замка. Рубин выскользнул за дверь прежде, чем Драм открыл ее до конца, за ним последовали остальные. Бондарь толкнул Борланда в спину, и сталкер вышел в коридор.

Штатив и Ларс держали под прицелом дальнюю часть бункера, остальные выстроились вдоль покореженных стен. Все было тихо, словно ничего не случилось. Клинч уже стоял на ногах, безуспешно утирая рукавом капли крови с лица. В глазах его читалось совсем незнакомое Борланду выражение.

— Вы слышали все, — сказал майор. — Нам нужно уходить. Сейчас!

— А как же… — начал Борланд и тут же заткнулся. Похоже, в свете возникших проблем наступающий выброс был для его команды не более чем мелкой неурядицей. Военсталы…

Рубин подал Клинчу шлем от костюма майора, который тот оставил в комнате, а Вентиль отдал ему свое устройство связи.

— Запасной план? — спросил Борланд.

— Военных когда-нибудь убивал? — задал ему вопрос Хищник.

Борланду внезапно стало страшно. Хищник быстрым движением освободил свою руку от опутавшего ее ремня укороченной винтовки G36 и вручил ее сталкеру, забрав пистолет взамен. Чужой вынул из кармана пару запасных сдвоенных магазинов, сунув их сталкеру в широкий карман желтого костюма. Чувствуя, как его прошибает пот, Борланд надел ремень винтовки на плечо, стараясь быть готовым ко всему.

Клинч еще какое-то время провозился с пультом, затем в ярости швырнул его на пол, разбив на множество частей.

— Все перекрыто, — прошипел он. — Наверх! Все наверх!

Из темноты послышался грохот — грузовой лифт добрался до их уровня. Одновременно с этим начали закрываться тонкие, но прочные перегородки, разделявшие бункер на отсеки.

Ларс прыгнул вперед, успев прокатиться под тяжелой плитой, вставшей вертикально в углубления, находящиеся в полу. Штатив не успел последовать за ним — вовремя затормозил ударом ноги о перегородку. Остальные подбежали к нему.

Никто из сэров не произносил лишних слов, и Борланд тоже не стал. В центре перегородки располагалось небольшое окошко, перекрытое бронестеклом. Один выстрел бронебойным — и стекло перестало существовать. Защита явно не была рассчитана на внутренний огневой штурм, хотя задержать в принципе могла.

Сунув винтовку в отверстие, Бондарь нажал на спуск. Выстрелы загрохотали почти синхронно со вспышками, грозно сверкающими со стороны лифта.

Выбив ногой деревянную дверь, Ларс скрылся в соседнем отсеке. Через несколько секунд он выбежал обратно с каким-то предметом. Борланд не мог видеть, с каким именно, из-за маленького размера образовавшегося смотрового отверстия. Как только Бондарь вытащил разряженный автомат, заменив его на другой, снаряженный Вентилем, с противоположной стороны раздался характерный визг дисковой пилы.

Борланд на миг отскочил назад, наступив Штативу на ногу, — искры выбились горизонтальным дождем прямо рядом с ним. Нечего было раздумывать попусту, следовало прикрывать Ларса единственным доступным способом. Позиция сэров к этому вполне неплохо располагала — односекционная перегородка служила отличным укрытием. До поры до времени. В данном случае время целиком зависело от Ларса и его персональной кармы. Пока что ему везло. С другой стороны, будь окно выше всего на пять сантиметров, Ларс сумел бы протолкнуть циркулярку внутрь, предоставив товарищам заниматься своим освобождением самостоятельно, а самому пережидать в отсеке. Однако не судьба.

Автомат дернулся в руках Бондаря. Тот выронил его и отшатнулся, позволив оружию выпасть назад. Вроде бы ранен он не был, хотя ствол разворотило прямым попаданием. И все же Клинч занял его место.

С противоположной стороны почувствовался глухой удар, как будто в перегородку швырнули мешок с сахаром. Искры прекратились.

Везение Ларса только что исчезло.

Драм принялся колотить ногой по куску стали, выпиленному почти до конца. Клинч с Хищником просунули в смотровое отверстие сразу два ствола. Борланду в лицо попала гильза, и сталкер поспешно сел пониже, чтобы через мгновение нырнуть в пропиленную дыру вслед за Рубином, предварительно закинув немецкую винтовку за плечо.

Ларс с тремя пулями в спине лежал рядом. Для еще одного сэра все было кончено.

Драм пнул Борланда с другой стороны, чуть ли не проталкивая в отсек. Сталкер по пути схватил пилу Ларса — на всякий пожарный. Она оказалась автономной, хотя размер был слишком мал, чтобы уместить достаточно мощный источник питания.

«Неужели и ради такой хреновины энергию артефактов используют?» — подумал Борланд, выключая пилу и пряча в широкий карман желтого костюма.

Не прекращая стрелять, сэры один за другим оказались по другую сторону перегородки. Штатив и еще кто-то бросились в сторону лифта. Высунувшись, Борланд поймал в прицел винтовки фигуру военного в шлеме и, почти порадовавшись тому, что не видит его лица, выстрелил ему в грудь. Бронежилет выдержал, хотя бойца серьезно травмировало, но следующая пуля сталкера попала ему уже в шею.

Борланда бросило в жар, и затем наступило ледяное спокойствие. Теперь все. Шаг был сделан. Впервые в жизни он убил военного, просто исполнявшего приказ. Уже потом, если удастся выжить и выбраться, стоило ожидать мучительных мыслей о том, кем был этот контрактник, есть ли у него семья и ждет ли его дома больная дочка. Сейчас же следовало просто стиснуть зубы и помнить, что тебе не дано ничего, кроме оружия.

Дернувшись, Штатив упал замертво. Следом за ним Мармадок издал заглушённый выстрелами вопль и свалился на колени.

Рубин и Вентиль подхватили его, занесли к Борланду в отсек. Молодой сталкер смотрел в потолок выпученными глазами. Из отверстия в его груди толчками выбрасывались красные фонтаны.

— Никита! — захрипел чей-то голос в наушнике. Это был Клинч.

И только теперь Борланд ясно понял, что никто из них не переживет этой ночи. Если бы погибли старшие, опытные бойцы, то можно было бы предположить вопреки логике, что судьба изберет для молодых лучшую участь. Теперь же стоило просто попытаться продать жизнь подороже и не жалеть ни о чем. Всего лишь модифицированная версия персонального фатализма, сродни той, которую Борланд ясно ощутил на мосту меньше недели назад.

По полу прокатилась дымовая шашка.

— Зона — это мы, — сказал Борланд, но в грохоте боя его никто не услышал.

Он единственный в команде был облачен в защитный костюм, оставшийся герметичным. Сдвинув на голову шлем, сталкер сделал два неторопливых шага по коридору, прыгнул к твердому участку стены, оттолкнулся от нее и добрался до протянутой вдоль потолка трубы.

Часть пути Борланд прополз, цепляясь за трубу. Военные Коалиции уже не укрывались за углами, постепенно сокращая дистанцию. Когда завеса дыма чуть рассеялась, Борланд спрыгнул вниз прямо в гущу противников. Долбанув одного по шее, он схватился за винтовку и прострелил ногу второму. Готово.

Рядом уже лежало пять трупов — сэры стрелять действительно умели. Врагов оставалось всего трое. Позволив G36 повиснуть на ремне, Борланд выбил оружие из рук ближайшего и заслонился его телом.

Двое оставшихся врагов стрелять не стали, но Борланд шел не на переговоры. Сталкер застрелил военных на месте из трофейного оружия. Последнего он швырнул вперед по коридору и нацелился из своей винтовки. Его опередил вышедший из дыма Клинч, пристрелив лежачего на месте. Шлема на нем не было, глаза его жутко слезились из-за дыма, половина лица была в крови.

Борланд направился вперед, к лифту. Проходя мимо трупа, он наклонился и подобрал устройство связи. Сняв шлем, он сунул наушник в свободное ухо и закрылся снова. Теперь он мог прослушивать обе частоты — Коалиции и Клинча.

Грузовой лифт с распахнутыми створками манил, словно последняя спасательная шлюпка на тонущем корабле. Как только Борланд подошел к нему, кабина со скрипом поехала вверх. Похоже, ее вызвали сверху. Борланд запрыгнул внутрь и проехал до поверхности базы в одиночестве. Как только вверху показалась широкая щель, сталкер приподнял винтовку.

Луна красиво блеснула в коллиматорном прицеле. Как и следовало ожидать, на лифт было направлено мощное пятно прожектора. Вот уже показался участок зловещей стены Барьера. Появились первые тени.

— Гасить на месте! — пропищал в левом ухе чей-то мерзкий голос.

Борланд криво усмехнулся. Никакого уважения…

Прожектор он разнес первым делом. Эфир заполонили приказы, порою взаимоисключающие — бойцы Коалиции явно не ожидали, что в вызванном для второй волны лифте будет кто-то из тех, кто уложил первую. Конечно, все ситуации на учениях не отработаешь, но надо же иметь хоть какие-то таланты к импровизации.

Второй прожектор не разворачивали — он продолжал светить на пожиравшую стену аномалию. Борланд увидел большой отряд противников, разбегающихся в разные стороны по укрытиям. Несколько человек спрятались за стеной ангара, остальные залегли за двумя «уазиками». Сталкер заметил, что солдат было гораздо больше, чем раньше, — очевидно, отряд Консула прибыл брать сэров перед выбросом. Клинч не успел уйти всего на час раньше.

Борланд был намерен выиграть для него время.

Он был предельно собран и одновременно расслаблен. Это состояние он искал всегда и везде. Не могло быть лучшего момента как для жизни, так и для смерти. Множество подготовленных врагов против него одного не оставляли ему шансов, однако дарили тягучее, приторное чувство лести.

Не успела кабина лифта остановиться, как сталкер вытащил из кармана оттягивающую его бензопилу Ларса, перевел переключатель в нужное положение и швырнул пилу вперед. Жужжащий рев пилы не мог поразить никого из противников, однако произвел достаточно шума, чтобы заставить всех спрятать головы за бамперами машин и углами строений. Контрактники Барьера были хорошо натасканы на предельно осторожное отношение к любым неожиданным явлениям и предметам. Стукнув по широкой кнопке на панели, Борланд отправил лифт вниз, оттолкнулся от крыши кабины и оказался на самом верху шахты.

Визжащая пила продолжала крутиться на неровном бетонном покрытии, изрыгая искры на несколько метров вокруг. В ночных условиях она напоминала любимую контрактниками «орхидею» — модифицированную с помощью артефакта «медуза» световую гранату, поражающую глазной нерв и облучающую запредельно смертельной дозой.

Автоматический выключатель пилы сработал секунд через двадцать. Сталкер к тому времени распластался на крыше. Он наблюдал и слушал.

Резиновый костюм облепил его подобно брезентовому савану. В нем было невыносимо жарко, хотя через свежие щели проникал холод. Прозрачный щиток шлема был расцарапан, немного сужая обзор. Несколько осколков застряли в нем, словно напоминая, что снаружи сейчас очень опасно. Винтовка в правой руке казалась пластмассовой игрушкой.

Вдали бушевала гроза, молния то и дело высвечивала фиолетовые тучи. Воздух словно почернел, пропуская через себя тягучий свист, доносившийся с северо-востока.

Ни одного ученого на базе уже не было. Вероятно, они попрятались в бункере «02» — если были еще живы. Один из нападавших тем не менее был в буром костюме научников. Этой ночью под прикрытием работал не только один Мармадок.

Контрактники скрылись за машинами полностью. Судя по осевшим на рессорах кузовам, они залезли внутрь. Через секунду УАЗы двинулись с места, увозя солдат в другое место для перегруппировки.

Левое ухо распирала нецензурная брань бойцов Глока. Красноречивая тишина сэров в правом была намного убедительнее. Но и она была прервана внезапным голосом Клинча:

— Борланд, ты еще жив?

— Да, — ответил сталкер.

— Что там?

— Две машины с армией, разъезжаются в дальние углы.

— Мы сейчас будем.

Щелчок и тишина, действующая эффективнее похлопывания по плечу.

Крыша шахты задрожала — кабина снова поехала вверх. Борланд не мог допустить, чтобы бойцы Глока засели в недоступных позициях.

Прицелившись, он выбрал момент и мягко нажал на спуск.

Пуля пробила колесо ближнего джипа в момент, когда он заезжал на неровную поверхность. Машина вильнула в сторону — очевидно, водитель от неожиданности попытался вырулить обратно, — и врезалась в угол ангара.

Кабина лифта доехала вверх как раз тогда, когда бойцы спешно выбирались из машины в поисках врага. Из кабины лифта вышли Клинч с Драмом, сразу уложив двоих контрактников. Ответный огонь с противоположного конца базы заставил Вентиля выронить оружие и медленно осесть перед лифтом. Рубин оттащил его обратно, но тот был уже мертв.

Сделав поправку на резкий порыв ветра, Борланд застрелил снайпера. Теперь он был раскрыт, и оставаться на прежнем месте было нельзя. Быстро отползя назад, Борланд спрыгнул вниз, неслышно спружинив о землю.

И тут же получил сокрушительный удар по затылку.

Шлем смягчил импульс. Сталкер превратил падение в кувырок и обернулся. Шлем мешал боковому зрению, так что увернуться от второго удара Борланд тоже не сумел.

Крепко сбитый военный навалился на него и попытался всадить нож в сердце. Борланд поставил неудачный блок, запястье противника скользнуло по его руке, и тут же в шею контрактнику вонзилось лезвие.

Дернув головой, нападавший упал рядом со сталкером. Быстро встав, Борланд увидел Бондаря. Выражение его лица совсем не напоминало прежнюю беззаботную веселость.

Махнув ему рукой, Бондарь скрылся. Борланд схватил упавшую винтовку и последовал за ним. Он уже понял, что убитый метанием ножа контрактник каким-то образом оказался позади, намереваясь напасть с тыла, но неожиданно спустившийся враг в желтой защите стал помехой, которую следовало устранить тихо. Используй военный вместо ножа пистолет, Борланда уже не было бы в живых.

Тем не менее сейчас у них шансов было ненамного больше.

База утонула в грохоте выстрелов. Кое-как заняв позицию — сэры не пропускали его на линию огня, — Борланд стрелял по своему усмотрению, стараясь экономить патроны. Пробиваться было некуда, позади простирался четырехметровый сеточный забор базы с колючей проволокой, до которого надо было еще добежать по открытому пространству и найти способ, как перебраться. Но даже в случае успеха их ждала еще одна линия оцепления.

Стена Барьера была по левую руку, и от этого становилось не легче. Нечего было и думать выбраться в Зону, ставшую теперь для Борланда маленьким островком спасения, более безопасным, нежели цивилизованный мир. Неистовое желание заскочить в лифт и спуститься в казавшийся безопасным бункер не оставляло Борланда. Однако он понимал, что это еще более верная смерть.

Сталкер видел, как погиб Хищник, отдавший ему свою винтовку. Погиб так, как часто умирают на поле боя: словно прилег отдохнуть. Видел, как Рубин уронил автомат и отскочил в сторону Драма, пытаясь удержать равновесие с простреленными предплечьем и коленом. Соратники Клинча до последнего служили плану Консула, наделявшему их жизни смыслом, и оберегали Борланда, как могли.

— Простите меня, — послышался голос Клинча в правом ухе.

Два простых слова, одна непростая интонация. У сталкера не было сомнений: человек, умеющий извиняться так, заслуживал право на то, чтобы вести за собой других.

Борланд сменил магазин. Его мозг работал на полной мощности, он искал все мыслимые и немыслимые варианты спасения.

— Ангар! — крикнул он. — «Тунец»!

Клинчу не надо было объяснять детали. До этого вертолет как средство побега не рассматривался ввиду большого состава желающих улететь. Но теперь их осталось мало, а если им удастся добраться до «вертушки» и запустить ее, то к тому времени будет еще меньше.

— Идите! — крикнул Рубин, отступая к лифту. Борланд видел, как медик с исказившимся от боли лицом падает навзничь и как Драм, не отпуская автомата в одной руке, хватает Рубина другой и бросает в глубь кабины.

Сталкер тоже заскочил в кабину, завидев в ней лежащего без чувств Мармадока. Кто-то должен был остаться с Рубином, помочь раненым. Сохранялся шанс, что в таком случае их не тронут, когда придут за выжившими. Хотя бы только тех, кто выбыл из боя.

— Он еще жив, — сказал Рубин. — Идите! Если сможете, вернетесь за нами.

Чужой схватил Борланда за рукав и проревел:

— Вперед! Пошел!

Клинч рванулся к ангару по траектории, напоминавшей параболическую дугу. Борланду была знакома такая схема, которая на самом деле требовала большего владения своим телом, чем могло показаться со стороны. На свою координацию он, к счастью, пожаловаться не мог и последовал за майором незамедлительно, снова захватив по пути столь пригодившуюся ему пилу, благо она лежала на пути.

И он понимал, что никто за Рубином не вернется.

На середине пути подбитый Борландом джип взорвался. Очевидно, горел он достаточно долго. Объятый пламенем каркас подпрыгнул на метр и завалился на бок. Сталкер упал в подкате, стараясь сделать это прежде, чем ему поможет взрывная волна.

Добежав до угла ангара, Кунченко выстрелил в лицо испуганному контрактнику и дернул висящий на стене рубильник.

Удар был такой, словно сотня псевдогигантов дружно треснули по земле снизу. Более скромный вывод было сложно придумать, глядя, как легкая крыша ангара взлетает в воздух и рассыпается на множество фрагментов, беспорядочно падающих на землю. Клинч уже забирался в кабину ненавистного «Тунца». Сталкер почувствовал движение сзади, обернулся с поднятой винтовкой и увидел Драма.

Мертвый Бондарь лежал на середине пути.

Борланд возобновил стрельбу, прикрывая майора, приводящего вертолет в действие. Лопасти «Тунца» дернулись, но двигатели тут же заглохли.

— Давай же, насекомое! — орал Клинч в правом ухе. — Зажигайся, стрекозел горбатый!

Стрекозел не послушался.

Чужой навалился на Борланда, уронив автомат. Сталкер только и сумел, что опустить тело сэра на холодный пол ангара.

Проломив ворота, на территорию базы въехал военный грузовик с укрепленным кузовом. За ним показались еще два «тигра». Вопреки ожиданиям сталкера с машин никто не спрыгнул. Вместо этого развернулись массивные пулеметы.

Похоже, прибыло подкрепление с внешних линий оцепления.

Стены ангара дрожали, разбрызгивая мелкую крошку пенопластового утеплителя. Затем от прямого попадания из гранатомета была разворочена шахта грузового лифта бункера «04», в кабине которого, ушедшей вниз, еле успел укрыться Рубин.

— Вылезай! — крикнул Борланд, подбегая к вертолету и вытаскивая Клинча из кабины. — Поздно! Бежим отсюда.

Бежать было некуда, но сталкер предпочитал не думать так далеко.

Сталкер ощутил какой-то нелепый внутренний покой. Все понятия о дружбе и вражде, о любви и ненависти смешались в его душе в не поддающийся оценке клубок чувств. Человек, фактически создавший систему сталкерства и охотившийся за ним неделю назад, сидел рядом плечом к плечу. Оставшийся в живых Драм засел за противоположной стеной. Были видны вспышки его выстрелов, служащие доказательством того, что сталкер, которого не исправили ни Зона, ни гражданская тюрьма, находится еще на этом свете и в боевом строю. Со своего места Борланд видел трупы Чужого, Бондаря и военных — всех людей, ставших пешками в неизвестной партии, которую развязал самый влиятельный человек в Зоне. И он, до истерического смеха, хотел лишь одного: чтобы все это просто закончилось.

Их спас выброс.

Небеса загремели похлеще мегаваттного динамика. Тысячи молний, одновременно пронзивших тучи белыми копьями, разорвали мир на множество осколков. Борланд закрыл глаза, а когда их открыл, перед ним по-прежнему стояла кромешная тьма. Сталкер поднялся, думая, что вдобавок и оглох — но это просто умолкли орудия. Видимость вернулась через пару мгновений.

— Выброс! — сказал Борланд майору. Тот провел рукой по шлему и тоже встал на ноги.

Военные забегали по базе, и Борланд понял, что может завершить этот раунд вничью, пусть даже никогда не получит права на реванш. На базе было всего два укрытия. Вход в четвертый бункер больше не существовал, а чтобы добраться до второго, нужно было пройти или проехать через ангар. Так что военные не могли найти себе убежище, не пройдя через сэров.

— Задержим их! — сказал Клинч, придя к тому же выводу. — Зона сегодня заберет всех нас.

И он рассмеялся.

Борланд, Клинч и Драм встали у входа. В них никто не стрелял — вояки пытались забраться в машины. Вероятно, в их инструктаже относительно выброса отсутствовала важная деталь — в момент кульминации на поверхности не работает ни один двигатель внутреннего сгорания.

Сталкер открыл огонь сразу после Клинча. Бойцы Коалиции падали мертвыми или ранеными, совершенно обезумев от разгневанной природы. Никакие тренировки и методы обучения не заменят опыт. А чтобы наработать способность отличать нарастающий этап выброса от критического, нужен опыт такой, какой никому не пожелаешь.

Небо полыхнуло оранжевыми сполохами, приобретя полностью бордовый оттенок. Конец уже приближался.

Оставалось от одной до пяти минут. Впрочем, с учетом необыкновенно затяжного выброса феерия могла затянуться минут на двадцать. Этого не мог предсказать никто.

И тут сталкер увидел нечто, что сумело удивить его даже сейчас.

В короткой вспышке красно-бордового неба отчетливо был виден человек, ползущий к аномалии на стене Барьера. Это был Мармадок. Все еще живой, он полз по земле, оставляя за собой кровавый след. Борланд был свидетелем того, как метафора становится реальностью. Молодой сталкер нашел в себе силы, чтобы заранее отползти от лифта, не будучи замеченным, и добраться до стены.

И, протянув руку, коснуться аномалии.

— Никита, — выдохнул Клинч.

Мармадок закричал. Его рука погружалась в сизое пятно все глубже. Затем парня рвануло и впечатало в самый центр аномалии.

— Аномалия, выброс! — выпалил Борланд. — Клинч! Выброс и аномалия! Мать твою, это же…

— Снорк, — закончил Драм.

Двое вояк промчались мимо, направляясь к лифту. Но сэры на них даже не смотрели. Их взгляды были обращены к Мармадоку, кричащему от невыносимой боли.

Скрюченные руки вытянулись, став чуть длиннее и тоньше. Волосы побелели, превратившись в жалкое подобие большого мотка спутанной лески. Ученого сталкера закрутило, словно в мясорубке, и выбросило на несколько метров вперед. Аномальный участок стены взорвался, жахнув каменными осколками. Заплесневелое пятно исчезло, на его месте осталась аккуратная круглая дыра с оплавленными краями, метра три в диаметре.

Мармадок привстал на четыре конечности. Лицо трансформировалось в уродливую бледную маску. Он опустил голову, и костюм на спине разошелся. Позвоночник за считаные секунды вырос раз в пятнадцать, прорывая дымящуюся кожу и плавной дугой выпирая из тела. Кости частично вылезли из мышц, до предела натянув связки. Когда бывший сталкер медленно поднял голову, в его диких глазах уже не было ничего от человека.

Красное небо вновь перешло в оранжевое. Мармадок рванул головой поочередно во все стороны, ломая шейные позвонки. Хруст был отчетливо слышен в ухе Борланда, затем устройство связи Мармадока сломалось и слетело с головы. Прорычав, снорк сделал первый прыжок.

Первыми жертвами Мармадока стали двое незадачливых контрактников, так и не успевших добраться до лифта. Одному он сломал шею так быстро, что бедняга наверняка ничего не заметил. Второй был почти разорван пополам. Снова началась стрельба военных, полностью безрезультатная. Снорк с клокочущим воплем снова подпрыгнул, изворачиваясь в воздухе в нужную сторону, и помчался к грузовику неуловимыми зигзагами.

Провожая его изумленным взглядом, Борланд снова заметил аккуратное отверстие в стене Барьера. Толкнув Клинча и Драма, он побежал вперед.

Свою пробежку поперек прямоугольника базы он запомнил надолго. Твердая поверхность дергалась под ногами в угоду невидимым хозяевам Зоны, трясущими землю по своему желанию. Небо снова погасло на целую вечность — полторы секунды одноразовой жизни. Справа была мертвенная тишина и пустота; слева, за грузовиком и двумя «тиграми», творилась бойня, учиненная снорком. Захлебывающиеся вопли в левом наушнике в дополнениях не нуждались. А одинокий прожектор на вышке в углу базы продолжал светить на пятно Барьера, теперь уже показывающее не аномалию, а дебри Зоны.

Борланд добежал до отверстия, нырнул в него и, подняв G36, стал дожидаться Клинча. Майор проскочил куда-то сзади него, а Драм замедлил шаг и повернулся к месту схватки военных со снорком.

— Драм! — крикнул Клинч. — Ты чего встал? Двигай сюда!

Крепкий человек посмотрел на Борланда, и сталкеры поняли друг друга.

— Идем! — решил Борланд, дернув Клинча за руку. — Он остается!

— Что? — заорал Клинч.

— За мной! — проревел Борланд, треснув майора по шлему. — Двигай за мной!

Медленно сняв с себя наушник, Драм позволил ему упасть на землю. Ледяной ветер обдувал его, словно иссушая без остатка. Облака стали закручиваться в кошмарный круговорот.

Драм мог допустить проникновение Зоны за пределы стены, но не за границы базы. Став мобильным дополнением к Барьеру, он должен был удержать снорка. Крепче схватив автомат, сталкер двинулся к грузовику.

Мармадок выпрыгнул из-за него, прокатившись по земле. Бывший ученый был забрызган кровью врагов. Глаза горели зеленоватой яростью хищника. Многочисленные коричневые трещины усеяли его бледное лицо. Прыгая с одной пары конечностей на другую в невообразимом аллюре, снорк смотрел на Драма и рычал.

Драм нажал на спуск.

Он разнес снорку голову на части в тот момент, когда острые когти распороли ему шею.


Глава 2. Брифинг | Горизонт событий | Глава 4. Закрытый люк