home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 8. Маскарад

— И что нам теперь делать? — спросил Чехол.

Борланд прикинул расположение мародеров. Нет, не успеет уложить обоих, не задев Фармера. А если и успеет, так они сами откроют ответный огонь.

— Будем ждать, когда гон закончится, — сказал он. — Или чешите сквозь стадо, если душа зовет.

— Мы подождем, пахан, — пообещал Тефлон, присаживаясь на камень и пристально глядя на Борланда. — Слушай, отец, сделаешь одолжение?

— Что нужно?

— Дашь со сталкером потолковать?

Борланд подозрительно посмотрел на него.

— Зачем тебе? — спросил он.

— Пахан, ну не надо пальцы гнуть, — скривился Чехол. Ствол автомата он положил на плечо, но палец держал на спусковом крючке. — Мы не обидим его, слово даю.

— Мне с вами говорить не о чем, — неожиданно подал голос Фармер.

— Так, ну-ка цыц, — велел Чехол.

— Почему? — спокойно спросил Фармер. — Ты определись, хочешь ли со мной говорить, или я должен заткнуться?

Чехол не нашел, что сказать. И Борланд сразу все понял. Его пробрал такой хохот, что он даже не стал себя сдерживать. Мародеры в непонятках вытаращили глаза.

— Пахан, ты чего? — спросил Тефлон.

— Давно в Зоне, мужики?

— Э-э… Что? — не понял Чехол.

— Устав мародеров расскажите. Так, в общих чертах.

— Ну, — начал Чехол. — У ближнего не воровать.

— Очень хорошо, — кивнул Борланд. — Дальше?

— Мародер не имеет права причинить вред сталкеру, — продолжил Чехол. — Или своим бездействием допустить, чтобы сталкеру был причинен вред. Ну, это я не дословно…

— Достаточно. — Борланд убрал ствол. — Фармер, руки можешь опустить.

Тефлон поднялся с камня, храня молчание.

— Братва, мы друг друга нагрели, — сказал Борланд. — Вы не мародеры.

— С чего вдруг? — поинтересовался Чехол.

— Нет никакого устава мародеров. Да и ведете себя вы как переодетые. Кто вы такие, ребята?

Следующего шага Борланд никак не ожидал. То ли он переоценил сообразительность спутников, то ли, наоборот, недооценил. Как бы то ни было, в руках Тефлона снова оказалась до этого висевшая на спине двустволка, из которой он в два ствола и пальнул Борланду под ноги. Сталкер отпрыгнул, и в этот момент Чехол пустил очередь из МП5 в воздух.

— Стоять на месте! — приказал он. — Кинь оружие!

Борланд осторожно положил автомат Фармера наземь.

— Его кидать нельзя, — сообщил он. — Может испортиться.

— Шаг назад! — прорычал Тефлон, перезаряжая ружье. — Сталкер, ты цел?

— Мужики, вы попутали, — попробовал успокоить их Борланд. — Я такой же, как и вы, — обычный бродяга.

— Да неужели? — не поверил Чехол. — Ты ж бандит хренов, гиена паршивая!

— Чехол, послушай…

— Молчи, смертник!

Чехол не договорил — незаметно подкравшийся сзади Фармер, на которого временно никто не обращал внимания, треснул его по башке. Незадачливый мародер охнул и упал. Тефлон отвлекся всего на миг. Борланд схватил рукой ствол ружья, дернул в сторону. Двустволка снова выстрелила, и Борланд что было сил врезал Тефлону по скуле. Через секунду тот лежал рядом с товарищем.

— Ты чего? — спросил Борланд Фармера. — Зачем ты их бить начал? Мог бы просто сказать, что я свой.

— И что бы это дало? — возразил Фармер, потирая ребро ладони, которой приложил Чехла. — Пацаны бы решили, что я сам переодетый.

— Да к черту этот маскарад! — Борланд стащил с себя маску. — Здесь кто попало может местным авторитетом прикидываться. Любой, кого мы встретим.

Лежащий на земле Чехол принялся подавать признаки активности. Фармер быстро подобрал оружие.

— Мужики, не стреляйте, — взмолился Чехол. — Да, мы не бандиты. Их сейчас на Свалке полно, вот мы и решили ими прикинуться. А так мы обычные сталкеры.

— Так мы тоже, — заверил Борланд. — Зачем же вы к нам прибились?

— Его освободить! — Чехол показал на Фармера. — Видим — бандит ведет сталкера под прицелом. Решили помочь человеку. Думали, ты отвернешься, мы на тебя и нападем.

— И как бы вы напали? — спросил Борланд. — Пулю в спину пустили бы?

Чехол отвел глаза. Тефлон обернулся, словно ища поддержки, затем состроил неуверенную гримасу — мол, а что еще нам оставалось делать?

— Двигайте отсюда, — приказал Борланд. — Фармер, верни им оружие. Стволы не поднимать, я слежу. Все понятно?

Парни закивали, забрали оружие и быстро ретировались.

— Ну просто супер, — покачал головой Фармер. — Мы их за дураков держим, а они нас.

— А когда было иначе? — Борланд встал на край холма, следя за редеющим потоком мутантов из-за наполовину вкопанного в землю старого холодильника без ручки. — Ты смотри, их становится меньше.

— Теперь вся эта куча на Кордоне, — произнес Фармер. — Не позавидую я бродягам из «Чистого Неба». Конечно, вояки смогут остановить зверушек, если Вишну проявит благосклонность.

— Должны остановить, — согласился Борланд. — Если сегодня случится первый в истории Зоны серьезный прорыв монстров в нормальный мир, это будет прикол века.

— Ладно, давай двигать вперед, — сказал Фармер и стал спускаться, стараясь не поскользнуться на куче металлического хлама. — Гон уже прошел. Не хочу дождаться, пока этот зоопарк поползет в обратную сторону.

Они быстро прошли расстояние от одного края равнины до другого. Аномалий Борланд не опасался — их не может быть в месте, где только что беспрепятственно протопали орды монстров. Сталкер опасался только людей. Если где-то могли затаиться настоящие мародеры, так только здесь.

— Видишь следы взрыва? — Фармер показал рукой между двух пурпурных кустов. — Гранатой разнесло. Раньше там был мародерский бруствер. Сейчас там могильник.

— Кто поработал?

— Поговаривали, что «Свобода».

— Нет. Не «Свобода».

— Почему ты так думаешь?

— Зональная инженерия, — объяснил Борланд. — Не парься, я это определение сам придумал. Разное поговаривали, и «Свобода» поговаривала. Поговаривала, но ни за что не призналась бы, будь это в самом деле она.

— Как-то все запутано.

— Ничего страшного. Поведение кланов начинаешь чувствовать примерно после первого года в Зоне. Но ты лучше выработай собственное чутье.

— Я не планирую оставаться в Зоне так долго.

— Мало кто планирует, — вздохнул Борланд. — Однако всегда лучше настраиваться на долгое пребывание в здешних краях. Никто не знает, как нам наши действия отзовутся. Так что ты правильно сделал, что привел наш бункер в порядок.

— Если честно, мне уже не хочется его тебе возвращать.

— Может, и не придется, — подумал Борланд вслух. — Если я отсюда уйду, а ты останешься, то я оставлю схрон тебе полностью. Ты его заслужил.

— Спасибо.

Равнина кончилась. Впереди был сосновый бор, почти нормальный даже по земным меркам. Насколько помнил Борланд, он никогда особо опасным не был. Главное, не зевать да не быть в ссоре с «Долгом», только и всего. Борланд впервые задумался, что будет делать, добравшись до «Долга» без Клинча.

— Майор, конечно, козел, — сказал сталкер. — Сбежал ли он от нас, или же позволил себе умереть — все равно козел.

— Он же тут совсем новый, — встал на защиту майора Фармер. — Вряд ли он вообще когда-либо по Зоне ходил. Я имею в виду — пешком и сам.

— Все с чего-то начинали.

— И он никак не может быть впереди нас, если все еще жив.

— Однозначно, — согласился Борланд. — Если только не махал «Калашниковым» над головой, как пропеллером, чтобы перелететь через мутантов.

Тихий рык прервал его измышления по поводу теорий новаторской авионики.

Сталкер остановился, пригнулся, сдернул с плеча дробовик. Фармер «держал» спину.

— Знакомый звук? — спросил Борланд.

— Нет. Кто это?

— Кто-то нехороший.

— Неужто кровосос?

— Он самый. От стада отбился, наверное.

Звук приближался. Становилось ясно, что рычание гораздо громче, а его источник дальше, чем казалось вначале. Борланд напряг зрение, наблюдая за землей. Не было смысла пытаться разглядеть самого мутанта, когда он не находится на одной линии с располагающимся сзади него источником хорошего света. К сожалению, вслед за кровососами полтергейсты не летают, а солнце стояло уже достаточно высоко.

Фармер выстрелил в нужную сторону. Никакого эффекта.

— Очередью лей! — рявкнул Борланд. — Давай!

Парень выполнил приказ. Рычание перешло в короткий рев, и Борланд выстрелил точно на звук.

Хорошая штука «отбойник». Если говорить точнее, «protecta», которую в свое время приручил еще покойный старина Патрон. Но иначе как «отбойником» ее и не назовешь. На таком расстоянии отобьет все, что можно. И кровососа остановила бы точно — будь он на месте. В случае попадания из такого агрегата в кровососа последний неизбежно выходит из режима невидимости — нервная система не справляется с таким шоком, — заодно разлетаются комья окровавленной плоти и раздается закономерный рев раненого зверя, который, если быть честным, в какой-то степени у всех живых существ одинаков, не исключая человека. В этот раз ничего не было, что означало, что мутант попросту отпрянул в сторону. Промахнуться Борланд не мог — с четырех метров у «отбойника» нет в принципе такого понятия, как промах.

Зато сталкер заметил следы на земле. Когда двухцентнеровая животина с силой отпрыгивает в сторону на пыльной равнине, не оставить следов невозможно. Борланд выстрелил еще раз, продолжая оставаться на месте. Убежать сейчас — значит полностью потерять чувство врага. Пусть бегает в пределах воображаемого кокона, выстраиваемого органами чувств.

Цепочка следов выписала кривую прерывистую линию, закончившуюся в густых зарослях. Фармер выпустил еще короткую очередь, но безуспешно.

— Перезаряжай! — скомандовал Борланд. — Я присмотрю.

В «отбойнике» было двенадцать зарядов вопреки штатным десяти. Штатным — по российским меркам. Производитель, конечно, оснастил барабан дюжиной зарядов, как и полагается, только у поставляемых в Зону моделей два слота всегда забиты наглухо. Когда Патрон получил данную игрушку, то первым делом с помощью инструментов и мата исправил этот результат гениальной дизайнерской мысли, вернув ствол к первоначальной конфигурации. Потому что разница в два патрона может оказаться критичной, если учесть, что перезаряжается «protecta» крайне медленно и неудобно. И два выстрела Борланд уже истратил.

Тяжелое пыхтение мутанта снова вернулось. На этот раз Борланд сначала не осознал, с какой стороны оно идет, пока не понял, что кровосос бегает вокруг своей добычи. Плохо. Почти все в данной ситуации начинают попросту палить во все стороны, что было фатальной ошибкой — невидимка попросту изматывал человека психически и заставлял самого же опустошить боезапас.

Был еще запах — запах гниения. Он стоял повсюду, густой словно патока. Хоть противогаз напяливай.

Фармер попытался вставить новый магазин и выронил его. Взглянув на парня, Борланд увидел, что у того дрожат руки.

— Спокойствие, только спокойствие, — пробубнил он, почти не шевеля губами.

И тут же чуть не получил удар когтистой лапой по шее. Только дуновение воздуха да инстинкт побудили сталкера слегка пригнуться. Третий выстрел. Есть, несколько дробинок угодили кровососу в бок, на мгновение сбив маскировку. Борланд увидел знакомые очертания обтянутого бурой кожей мутанта, возвращающегося на очередной круг. Кровосос оказался меньше ростом, чем ожидал сталкер, зато проворнее. Сталкер беззвучно выругался.

Хуже мутантов могут быть только мутанты мутировавшие.

Щелчок затвора Фармера на миг прервал шум беготни. Монстр определенно понимал суть этого звука, реагируя на него внимательнее, чем на выстрелы. Когда же он успел выработать рефлекс? Скольких бедолаг ему пришлось обескровить, прежде чем он успел изучить повадки людей?

— Щупальца… если он покажется, стреляй в щупальца, — повторял Борланд. — Марк говорил, надо отстрелить щупальца.

— Кто такой Марк? — нервно спросил Фармер.

Борланд выстрелил, когда заметил новые следы рядом с собой, возникающие ниоткуда. Раз, другой, третий, при каждом выстреле меняя направление. Кровосос испустил затяжной вопль и полностью материализовался.

Фармер разрядил в него весь магазин, растеряв впустую не больше половины пуль, что, в общем, было приемлемо. Борланд не останавливал огонь. Двенадцать минус шесть равно шести, а двенадцать минус двенадцать равно смерти. Кровосос упал наземь и больше не шевелился. Борланд выпустил последние два заряда в его туловище. Готово.

С последним выстрелом кровосос снова исчез.

Сталкер в ошеломлении замер на месте. Позволив «отбойнику» повиснуть на ремне, вытащил пистолет и пальнул разок в место, где лежал мутант.

Пуля врезалась в голую землю, взбив маленький фонтанчик.

В этот момент пистолет вылетел из рук Борланда, а сам он получил мощный толчок невидимым плечом в грудную клетку. Сталкер полетел в сторону, еле успев амортизировать падение. Фармер с возгласом упал, как от подсечки, и его тут же что-то потащило за ногу.

У Борланда не было времени перезаряжать «отбойник». Вскочив, сталкер нащупал упавший пистолет, тщательно прицелился, вычислил по позе Фармера, где находится спина живучего монстра, и выпустил несколько пуль прямо в нее. Мутант отпустил Фармера, повернулся, снова вышел из невидимости и сделал два прыжка, оказавшись перед сталкером.

Борланд успел заметить на редкость спокойные нечеловеческие глаза, словно кровосос не собирался причинять никому вреда. Над ним зависла огромная лапа, напоминавшая пересохшую корягу.

В этот момент кровосос получил пулю на место отсутствующего уха, голова его откинулась влево, зеленовато-бордовая кровь плеснулась Борланду на мародерскую куртку. Тут же раздался шум выстрела. Мутант заревел, сделал шаг назад, и следующие две пули перебили ему половину шеи.

Борланд оглянулся.

На вершине холма, у которой сталкеры пережидали гон мутантов, находился Клинч. Майор стоял на одном колене, подняв «Калашников» к плечу. Он сделал еще несколько коротких очередей, затем не мешкая поднялся и спокойно подошел к Борланду.

Кровосос был мертв.

Сталкер чертыхнулся.

— Ты где пропадал?! — спросил он.

Майор перезарядил автомат и разнес голову кровососа на части.

— Бронебойными надо, — подвел он итог схватке.

Борланд на время оставил Клинча в покое, подбежал к Фармеру, помог ему сесть.

— Жив? — спросил он. — Ничего не сломал?

— Вроде нет, — поморщился Фармер, хватаясь за колено. — Он умер?

— Ага, — кивнул Борланд. — Хороший был кровосос. Эпический.

— Верно говоришь, — согласился Фармер. — Я назову его Каллен.

— Почему?

— Крови не пьет, зато быстрый и хрен убьешь.

Клинч подошел к ним.

— Хватит рассиживаться, — сказал он. — Подъем и двигаем в лес. Нужно еще кое-что сделать.

— Как скажешь, — поморщился Фармер, поднимаясь на ноги и тут же включаясь в процессию.

Проделать оставшийся путь в спокойствии не удалось.

— Воздух! — крикнул Борланд, покидая равнину и зарываясь в кусты. Клинч и Фармер сделали то же самое. Они еле успели спрятаться, прежде чем над ними пролетели несколько вертолетов.

— Ми-28, — сказал Клинч, внимательно следя за тяжелыми «вертушками» сквозь острые изогнутые листья. — Четыре, нет, пять штук. Глок пустил в ход резервы… Так, а это что?

— Какой-то винтокрыл, — сказал Фармер.

— Он и есть. И наверняка в нем полно пассажиров.

— Каких?

— Точно не гастарбайтеры.

Борланд проследил за вертолетом-краном.

— Что это он тащит? — спросил он.

Майор пригляделся. Его лицо вытянулось.

— Ни хрена себе, — сказал он.

— Что? Что это такое?

— Танк-беспилотник.

— Да ладно.

— Не веришь? — Клинч стволом «Калашникова» отодвинул ветку, мешавшую обзору. — Дорогая штука. И, что меня беспокоит, не наша. Американский танк, не требующий экипажа. Раз такие пироги, значит, в винтокрыле сидеть может кто угодно.

— Наемники? — предположил Борланд.

— Они самые. Да, Глок серьезно потратился на такие приколы. Американцы ни за что бы не сдали технологию. Значит, Глок приобрел что-то списанное или украденное…

— Так ты не знаешь, с кем Глок вел дела?

— Отчего же? Знаю. Потому и тревожусь. Ну ладно, не время сидеть. Двигаем.

Клинч вышел из кустов на тропинку и направился дальше на восток.

Борланд шел за майором, на ходу запоздало перезаряжая дробовик. И заметил, что майор несет на плече что-то новое, чего в схроне не было. Какую-то блестящую треногу.

— Что это? — спросил он. — И, главное, откуда?

— Сейчас увидишь, — тут же остановился майор, выйдя на заросшую переплетенными лианами поляну. Он снял с себя треногу и разложил ее, затем полез в рюкзак. Борланд смотрел, как Клинч достает странный предмет, похожий на цифровую камеру с торчащими во все стороны цилиндрами, напоминающими древние газовые баллончики для сифонов, и пристраивает на треноге.

— Когда я вышел из твоего подвала, — объяснил майор, завинчивая винты, — то двинулся к месту, где, согласно координатам, находится один из тайников Коалиции. Мы устроили такие по всей Зоне. Мне нужно было некоторое оборудование. Затем мне понадобилось время, чтобы вас догнать. Я не могу ходить по Зоне быстро.

— Тайники Коалиции по всей Зоне? — переспросил Борланд. — Никогда не слышал.

— Ясное дело. Тебе-то откуда?

— Что за оборудование? — поинтересовался Фармер, ставший с другой стороны.

— Перехватчик радиочастот.

— Что-что?

— Это «дарвин». Прибор для перехвата радиочастот, используемых всеми передатчиками в радиусе многих километров, — объяснил Клинч. — С его помощью я смогу подслушать любой эфир, который можно поймать в принципе на данной местности, и локализовать каждое приемное либо передающее устройство.

— Да в любом месте радиосигналов тысячи!

— Только не в пределах Периметра. Барьер экранирует почти все каналы. Вот за стеной «дарвин» начнет с ума сходить, это да.

— А чем еще он отличается от обычного радио?

— Например, широчайшим диапазоном, — ответил майор. — Полной защитой от встречного детекта. Одинаково хорошей работой на коротких и длинных волнах. Еще может с равным успехом принимать сигналы с локальных антенн и спутников.

— Я не вижу крутящейся тарелки.

— Потому что ее нет. Я не стану объяснять всего, что умеет эта вещица, вы и половины функций не поймете. Так, теперь не мешайте мне…

— Минуточку. — Борланд положил руку на плечо Клинчу. — Почему ты ушел сам и ничего не сказал?

— А зачем? — поднял брови майор. — Мы же определились, что идем не вместе.

— Как так? У нас ведь общая цель.

— Нет. У нас две разные цели, которые совпали. Почувствуй разницу.

— И почему ты дальше не пошел сам? — спросил Фармер.

Клинч усмехнулся и показал притороченную к поясу каску, которая наполовину была изъедена, словно кислотой.

— Попал под «жгучий пух», — сказал он. — Понял, что одному идти очень опасно, и решил вернуться к вам. Теперь отойдите, мне нужно сконцентрироваться.

Майор надел огромные наушники.

— Обалденный из тебя напарник, майор, — проворчал Борланд, отходя в сторону и усаживаясь на траву. — Захотел — ушел, захотел — пришел. Будет у меня кот — назову Клинчем.

Следующие полчаса прошли в тишине. Майор работал с «дарвином», постепенно крутя его на триста шестьдесят градусов. Его губы шевелились, когда он ловил в наушниках важные сообщения. На безопасность он даже не обращал внимания, очевидно, предоставив Борланду и Фармеру следить за этой частью. Так что оба сталкера взяли на себя эту задачу, при этом Фармер то и дело ощупывал ушибленную ногу, за которую его тащил Каллен.

Наконец Клинч стащил с себя наушники и стал разбирать прибор.

— Как я и думал, — сказал он. — «Долг» сменил частоту на нужную, все по плану. Хоть что-то работает без сбоев, уже хорошо. А вот зачем «Свобода» сменила свою, мне уже непонятно. Они же вообще не при делах.

— Разговоры перехватил какие-нибудь? — поинтересовался Борланд.

— Ничего важного для нас. Понятно, что никто не станет говорить о важных делах по радио. Еще поймал одну любительскую передачу, скайповская трансляция. Непорядок, надо бы глушилки на башнях перенастроить. Кроме того…

Борланд вскочил на ноги, жестом приказал майору замолчать. Из чащи показалась бегущая фигура.

— Не стреляйте! — прозвучал напуганный голос. Голос безмерно уставшего, чуть не падающего человека.

К ним выбежал солдат. Молодой, с нашивками рядового, с гладкоствольным оружием в руках. Он был весь в грязи и пыли.

— Кто такой? — потребовал ответа Клинч.

— Рядовой Сажин, четырнадцатая башня, — выпалил парень, то ли признав майора, то ли безошибочно догадавшись, что перед ним один из начальников. — На нас напали, я…

Он замолчал и опустился на землю.

— Не падать духом! — сказал Клинч. — Что у вас случилось? Отвечай немедленно.

Сажин окончательно устал. Плюнув на все, он в точности передал случившееся. Когда он добрался до услышанного по рации разговора, Клинч изменился в лице.

Борланд даже не мог сказать, что именно охватило майора — то ли шок, то ли эйфория.

— Что ты сказал? — прогремел Клинч. — Сафрон? Ты ничего не путаешь?

Егор замотал головой. Клинч с силой хлопнул по краю приклада.

— Как ты прошел так далеко? — спросил Фармер.

Егор показал дробовик.

— Нашел сталкерский схрон, — ответил он, еле владея речью. — Мутанты разрыли, наверное. Там были детектор и дробовик с патронами, больше ничего. Я не знал, куда мне идти…

— С нами пойдешь, — решил Клинч. — Все, мужики, подъем! Ситуация серьезнее, чем я думал.

— А если коротко? — спросил Борланд.

Майор вгляделся в северные дали.

— Глок знает обо всем, — ответил он. — Он формирует мощную защиту центра. От потенциального посягательства. Готовится к молниеносной войне.

— Иными словами, наш враг признал, что ему есть чего опасаться, — добавил Борланд многозначительно. — Я ведь прав?

Его и майора взгляды пересеклись, и Клинч еле заметно кивнул.

— О чем вы? — шумно спросил Егор. — Чего нам опасаться?

— Так, браток, меньше знаешь — крепче ссышь, — шагнул к нему Фармер, хватая за плечо и толкая перед собой в сторону Темной долины.

Клинч шел последним. Борланд, которому надоели постоянные словоизлияния рядового Сажина, поотстал немного и поравнялся с майором.

— Теперь ты видишь? — спросил он, чувствуя, как сердце колотится в предчувствии схватки. — План существует. «Горизонт событий» — не вымысел.

— Да, теперь я это вижу, — проговорил Клинч. — Глок не стал бы прилагать таких усилий по охране центра, если бы не было по-настоящему серьезной проблемы. Например, угрозы исчезновения такой вкусной политической кормушки, как Зона.

— Мы сможем прорваться?

— Должны. А сможем или нет, мне плевать. Но мы должны прорваться.

— Я с тобой, майор.

— Спасибо.

Вскоре впереди показался блокпост «Долга». Борланд тронул Клинча за рукав.

— Еще один момент, — произнес он. — Сафрон. Кто он? Что в нем такого опасного, что за одно только его имя убили друга этого Сажина и чуть не пришибли его самого?

Клинч какое-то время понаблюдал за Фармером, затем, убедившись, что тот ничего не слышит, заговорил:

— Когда образовалась Зона, стало ясно, что новая аномальная территория потребует самых разных ресурсов. Таких как новейшие профессии, специфическая техника, новые виды вооружения.

— Это понятно, — кивнул Борланд.

— КБ «Камов» тогда пребывало в большом упадке — по крайней мере в военной сфере. «Черных акул» изготовили всего двенадцать штук за все время, они были дороги в производстве, затем структура развалилась из-за сменившегося руководства. И военные потеряли интерес к конторе. Но после Зоны все изменилось. Потребовались новые типы вертолетов, заточенных именно под специфические задачи Зоны: поиск и спасение, исследование, воздушное сталкерство, ведение боевых действий в условиях аномальной активности. КБ ухватилось за предложение. Вернули старых инженеров, тем более что тогда на проект нашлись серьезные деньги. К тому времени, как Барьер был достроен, конструкторы изготовили два тестовых прототипа, взяв за основу Ка-50. С нуля перебрали кузов, электронику, расширили кабину, за счет чего стало возможным внедрить в основу некоторые новые гаджеты. Я тоже в этом участвовал, но вскоре заинтересовался Зоной и покинул проект. «Вертушки» получились многоместными, хотя по-прежнему предназначенными для одного пилота. С «Тунцом» вышло не так, как рассчитывали, — в нем не работает половина функций, и поделать ничего было нельзя. А «Тайкун» получился изящным, маневренным, сверхнадежным, в разы лучше изначальной задумки. Оба образца доставили в Зону примерно через год после того, как откомандировали сюда меня. Я снова тщательно проверил оба вертолета и дал отчет, что они удовлетворяют требованиям, хотя по факту нам нужен только один. Но поскольку их все же создали два, то и пилотов для них, соответственно, тоже натренировали двух.

— Значит, Сафрон… — предположил Борланд.

— Сафронов — второй пилот для вертолетов Ка-54.

Борланд замолчал, обдумывая услышанное.

— В то время Сафронов остался не у дел, — продолжил с жаром майор, нащупав знакомую тему. — Но все равно он является одним из лучших пилотов мира и мастерски освоил «Тунца» за время ранних испытаний. Гораздо быстрее, чем я справился со своей машиной. И это еще не все. Мало кто знал, что Сафрон — профессиональный наемник мирового масштаба. Именно я не пустил его в Зону, убедив Глока в ненадежности этого человека.

— И теперь Сафрон прибывает в Зону, — подвел итог Борланд.

— Именно. Я мог всего ожидать от Глока, зная, что по факту любая война, которую можно здесь развязать, может быть выиграна нашими силами, если «Долг» нам поможет. У клана огромная боевая мощь и опыт. Биологическим нас не возьмешь — есть свои нейтрализующие наработки. Да и очень опасно. Полноценной авиаподдержки ни у одной из сторон не будет. Наплюй на Ми, они эффективны только в южных районах. Летать же по Зоне без ограничений — не считая Припяти и ЧАЭС с плотным аномальным слоем — могут только «Тайкун» и «Тунец». И, по правде говоря, я скидывал со счетов возможность, что они будут пущены против нас — хотя бы потому, что в Зоне, кроме меня, никто не сумеет внятно ими управлять. Но я не ожидал, что сюда перекинут Сафрона. Если он доберется до «Тунца», бой будет проигран.

— И что можем сделать с этим? — спросил Борланд, чувствуя холод в районе желудка.

Клинч только молча покачал головой.

Сталкер больше не стал ни о чем расспрашивать. Заметив выходящих навстречу «долговцев», он постарался выбросить все мысли из головы и придал лицу приветливое выражение.


Глава 7. Стена | Горизонт событий | Глава 9. Гроб