home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 9. Гроб

Вопреки ожиданиям во время брифинга у Борланда не было чувства, что все это уже происходило.

Сэры были кучкой самостоятельных личностей. Сидящие же на побитых стульях «долговцы» казались симбионтами с единым коллективным разумом. Монолог Клинча они слушали с интересом, но атмосферы взаимопонимания не чувствовалось. Вместе с секретностью замысла испарилась и его суть, как только дело стало массовым, а не личным. Претензий к «долговцам» Борланд не имел, хотя чувствовал легкую досаду из-за отсутствия у них персональной инициативы реализовать наконец то, во имя чего они каждый день рисковали жизнью, — уничтожить Зону. Одновременно он ощутил, как внутри зашевелилась совесть: ведь совсем недавно он сам был готов послать к черту весь план и саму идею. Теперь же это казалось ему единственно верным решением. Неужели все сталкеры так и заканчивают, если им удается прожить достаточно долго? Отдал Зоне часть себя, взял часть ее взамен, и обоим резко стало тесно в общем мире…

Анубис сидел на другом конце ряда. Он был единственным, кто не повернул головы, когда Клинч упомянул, какова роль Борланда в этом деле. Сталкер ожидал, что лидер клана после окончания брифинга задаст свои вопросы, но Анубис хранил молчание.

Сам Клинч держался достаточно уверенно, хотя Борланд понимал, что майор напрочь утратил все шансы на главенствующую роль в будущей экспедиции. Но не менее ясно он видел, что Клинчу никогда не было принципиально руководить процессом — главное, чтобы процесс пошел. Как раз намного существеннее окажется, если дело способно идти без координатора, который, как и все, является человеком из плоти и крови и подвержен стрессам, смене статуса, предательству и гибели. У Кунченко была навязчивая идея, и он собирался воплотить ее в жизнь либо обеспечить это воплощение после своей кончины. Как будто иных стремлений у майора не было. А может, и в самом деле не было.

— Вопросы? — обратился Клинч.

— Есть, — кивнул «долговец» в первом ряду. — Почему «Горизонт событий»?

— В смысле?

— Почему такое название?

Клинч помолчал немного, затем кивнул.

— Хороший вопрос, — похвалил он. — Консул объяснял суть.

Он глубоко вздохнул, выстраивая мысли в цепочку.

— «Горизонт событий» — термин из физики, — пояснил он. — Вряд ли все здесь слышали это понятие, но, коротко говоря, это предел действия черной дыры. Граница, после прохождения которой никакое действие над объектом не может быть отменено, если он не превысит скорость света, иными словами, не сделает невозможного. Не буду вдаваться в детали, так как для нас главное то, как процесс отобразится на камне. Монолит нестабилен. После удара ножом энергетические источники ножа и камня войдут в реакцию, что приведет к потере Монолитом своей мощи. Пока удар не произведен, процесс можно остановить. После — уже нет никакой возможности. Их соприкосновение пройдет горизонт событий Монолита, замкнув энергии камня на себя транзитом через кинжал и тем самым его уничтожив. Это понятно?

— Так точно, — кивнул вопрошающий.

Борланд заметил, что после приведенного майором объяснения Анубис странно напрягся и подался вперед, словно формулировка навела его на определенные аналогии.

— А что станет горизонтом событий для каждого из вас, вы сами решите, — добавил Клинч, и в комнате воцарилась полная тишина. Словно в воздухе развеялось некое умиротворение, прочно закрепившее суть и важность предстоящего путешествия. — Лично для меня все горизонты уже пройдены. Мне нет дороги назад, так что я иду до конца. Но тащить никого с собой не собираюсь. Я помогал вам с первых дней в Зоне чем мог. Сейчас вы можете помочь мне и заодно добиться того, ради чего пришли в «Долг». Если, конечно, не ради красивых шмоток и больших пистолетиков.

Борланд моментально выпал в осадок, решив, что его подвел слух. Он впился глазами в майора, который в гробовой тишине уселся на стул и, казалось, целиком ушел в себя.

Анубис поднялся, встал на место Клинча, оперся руками о потертую столешницу.

— Я подтверждаю все, что сказал майор, — уведомил он. — Все. В том числе и его последние слова. Впервые нам выпала возможность уничтожить Зону. И сделать это так, как хотел сделать еще Ястреб. В этой комнате собрались только люди, которым я доверяю, так что, если я переоценил широту круга доверия, все желающие могут покинуть комнату. А заодно и клан.

Никто не двинулся с места.

— Отлично, — кивнул Анубис. — Тогда я объясняю суть следующего шага. Нам нужно вернуть нож Сенатора. Единственная рабочая гипотеза, подразумевающая возможность конкретных действий в этом направлении, это предположение, что нож находится у Консула. Нам нужно найти его и отобрать нож либо выяснить, где он на самом деле. Все возможные комбинации сводятся к этой точке. А чтобы найти Консула, требуется выйти с ним на связь и запеленговать. Проблема в том, что по личному каналу Консул с нами на связь не выйдет, поэтому нужно обратиться к нему из определенного источника. Есть всего один человек, звонка от которого Консул никогда не пропустит, — это Глок.

«Долговцы» зашевелились.

— Нам нужно найти Глока? — спросил кто-то из центра.

— Нет, — покачал головой Анубис. — Вполне достаточно, чтобы Консул верил, что ему звонит Глок. Оборудование, позволяющее подделать данные об абоненте на таком высоком уровне, находится в Темной долине.

— Шеф, — обратился техник средних лет. — На базе нет такого оборудования. Подделать айдишку Глока мы не сможем.

— Оно не на базе, — объяснил Анубис. — Оборудование находится в Баре. «Сто рентген», если быть точным.

Техник смутился.

— Бармен ничего не знает, — продолжил Анубис. — Он без понятия, что за ящики мы ему сунули на хранение. Посредники были не из клана. Никому не придет в голову, что «Долг» станет держать свои вещи в ста шагах от собственной главной базы. Еще вопросы? Дизель?

— Да, — улыбнулся Дизель, дернув себя за ухо. — Вот свяжемся мы с Консулом, допустим. Дальше что? Он тут же поймет, что его просто секли, и тут же прервет связь, а затем исчезнет и на этот раз полностью.

— Значит, нужно сделать так, чтобы не исчез, — вставил Клинч.

— Как? — Дизель продолжал улыбаться, но улыбка его не раздражала, а наоборот вселяла уверенность.

— Есть способ, — ответил Клинч. — Говорить с ним буду я.

Больше никто вопросов не задавал.

— Получасовая готовность, — объявил Анубис. — Проверить «тигры», снаряжение. Арсенал объявляется полностью открытым.

Встав с места, Борланд вышел на улицу.

Он оказался в центре снующих боевиков клана. На него никто не обращал внимания — всем хватало собственных дел. Борланд стоял и изучал подъемный кран, стоящий неподалеку, пока мимо не прошел Клинч. Сталкер тут же взял его за пуговицу костюма.

— Как ты назвал «Долг»? — спросил он.

— Что? — не понял майор, высвобождаясь. — Ты о чем?

— «В клан идут ради красивых шмоток и больших пистолетиков», — процитировал Борланд. — Твоя фраза?

— А тебе какое дело?

— Так говорил Технарь.

Кунченко переступил на другую ногу и посмотрел на Борланда с невиданным до этого интересом.

— Ты знал Технаря? — спросил он.

Борланд молчал секунд десять.

— Ты вообще про меня ничего не знаешь, — догадался сталкер. — Никакой биографии не поднял. Ни кем я был до Зоны, ни с кем я бродил по ней. Так ведь?

— А зачем мне это? — бросил Клинч. — Я живу не прошлым, а настоящим. И в людях мне важно не то, кем они были когда-то, а то, кто они сейчас. Ты вроде должен был догадаться. Когда ты казался угрозой, я без колебаний обстреливал тебя с вертолета. И убил бы, если бы полтергейст не вмешался. На мосту ты остался в живых лишь потому, что внезапно стал нужен. Твою судьбу решили секунды. Зато когда стал нужен, я сразу прекратил искать в тебе врага и посвятил в свои секреты. Я не обращаю внимания на то, кем были люди раньше, когда они становятся частью моих дел. И Ястреб не обращал. По-твоему, как я не свихнулся за долгие годы в Зоне, имея на шее такую ответственность? Не плодил любимчиков, вот как. На войне как на войне. Пора тебе взрослеть.

Борланд долго ничего не говорил. В этом разговоре Клинч пока одерживал верх.

— Девушка, которую убил Ястреб, была дочерью Технаря, — сказал сталкер.

Майор возвел глаза к небу, всего на миг. Без тени издевательства.

— Ну не я же ее убил, правда? — произнес он. — Что еще мне предъявишь?

Сталкер молчал. Клинч глубоко вздохнул.

— Конечно, я знал Технаря, — сказал майор. — Это был один из лучших людей, которых я встречал. Служил контрактником на Барьере, не имея ни единого пятнышка в личном деле. Всегда себе на уме, целеустремленный, просто оплот надежности — но лишь до тех пор, пока ваши с ним цели совпадали. Если же он выбирал себе свое направление, то лучше было ему в этом не мешать. Поэтому я не удивился, когда оказалось, что после очередной поездки домой Технарь внезапно ушел с одной из башен Барьера и скрылся в Зоне. В знак уважения к нему я прикрыл его исчезновение, как и пропажу табельного автомата, который он взял с собой. С тех пор я ничего о нем не слышал. Честно говоря, его мне не хватало, когда я формировал круг сэров.

— Ты никогда не знал Технаря, — выговорил Борланд. — Никто не знал.

— Может, закроем тему? — предложил Клинч. — У нас сейчас уйма дел, чтобы болтать о делах минувших дней.

— Минувшие дни для меня много значат, — сказал Борланд. — И минувшие люди, которые были мне дороги, — тоже. Я не такой, как ты, майор. Мне есть дело до того, кем были те, кому я доверяю. Наверное, я не был достаточно настойчив, чтобы узнать их поближе, или недостаточно надежен. Или слишком много думал только о себе. Иначе все могло бы сложиться по-другому. Но мне есть дело, Клинч.

— Это что-то меняет в нашей миссии?

— Нет, — покачал головой сталкер. — Ничего. Расстановка фигур не поменялась, просто теперь я уточнил их цвет.

Майор пожал плечами.

— Кстати, о Технаре, — сказал он. — Если ты не знал, то он похоронен тут, рядом. Я сейчас туда иду. И тебе бы тоже не мешало.

Покосившись через плечо, Клинч направился к могильнику клана. Борланд заметил, что в ту сторону направляются несколько «долговцев» с Фармером и Сажиным за компанию, и последовал за ними.

Сталкер испытал неожиданно сильную щемящую горечь при виде того, насколько расширились границы могильника за два года. Аккуратных холмиков земли было больше раза в четыре — от древних, неотличимых от естественных насыпей — до совсем свежих. Но сейчас группа «долговцев» собралась вокруг могилы, которая была почти раскопана.

— Поднимай, — скомандовал Анубис. Он выглядел совсем бледным. Борланд не понимал, в чем дело, а затем догадался. Могильник клана — место почти священное, и раскопка ям является кощунством. Ничего удивительного сталкер в этом не видел — в Зоне не может быть других добродетелей, кроме уважения к умершим и местам их погребения. Раскапывал ли Анубис чье-то тело или просто схрон, все равно он сейчас творил вещи, граничащие с пределами морали.

В могилу кинули веревки, двое крепких парней обвязали их вокруг выступов гроба.

— Что там, внутри? — спросил Борланд.

— Не знаешь? — спросил Клинч. — Так посмотри.

Он указал на наспех сколоченный крест, возвышавшийся над ямой. Борланд раньше не замечал на нем надписей. Присмотревшись, он прочитал:

«Борланд, вольный сталкер, 2008–2013. Да упокоится его беспокойный дух».

— Это что за шутки? — позеленел Борланд. — Анубис, ты?

— Нет, — коротко ответил лидер клана. — Он.

Майор выдержал взгляд.

— Ну извини, — сказал он. — Знал бы, что тебя это так расстроит, положил бы в яму, как полагается. Но не судьба.

Борланд не стал ничего ему говорить. Пусть Клинч собирает остатки контроля, если это его успокоит. Совсем скоро ему придется считаться с мнением множества людей вокруг себя.

Цинковый ящик достали из ямы, кувалдами сбили замки. «Долговцы» подняли крышку и откинули ее в сторону.

Внутри оказалось нечто громоздкое, завернутое в черную плотную пленку. Человеком это явно быть не могло.

— Проверьте работоспособность, — сказал Клинч и тут же удалился.

— Так, доставайте, — устало сказал Анубис, желая поскорее покончить с пренеприятной процедурой. — Ящик в мастерскую, крест сожгите. Или… Борланд, оставить на всякий случай?

— Сжечь, — быстро ответил сталкер. — Я такое не коллекционирую.

Анубис только кивнул, и крест уволокли вместе с гробом.

— Что тут, в мешке? — спросил Егор Сажин с нетерпением.

— Очередная разработка военных, — ответил Анубис, пока «долговцы» разрезали бечевку, сдерживающую пленку. — Клинч решил забрать ее себе и спрятать у нас, на случай, если нам удастся добраться до самого Саркофага. Или, может, раньше понадобится. Думаю, в самом деле понадобится.

Черную пленку стащили. Фармер охнул от изумления.

— Моя малышка, — ухмыльнулся Дизель.

В гробу лежал совершенно невероятного дизайна сверкающий агрегат, собранный из сотен деталей разного размера и материала. Сложенная в несколько раз платформа сияла на солнце, сверху выступали несколько крутящихся барабанов разного диаметра. Знаменовал картину длинный ряд из шести параллельных стволов.

— Что это? — спросил Фармер.

— Это установка Лебедева повышенной мощности, — ответил Дизель довольно. — Или, как мы ее называем, Мисс Анаис.

— Шестиствольник Гаусса, если выражаться более проще, — добавил Анубис. — Ставьте ее на джип. Дизель, проконтролируй.

— Я помогу! — воскликнул Фармер, хватаясь за край платформы.

— Любопытная штука, — признал Борланд. Оружейный фанатизм Фармера поднял ему настроение. — Ты видел ее в работе?

— Ни разу, — ответил Анубис, глядя, как Мисс Анаис тащат в гараж клана. — Но выглядит внушительно, это да.

— Шестиствольник Гаусса, подумать только, — медленно произнес Борланд. — Чья разработка?

— Идею давно вынашивали, а концепцию предоставил Лебедев, главный у «Чистого Неба», — ответил Анубис. — Клинч с руками и ногами забрал. Доделали в бункерах Коалиции. Я мало что знаю, кроме того, что принцип работы основан на взаимодействии девяти артефактов, шесть из которых уходят только на стволы, по одному на каждый. Кроме того, при создании этой штуки были скуплены семьдесят два патента, полностью легально.

— Должно быть, она денег стоит.

— Это Зона, Борланд. Она не только доход приносит, но и служит полигоном для разработок и испытания новых видов вооружения. Где, если не здесь?

— Да понимаю я.

— Говорят, в создании пулемета участвовали американцы. Они обожают давать имена оружию, отсюда и Мисс Анаис.

— Так она девочка, — хмыкнул Борланд. — Понятно, чего Фармер так обрадовался.

— Ладно, это все лирика. — Анубис прокашлялся. — Давай серьезно поговорим.

— Давай.

— Ко мне претензии есть?

— Откуда? — удивился Борланд.

Анубис сделал неопределенный жест.

— Литера, — произнес он.

— Ясно. — Борланд сжал губы. — Нет, претензий к тебе нет. К Ястребу были бы. Но с мертвых взять нечего. Правда ли, что ты приказал его уничтожить?

— Моей инициативы тут не было, — ответил Анубис. — Когда Ястреб принял решение, он знал, к чему это приведет. Майор может сколько угодно исходить философией, что цель оправдывает средства. У нас так не принято. За убийство невинной девчонки наказание понесет даже лидер клана.

— Я все понял, — кивнул сталкер. — А ко мне есть вопросы?

— Нет.

— Ксавьер?

— Не думай об этом, — сказал Анубис, помрачнев. — Мне будет не хватать человека, который меня понимал, чувствовал разницу между Ястребом и мною. Дизель стал моей правой рукой и справляется неплохо — кстати, он простил тебе нападение на него на прошлой неделе. Весь клан одобрил мое новое назначение, ведь они единогласно выбрали нового лидера, но им, по большому счету, без разницы, кто станет верховодить. Мне самому не нравится в «Долге» одна вещь, присущая каждому, — определенная доля смирения.

— Да ты гонишь.

— Нет, к сожалению. В мире полно людей, которые хотят и готовы сделать что-то полезное, но они не желают сами решать, что именно станет полезным, поэтому с охотой слушают чужие указания. Зато я теперь хорошо понимаю, почему ты так никогда и не вступил в наши ряды. Наверное, если бы ты создал свой клан, я бы сам вступил в него. — Анубис усмехнулся, глядя на лицо сталкера. — Ладно, мир?

— Мир.

Борланд и Анубис пожали друг другу руки.

— Мне нужно еще кое-что уладить, — сказал лидер клана. — А ты иди в арсенал, экипируйся, чем хочешь и как хочешь. Неизвестно, что нас ждет.

— Лады, — сказал Борланд.

Склад снаряжения клана находился в отдельно стоящем укрепленном здании. Прочные двери стояли нараспашку, стальная решетка также была открыта. У входа сидел парень с банкой энергетика. Рядом стоял целый ящик аналогичных банок.

— Здорово, сталкер, — поприветствовал он. — Заходи, бери что хочешь. Главный разрешил.

— Спасибо, — кивнул Борланд.

Внутри у него разбежались глаза. Борланд и не ожидал, что «Долг» имеет столько ресурсов. Тут было буквально все — оружейные разработки разных стран за последние годы, от бельгийских «фалов» до итальянских «беретт». Но, прежде чем выбирать винтовку, сталкер стащил с себя мародерскую куртку и влез в любимый комбинезон наемников, висевший рядом с комбезами клана. Кеды тоже сменил на армейские ботинки, сунув старую обувь в один из ящиков.

Времени оставалось совсем мало, поэтому сталкер долго не думал. Перепоясался ремнем с кобурой и ножнами, соответственно обзавелся пистолетом и ножом. Метательные не стал брать из принципа, хотя те были высокого качества, — к чему оружие, которым не умеешь пользоваться виртуозно? Что бы Патрон ни думал, ножи Борланд метал хорошо, но только в висящую на стене неподвижную спортивную мишень. Так что проехали.

Сталкер взял со стеллажа «грозу» — штурмовую винтовку ОЦ-14 в варианте автоматно-гранатометного комплекса, наскоро осмотрел. Превосходно. Схватил черный рюкзак, кинул туда оба прицела — оптический и ночной, позже можно будет все разобрать и установить нужную оптику как следует. Забил карманы разгрузки магазинами и подствольными гранатами, запасную коробку патронов кинул в рюкзак. Заодно добавил бинокль, ПНВ, пару разных аптечек с новой стилистикой — Борланд предварительно заглянул в каждую и, удовлетворительно кивнув, взял обе. Только после этого сталкер заметил у противоположной стены уже снаряженные армейские сумки. Вжикнул молнией на одной из них, сверху обнаружил пищевой паек и пару фальшфейеров, под ними — что-то альпинистское. Все ясно, закрыл обратно. Надо будет взять с собой. В самом деле, как белка стал.

Конечно, сталкер не собирался таскать все это до самого конца, планируя всего лишь разобраться со снаряжением в машине и отобрать необходимое. Хотя если все же придется волочь имущество на себе, то почему бы и нет? Никто не знает, что ждет впереди. Да и весит все это добро куда меньше штатной снаряги некоторых бойцов спецназа, где порою и за шестьдесят кило зашкаливает…

Остался последний пункт.

На стене висело большое треснутое зеркало, почти в полный рост. Борланд взглянул на себя оценивающе. Все же не мешало бы, чтобы «долговцы» могли узнать его и выделить из толпы, раз уж так карты легли. Сталкер на миг отложил сумку, подобрал свой старый рюкзак, с которым утром вышел из схрона, порылся в нем и вытащил бандану. Покрутил в руках, пробуя ткань на ощупь. Сколько же они вместе пережили. Обстрел у Доктора, марш-бросок в Темную долину, побег, похороны Литеры, смерть Падишаха, пять дней в бункере Клинча…

Из арсенала Борланд вышел в бандане и при параде.

— Братан, классно выглядишь, — похвалил парень у входа, протягивая банку энергетика. — Хочешь зарядиться?

— Нет, спасибо, — сказал Борланд.

— Да бери, все равно товар долго не пролежит.

— Уболтал. — Сталкер взял пару банок. Надо будет убедить майора не строить непоколебимого бойца и выдуть одну, раз уж он не может нормально отдохнуть.

Гараж клана уже наполовину опустел — снаружи стояло пять джипов «тигр», два из них были с открытыми капотами. Третий выглядел ободранным донельзя — то ли в аномалию угодил, то ли оказался рядом с эпицентром неплохого взрыва.

Клинч уже сидел в одной из машин. Борланд передал ему банку, бросил сумку и рюкзак на сиденье и пошел проведать Фармера.

Тот стоял неподалеку, глядя, как на заднюю часть джипа монтируют Мисс Анаис. Наверху стоял Дизель, координируя работу и заодно объясняя парню различные нюансы.

— Видишь это кольцо? — Дизель показал мускулистыми руками широкую ленту, правильной окружностью опоясывающую пулемет, касаясь его только в верхней точке. — Конденсаторы. Вынесены в отдельный барабан. Их тут шестьдесят четыре. Один выстрелил — и успевает перезарядиться, пока лента пройдет полный круг. Раньше их должно было быть двести пятьдесят шесть, так эта детка была вдвое выше и энергии жрала больше, чем Оптимус Прайм.

— Фармер, на пару слов, — позвал Борланд. Парень подошел к нему.

— Тут тебе надо решить, — сказал сталкер. — Ты со мной или мы расходимся.

— Уже решил, — ответил Фармер, показывая на собственный рюкзак в машине. — Пока ты был на брифинге, я собрал вещички и подготовился. Я иду с тобой.

— Ты сам несешь ответственность за себя, — предупредил Борланд.

Фармер хлопнул его по плечу.

— Чтобы озадачить человека, который должен был десять лет назад умереть от лейкоза, тебе надо придумать что-то похуже, — сообщил он. — За меня не переживай. Тебе и самому работы хватит.

Борланд не стал возражать.

Что-то протрещал рупор, закрепленный на стене. Раз, другой, затем перестал. «Долговцы» быстро расселись по машинам. Борланд вернулся к своему месту, глядя, как Клинч сминает банку из-под энергетика в руке и швыряет в кусты.

— Познакомьтесь, — сказал сидящий впереди Анубис. — Это Серафим.

— Здорово. — Водитель поднял два пальца и снова схватился за руль.

— Привет, — сказал Борланд. — Анубис, а что мы будем делать с рядовым Сажиным?

— Я взял его с собой. Поручу его Бармену, тот позаботится. Если парень сам свою дорогу не выберет.

Борланд откинулся на спинку сиденья, настраиваясь на дорогу, в то время как «тигры», ревя двигателями, выкатывались на дорогу на север.

Его настоящее путешествие только начиналось.


Глава 8. Маскарад | Горизонт событий | Глава 10. Старые знакомые