home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 6. Ночное происшествие


Ребята нашего двора. Вот это было лето!

Прошло еще несколько дней, и лодка была готова к спуску на воду. На берегу собралась вся бригада, тут же стояли дядя Криш и обе мамы.

— Раз, два, взяли! Раз, два, взяли! — командовал Алька, и ребята, дружно навалившись, все ближе продвигали лодку к воде.

— Пошла, пошла! — закричал Вовка, норовя залезть в лодку, но Янкина мать успела его перехватить.

— Как же вы назвали свой корабль? — поинтересовалась она.

Ребята переглянулись. Долго они судили-рядили, но так ни к чему и не пришли. Альбатрос? Чайка? Такие все обыкновенные названия. Придумать бы что-нибудь особенное!

— Торпеда! — выпалил Янка.

— Браво, Янка!

— Гениальная идея! — шумно подхватили ребята.

— Так, значит, «Торпеда»? — переспросила Янкина мать. — Пожелаем ей счастливого плавания! — С этими словами она взяла бутылку лимонада и разбила ее об нос лодки.

— Не поймешь иногда этих взрослых, — удивилась Мара. — Лучше бы дала нам выпить.

Ребята и дядя Криш сели в лодку.

— Поднять парус! — скомандовал Майгонис.

Близнецы бросились выполнять приказ. Они заранее усердно тренировались и действовали сейчас так ловко, что даже дядя Криш одобрительно кивнул головой.

— Орлы!

Гонимая попутным ветерком, лодка медленно скользила по реке. Ребята смеялись, пели, в общем были очень довольны.

— Подтянуть шкоты! Право руля! — командовал Майгонис голосом заправского капитана. Близнецы и Алька мгновенно исполняли его приказания.

— Ой, у меня сандалия мокрая! — Вовка вдруг заметил, что в лодку просачивается вода.

— Девочки, не спите, вычерпывайте воду! — распорядился Майгонис.

— Вот еще указчик нашелся! — буркнула Мара. Лодка в это время проплывала через водяные лилии, и девочки, перегнувшись через борт, рвали цветы.

— Ну, так как? — настаивал Майгонис. — Придется высадить на берег. Вы разве не знаете, что капитана надо слушаться беспрекословно?

Мара и Лара нехотя принялись черпать воду.

Янка и Вовка, заядлые рыболовы, пристроились с удочками на носу лодки. Вовке посчастливилось вытащить плотичку длиною с палец, и он этим очень гордился:

— Отдам хозяйке, пускай уху сварит.

А у Янки даже ни разу не клюнуло.

И вдруг Янка почувствовал, что леска натянулась. Спокойно, не волноваться! Янка сосчитал про себя до десяти и только тогда дернул удочку. Лодка продолжала удаляться, а рыба и с места не тронулась. Мальчик размотал чуть ли не всю свою леску и прямо не знал, на что решиться.

— Пусти-ка меня, — пришел на помощь парнишке дядя Криш. Добыча наконец поддалась их совместным усилиям и теперь медленно приближалась к лодке.

— Прямо бревно! Гляди, какая спина! — свесившись за борт, докладывал Тонис. У Янки сердце замерло от волнения.

Нагнувшись, Криш хотел поднять в лодку богатый улов, как вдруг… все разразились оглушительным хохотом: он вытащил из воды старый рыбацкий сапог.

Янка чуть не разревелся с досады. И немудрено — ведь в рассказах о незадачливых рыболовах чаще всего выводится как раз такой недотепа, подцепивший на крючок сапог. Надо же так случиться, чтобы ему попался именно сапог.

— А ты небось думал, что кита заарканил, — подтрунивал Майгонис.

— Ай, караул! Змея в лодке! — вдруг не своим голосом завопила Лара и вскочила на лавку. Лодка угрожающе закачалась.

— Только без паники, — приказал Майгонис. — Откуда здесь взяться змее? Сейчас же сойди с сиденья! Еще опрокинешь лодку!

— Честное слово! Я сама видела, — Лара еще крепче прижалась к мачте и ни за что не хотела спуститься со скамейки.

— Вон она, вон она! — закричала и Мара, указывая на сапог. Из него действительно выползало что-то длинное, похожее на змею.

— Да ведь это же угорь! — Майгонис схватил рыбу. — Ого, верных три кило будет.

А угорь, извиваясь, выскользнул из рук мальчика и плюхнулся на лавку, где сидели девочки. Снова раздался испуганный вопль.

— Держи! Хватай! — Мальчики бросились спасать неожиданный Янкин улов. Лодка накренилась на один бок, потом на другой. Парус сперва надулся ветром, потом вяло поник. Алька, Майгонис и близнецы совсем позабыли свои обязанности.

— Где капитан? — Голос дяди Крита вернул ребят к действительности. — Так мы в первом же рейсе сядем на мель.

— Все по местам! — совсем пристыженный, отдал приказание Майгонис.

— Угря надо брать умеючи, — Криш изловчился и тремя пальцами ухватил рыбу за голову. Угорь извивался, но вывернуться уже не мог. Гунтис погладил его скользкую кожу.

— Действительно, грандиозный экземпляр водной фауны, — заявил он.

— Знай наших! — возгордился Янка.

— Давайте поворачивать обратно, — предложил дядя Криш. — Солнце уже садится за лес.

Всем было жаль, что кончается веселое путешествие, но дядя Криш был прав.

Обе рыбы были торжественно переданы хозяйке.

— Завтра зажарьте на обед! — не забыл наказать Вовка.

— Что я вам волшебница, что ли — двумя такими рыбешками весь лагерь накормить? — сердито проворчала хозяйка.

Она была не в духе. Сегодня в магазине жены рыбаков судачили, что в доме Хазенфуса нечистая сила водится. Одна божилась, что своими глазами видела, как белый долговязый призрак с горящими глазами ходил вокруг дачи и завывал, как волк. Неудивительно после этого, что сам богач Хазенфус не своей смертью помер. Все это козни дьявола, а то как же. С какой стати такой богатый барин сам в омут полезет? Чего ему не жить — денег куры не клюют, катается как сыр в масле.


Ребята нашего двора. Вот это было лето!

— Этот знатный барин, наверное, выпить был не дурак, — усмехнулся Криш. — Хватил как-нибудь лишнего, у него в голове и смешалось, где дом, а где река. А что до нечистого — жалко, не довелось с ним побеседовать: какие там у них нынче в преисподней порядки — так же, как в старых сказках, жарят грешников на сковородках или теперь вся эта музыка механизирована?

Все засмеялись.

— Смейтесь, смейтесь, да смотрите, как бы потом плакать не пришлось! — вконец разозлилась хозяйка и выскочила из столовой.

В тот вечер из-за пробного рейса на лодке ужинали с опозданием, поэтому лагерь уснул позже обычного.

И когда наконец дежуривший в тот вечер Янка один остался у костра, было уже совсем темно. Держа ружье наготове, он прошелся к реке. Там возле сваи покачивалась «Торпеда», их гордость. С противоположного берега донеслось кваканье лягушек. Сперва завела песню одна, так сказать соло, потом вступил весь хор. И вдруг как по команде все смолкло. Немного погодя лягушки снова начали концерт. За дюнами шумело море.

Янка сел у костра, подбросил в огонь сухую еловую ветку. Кверху взвился сноп искр. Притулившись спиною к сосне, он наблюдал, как над крышей дома все выше поднимается луна. Казалось, она смотрит ему прямо в лицо и ухмыляется. Невыносимо клонило в сон. Глаза будто песком засыпало и так резало, что веки сами слипались.

— На посту нельзя спать! — внушал себе Янка. — На посту нельзя… — и уронил голову на грудь.

А тем временем на реке развивались события. Почти бесшумно подъехала чья-то лодка, из нее вышли несколько темных фигур. И одна из них крадучись направилась к лагерю.

— Спит, — возвратившись через несколько минут, доложила фигура. — Хорошо, что у них сегодня на посту сонная тетеря.

В темноте творилось что-то непонятное.

Янка проснулся от истошного вопля и в первую минуту никак не мог понять, что происходит.

— Караул! Спасите, добрые люди! Убивают! Нечистая сила пришла по мою душу! — в голосе Шульцихи слышался смертельный страх.

Завизжали и девочки.

В эту минуту из-за угла дома показалось действительно нечто ужасное — длинное белое привидение с огненными глазами.


Ребята нашего двора. Вот это было лето!

У Янки с испугу отнялись ноги, но он тут же очнулся от столбняка и заорал не своим голосом. Призрак сразу же повернул к реке. Янка за ним.

На шум и крики во двор выскочили остальные мальчишки и дядя Криш. Откуда-то издалека доносился голос Янки.

— За мной! — скомандовал Алька.

Они настигли Янку уже на самом берегу. Он до того запыхался, что слова не мог вымолвить.

— На лодке подъехали… — выдохнул он. — В погоню!..

— Какая там погоня в потемках, — махнул рукой дядя Криш.

— А это не успели захватить, — Янка поддел ногой белый предмет, наполовину валявшийся в воде.

Странный предмет оказался сбитым из жердочек остовом человеческой фигуры, на который были накинуты белые простыни. Из дырок для глаз светили карманные фонарики.


Ребята нашего двора. Вот это было лето!

— Вот тебе и привидение! — хихикнул Вовка.

— Но как же ты его раньше не заметил? — допытывался Алька. — Наверное, дрыхнул.

Янка сконфуженно молчал.

— Ну, знаешь, за это тебе следует всыпать по первое число, — рассердился Алька.

— Но потом-то он держался молодцом. Не будем уж наказывать на этот раз, — заступился за Янку дядя Криш.

Один Майгонис был недоволен. В кои-то веки представился случай проявить героизм, и как назло именно сегодня дежурить была не его очередь.

— Только это я заснула, и такой меня сладкий сон разморил, — все еще обливаясь холодным потом, рассказывала насмерть перепуганная хозяйка Янкиной и Вовкиной матерям. — Вдруг слышу, батюшки мои, кто-то шебаршится под окном и не то воет, не то лает. Открыла я глаза, высунулась: нечистый дух! О двух рогах, глазища полыхают… Рот нараспашку, а из глотки дым валит… Ну, думаю, пропала моя головушка, сграбастает сейчас. Осенила себя трижды крестным знамением: сгинь, пропади — а ему хоть бы что. Что тут будешь делать — я ка-ак закричу…

Призрак видели и девочки, которые спали в соседней комнате. Рогов, правда, они не заметили, но вой слышали, и глаза у него на самом деле блестели.

— Ну, просто как в воду глядели давеча женщины в лавке, — никак не могла успокоиться Шульце. — Я на таком окаянном месте жить ни за что не стану. Ни за какие коврижки! Ни одного дня, ни одной минуты!

— Не волнуйтесь, хозяюшка, — успокаивала ее Вовкина мать. — Выпейте валерьянки. Привидения бывают только в сказках. Просто кто-то вздумал над нами сыграть глупую шутку. Неужели из-за этого стоит уезжать!

— Смотрите, смотрите, вон он опять стоит! — снова завопила Шульце, пряча голову под одеяло.

За окном раздался хохот, и ребята во главе с «призраком» вошли в комнату. Из белого балахона выпростался Тедис.

— Тьфу, тьфу, тьфу, — трижды сплюнула хозяйка. — А я и правда согрешила, думала — нечистая сила. За уши отодрать таких озорников. Надо же, совсем новые простыни испоганили! И как им родители волю дают, людей пугать позволяют.

— Разве они спрашивают позволения, — улыбнулась Вовкина мать, складывая простыни. — Ничего, пускай полежат, еще сами придут, просить будут.

Ее предсказание исполнилось неожиданно скоро. Назавтра под вечер Мара, которая в этот день была дежурной, доложила, что к лагерю приближаются две подозрительных личности.


Ребята нашего двора. Вот это было лето!

— Смотри-ка, смотри, сам Меткий Гарпун со своим адьютантом! — злорадствовал Майгонис. — С белым флагом.

— Приветствую тебя, о великий командир бледнолицых! — с такими словами вождь индейцев приблизился к Альке. — Пусть всемогущее небесное светило озаряет твой жизненный путь, да никогда не споткнется твоя нога о камень!

— Ближе к делу. Нам некогда. — Алька держался недоступно.

— Нам стало известно, что в лесу, в наших охотничьих владениях, вы нашли два белых балдахина и унесли их в свой вигвам.

— Первый раз слышу, — Алька притворился, будто ничего не понимает. — Может быть, ты, Майгонис, что-нибудь знаешь? Или ты, Гунтис?

— Согласно приказу могущественного племени чилкутов мы ходим только по дороге, а на дороге ничего подобного нам не попадалось, — официально сообщил Гунтис.

— А не знаете ли вы случайно как туземные жители, где тут в поселке квартирует привидение, такое белое с блестящими глазами? — перешел в наступление Алька.

Меткий Гарпун переглянулся со своим спутником.

— Не в курсе дела, — уклончиво ответил тот. — Раньше как будто в поселке говорили, что здесь оно поселилось, на даче Хазенфуса, а теперь уже давно ничего не слышно.

— Жалко, что вы ничего толком о нем не знаете, — усмехнулся Гунтис. — А то прошлой ночью один такой призрак вздумал нас потревожить. Спасаясь бегством, он растерял тут некоторые предметы своего туалета. Мы с удовольствием вернем их владельцу.

Меткий Гарпун понял, что дальнейшие переговоры ни к чему не приведут и, вежливо откланявшись, удалился вместе с адьютантом.

Следующий день обошелся без происшествий, а потом в лагерь явились две девочки.

— У самих ничего не вышло, так посылают девчонок, — ехидно заметил Тедис.

— Нашли достойных дипломатов, — в тон ему добавил Гунтис.

— Подите, узнайте, чего им нужно, — послал Алька Мару и Лару.

Девочки поздоровались и, сблизив головы, долго о чем-то переговаривались вполголоса. И вдруг громко расхохотались.

— Ох уж эти девчонки! — брюзжал Майгонис. — Не успели еще как следует познакомиться, а уже вешаются друг другу на шею.

— Пускай, — решил Гунтис, — не стоит вмешиваться в их дела.

— А если они шпионки, тогда что? — поддержали Майгониса Тедис и Тонис. — Обязательно надо послушать.

— И чего вы липнете к нам, чего подкрадываетесь? — шикнула Мара на близнецов.

— Поговорить спокойно не дадут. Пойдемте, девочки, к нам в комнату.

— Не понимаю, о чем они могут так долго болтать, — Альке уже надоело ждать, когда уйдут чужие девчонки.

Гунтис взглянул на часы:

— Ровно час и двадцать четыре минуты.

— Поди сюда, Вовка, я тебя подсажу, а ты загляни в окно, что они там делают. — Даже Майгонис больше не мог побороть любопытство.


Ребята нашего двора. Вот это было лето!

— Смотрят вышивки, — доложил Вовка.

В этом не было ничего опасного, и мальчики успокоились.

Наконец незнакомые девчонки вышли. Одна из них держала под мышкой белый сверток.

— Приходите еще, — пригласила их Лара. — И не забудьте захватить с собой рукоделия!

Чужие девчонки вежливо, слегка присев, попрощались и с мальчиками и ушли.

— Вы что, с ума сошли! Дружить с такими…

— Интересно, с какими? — отрезала Мара.

— Раз не знаешь, так не говори.

— Ну, не тяни, рассказывай быстрее! — торопил Алька.

— Во-первых, они хорошие девочки, — начала Мара, усаживаясь на траву. — Одна, которая с косами, Айна — это сестра Меткого Гарпуна. Мальчишки из рыбачьего поселка придумали себе всякие прозвища: Хитрый Угорь, Быстрая Нога и вообще играют в индейцев.

— Это мы знаем, — перебил ее Майгонис.

— Чего же ты спрашиваешь? — обиделась Мара и замолчала.

— Девочки еще рассказывали, — продолжала за нее Лара, — что у здешних мальчиков в лесу свой шалаш, который они называют вигвамом. Они там сами чего-то жарят и стреляют в цель из лука. А девочек с собой не берут.

— И правильно делают, — одобрил Майгонис. — Такие вещи надо держать в полной тайне.

— Если вы так, то и мы больше ничего не расскажем, — обиделась и Лара.

— Ну, нечего дуться, я не про вас говорил. Ведь вы все равно что мальчишки, — извинился Майгонис.

— Но с этим привидением они так влипли! — повеселела Мара. — Один мальчишка в магазине слышал, как рыбачки рассказывали нашей Шульцихе про привидения. Индейцы задумали над нами подшутить. А вышло наоборот — сами в дураках остались. Назавтра утром мать Меткого Гарпуна перебирала белье и хватилась двух простыней. Марцис стал боком пробираться к двери. Мать сразу поняла, чья это проделка, и строго наказала — чтобы к вечеру простыни были. Да где ему взять — мы-то не отдали. Тогда мать рассердилась и заперла могучего вождя в старую будку для сетей. Пригрозила, что не выпустит, пока он не скажет, куда девал простыни. Его товарищи что только не делали, чтобы освободить своего вождя, но ничего не вышло. Так сегодня утром тот чуть ли не на коленях просил сестру выручить — сходить за простынями. Сам все рассказал про привидение и просил передать, что больше это никогда не повторится. Карманную батарейку, говорит, пускай себе оставят, если хотят.


Ребята нашего двора. Вот это было лето!

— Очень нужно! — фыркнул Алька. — Она, кажется, у тебя, Майгонис?

Майгонис вытащил из кармана сокровище. Батарейка была не простая — с переключателем на белый, красный и зеленый свет.

— Отдайте ее своим новым подругам, — сказал Алька, вручая батарейку Маре.

— И передайте этим чубукам, пусть они не путаются у нас под ногами, — добавил Майгонис.

— Не чубуки, а чилкуты, — поправил Гунтис.

— По мне хоть чувяки, — махнул рукой Майгонис.


Глава 5. Первая агрессия чилкутов | Ребята нашего двора. Вот это было лето! | Глава 7. Нескладный день