home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 3. Большой поход

Когда полковник объявил, что намерен отправиться с ребятами в поход, поднялась целая кутерьма. Мальчишки от восторга принялись валять друг друга в песке, а Вовка даже перекувыркнулся. Посыпались вопросы.

— Когда?

— Куда?

— В будущее воскресенье, если, конечно, не будет дождя. Куда — этого я вам не скажу. Подготовьтесь хорошенько, придется идти пешком. Но вы пионеры и, наверно, знаете, как надо готовиться к походу и что брать с собой. Мы отправимся искать клад. Желательно захватить с собой несколько лопат. Сбор в воскресенье, в восемь утра, на первом дворе.

В одно мгновение новость облетела весь дом. В жизни двора такой поход — дело невиданное. Притом во главе с самим полковником! За кладом!

— Интересно, что за клад? Может быть, старинное оружие? Рыцарские мечи и копья? И доспехи, такие, как в историческом музее, все из железа, — пытались угадать близнецы.

— Вам бы только доспехи! Теперь не средневековье! Влезешь в такую железную клетку — не шевельнуться, носа не вытереть. Винтовка, пулемет — совсем другое дело!

— Неплохо бы найти танк! — размечтался Алька.

— А вдруг мы раскопаем тайную пещеру и там найдем древнюю посуду и одежду? — рассуждали девочки.


Ребята нашего двора. Вот это было лето!

Маленький Вовка был в центре всеобщего внимания. Его подробно расспрашивали, не говорил ли папа еще чего-нибудь. И Вовка, в который уже раз, терпеливо рассказывал про летчиков, которые на прошлой неделе приходили к папе с какими-то картами и чертежами. У них где-то за городом лагерь, и они там что-то нашли.

— Наверное, это и есть клад. Что они еще говорили? — нетерпеливо выспрашивали Вовку мальчишки.

— Папа говорит: это как раз подойдет моим мальчикам. Закопайте снова и выложите знаки.

— Тебе бы надо было подглядеть, что они там рисуют.

— Я хотел, да мама послала за хлебом.

— Больше ты ничего не подслушал?

— Нет. — Вовка замотал головой. — Я пришел из булочной, а летчики уже ушли.

Эта неделя была полна тревог.

Девочки потребовали, чтобы их тоже взяли в поход. А то кто же будет санитарами? Во время такого путешествия всякое может случиться. Кто-нибудь наколет ногу, оцарапает руку или еще как-нибудь поранится. К тому же, кто будет готовить?

Мара Ванаг сумела так убедить Альку, что тот уже почти уступил. Ладно хоть вовремя спохватился и пошел спросить у полковника.

— Без санитарок не обойтись, — согласился полковник.

Мальчики решили взять с собой Мару Ванаг, сестру Андриса — Ильзу и Лару. Это были надежные девочки. Мара в беге обгоняла кое-кого из мальчиков, а Лара играла в футбол, как заправский парень. Она даже попробовала сколотить собственную команду девочек, но мальчики разбили их наголову.

— Остальных девочек не возьмем. Они из-за всякого пустяка ревут и бегают жаловаться. К тому же им матери все равно не позволят, — решил Алька.


Ребята нашего двора. Вот это было лето!

Известие о предстоящей экскурсии дошло и до соседских мальчишек. В среду вечером, когда наши играли в футбол, Петерис со своим адъютантом Сережкой перелез через забор и подал Альке бумагу, наколотую на острие деревянной сабли. Это было прошение взять их тоже в поход. Они обещали больше не драться.

— Еще чего захотели! У нашего полковника нет времени возиться со всякими тут!.. — Алька показал Петерису спину.


Янка ходил сумрачнее осеннего дня. Мальчики подозревали даже, что он плакал.

— Я своего ребенка не намерена отпускать с чужими людьми и неизвестно куда! — говорила Янкина мать маме Гунтиса. — Пусть сидит дома.

У Янки сперло дыхание.

— Как ты, мама, можешь так говорить? Знаешь ли ты, кто он такой? Полковник авиации, понимаешь? И Герой Советского Союза!

— Мне все равно, пусть он будет не знаю кто. Не пущу и кончено! — отрезала мать.

Янка знал: если мама забрала что-нибудь себе в голову, то все разговоры бесполезны. Он решил осаждать отца.

Отец Янки, будто нарочно, в этот вечер пришел домой раньше обычного и в очень хорошем настроении. Даже поинтересовался Янкиными отметками. Янка в эту неделю особенно старался, поэтому с учебой все было в порядке.

Он рассказал отцу о предполагаемом походе.

— По мне — можешь ехать, если мама позволит, — дипломатически сказал отец. У Янки опустились руки.

Мать была неумолима.

— Ни-за-что!


Ребята нашего двора. Вот это было лето!

Тут Янка действительно заплакал. Он нисколько не стыдился своих слез, хотя ему было уже десять лет и он учился в третьем классе.

Отцу стало жаль мальчугана.

— Ну, не вой, не вой! В воскресенье мы тоже поедем куда-нибудь на нашем «Москвиче».

— Не надо мне на «Москвиче»! Мне скучно с вами. Я хочу с ребятами. Они пойдут искать клад. А ты — на «Москвиче»!

Янка чувствовал себя таким несчастным, что ему хотелось умереть. Уснуть и не проснуться. Тогда бы мама поняла, что она наделала — вогнала в гроб сына. Тогда бы она плакала, но было бы поздно.

Подобные разговоры продолжались в шестой квартире всю неделю. В конце концов отец не выдержал:

— Сходи ты наконец к этому полковнику, поговори, узнай, что там за поход такой, — сказал он жене.

Для Воробьевых эта неделя тоже была беспокойной. По вечерам, когда полковник возвращался с работы, к нему приходили и ребята, — спросить, как надо готовиться, и их мамаши, которые беспокоились за своих любимцев. Ребята — это бы еще ничего, но с мамашами приходилось нелегко.

— Не простудится ли ребенок? Куда вы поедете? Что вы там будете делать? Сын говорил, вы отправляетесь за кладом, так скажите, пожалуйста, где вы будете его искать? А это не опасно? — вопросы так и сыпались на полковника.

У полковника был готовый ответ:

— Не беспокойтесь. С вашим сыном ничего не случится. Я сам позабочусь, чтобы все было в порядке. Надеюсь, вы мне доверяете?

Полковник говорил так убедительно и с такой чудесной улыбкой, что мамаши уходили почти успокоенные.

Даже Янкина мать наконец уступила. Однако мужу (осторожность никогда не мешает!) она сказала:

— Они поедут на грузовике, а ты поезжай за ними на «Москвиче» и сам погляди, что там будет.

Отцу пришлось согласиться.

Больше всех волновались, конечно, сами мальчишки. Такой поход — дело нешуточное! Алька спросил у пионервожатой в школе, что надо брать с собой.

— Разве ты весной не ходил со своим классом в Кокнесе? — удивилась пионервожатая.

— Ходил!

— Тогда ты должен знать, что брать с собою в поход.

Алька перечислил: рюкзак, кружку, ложку, нож, салфетку, запасную пару носков, аптечку, компас, карту и спички.

— Палатку надо? — спросил Алька.

— Для однодневного похода не надо.

У дворничихи пропали из маленького дворика обе лопаты, маленькая и большая: если искать клад, без лопаты не обойдешься.

Ребята раздобыли рюкзаки или просто мешочки и за два дня до похода сложили туда все необходимое.

— Аптечку мы сами приготовим, — обещала Ильза, которую назначили главной санитаркой.

Янке отец дал компас, он был на ремешке и надевался на руку наподобие часов. Янка страшно гордился своим компасом и ко всем приставал, предлагая определить страны света.

— Как быть с картой? Пионервожатая говорила, что в походе нельзя без карты, — сокрушался Алька.

— Ничего, — успокоил его полковник. — Карта у меня будет.

Ежедневно все с трепетом выслушивали прогноз погоды на следующий день. Только бы не дождь!

В воскресенье с раннего утра во всем доме чувствовалось оживление. Матери готовили целые горы бутербродов. Ребята, уже в который раз, проверяли, все ли уложено в мешки.

В половине восьмого все были во дворе в полной боевой готовности и глядели на небо. Сентябрьское солнце щедро лило свои лучи на землю. Весь небосвод был ярко-синий, только по самому его краю робко проплыли маленькие белые облачка. Их нечего было опасаться.

— Вот видите! Заказали хорошую погоду, и она действительно хорошая, — радовались ребята.

Только Майгонис печально бродил поодаль. Алька строго заявил ему:

— Ничего не выйдет. Ты не выполнил требования бригады, не исправил свои двойки, значит сиди дома.

— Я, понимаешь, не виноват, что у меня такая дырявая голова, ничего в ней не держится, — оправдывался Майгонис.

— Голова у тебя такая же, как у всех, только ты лентяй. Что мы скажем полковнику? Мы всей бригадой обещали и выполнили обещание. Ты один подкачал. А позор всей бригаде.

Алька был тверд, и Майгонису пришлось остаться дома.

— Вовка, для чего тебе моя лопата? — Тёть-Силинь поймала малыша за ворот. — Я ищу, ищу — где моя лопата? — а ее вон кто прибрал к рукам! — Вовка стал багровый, как свекла. Остальные ребята рассмеялись: лопата была больше самого землекопа.

Маленькую лопатку дворничиха нашла только после похода.

Точно в восемь к воротам подошел армейский грузовик.

— В машину! — скомандовал полковник. Ребята мигом забрались в машину и расселись по скамейкам. Полковник сказал что-то отцу Янки, стоявшему возле своего «Москвича», и тоже влез в кузов к ребятам, встретившим его восторженными возгласами.


Ребята нашего двора. Вот это было лето!

Шофер дал сигнал, ребята замахали руками, и машина укатила. У ворот остались немного взволнованные и озабоченные матери и Майгонис.

Майгонису было так горько, что он готов был расплакаться. В таком состоянии его нашел дядя Криш.

— Что с тобой? Тебя не взяли?

Майгонис смахнул предательскую слезу и рассказал все, как было.

— Что же ты сам думаешь о своих двойках?

— Я бы — честное слово! — их исправил. Уроки на завтра еще вчера сделаны.

— Ну, ладно, — подумав, сказал дядя Криш. — Если ты мужчина и умеешь держать слово, так пойди скажи матери и — поехали!

— Дядя Криш! Да ведь вы золотой! — Майгонис так и подскочил, потом умчался и мгновенно вернулся уже с мешком: у него еще с вечера все было приготовлено.

— Вы знаете, куда ехать? Полковник нам не говорил.

Криш, усмехнувшись, кивнул головой.

— Ничего, найдем. Только мы поедем другой дорогой.

Мотоцикл взревел, выбросил синее облако дыма, и они умчались.

Поездка по неизведанной дороге всегда очень интересна. Всю дорогу ребята гадали: «Куда мы едем?» Машина уже миновала пригород Баложи и свернула налево.

— Я знаю, куда мы едем. В Балтэзер! — уверенно определил Андрис. — Мы с папой ездили туда удить рыбу.

Но в Балтэзере машина не остановилась. Мимо бежали поля и луга, пастбища со стадами и леса. Ребята во все горло распевали веселые песни.

Вот показались какие-то дома, железная дорога и станция. Машина остановилась.

— Выходи! — крикнул полковник. — Прибыли.

Ребята соскочили на землю, и машина уехала назад, в город, уволакивая за собой белый дымный хвост.

— Дальше пойдем пешком, — сказал полковник Янкиному отцу. — Вы пойдете с нами?

— Гм! В котором часу вы предполагаете вернуться?

— В двадцать один ноль две будем на вокзале.

— Хорошо. Там я вас встречу. У меня, знаете ли, тут поблизости живет друг детства. Смотри, веди себя, как следует! — еще раз напомнил он Янке и уехал. Янка вздохнул с облегчением.

— Кто знает, где мы находимся? — спросил полковник.

— В Юрмалциеме, — поспешил ответить Гунтис, уже успевший сбегать на станцию.

— Где же тут клад? — не терпелось узнать ребятам.

— Погодите. Клад легко в руки никогда не дается. А сейчас подтянитесь. Мы пойдем через поселок, и на нас все будут смотреть.

Ребята встали в колонну по два. В первой паре Алька с Гунтисом, за ними остальные. Последними шли девочки. У Ильзы был красный крест на рукаве и санитарная сумка через плечо — каждый сразу видел, кто она такая.

— Бригада, шагом марш! — скомандовал полковник, и все четким шагом прошли мимо магазинов, мимо Дома культуры.

Вот уж последние дома остались позади.

Вдруг невдалеке блеснула вода.

— Река, река! — закричали дети и бросились с берега к воде. Но берег оказался очень крутым.

— Ой, мой блокнот! — только и успел крикнуть Гунтис, и тут же — бултых! — очутился по колено в воде.

— Купанье на сегодня не предусмотрено, вода слишком холодна, — строго сказал полковник и тут же велел Гунтису переобуться.

— Надо решить, как пойдем: по дороге или по тропинке вдоль берега? — глядя в карту, спросил полковник.

— По берегу! Конечно, по берегу! — наперебой закричали ребята.

— Но если дальше будет плохая дорога?

— Ну и что же! Мы не неженки!

Командование принял на себя Алька.

— Пусть двое идут впереди и разведывают дорогу. Если что не так — дайте мне знать. Ребята, кто вызовется добровольно?

Вызвались, разумеется, все. Но все не могут идти впереди. Алька выбрал Тедиса и Андриса. Маре он поручил все походное хозяйство. Поход был не какой-нибудь, а по всем правилам. Поэтому Алька справился в своей записной книжке:

— Нам нужны еще: повариха, корреспондент и костровик. Ведь у нас будет костер, товарищ полковник?

— Непременно, — ответил полковник.

Поварихой захотела быть Лара, а корреспондентом, разумеется, Гунтис. Тонис и Вовка взялись позаботиться о костре.

Все должности распределены. Теперь в дорогу!

Тедис с Андрисом двинулись первые. Они шли, как настоящие разведчики: ступали тихо, неслышно раздвигая кусты и внимательно приглядываясь.

Вскоре за ними последовали остальные. Тропинка вилась по самому берегу. Возле реки сидели какие-то отдыхающие, и все они дружелюбно улыбнулись веселым ребятам и полковнику.

Берег стал вязким. Тропинка завернула в заросли черемухи, ольховника и каких-то других кустов. Каждый вырезал себе хорошую палку: в пути пригодится! Вовка выбрал себе такую толщенную орешину, что, как ни старался, не смог пригнуть ее к земле.

— Тебе что надо: бревно или дубинку? — засмеялся Алька, глядя на его покрасневшее от натуги лицо, и протянул ему тоненький стройный посошок.

— Я… я думал, может быть, тут волки или медведи… — оправдывался Вовка.

Тропинка становилась все уже. Деревья и кусты росли так густо, что ребятам казалось, будто они идут по зеленому туннелю. Совсем как в джунглях! Все чаще попадались лужи.


Ребята нашего двора. Вот это было лето!

Вдруг впереди послышался подозрительный шум. Алька насторожился и поднял руку. Это означало: всем остановиться и ждать.

— Волк! — шепнул Вовка и крепче ухватил свой посошок.

Сам Алька стал осторожно пробираться вперед. На повороте тропинки он столкнулся с Андрисом. Тот казался крайне смущенным.

— Мы в мешке — на полуострове. Направо река, налево какой-то ее рукав. За рукавом луга, а еще дальше вышка, — доложил Андрис.

— Бригада! На пути оказалось серьезное препятствие. Есть два выхода: либо вернуться и искать другой дороги, либо попробовать перебраться через реку. Что скажете? — спросил полковник.

— Вернуться? Ни в коем случае!

Андрис с Тедисом повернули налево, и через некоторое время их свист возвестил, что удобное для перехода место найдено.

Перед ребятами открылось неширокое водное пространство, заросшее осокой и водорослями. Как перебраться на другой берег?

— Разуться и перейти вброд.

— Не годится. Я уже пробовал: глубоко и дно вязкое, — отверг предложение Тедис.

— Перепрыгнуть с шестом.

— Не выйдет. Слишком широко, — деловито определил Алька.

— Я знаю. Посмотрим плот, — вдруг придумал Вовка, — я еще никогда не плавал на плоту.

— Это долго.

— Придется перекинуть мостки, — наконец решили ребята, когда все другие возможности были обсуждены и отвергнуты. Наломали сучьев и перекинули через речку. Алька перешел первым и протянул веревку, чтобы девочки и Вовка могли за нее держаться.

— Вперед, храбрецы! — вскоре раздался с другого берега голос Альки.

Все перебрались благополучно.

Под полковником мостки прогнулись, и его ноги оказались в воде. Что ж из этого, ведь на нем были высокие непромокаемые сапоги.

Потом пробирались по прибрежному кустарнику. Вдруг открылись залитые солнцем луга. На них паслось большое стадо коров.

— Все коричневые! — изумился Вовка.

— А ты каких хотел? Зеленых? — шутили над ним ребята.

— А пестрые? Почему нет пестрых? — не сдавался Вовка.

— Вот я видел лошадь цвета сирени! — похвастал Тонис.

— Врешь!

— Нет, не вру. Белая сирень бывает?

— Бывает.

— А белые лошади?

Все рассмеялись.

Невдалеке виднелись дома с красными крышами, а за лугом — дюны и смотровая вышка.

— Направление на вышку! — скомандовал полковник.

— Вперед, ур-ра-а! — закричали мальчики и помчались галопом. Но на дюнах… Как вы думаете, кого они там увидели? Майгониса! Вызывающе засунув руки в карманы, он стоял, улыбаясь во весь рот. Рядом на песке лежал дядя Криш.

Откуда они тут взялись?


Ребята нашего двора. Вот это было лето!

— Дядя Криш, — заговорил Гунтис. — Майгонис не имел права ехать. Он нарушил устав бригады и не исправил двойки. Теперь он получит новое взыскание за второе нарушение дисциплины, — закончил Гунтис свою грозную речь и обратился к бригаде: — Ребята, что будем делать с Майгонисом?

— Сейчас же отправить домой. Наказание есть наказание. Сам обещал и не выполнил, — решительно потребовал Алька.

— Кто его поведет? — спросил Андрис. — Сам ведь он не поедет.

Никому не хотелось ехать с Майгонисом домой.

— Я знаю. Привяжем его к дереву, как делают индейцы! — предложил Тедис.

— Верно, верно! Так и надо! — разом воскликнули все мальчишки. — Пусть ждет, когда мы поедем домой.

Алька уже принялся искать в рюкзаке веревку, но дядя Криш и полковник запретили такую расправу.

— Так сколько же нам с ним еще канителиться? Я предлагаю так, — заявил Гунтис, — пусть Майгонис перед всеми ребятами даст слово больше никогда не ругаться, не плеваться и ликвидировать хвосты в школе.

— Сколько раз мне давать слово? Сегодня я уже давал слово дяде Кришу!

— Ничего, это не помешает, теперь дай слово бригаде.

— Ну, ладно. Торжественно обещаю, что попробую подтянуться, — процедил сквозь зубы Майгонис. Больше всего ему сейчас хотелось поколотить всех этих мальчишек: так унижать его! Да еще перед полковником и дядей Кришем.

Он выглядел таким смешным, что не только ребята, но и взрослые не могли удержаться от смеха. Майгонис присоединился к ним: он не умел долго сердиться. Так дружба была восстановлена.

— Как мы ехали! — тотчас же расхвастался Майгонис. — Ух и мчались! С горы на гору, по тропинкам, через лужи! И вот — первые прибыли! Дядя Криш говорил, что я хорошо сижу и он возьмет меня напарником на гонки.

— Вот кому везет! Такую длинную дорогу на мотоцикле!

— Товарищ полковник! — вдруг вспомнили близнецы. — Скажите, пожалуйста, где же клад? Мы хотим приняться за дело.

— Он должен быть где-то поблизости. Придется поискать. Но, я думаю, сейчас мы устроим привал, немного отдохнем и закусим. Кто отвечает за хозяйство и провиант?

— Я! И я! — отозвались Мара и Лара.

— Позаботьтесь о картошке!

— Где же ее взять?

— Сходите в колхоз и купите.

Девочки, захватив порожний рюкзак, пошли за провизией.

Мальчики начали с того, что забрались на вышку. Что за вид открылся перед ними!

Невдалеке река впадала в море, образуя небольшой полуостров. Сверху хорошо были видны берега реки: правый — высокий и песчаный, левый — низкий и заболоченный.

— Ребята, ведь это наша речка! — крикнул Алька. — Вон там и рукав, через который мы перебирались.

— И море! Смотрите, какое огромное! А это там, верно, Швеция, или, может быть, остров Роню[1], — указывал Майгонис.

— Вот болтун! Разве отсюда увидишь так далеко! — усомнился Гунтис.

— Ты, может, и не увидишь, тебе очки мешают, а у меня глаз моряка, — стоял на своем Майгонис.

— Вон где Мара и Лара, — Вовка тыкал пальцем в сторону колхозного центра. — Ой, какие малюсенькие!

— А где Рига?

Янка посмотрел на свой компас и повернулся на юго-запад. Но что это? Прямо над тем местом, где должна была находиться Рига, собиралась огромная черная туча.

— Мимо пройдет!

— Не пройдет. — Алька послюнил палец и подержал его на ветру. — Гляди, ветер с той стороны.

— Папа, папа, — ликовал Вовка, поспешно скатившись с вышки. — Будет дождь!

— Скорей за работу! — распорядился полковник. — Сделаем шалаши, и дождь нам будет не страшен.

Все бросились в лес и натаскали целую кучу еловых веток. Полковник и дядя Криш научили ребят, как на скорую руку построить шалаш. Когда упали первые капли дождя, все успели укрыться в шалаше. Было очень весело.

— Ай! Мне каплет за шиворот! — пискнула Лара.

— Спасите, помогите, наша Лара тает! — Мальчики бросились на помощь. Шалаш повалился, и все оказались под дождем. Пока чинили шалаш, дождь прошел.

Из-за черной тучи выглянуло солнце, и на травинках, на метлице, на каждой сосновой иголке — везде-везде заиграли несчетные драгоценные камни. Воздух казался промытым.

— Мне хочется есть, — громко объявил дядя Криш.

Тут все сразу почувствовали, что страшно голодны. Но вот беда! Как быть с костром?

— Объявляю конкурс. Кто первый разожжет костер, тот получит первую охотничью сосиску, — сказал полковник.

Ребята кинулись собирать отсыревшее топливо. Но покамест они раздумывали, как его разжечь, у дяди Криша уже горел веселый огонек.

— Как это вы успели? — приставали все к дяде Кришу.

— В сырое время растопку надо искать под деревьями. Потом надо нащепать лучинок — примерно вот так, — показал дядя Криш. — Дрова можно подкладывать только тогда, когда растопка хорошенько разгорится.

Ни с чем на свете нельзя сравнить зажаренные на костре охотничьи сосиски с печеной в золе картошкой! Кто пробовал — ввек не забудет этого блюда! На этот счет все были одного мнения: и ребята, и полковник, и дядя Криш.

Пир шел горой, когда к костру приковылял Тедис.

— Откуда ты? Что с твоей ногой? — озабоченно спросила Ильза и взялась за санитарную сумку.

— Бедненький! Ногу занозил. Потерпи немного, я сейчас. — Ильза вошла в роль медсестры. — Мара, Лара, придержите его, я вытащу занозу. Не волнуйтесь, товарищ Тедис, больно не будет. Мы сейчас сделаем маленькую операцию и поместим вас в лазарет.

— Ах, ах, подумать только, какое несчастье! — сочувственно вздыхали девочки.

— А ну, не брыкайся, бессовестный! — Ильза вылила на пятку раненого полпузырька йоду и намотала на нее целую гору бинта. Только после этого ему позволили говорить.


Ребята нашего двора. Вот это было лето!

— Я искал сухой хворост. Вдруг вижу — стрела сложена из палочек. Иду дальше — опять стрела. Я сразу понял: знаки. И верно. Дальше смотрю — на дереве три зарубки, еще дальше — опять стрела. Тут я наколол ногу и пошел назад, — закончил свой рассказ Тедис.

— Клад! — Мальчикам мгновенно все стало ясно. Тут уж не до сосисок с картошкой! Алька и Янка схватили лопаты, и все побежали в лес вслед за Тедисом.

Идя по знакам, они прошли лесок. За ним снова начались песчаные дюны. Никаких знаков не видать. Как тут быть?

— Смотрите, какие ракушки! И расставлены в ряд, как солдатики.

— Так ведь это и есть знак! Острый конец показывает, в какую сторону идти. Точно такие же знаки мы проходили у себя в пионерском отряде, — объяснил Алька. — Вот этот знак означает, что четырьмя шагами дальше есть письмо.

И верно — под камнем оказалось письмо такого содержания: «Дальнейшее направление на юго-запад, к засохшей березе».

Пришел черед послужить Янкиному компасу.

Действительно, прямо на юго-западе стояла занесенная песком засохшая береза. Все побежали туда. Майгонис бежал первым. Вовка споткнулся обо что-то и во весь рост растянулся на песке.

— Какая занятная штука, — пробормотал Вовка. — Вроде лошадиной головы. — Он попытался вытащить из земли деревяшку, за которую запнулся, но она не поддавалась. Полковник глядел на сына и, усмехаясь, говорил дяде Кришу:

— Нашли все-таки. Однако мои орлы постарались, хорошо спрятали.

— Дай-ка мне! — сказал Майгонис, наблюдавший за стараниями Вовки, и засучил рукава. Но не тут-то было — его тоже постигла неудача.

— Ничего, давай откопаем немножко. Откуда тут такая штуковина? — проворчал Майгонис, и они с Вовкой принялись копать. Тем временем остальные бродили кругом, разыскивая клад.

— Гм! Похоже на нос лодки, — пробормотал Майгонис, разглядывая находку. — Дядя Криш, вы как думаете?

Тот усмехнулся и ответил: мол, точно он не берется определить, но возможно, что это лодка.

— Ребята! Мы нашли засыпанную лодку! — не вытерпев, громко крикнул Вовка. Все сбежались посмотреть.

— Так, наверно, это и есть клад! — догадался Алька. — Правда, товарищ полковник?

— Он самый, — подтвердил полковник.

Чего тут еще ждать? Вся ватага взялась за работу. Не думайте, что дело шло очень уж быстро. Пришлось ребятам попотеть, пока откопали.

Лодка, действительно, оказалась невиданная: узкая, длинная, с высоким резным носом. Жаль только, что у нее были проломаны борта и дно, а то была бы совсем хорошая лодка.

Но как она попала в песок?

— Здесь раньше были блуждающие дюны, — объяснил дядя Криш.

— Разве дюны блуждают? — удивился Вовка.

— Видите эти песчаные горы? Теперь они поросли деревьями и кустами. А раньше тут были голые пески и ветер перегонял их с места на место. Вот это и называется блуждающие дюны. Оказалась на пути лодка — засыпало ее, встретится дом или дерево — и их засыплет. Такие блуждающие дюны приносят большую беду, — рассказывал дядя Криш.

— Во время войны мне пришлось побывать на так называемых Куршских дюнах. Они достигают высоты двухэтажного дома и местами в этих песках можно утонуть, как в воде, — рассказал полковник.

— Так, может быть, и эту лодку засыпали пески? — высказал предположение Алька. — А может быть, тут и дом засыпан?

— Возможно, — согласился дядя Криш.

— Это определенно доисторическая лодка. — Гунтис был в этом вполне уверен. — Ребята! Мы совершили историческое открытие — нашли селение предков. Где-нибудь тут в песках, наверно, есть их жилища и доисторическое оружие! Товарищ полковник, нужно эту лодку сфотографировать и сообщить в музей!

— Куда ты со своим музеем! Жаль только, что она дырявая. — Майгонис смотрел на вещи с практической стороны. — А то мы бы все влезли в нее и — айда в Ригу!

— Из рубашек сделать парус — чем не яхта! — подхватили мальчишки.

— Мы обязательно должны сообщить рыбакам. Эта лодка им пригодится, — заговорил Андрис. — Мы ее починим и им подарим.

Дядя Криш переглянулся с полковником — вот какая растет смена! Молодцы! Прежде всего думают о других.

— Нет, ребята, — сказал он затем, — мне кажется, это не доисторическая лодка. Самое большое — прошлого века. И рыбакам она, наверно, не нужна. Нынче на таких лодках не рыбачат.

— Значит… значит, мы сможем ее… себе?! — воскликнул Алька и на радостях повалил Вовку в песок. — Малыш, ты нашел настоящий клад!

Когда ребята наконец осознали, что произошло, началось истинное ликование. А как же! Не шуточное дело самим выкопать из земли для себя лодку!

— Видно, хорошего мастера работа. Местные не делают таких вот лодок, с украшениями. Этот, наверно, был из куршей или из эстонцев, — со знанием дела рассуждал дядя Криш, внимательно осмотрев лодку.

— От нее ведь мало что осталось. Обшивка вся трухлявая. Вон только ребра — шпангоуты целы, да роскошный нос. — Полковник с сомнением покачал головой. — Починить бы, пожалуй, можно, да вам одним не под силу.

— Под силу! Под силу! Мы попросим учителя по ручному труду, он нам поможет!

— Этого мало, — продолжал сомневаться полковник, — сначала надо пригласить специалиста, пусть решит, можно ли вообще тут что-нибудь сделать.

Тут же на месте договорились, что дядя Криш выберет свободный денек, перетащит лодку в рыбачий поселок и оставит ее до весны под каким-нибудь навесом. А весной все примутся за работу и приведут лодку в такое состояние, что на ней можно будет плавать.

Пока что лодку заботливо укрыли еловыми ветвями и сверху чуть-чуть присыпали песком, чтобы ее не мочил дождь. К тому же — всякое бывает! — еще кто-нибудь может найти ее и забрать себе.

— Итак, клад нашли, не пора ли подумать о возвращении домой? — поглядев на часы, заговорил полковник.

— Нет еще! Не пора! — закричали ребята. Их окрыляла фантазия. Они подбирали имя своему судну, мечтали о том, как поставят на нем парус и летом поплывут по реке.

Идти по взморью было приятно, да и котомки изрядно опустели. Дядя Криш всех по очереди покатал на мотоцикле.

Обратный путь тоже не обошелся без происшествий.


Ребята нашего двора. Вот это было лето!

— Внимание! Видим на воде пловучую мину! — сообщил Тедис с Андрисом. И действительно, волнами вынесло на берег большой металлический шар.

— Буй, — шепнул полковник дяде Кришу.

Мальчуганы очень осторожно — как бы не взорвался! — накинули на шар веревочную петлю, вытащили его на берег и тщательно обследовали. Все очень сожалели, что шар нельзя взять с собой в Ригу. Зато захватили на память четыре небольших стеклянных шара, которые тоже выбросило на берег волнами.

— Это от ставного невода, — объяснил дядя Криш. — Ставной невод — это большие сети, которыми ловят рыбу сразу целыми тоннами. Стеклянные шары держат на поверхности верхний край невода, а сам невод опускается в глубину. Раньше, когда рыбаки рыбачили каждый сам по себе, о таких неводах нечего было и мечтать. Теперь у колхозников все есть — и ставные неводы и моторные катера. — Дядя Криш указал на море. У горизонта еле различными точками виднелись катера.

Полковник дал ребятам свой бинокль, и он стал переходить из рук в руки. Ребята наблюдали, как рыбаки ставят сети, делились впечатлениями.

У места впадения речушки в море все остановились передохнуть. Полковник достал карту и наметил по ней дальнейший маршрут.

Тедис с Андрисом уже успели ознакомиться с окрестностями и теперь докладывали:

— Немного дальше есть мост через речку. За ним дощатые мостки и крутая гора. Оттуда видно железнодорожную станцию.

Все оказалось именно так, как они рассказали. За мостом тропинка действительно была выложена досками, берег кончался обрывом: того и гляди свалишься в воду! А высокая гора так и просила, чтобы ребята на нее влезли.

— Ух, — взобравшись на самый верх, отдувался Вовка. — Тут как на самолете. Глядите-ка, глядите! Вон, даже Рига видна!

Майгонису этого было мало. Он принялся карабкаться на большую березу.

— Хочешь Москву увидеть? — закричали мальчики и тоже облепили березу. Полковник их отозвал.

— Сейчас же слезай! — приказал Майгонису дядя Криш. Но Майгонис прикинулся, будто не слышит, и забрался на самую макушку. Он чувствовал себя настоящим героем.

Дядя Криш очень рассердился и, когда Майгонис слез, не стал с ним разговаривать, хотя тот клялся, что не слышал дядю Криша.

Полковник тоже был очень недоволен:

— Если бы ты сломал шею, кто за тебя был бы в ответе?

— Стало бы одним лентяем и двоечником меньше, — сказал Алька.

Майгонис показал ему язык.

Издали донесся гудок паровоза. Надо было спешить.



Ребята нашего двора. Вот это было лето!

— Вот поход так поход! — с восторгом рассказывали родителям близнецы.

— Там настоящие джунгли. Мы вошли и чуть-чуть не заблудились. Полковник велел всем вырезать по хорошей дубинке — на всякий случай! — набив полный рот, описывал свои приключения Тонис.

— Я шел впереди всех. Меня выбрали проводником. И вот я иду, и вдруг вижу — в кустах горят зеленые глаза. «Волк», — говорю я Андрису. Мы с Андрисом как накинулись на волка, так у того только пятки засверкали! — хвастал Тедис.

Тонис, подняв голову от тарелки, подозрительно закашлялся, а отец прервал Тедиса.

— Откуда там быть волкам! Гляди-ка, у тебя уши огнем горят.

— Остальное завтра доскажете. А теперь — марш в кровать! — охладила пыл рассказчиков мама. Вскоре из соседней комнаты послышался дружный храп близнецов.


Ребята нашего двора. Вот это было лето!

— Гунтис скатился с берега прямо в воду. Кричит: «Спасите мой блокнот!» — рассказывала матери Мара.

— Уймись ты, — ворчал Гунтис. Ему не хотелось об этом вспоминать.

— Я вела хозяйство. В колхозе нам дали картошки, мы ее испекли в золе. Ой, как вкусно! А Тедис наколол ногу.

Пока она рассказывала, Гунтис дописывал свои походные заметки. Обязанности корреспондента он выполнял безукоризненно.

— Замечательная экспедиция, — делился с матерью впечатлениями Алька. — Жаль, что тебя не было. Нагулялись вволю да нашли еще старую лодку. Дядя Криш говорит, ее, может быть, удастся починить. Вот бы каждое воскресенье так выезжать куда-нибудь! Но у полковника нет времени часто ездить с нами.

— Я помогу тебе убрать со стола, мама, — предложил Майгонис. Он был счастлив, что дядя Криш взял его с собой, что удалось покататься на мотоцикле и что вообще это было такое чудесное воскресенье. А тут еще лодка! Вот бы его назначили на ней капитаном! Ведь только у него есть настоящая матросская тельняшка.

— Знаешь, мам, — Майгонис внимательно разглядывал вытертую тарелку, — я постараюсь взять себя в руки. Дядя Криш и полковник тоже говорят, что с двойками в морское училище не принимают.

Так закончился большой поход.


Глава 2. Что будет дальше? | Ребята нашего двора. Вот это было лето! | Глава 4. В собственном помещении