home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 11. Куда подевалась Магдалена?

— Атос, ты не видел Магдалену? — спросил Уно. — Я гоняюсь за ней уже несколько дней, и все напрасно.

— Видел. — Атос кивнул и прочел: — В среду, в 10.05 и в 11.38, в четверг — в 9.58 и в 10.30. И вообще, мне осточертело торчать у окна. Уже третий день ни души. Вилцане в единственном числе мечется по саду. Девчонки нигде не видно.

— Ох, не нравится мне все это. Старикан явно что-то сделал с девочкой, — встревожился Уно. — Я тебя очень прошу, пойдем посмотрим. Только что Вилцаны куда-то ушли, я сам видел.

— В девять двадцать восемь, — уточнил Атос.

— Динго! — свистнул Уно. Атос не поверил своим глазам: огромный пес послушно стал рядом с Уно.

— Чудеса да и только, — пробормотал Атос.

— Я же тебе говорил, что все собаки мои приятели, — рассмеялся Уно. — Давай возьмем с собой Динго, для храбрости.

Открыв калитку Вилцанов, ребята вместе с собакой вошли во двор. Двери дома были закрыты, теплица заперта. Вокруг не видно было ни души.

Атос нагнулся, Уно взобрался к нему на плечи и заглянул в окно. В большой комнате, где обычно проходила служба, никого не было, в кухне — тоже. Окна комнаты Вилцанов были занавешены изнутри.

Вдруг Атос заметил, что собака остановилась у окна подвала и тихо повизгивает. Атос лег на живот и, прижавшись к окну, прислушался.

— Там кто-то плачет, — сообщил он.

— Магдалена, это ты? — спросил Уно.

— Да, — ответил слабый голос.

— Эти чокнутые спекулянты заперли ребенка в погребе, — рассвирепел Атос. — Что же делать? Может быть, сообщить в милицию?

— Не стоит. Еще сорвем всю операцию, — не согласился Уно. — Давай лучше разобьем стекло. Она же такая малюсенькая, наверняка пролезет.

Так и сделали. Потом, аккуратно убрав стекла, они вдвоем вытащили девочку из погреба.

— Там крысы, — малышка вся дрожала. — Мне было жуть как страшно.

— Пойдем скорее, нечего здесь задерживаться. — Уно взял девочку за руку. — Атос, сбегай за ключами от лодки, отвезем ее в наши джунгли. Там ее никто не найдет.

Магдалена молча подчинялась. Уно еще заскочил домой и взял еду.

— Ну, давай, рассказывай, что они там устроили, — потребовал Уно, когда все трое были уже в безопасности и сидели перед шалашом.


Уно и три мушкетера

— В тот день, когда лил дождь и ты была у меня в гостях, отец пришел домой рано. Мать готовила на кухне обед, я чистила картошку. Вдруг отец выбежал из комнаты и давай меня трясти: «Это ты, негодяйка, трогала мой чемодан?» А я ничего понять не могу. Он бил меня кожаным ремнем. Очень больно. «Не сходи с ума, — сказала тогда мать. — Убьешь, кто отвечать будет? Может, в чемодан лазила чужая девчонка, что сюда приходила?» Потом он все расспрашивал про тебя, Уно. А после этого мать побежала к Паулине, а мне пришлось стоять на коленях и просить у бога прощения за то, что я дружу с ворами. Но ведь ты же хорошая девочка, правда? — Мокрыми от слез глазами Магдалена взирала на Уно. И он опустил глаза.

— Во всяком случае, я стараюсь быть такой, — пробормотал Уно.

— Как ты очутилась в погребе? — спросил Атос.

— Они меня с утра запирали в погреб… Там было так холодно, и крысы… — Магдалена снова расплакалась.

— Теперь все будет хорошо, только не плачь, — уговаривал Уно девочку. — Приедет моя мама, я поговорю с ней, может быть, ты сможешь жить с нами. Мои старики никогда меня не бьют и в кино разрешают ходить, и в театр. Но пока несколько дней тебе придется пожить здесь, на острове. Тебе не будет страшно?

— Конечно, будет. — И малышка снова залилась слезами. Уно и Атос беспомощно переглянулись.

— Ты отправляйся домой и понаблюдай, что происходит у Вилцанов, а я с Магдаленой останусь здесь, — решил наконец Уно. — Когда стемнеет, пусть кто-нибудь приедет за нами.

— О’кей, — согласился Атос.

Магдалена, согревшись на солнышке, вскоре сладко уснула. Уно взял удочки и начал ловить пескарей, чтобы попотчевать свою гостью ухой.

Атос меж тем не скучал. Затвор фотоаппарата щелкал беспрерывно. Первой во дворе появилась сама Вилцане. Ничего не заметив, она вошла в дом. Вскорости пришел и Вилцан. Он сразу же увидел осколки стекла и буквально влетел в дом. Потом вместе с женой они обыскали весь сад, вошли в теплицу и стали спорить о чем-то и ругаться.

«Ищите, ищите, — злорадствовал Атос. — Так вам, подлецам, и надо. И где это видано — запирать маленького ребенка в погребе».

Потом Вилцане куда-то убежала. 17.08 — педантично отметил у себя в блокноте Атос. В 17.28 к калитке Вилцанов подъехало такси. Атос взял бинокль и записал номер: ЛАБ 62–34. Из машины вышли Ешка и Вилцане. Вилцан вынес уже знакомый нам коричневый чемодан, и Ешка куда-то с ним уехал. Динго лаял как ненормальный. Пришлось запереть его в комнате.

В 19.03 к Вилцанам пришла какая-то женщина в черном платье. Она вскоре ушла с небольшим пакетом.

Пришел Портос. Атос отдал ему ключи от лодки, а сам продолжал наблюдения. То же самое делал Арамис у дома Валии.

В 20.16 появился лысый, довольно толстый мужчина, зашел в дом и очень скоро вышел.

Начало смеркаться. Атос выпустил Динго и привязал его к дверям гаража, рядом с забором Вилцанов. Как только там появится кто-то чужой, собака тут же начнет лаять. Потом, приготовив химикаты, Атос погасил в комнате свет и принялся за проявление пленки и печатание снимков.

Было уже темно, когда Портос привел Уно и Магдалену в дом Леи. Малышка была так измучена, что уже не могла идти. Вдвоем они внесли девочку наверх и уложили на постель Уно.

— Это Магдалена Вилцане, — объяснил Уно деду. — Ее родители куда-то уехали, а ей одной страшно оставаться.

Дедушка пожал плечами и вышел в другую комнату.

— Картошка на плите, — сказал он. — Жареное мясо тоже.

Но Уно и думать не мог о еде. У Магдалены, очевидно, была температура. Она лежала, закрыв глаза, вся красная, и часто дышала. Щеки ее пылали, дыхание стало совсем частым.

— Не бей меня, папочка, мне больно, — бредила девочка. — Я не трогала твоих вещей, бог тому свидетель.

«Хоть бы дедушка не услышал, — забеспокоился Уно и включил радио. — Начнутся снова всякие вопросы». Он разыскал в домашней аптечке кальцекс и аспирин, заставил девочку принять их и расположился в большом мягком кресле.

На следующее утро к ним заявился Портос.

— На тебе снимки. Атос ночью отпечатал. — Он передал Уно порядочную пачку еще влажных фотокарточек. — Просуши!

— Прима! — похвалил Уно. — Все гости Вилцанов крупным планом! Вот что значит телеобъектив!

— Не надо меня бить, не надо меня бить, — все еще бредила на постели Магдалена.

— Эта кроха серьезно больна, — констатировал Портос. — Я насмотрелся на своих малышей, знаю. По-моему, надо вызвать врача.

— Ты что, спятил? — запротестовал Уно. — Врач начнет расспрашивать, и все выплывет наружу.

— Крысы! Мне страшно! — закричала Магдалена.

В этот момент у дверей позвонили.

— Наконец-то, Ивета! — прозвучал в коридоре голос деда.

— Это мама, исчезни! — испугался Уно. — Я попозже приду в столовую.

— Ну так что здесь снова творится, рассказывай! — сразу же спросила мать, усевшись за письменный стол.

— Ни… ничего… — запнулся Уно.

Вдруг взгляд матери упал на фотографии, которые Уно разложил на столе, чтобы высушить.


Уно и три мушкетера

— Это кто еще такой? — она взяла фотографию Ешки.

— Это? Один мой знакомый, — пробормотал Уно.

— Екаб Креслиньш, вор и контрабандист, твой знакомый? — мать уселась поглубже в кресло, достала из сумочки платок и отерла лоб. — Мы этого типа уже две недели понапрасну разыскиваем по всему Вентспилсу, а он, оказывается, здесь с тобой знакомство водит. Давай-ка излагай! Только все по порядку! — это прозвучало как приказ. Уно понял, что вывернуться не удастся.

Время от времени мать что-то отмечала в своем блокноте.

— Это все? — спросила она, когда Уно умолк.

— Нет, — признался Уно и нехотя достал из сундука старого капитана американские доллары и пластинки. — Мне не надо было брать их. Этот скот едва не убил из-за них Магдалену.

— Ну и кашу вы заварили, ничего не скажешь, — сердилась мать. — А сейчас вот тебе номер телефона, мигом позвони в больницу, вызови главного врача Лапиню и от моего имени попроси срочно прислать машину «скорой помощи». У ребенка нервная лихорадка. Но тотчас же возвращайся назад. Ясно?

— Так точно, товарищ следователь! Будет сделано!


Глава 10. Тайна коричневого чемодана | Уно и три мушкетера | Глава 12. Вы арестованы, шеф!