home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Лера Д'Тар

  Я предавалась неге, расслабившись в плетеном кресле. Тень от раскидистого дерева, поистине служившего украшением дворцового сада, прятала меня от жарких полуденных лучей солнца.

  Время от времени я открывала глаза, чтобы бросить нежный взгляд на резвившихся неподалеку Вэона и Амалию. За прошедшие два года они очень подросли, радуя нас с Олейором уже не столь безобидными, как прежде, каверзами. Все больше напоминая этим своего старшего брата.

  Но если для меня это было повторением пройденного, пусть и несколько подзабытого, то для мужа, каждая их проделка становилась очередным поводом для счастливой улыбки.

  Что уж было говорить про Элильяра, для которого внуки стали смыслом его дальнейшего существования. Привыкший постоянно находиться в гуще событий и своими многоплановыми интригами двигающий их в нужном для себя и темных эльфов направлении, он довольно тяжело переносил вынужденное безделье. Хотя, на мой непредвзятый взгляд, праздным его времяпровождение назвать было сложно.

  Но, как говорится, дело вкуса.

  Вот и сейчас, Оли, Элильяр, Арх'Онт и наш черноволосый друг, закрывшись в кабинете, уже как полдня создавали кому-то проблемы. Зная суть происходящего никак иначе их посиделки назвать было невозможно.

  А уж когда к ним присоединялись Закираль и Сашка, будущие неприятности для кого-то начинали принимать межмировые масштабы. Лично я, в такие дни, предпочитала держаться от этой компании как можно дальше.

  - Они еще там?

  Ну, вот... достаточно было лишь вспомнить.

  Сын опустился у моих ног, нисколько не смущаясь тем, что две служанки-эльфиечки, присматривающие за детьми, не сводят с него плотоядного взгляда.

  Пусть радуются, что здесь нет Альены.

  После рождения двойняшек она осталось все такой же хрупкой и нежной, похожей на ангела. Пока это не касалось детей или Александра. Он, конечно, частенько бурчал, когда его возлюбленная одним своим пронзительным взглядом отгоняла от него прелестниц различных рас, возрастов и степени очарования, но... его любовь к жене не только мне казалась безграничной. Впрочем, и для него, и для нее выбор, который им пришлось однажды сделать, стоил очень дорого. И они об этом всегда помнили, оберегая чувства друг друга.

  К тому же, результат принятого тогда решения тешил не только их. Близняшки Талраэль и Анжи были столь хороши, что моей невестке частенько приходилось выдерживать бои с многочисленной высокопоставленной родней, готовой баловать их, забывая обо всех государственных делах.

  - Там. - Я зарылась в густую Сашкину шевелюру, уже в который раз ловя себя на ощущении, что такое счастье сродни боли. Ты так же ждешь, когда же это закончится. Со страхом и тщательно скрываемым смятением. - Это ты им что-нибудь подкинул или опять Ялтар постарался?

  Я так и не смогла приучить себя произносить этот титул без внутренней дрожи, каждый раз заставляя себя дышать спокойно и не терять невозмутимость. И радовалась тому, что никто, кроме знающего немногим больше остальных Олейора, не мог сделать правильных выводов, заметив это.

  - Твой любимчик.

  Он на мгновение замолчал, как обычно ожидая возражений, но я, как всегда, не стала с ним спорить. К Закираю я относилась по-особенному, чувствуя себя ответственной за него. Пусть даже Вилдор и не просил меня об этом.

  Да только... я знала, что наступит тот день, когда я нарушу данное бывшему Ялтару Дарианы слово и хотя бы намекну его сыну о том, что есть в его мире остров, на котором он может найти ответы на вопросы, которые без моей подсказки вряд ли могли даже возникнуть.

  - Надеюсь, не проблемы с Советом?

  Впрочем, я могла не спрашивать. Будь что серьезное, Маргилу уже намекнул бы. По-родственному. Или попросил меня посетить их благословенный мир, в котором мое слово значило ничуть не меньше, чем приказы нынешнего правителя.

  Но если Закираль получил такое отношение благодаря своему статусу, подкрепленному, правда, и собственными заслугами, то я... вряд ли я ошибалась, предполагая, что меня побаиваются.

  - У Закираля какие-то грандиозные идеи. Я даже вникать не стал, пусть наши мудрые разбираются.

  - А ты значит...

  Я наклонилась, чтобы увидеть его глаза. Но вместо ожидаемой там насмешки заметила отголоски тревоги, которую тщательно скрывали его мощные щиты. Увы... мне редко, когда удавалось проникнуть за них - его возможности ничуть не уступали моим, а кое в чем и значительно превосходили.

  Он по выражению моего лица сразу догадался, что меня бесполезно убеждать в том, что я ошиблась и приняла то, что там увидела совершенно не за то, чем это было на самом деле, и тут же сбросил маску недалекого прожигателя жизни. Этот образ он предпочитал носить даже среди тех, кто хорошо знал его настоящего.

  - Я наткнулся кое на что в лабораториях на Дариане. Не скажу, что понял, о чем идет речь, но даже то, что понял - мне не нравится.

  - Ты говорил об этом кому-нибудь?

  Я догадалась об ответе еще до того, как он качнул головой. Оставалось лишь выяснить причину его 'скромности'. Впрочем, некоторые предположения у меня были. Ведь не зря же он пришел именно ко мне.

  - Я хотел, чтобы сначала на это посмотрела ты. Возможно, я ошибаюсь в своих подозрениях.

  - Когда ты мне их передашь? - Я сделала все, чтобы сохранить невозмутимость, но... сердце неприятно екнуло.

  - Я оставил их у тебя на туалетном столике. Не хочу раньше времени панику поднимать.

  А вот это уже было более чем серьезно: мне еще ни разу не приходилось слышать от него такой тон. Да и за помощью он обращался крайне редко. Ко мне же... никогда с тех пор, как мы оказались на Лилее.

  - Тогда я посмотрю их прямо сейчас, а ты побудь здесь, с детьми. Если вдруг Олейор появится...

  - Скажу, что ты воспользовалась случаем и решила от нас всех отдохнуть. - Он попробовал свести все к шутке, но... веселиться ему явно не хотелось.

  Поднявшись сам, он подал мне руку, помогая встать. Я ответила ему беззаботной улыбкой - не стоило, чтобы хоть кто-нибудь из тех, кто охранял наш покой, что-либо заметил. Уж больно много было среди них тех, кто тут же доложил бы об этой странности любителю чужих секретов Гадриэлю. Ну а тот... время от времени наступал тот момент, когда я начинала тяготиться столь явной заботой. И пусть причины этого мне были хорошо известны, но... прошло уже два года и о том, совершенно беспочвенном чувстве вины, которое наш черноволосы красавчик и Олейор испытывали, уже давно пора было бы забыть.

  Они же... продолжали помнить, словно все это произошло только вчера.

  И мне трудно было винить их в этом: для одного любовь ко мне стала сродни невозможному чуду, для другого... он дал клятву беречь и не сумел ее сдержать. Он... знающий лишь победы.

  Охрана призраками скользила неподалеку, стараясь не попадаться мне на глаза. Тот скандал, который я закатила мужу, потребовав избавить меня от присутствия телохранителей, которые ничем, кроме как геройски погибнуть, помочь мне в случае нападения не могли, был первым и единственным за время нашего супружества. И хотя Оли и сам понимал объективность моих доводов, доказать ему, что из нас двоих права именно я - мне не удалось.

  И если бы не вмешательство Закираля, до которого докатились отголоски этой схватки благодаря присутствию при ней повелителя и Сашки, закончиться все могло не столь благополучно, как бы мне этого хотелось. Я к тому времени еще не пришла в себя после Дарианы, а муж продолжал корить себя за то, что счел предательством по отношению ко мне.

  Компромиссный вариант устроил всех. А число даймонов на землях темных эльфов с тех пор значительно увеличилось. И четверо из них, сменяя друг друга, всегда находились рядом со мной, стоило мне лишь покинуть наши покои.

  Как Саша и сказал, бумаги лежали на столике у меня в будуаре, прикрытые легким мороком. Для всех, исключая меня, кроме милых женских безделушек, на столешнице ничего не было.

  С какой-то внутренней дрожью я коснулась небольшой стопки пронумерованных листов, от которых ощутимо веяло магией Хаоса. Взяв верхний, пробежалась взглядом по строчкам - принятый на Дариане язык был мне довольно хорошо знаком, а написано было то, что я читала, не так уж и давно: десяток-другой лет тому назад.

  Первый раз, наткнувшись на название давшего мне жизнь мира, не поверила своим глазам. Когда это произошло во второй раз - вынуждена была нахмурить брови. Но когда это повторилось и на следующей странице, и на следующей...

  Похоже, сын был прав, сказав, что ему это не нравится. Лично мне - это очень не нравилось!

  И с этим необходимо было что-то делать. Срочно.

  Я спрятала бумаги в ящик секретера, накрыв все многослойной сетью защитных заклинаний. Пожелай теперь, кто попробовать до них добраться... скорее от дворца камня на камне не останется, чем ему удастся их коснуться.

  С огромнейшем трудом сохранив на лице соответствующее моему положению выражение лица, и впервые радуясь присутствию рядом с собой теров, вернулась в сад.

  Как мне не было жаль... количество посвященных в тайну Вилдора придется увеличить. Вряд ли кто-то кроме него мог справиться с той задачкой, которую принес собой Саша. Вряд ли кто-то...

  И это тоже смущало. Если предположить, что мелькнувшая у меня догадка, выглядевшая частью большой головоломки, верна...

  Нужно было иметь недюжинный ум, чтобы провернуть это все за спиной бывшего Ялтара Дарианы.

  - Ты можешь сообщить Закиралю, что мы с Олейором его сегодня посетим?

  Я не стала испытывать Сашино терпение глупыми вопросами и возникшими сомнениями и начала с того, что сейчас был важнее всего остального.

  - Вы с Олейором?! - Общение с правителями и начальниками их разведок явно на пользу моему сыну не пошло. Или пошло, но совсем не в том смысле, в каком бы мне хотелось.

  - Под 'мы' я подразумевала тебя и себя. - Я понимала, что мне не стоит раньше времени склоняться к самому неприятному варианту, но...

  Меня уже давно не смущало стремление Вилдора знать все и обо всех. Довольно часто это позволяло избегать больших проблем.

  - Извини мам. - Он грустно улыбнулся и, неожиданно, прижал меня к себе. - Ты выглядишь, как ровесница Альены. Я даже стал забывать, что из нас двоих именно я маленький и глупый. - И резко сменил тон. - Тебе стоит быстренько что-нибудь придумать.

  Мог и не предупреждать. Уж что-что, а приближение мужа я всегда ощущала значительно раньше, чем могла увидеть.

  - Не беспокойся. - Я отстранилась, стерев ладонью непрошенную слезинку. - Предупреди Закираля.

  Сашка кивнул, отвесил шутливый поклон в сторону идущего к нам Оли, помахал рукой Гадриэлю и... открыв портал там, где даже по заверениям драконов этого сделать было невозможно, исчез в серой дымке. Оставив меня одну разбираться с не имеющей границ паранойей это парочки. Уже не раз из неожиданного появления моего старшего сына они умудрялись делать весьма неординарные, но не имеющие ничего общего с действительностью выводы.

  Я, конечно, подозревала, что это еще один их способ развлечься, но... не скажу, что мне это было неприятно.

  Только... не в этот раз.

  - Тебе не кажется, что моему советнику уже давно пора обзавестись своим домом и ввести в него жену? Тогда и ей будет спокойнее и Александр быстрее остепенится. А то все мальчишка - мальчишкой. Даром что маг Равновесия.

  Этот вопрос, в разных интерпретациях, звучал уже неизвестно какой раз. Так же, как и мой ответ: в жизнь своего сына я лезть не собиралась. И совсем не потому, что не испытывала материнского беспокойства, в котором полностью отсутствовала логика, но было слишком много эмоций. Я всегда считала, что с некоторого возраста родители могут быть лишь той гаванью, в которой всегда можно найти приют и утешение.

  И Сашка неоднократно доказывал правильность такого отношения к себе. И тогда, когда принял решение стать советником правителя темных эльфов, и тогда, когда в нем отозвалась сначала кровь даймонов, навсегда оставшись на нем серебряным блеском Хаоса, и позже, распластавшись в воздухе черным драконом.

  Так что давать ему советы, а тем более что-то требовать... было глупо и неконструктивно. Я и не делала. Впрочем, как и сам Олейор, пытающийся решить эту проблему с моей помощью.

  - Он опять не оказался у тебя под рукой, когда был нужен? - Я нежно улыбнулась мужу, добавив в улыбку капельку лукавства.

  Не столько для того, чтобы подчеркнуть, что мне хорошо понятна суть его желания, сколько пытаясь развеять появившиеся у Гадриэля сомнения. Он слишком хорошо меня знал, чтобы не ощутить мою обеспокоенность.

  Он и раньше неплохо разбирался в моем настроении. Теперь же с помощью Лайсе, развил свои природные способности до уровня, когда спасали меня от разоблачения только щиты и закаленная Вилдором выдержка.

  Это же надо... прошло два года, а имя бывшего врага, в одночасье ставшего другом, так и не уходило в глубины памяти. То, служа напоминанием, то - ориентиром, то... рождая тоску.

  Ему удалось, не убив во мне женщину, укрепить воина, который нынче, радуясь миру, терзался спокойствием.

  - Ты, как всегда, его защищаешь. - Это был... почти запрещенный прием.

  По крайней мере, Олейор прибегал к нему лишь тогда, когда все остальные методы воздействия на моего старшего сына не приносили результата. Но в таких ситуациях я никогда не забывала о нескольких вещах: во-первых, Саша вырос; во-вторых, он был на службе у правителя темных эльфов, а этим правителем был... Олейор; и, в-третьих, пока я видела между ними именно такие отношения - тревожиться было не о чем. Один неплохо умел приказывать, а другой... знал, когда нельзя не подчиниться.

  - А ты слишком много ему позволяешь. - Парировала я и, склонившись, поймала в объятия подбежавшую ко мне Амалию.

  В отличие от Вэона, которому уже начали исподволь объяснять, какая именно судьба ему уготована, наша дочь могла позволить себе не обращать внимания на такие мелочи, как статус ее родителей и принятые в среде эльфов правила поведения. К тому же, ни у кого уже не было сомнений в том, что она получила от меня способности мага Равновесия. И это, к моему большому сожалению, давало повод, в первую очередь мужу и его отцу, баловать девочку. И ворчать на меня, когда я пыталась проявить строгость.

  Но мы с Таши, с которой я как-то раз поделилась своими тревогами, придумали, как научить Амалию ответственности. Точнее, придумала моя подруга, а я, без малейших сомнений, с ней согласилась. Ее тарагор, не мог преодолеть границ миров и вынужден был проводить почти все время в спячке. Если же Ялтарилле удастся уговорить Ваську позаботиться о девочке, для них обоих это будет только к лучшему. Один получит возможность больше не зависеть от присутствия на Лилее своей хозяйки, а другая узнает, что значит за кого-то отвечать. Даже вопреки своим желаниям.

  Боюсь, если этого не сделать, Амалия никогда не узнает слова 'нет'.

  - Ты не будешь против, если я навещу Таши? - Я решила, что если немедленно не переведу разговор в иное русло, мы еще долго будем шутливо препираться. На радость решившего составить нам компанию Гадриэля. - Я уже успела по ней соскучиться.

  Надеюсь, у него хватит выдержки не напомнить мне, что не прошло еще и одной луны, как мы вернулись с Дарианы.

  - А можем отправиться вместе, пока Элильяр не сбежал к Арх'Онту. Он и за детьми присмотрит и Совету настроение подпортит. А Гадриэль ему поможет.

  Если у него и были какие-то сомнения, то после предложения временно передать бразды правления отцу, даже тени от них не осталось. Впрочем, прошедшие годы тоже оставили во мне свой след, заставив быть, если и не хитрее, так хотя бы гибче. И стоило признать, что мне пришлось не один раз биться головой об выросшую передо мной стену, прежде чем я усвоила урок: не всегда прямой путь - самый быстрый.

  К тому же... я была рада оказать помощь мужу, но так, чтобы это для него не было очевидным.

  А Советом, действительно, уже пора было заняться. Память у некоторых лордов оказалась короткой. И кое-кто уже успел забыть, как бывший правитель разобрался с теми, кто посмел нарушить его волю.

  Иногда я думала, что лучше бы он просто приказал их казнить - рудники, на которых сейчас находились зачинщики, во главе с младшим сыном Элильяра, имели весьма дурную славу.

  И, несмотря на то, что Олейор со своим другом старались не допустить, чтобы подобное стало известно мне, имена недовольных тем, что правительницей у эльфов является человеческая женщина, мне были знакомы. И благодарить за это нужно было того же Вилдора. Он лучше других примеров доказал, что лучше знать лишнее, чем упустить что-то важное.

  - Ты как?

  Олейор повернулся к другу, делая вид, что не заметил, как навострила ушки Амалия. Да и взгляд Вэона, не рискнувшего подойти ближе, чем предписано правилами, сильнее иных слов говорил о предвкушении. Всех тех проказ, которые не позволяли мы, но не запрещал Элильяр.

  Про Гадриэля же можно было вообще ничего не говорить. Парочка из особо рьяных поборников традиций сумела довести даже нашего невозмутимого начальника разведки. А тут ему давался едва ли не полный карт-бланш.

  Сомневаюсь, что он упустит такой шанс.

  - Если ты обещаешь не отправлять меня потом в казематы.

  А в глазах...

  Даже если я и погорячилась, изменить уже ничего нельзя. Такой подлости с моей стороны наш черноволосый лорд мне уже не простит.

  - И хотел бы... - Фыркнул Олейор, похоже, разделяя мои сомнения. - Но не могу, же я заточить в подземелье собственного отца, на пару с другом?

  Разговаривать больше было не о чем - Гадриэль в приказах не нуждался. Так что Элильяр узнает обо всем значительно раньше, чем мы доберемся до дворца - такие новости относились к разряду хороших.

  Одна из приставленных к детям служанок, повинуясь взгляду мужа, увела детей обратно на лужайку, а мы направились к себе - собираться. Я хоть и пользовалась на Дариане всеми правами воина, в том числе и на набиру, но предпочитала свою любимую одежду. Тем более что женщина в брюках там никого не смущала. А вот здесь... В последнее время я все чаще и чаще слышала высказывания и по этому поводу. Но сегодня я собиралась нарушить свою же традицию. Выбрав платье, которое до времени скроет то, что не должен заметить новый Ялтар Дарианы.

  Ну а Олейор... Он был один из двух правителей Лилеи, кто первым подписал соглашение о мире. И он просто обязан был выглядеть так, чтобы ни у кого не возникла даже мысль о том, что он не был достоин этого права.

  - Ну а теперь ты мне можешь сказать, зачем тебе так срочно понадобилось к Закиралю?

  Его вопрос прозвучал сразу, как только мы вошли в гостиную.

  Впрочем, я ни на мгновение не сомневалась в том, что желание немедленно увидеть Таши не послужит для него достаточным основанием для столь неожиданного стремления. Нет, с Ялтариллой Дарианы мы быстро нашли общий язык. Особенно, когда это касалось нашего взгляда на то, чем занимались наши мужья. Но... Нашим встречам обычно предшествовал обмен вестниками и гонцами, в качестве которых обычно выступал Сашка или их, один на двоих, тер - Агирас.

  - Я расскажу. - Мое лицо больше не озаряла улыбка. Он должен был понять, что у моего решения были серьезные причины. - Как только мы встретимся с ним.

  

  


Книга 1. В поисках точки над.... | Поставить мир на кон | Ялтар Закираль