на главную | войти | регистрация | DMCA | контакты | справка |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


моя полка | жанры | рекомендуем | рейтинг книг | рейтинг авторов | впечатления | новое | форум | сборники | читалки | авторам | добавить
фантастика
космическая фантастика
фантастика ужасы
фэнтези
проза
  военная
  детская
  русская
детектив
  боевик
  детский
  иронический
  исторический
  политический
вестерн
приключения (исторический)
приключения (детская лит.)
детские рассказы
женские романы
религия
античная литература
Научная и не худ. литература
биография
бизнес
домашние животные
животные
искусство
история
компьютерная литература
лингвистика
математика
религия
сад-огород
спорт
техника
публицистика
философия
химия
close

реклама - advertisement



9. Наступление в Жемайтии (сентябрь — октябрь 1944 года)

В сентябре-октябре 1944 года, действуя в составе 2-й гвардейской армии, Литовская дивизия приняла участие в Мемельской наступательной операции 1-го Прибалтийского и правого крыла 3-го Белорусского фронтов с целью окончательного освобождения Советской Литвы. Дивизия к этому времени была хорошо обучена и укомплектована.

В середине сентября 1944 года, сохраняя за собой стратегическую инициативу, войска трех Прибалтийских и Ленинградского фронтов перешли в наступление с целью разгромить группу армий «Север» в Прибалтике.

Считая Ригу объектом первостепенной важности, гитлеровское командование перебросило к ней с территории Литовской ССР часть войск своей 3-й танковой армии, сосредоточив здесь свои главные силы.

Таким образом, группировка немецких войск в Литве оказалась ослаблена.

К двадцатым числам сентября 1944 года здесь оставалось только две пехотные дивизии и пять отдельных полков 3-й танковой армии противника. Учтя это, советское командование сразу же осуществило перегруппировку наших сил в район Шяуляя и приступило к освобождению Жемайтии — западной части Литвы.

Сюда были перегруппированы армии 1-го Прибалтийского фронта с задачей нанести внезапный, мощный и стремительный удар, чтобы в кратчайшие сроки выйти к побережью Балтийского моря на участке Паланга — Мемель — устье реки Неман и отрезать от Восточной Пруссии немецкие 18-ю, 16-ю и частично 3-ю танковую армию.

Все силы фронта перебрасывались в полосу 2-й гвардейской армии (в которую и входила 16-я дивизия), а 2-я гвардейская армия, в свою очередь, перегруппировывалась на свой левый фланг, к югу от Шяуляя. Это были мощные танковые и общевойсковые силы.

В начале октября 1944 года, перед началом наступления, фронт проходил по линии: Добеле — Мажейкяй — Куршенай — Расейняй — Кибаржай.

5 октября был нанесен сильнейший удар советских войск в направлении Мемеля. Получив приказ командарма 2-й гвардейской генерал-лейтенанта П.Г. Чанчибадзе скрытно передислоцироваться в район лесов у Титувскай, к северу от озера Гауштвинис, откуда предполагалось начать новое наступление, дивизия совершила два перехода. 29 сентября она сосредоточилась в заданном районе. Для командования дивизии это была первая большая и ответственная наступательная операция в Литве, участие в окончательном освобождении Западной Литвы — Жемайтии.

Дивизия изготовилась к наступлению 3 октября. За сутки до перехода в наступление она заняла исходное положение.

Наступая на правом крыле армии, дивизия в ночь на 5 октября успешно форсировала реку Дубиса в районе восточнее Кельме — крупного населенного пункта, сильного узла сопротивления.

Этой ночью в ходе разведки боем бойцы 1-го батальона 156-го полка под командованием майора П. Белана скрытно форсировали реку Дубису и с опережением графика боя захватили плацдарм на ее правом берегу почти без потерь. На появившийся небольшой плацдарм на западном берегу Дубисы тут же переправился батальон майора М. Машкова и быстро пошел в наступление, развивая первоначальный успех. Утром туда успели переправиться два полка дивизии, а 6 октября успешное наступление литовцев закрепила вся армия.

Литовские бойцы вместе с танкистами 159-й бригады 1-го танкового корпуса генерал-лейтенанта танковых войск Буткова В.В. (1901–1981) разгромили штаб немецкой 5-й танковой дивизии и начали бои за освобождение городов и сел Жемайтии и Клайпедского края.

Вскоре 1-й Прибалтийский фронт расширил фронт прорыва до 8 км и углубился в оборону противника на 17 километров. Дивизия к исходу дня подошла к реке Кражанте. 3-й батальон 249-го стрелкового полка под командованием майора В. Виленскиса форсировал Кражанту и перерезал шоссейную дорогу Шяуляй — Кельме. Это был большой успех. Гитлеровцы потеряли важную магистраль для маневра. 249-й полк с боями освободил важные узлы дорог — небольшие города Кряжай, Шилале, Жемайчю — Науместис. Немецкие войска не смогли оказать в Жемайтии существенного сопротивления и откатывались к Мемелю и Неману. Начав Мемельскую операцию и нанеся неотразимый удар, оказавшийся внезапным, наше командование опередило противника, который готовился в середине октября организовать контрнаступление под Ригой.

В ходе боев 6 октября подразделения 156-го полка (командир — полковник В. Луня) во взаимодействии с 3-й гвардейской стрелковой дивизией овладели Кельме.

7 октября части дивизии действовали особенно успешно. Умело применяя обходной маневр, они быстро сбивали отряды прикрытия противника и не давали ему возможности приводить в порядок свои отходящие части и закрепляться на промежуточных рубежах. Отступающие войска гитлеровцев в обстановке неразберихи и неуверенности несли большие потери в живой силе и технике.

8 октября 1944 года 16-я дивизия под командованием полковника А. Урбшаса получила благодарность в приказе Верховного главнокомандующего вместе с другими частями и соединениями войск 1-го Прибалтийского фронта, наступавших от Шяуляя, прорвавших сильно укрепленную оборону противника и продвинувшихся за четыре дня наступательных боев до 100 километров[323].

Таким образом, Литовская дивизия прошла 180 км от Шяуляя до Немана и 12 октября достигла значительного успеха, выйдя на позиции в 15 км северо-западнее Тильзита (Советск).

Командование дивизии сформировало передовой отряд дивизии под командованием полковника В. Мотеки. В отряд были включены 3-й батальон 167-го полка (на 20 автомашинах), 10 танков и 10 самоходных орудий. В задачу отряда В. Мотеки входило, действуя самостоятельно впереди главных сил в тылу врага, громить его коммуникации, уничтожать отдельные части и в целом создавать условия для быстрого продвижения основных сил дивизии. Отряд был усилен разведывательным взводом и двумя артиллерийскими батареями.

Тем временем наступление 156-го и 249-го полков в направлении Кельме было остановлено огнем немецкой артиллерии, которая вела огонь с удобных позиций на высоком берегу реки Кражанте. Командиру 3-го батальона 249-го полка майору В. Виленскису была поставлена задача обойти обстреливаемый участок с севера, захватить шоссе Шяуляй — Тильзит и атаковать кельмеский гарнизон. Выполняя приказ, батальон форсировал Кражанте между деревнями Пажваркулис и Паварпянис и блокировал шоссе. Батальон был сразу же атакован противником. После этого в бой включился батальон под командованием Л. Гарниса и совместными усилиями противник был отброшен на запад, в сторону Варняны, Кражяй, была освобождена северная часть Кельме. Подошедшие силы 156-го полка вместе с 3-й стрелковой дивизией и 117-й танковой бригадой завершили освобождение Кельме.

После этого передовой отряд дивизии маневром с севера освободил Кражяй. Однако вскоре передовой отряд был ослаблен, так как из его состава командование дивизии вывело приданные танки, вернув их в распоряжение дивизии. Встретив противодействие немцев у Калтиненай, командир отряда подавил его огнем самоходных орудий и занял город. Продвигаясь далее в направлении Шилале, Паюрис, отряд, пройдя мимо взорванных мостов, форсировал р. Юра вброд. Противник отступил в г. Вайнутас. Этот город пришлось атаковать несколько раз, он был взят только с подходом 156-го полка.

Полк дальше пошел на Жемайчю-Науместис, а передовой отряд — на Катичяй. Здесь Мотека получил приказ вернуть в распоряжение дивизии приданные его отряду самоходные орудия. Таким образом отряд остался в составе одного стрелкового батальона без артиллерии и танков. Мотека принял решение идти вперед через Дягучяй, Пашишяй и занять позиции, перехватывающие в лесу Усенай шоссе и железную дорогу Клайпеда — Тильзит. Он выполнил эту задачу смелым маневром вечером 10 октября. В этот день отряд В. Мотеки сбил заслон гитлеровцев и первым ворвался в город Жемайчю-Науместис. И когда подошли подразделения 249-го полка, они полностью освободили этот город, важный узел дорог на пути к Неману[324].

Отряд Мотеки в этот день перехватил шоссейную и железную дороги Клайпеда — Пагегяй (Погеген) в районе деревни Усенай.

Это означало ликвидацию связи Мемеля с Восточной Пруссией.

Таким образом за четыре дня передовой отряд В. Мотеки рейдом по тылам противника прошел 187 километров, освободил несколько городов и поселков, поставленную перед ним задачу выполнил, хотя его силы постепенно были значительно уменьшены. Его положение существенно осложнилось, когда в какой-то момент он утратил связь с командованием дивизии. Ее восстановила группа разведчиков под командой Болеслава Гегжнаса. В немецкой форме и на трофейной немецкой машине разведчики смело, посреди бела дня, проехали через расположение немецких войск и прибыли в штаб дивизии. Он в это время находился в Вайнутасе. Командование дивизии оперативно направило в Усенай 249-й полк с артиллерией — дивизионом 224-го полка. Вот-вот должны были начаться решающие ожесточенные бои.

10 октября оборонительные позиции вырвавшейся вперед Литовской дивизии располагались следующим образом: 156-й полк — на юге от Жемайткемиса у большака Усенай — Вершининкай, деревня Сварайткемис в центре обороны; 167-й полк — на юго-востоке от железной дороги, от Плей-Кишкяй до деревни Плейне; 249-й полк — у деревень Шуняляй, Ужпялькяй и Вершининкай.

В этот день войска 51-й армии вышли на побережье Балтийского моря на границе Литвы и Латвии. Мемель (Клайпеда) был блокирован с суши, но взять его штурмом в этот момент не удалось.

С подходом 11 октября к отряду Мотеки основных сил дивизии был обеспечен успех операции по нарушению связи Мемеля с Восточной Пруссией.

11 октября воины Литовской дивизии, которые к тому времени с боями прошли более 130 километров, перерезали шоссейную и железную дорогу Тильзит — Клайпеда, прижав гитлеровцев к Неману.

Утром 12 октября полк Ф. Лысенко первым завязал бой. Основной удар наступающего противника пришелся на 3-й батальон (командир — майор В. Виленскис), на него наступало полтора батальона гитлеровцев с 16 танками. Поскольку в батальоне после длительных боев сохранилось в строю чуть больше половины личного состава, В. Виленскис оставил в окопах прикрытие, а сам с ротой стрелков и взводом автоматчиков обошел наступающих по болоту, зашел им в тыл и предпринял внезапную штыковую атаку. Немцы начали отступать, но на помощь им уже подходили еще две роты. В этот момент командир батальона начал вести огонь из станкового пулемета с 30–40 метров, практически в упор. Так атака противника была отбита. Батальон закрепился в районе деревни Ужпелькяй.

Гитлеровцы сосредоточили против Литовской дивизии переброшенную из Варшавы танковую дивизию «Герман Гринг», Тильзитскую офицерскую школу 3-й танковой армии, остатки 551-й пехотной дивизии и 101-й пехотной дивизии.

12 октября в 10 часов 30 минут противник контратаковал подразделения 249-го стрелкового полка на рубеже Шунеляй — Ужпелкяй — Вержининкай. Со стороны Лейтгиряй наступала рота пехоты с 4 танками; со стороны Галдоняй, Ионайчяй — батальон пехоты при поддержке 12 танков. Наступление сопровождалось сильным артиллерийским огнем[325]. 2-й батальон 249-го полка под давлением превосходящих сил противника оставил позиции в Шунеляй, отошел и закрепился около деревни Ужпелкяй.

Немцы сумели вклиниться в оборону дивизии и нанести ей большой урон в живой силе и технике. Дивизия удержала свои позиции с большим трудом. Атака немецких войск в составе батальона пехоты с 4 танками в 15 часов была отбита. Всю оставшуюся часть дня 12 октября и ночь с 12 на 13 октября дивизия укрепляла свои позиции, готовясь к тяжелому бою. На прямую наводку была поставлена вся артиллерия дивизии, вплоть до части гаубиц. 13 октября противник после мощной артиллерийской подготовки силами до двух полков пехоты и 50 танков при поддержке авиации возобновил свой контрудар[326].

Только против 3-го батальона 249-го стрелкового полка наступало до полка пехоты СС с 20 танками и штурмовыми орудиями. Здесь вместе со стрелками стояли полковые орудия ефрейтора Г. Ужполиса и сержанта К. Шураса. Танки и пехота врага, ведя огонь, шли прямо на их огневые позиции. Ужполис сам стал у панорамы. Выстрел, еще один. Снаряды рвались в цепи вражеской пехоты. Так же метко стрелял и Шурас. Гитлеровцы залегли. Но тут началась их атака с другого направления. Артиллеристы возобновили огонь, но вскоре Ужполис был ранен. К нему подбежал посыльный от командира полка подполковника Ф. Лысенко с приказом открыть огонь по району наблюдательного пункта полка, куда прорывались гитлеровцы, наступавшие на соседнем участке. Наскоро перевязав рану, Ужполис вдвоем с Шурасом и тремя бойцами расчета повернули свои два орудия и открыли огонь. Гитлеровцы отхлынули от наблюдательного пункта, но в это время вражеский пулемет, пристрелявшись к огневой позиции Ужполиса, вывел из строя почти всех бойцов орудийного расчета. Однако орудие продолжало вести огонь, хотя Ужполису приходилось самому и подносить снаряды, и заряжать их, и наводить орудие в цель. Одним из первых же снарядов он уничтожил вражеский пулемет, который вывел из строя его товарищей. Тут на орудие двинулось два вражеских танка. Один Ужполис поджег, но второй шел прямо на него. Выстрелом почти в упор отважный воин подбил и этот фашистский танк. Вскоре на огневой позиции кончились снаряды. Ужполис взял карабин и лег в цепь подошедших стрелков, продолжая вместе с ними отражать вражеские атаки[327].

Г. Ужполису после войны установлен памятник в израильском городе Ашдоде и его именем названа улица.

Тем временем орудие К. Шураса продолжало вести огонь. Много раз гитлеровская пехота подходила к его огневой позиции совсем близко, но каждый раз откатывалась, поражаемая метким огнем. Вскоре артиллеристы были окружены, но продолжали бой с гитлеровцами. Заметив, что фашисты устанавливают пулеметы в одном из находившихся недалеко домов, Шурас навел туда орудие и метким выстрелом зажигательного снаряда поджег дом и уничтожил один из пулеметов. На огневой позиции рвались вражеские мины, все бойцы расчета были ранены, но орудие Шураса продолжало вести огонь по врагу. Вскоре на этом участке стрелковые подразделения контратаковали врага и отбросили фашистскую пехоту. И здесь Шурас своим огнем поддерживал контратаку. Отважный воин выстоял. Его орудие нанесло гитлеровцам большие потери[328].

В Израиле именем Шураса названа улица в городе Ришон ле-Цион.

В тяжелых боях воины 249-го стрелкового полка выстояли, проявив мужество и отвагу. Командиры всех степеней четко организовали взаимодействие пехоты, артиллерии и саперов, умело руководили ходом боя. Бойцы сражались храбро, упорно отстаивая родную землю. В тяжелую минуту, когда гитлеровцы стремились окружить полк, командир полка подполковник Ф. Лысенко лично повел воинов в контратаку. После нескольких часов упорного боя фашисты в конце концов вынуждены были отступить[329]. Все последующие атаки врага были отбиты с большими для него потерями.

Героически сражался в этом бою пулеметчик 167-го полка Ф. Зацепилов. Когда вражеская пехота вклинилась в оборону на стыке с соседней ротой, Зацепилов вместе с бойцами расчета ефрейтором Лабутисом и рядовым Скворчинекасом выдвинулись на фланг гитлеровцев и открыли по ним губительный огонь.

Фашисты залегли и вызвали минометный огонь по пулеметчикам. Но наши бойцы умело переползли с пулеметом в соседний окоп. Когда атака фашистов возобновилась, они опять встретили ее огнем, убив гитлеровского офицера, который поднимал солдат. Вскоре Зацепилов перетащил свой пулемет в водопропускную трубу под шоссе и оттуда метким огнем разил гитлеровцев. Тогда против него двинулся фашистский танк. Но отважный воин встретил его гранатами. Всего в этот день пулеметчики во главе с Зацепиловым уничтожили до 80 фашистов и сорвали на своем участке все их атаки[330].

В городе Калач Воронежской области, где Ф.П. Зацепилов поселился после войны, установлен его барельеф на Аллее Героев.

На следующий день гитлеровцы опять атаковали полк. Впереди шли танки, а за ними в густой пыли — пехота. В районе обороны одной из рот находилось 45-мм орудие под командованием сержанта Г.Г. Терентьева. Наводчик Покальнис открыл огонь по вражеским танкам с расстояния 300 метров. Но вскоре он был ранен. Огонь стал вести сам Терентьев. Заряжал орудие рядовой Старка, а подносила снаряды давно прославившая себя как храбрый воин Зина Матушевене. Выстрел, другой… Один вражеский танк горит. Но остальные сосредоточили огонь по героям-артиллеристам. Все три бойца орудийного расчета были ранены, но пушка не замолкла. Выстрел за выстрелом делала она по вражеским машинам. Вот подбит второй танк, затем бронетранспортер с пехотой. Терентьев уже сам и заряжает и стреляет: товарищи ранены тяжело. Еще один танк и один бронетранспортер подбил отважный воин… Когда наши подразделения контратаковали и отбросили гитлеровцев, они увидели разбитое орудие Терентьева, а позади него — убитых командира и двух его боевых товарищей. Перед орудием на удалении от 300 до 50 метров застыли три сгоревших и подбитых фашистских танка, два бронетранспортера, лежало 15 трупов вражеских солдат[331].

Именем героя-артиллериста Г. Терентьева уже после войны были названы одна из улиц города Горького (Нижний Новгород), где он родился и работал, и одно из волжских судов.

Г.Г. Терентьев похоронен на воинском кладбище г. Пагегяй. В поселке Память Парижской Коммуны Нижегородской губернии, где он жил, установлен бюст Героя.

Не достигнув успеха на участках обороны 167-го и 249-го стрелковых полков, пехота и танки гитлеровцев в 18 часов 30 минут 13 октября начали атаки против подразделений 156-го стрелкового полка. Ценой больших потерь им удалось здесь несколько вклиниться в оборону. Однако в ночь на 14 октября полковник В. Луня, командир полка, организовал контратаку силами второго эшелона полка. Противник был уничтожен, и оборона восстановлена.

В боях 13 октября противнику были нанесены большие потери: до 380 солдат и офицеров, 19 танков и штурмовых орудий, 20 пулеметов, 8 орудий, 4 бронетранспортера и др.[332]

Командир батальона 249-го полка майор Виленский (Виленскис) В.А. в районе г. Пагегяй с 12 по 14 октября 1944 года три дня отражал контратаки более 20 танков и полка пехоты противника. С резервной ротой он обошел противника с тыла и нанес удар по его пехоте. Позицию — важнейший перекресток дорог возле населенного пункта Усенай — удержал; был ранен, но остался в строю[333].

14 октября основная тяжесть боя выпала на долю подразделений 167-го полка. В 8 часов утра немецкий пехотный батальон с танками атаковал 1-й стрелковый батальон этого полка. Полчаса спустя противник бросил в бой еще два пехотных батальона с 30 танками. Хотя части танков и удалось вклиниться в оборону полка, в глубине они были встречены организованным огнем дивизионных артиллеристов. Особо отличились в этом бою наводчики орудий младший сержант Б. Цинделис и рядовой С. Шейнаускас. На орудие Шейнаускаса шло 11 вражеских танков, в том числе несколько тяжелых. С расстояния 400 метров наводчик открыл огонь. Первым же выстрелом он подбил гусеницу одному из танков. Тот остановился. Еще два выстрела — один из фашистских танков загорелся. Но остальные шли вперед, ведя огонь по отважным артиллеристам. Командир орудия, сам Шейнаускас и два бойца расчета были ранены. Осколком разбило панораму орудия. Но Шейнаускас продолжал вести огонь. Он наводил пушку прямо по стволу и вскоре подбил еще один фашистский танк. Но тут два вражеских снаряда разорвались прямо на огневой позиции. Герой-наводчик был смертельно ранен. В этом бою орудие Цинделиса подбило два вражеских танка. Еще несколько вражеских машин почти вплотную подошло к огневой позиции. Отважный наводчик, будучи тяжело раненным, успел подбить еще один танк. Он погиб от разрыва вражеского снаряда. Было разбито и его орудие. Отважные артиллеристы отбили танковую атаку врага. Оставшиеся машины противника вынуждены были отойти на исходный рубеж[334].

Стасис Шейнаускас похоронен вблизи места совершения подвига, на воинском кладбище в литовском городе Пагегяй. В п. Рокишкис, недалеко от его родной деревни Кандрелю, установлена мемориальная плита.

Цинделис Б.И. был похоронен на воинском кладбище в г. Пагегяй, его именем была названа улица в г. Шилуте.

Повторяя атаку за атакой, гитлеровцам удалось в последующем вклиниться в оборону 1-го и 2-го стрелковых батальонов 167-го полка на глубину от 300 до 500 метров. Одна стрелковая рота 2-го батальона была окружена, но воины не растерялись. Решительной атакой они прорвали кольцо окружения и соединились с основными силами батальона[335]. Затем 3-й батальон 167-го стрелкового полка контратакой выбил прорвавшегося противника с занятых им позиций и восстановил положение. Встретив упорное сопротивление частей дивизии, поддержанных авиацией, противник в этот день атаки прекратил.

15 октября, получив подкрепление, после часовой артиллерийской подготовки гитлеровцы атаковали подразделения 249-го стрелкового полка с трех сторон. Особенно сильными атаки были в районе деревни Ужпелькяй. Здесь враг, введя в бой до двух пехотных батальонов, а затем и до полка пехоты, вклинился в оборону 2-го стрелкового батальона. Но благодаря упорному сопротивлению, мужеству и отваге наших воинов противник, как и в предыдущие дни, был отброшен в исходное положение. Однако затем, после сильной артиллерийской подготовки и ударов с воздуха, гитлеровцы перешли в атаку, нанося удар в стыке между 249-м и 156-м стрелковыми полками. Отдельным группам солдат противника снова удалось вклиниться в расположение обороны.

В критическую минуту в бой здесь была брошена группа разведчиков под командованием командира взвода Даукша. Ползком, используя выгодные условия местности, разведчики заняли позиции метрах в ста от атакующих гитлеровцев. Подпустив фашистов еще ближе, они забросали их гранатами. Затем командир отделения сержант В.Н. Федотов первым выскочил из окопа и с гранатой в руках бросился на врагов. За ним поднялись и остальные разведчики. Дружной контратакой они отбросили гитлеровцев и восстановили положение[336].

В этот день вновь отличились дивизионные артиллеристы. Пять батарей 224-го артиллерийского полка были выставлены для ведения огня прямой наводкой. В ходе боев только лишь 1-я и 2-я батареи этого полка сожгли и подбили 20 танков противника[337].

16 октября противник шел в атаки и днем и ночью, напролом, не считаясь с огромными потерями. Атаки повторялись в 2.30, в 4 часа утра, в 7.30, в 8.35. Они шли при бомбежке не менее десяти самолетов, при непрерывном артиллерийском и минометном обстреле.

В конце концов противнику удалось вклиниться в оборону 249-го полка, создав угрозу его окружения. В этот критический момент командир полка подполковник Ф.К. Лысенко поднял бывший до этого в резерве 1-й батальон и лично повел его в контратаку. Это было, пишет очевидец, сделано так стремительно и с таким страшным криком «Ура!», что немцы не выдержали и стали отходить. Ф. Лысенко был ранен, его перевязали, и он продолжал руководить боем[338].

И 17 октября немецкие войска атаковали дивизию — два раза, и 18-го — три раза. Но чувствовалось, что их наступательный напор выдыхается. 16-я дивизия тоже, понеся большие потери, держалась из последних сил.

18 октября измотанный противник, оставив силы прикрытия, стал отходить. 19 октября части Литовской дивизии перешли к его преследованию.

Командир взвода отдельной разведывательной роты 16-й дивизии старший сержант Болеслав Гягжнас во время наступления на кельмесском направлении с 6 по 9 октября 1944 года в числе первых освобождал г. Шилале и форсировал реку Юра, был ранен, но не оставил поле боя.

Дивизия вела преследование отходившего противника с задачей не дать ему закрепиться на промежуточных рубежах. Болеслав Гягжнас, известный командованию своей смелостью и инициативой, был назначен старшим головного разведывательного отряда группы преследования. Отряд рассеял огнем колонну отступавших по шоссе гитлеровцев, захватил местечко, где сходились несколько удобных грейдерных дорог. Скрытно проникнув в центр занятого немцами населенного пункта, начал бой в глубине обороны противника, чем вызвал панику и обеспечил его занятие подошедшими подразделениями Литовской дивизии[339].

С 18 октября немцы, прикрывшись заслонами, отступали к Восточной Пруссии. С 19 октября дивизия вместе с соседними соединениями перешла к преследованию. Оборона противника в Пагегяй была прервана 167-м полком, и у деревни Ужпилкяй 20 октября армия вышла на берег Немана. В тот же день к Неману вышел 249-й полк. После трехдневных боев у деревни Науседай был разгромлен последний укрепленный участок немецкой обороны на литовском берегу Немана, и силы противника были отброшены за реку.

23 октября 1944 года Литовская дивизия передала свои позиции 126-й стрелковой дивизии и передислоцировалась в леса между населенными пунктами Пагегяй и Вилкишкяй, находясь в резерве. В полки прибыло новое пополнение, велась его боевая подготовка. Бои за освобождение Жемайтии завершились.

Теперь вся территория Литвы, кроме Клайпеды, была полностью освобождена от фашистских оккупантов.

Бои за Жемайтию стали самыми значительными за всю историю Литовской дивизии. Противник понес серьезные потери: было убито 5630 солдат и офицеров, уничтожено 48 танков и самоходных орудий, 32 бронетранспортера, 2 танкетки, 83 автомашины, 31 артиллерийское орудие, 13 минометов, было захвачено много трофеев[340].

Взято в плен было 135 фашистских солдат. Было захвачено 6 танков, 34 автомашины, 24 орудия, 69 пулеметов и другое вооружение.

Потери 16-й Литовской дивизии при освобождении Жемайтии составили около 600 человек[341].

31 декабря 1944 года Указом Президиума Верховного Совета СССР дивизия была награждена орденом Красного Знамени за успешные боевые действия в наступлении и боях под Тильзитом, в ходе которых она прошла 187 километров, освободив 419 населенных пункта, в том числе 11 городов и поселков городского типа.

За успешное проведение операции командир дивизии Адольфас Урбшас из полковников был произведен в генерал-майоры.

Участие в боях по освобождению Жемайтии явилось крупным успехом Литовской дивизии, знаменательным этапом ее боевого пути.

В 1965 году в деревне Усенай на месте кровопролитных боев, где 16-я дивизия не дрогнула и не отступила, был поставлен памятник.

Сотни воинов дивизии получили награды за отвагу и героизм, а десяти наиболее отличившимся солдатам и офицерам было присвоено звание Героя Советского Союза Указом Президиума Верховного Совета СССР от 24 марта 1945 года. Вот их имена: майор Вольфас Лейбович Виленскис (1919–1992), старший сержант Болеслав Доминикович Гегжнас (1906–1952), младший сержант Федор Петрович Зацепилов (1924–1987), подполковник Федор Константинович Лысенко (1913 г.р.; погиб в бою 22 февраля 1945 года, звание присвоено посмертно), сержант Григорий Григорьевич Терентьев (1923 г.р.; погиб в бою 14 октября 1944 года, звание присвоено посмертно), ефрейтор Григорий Саульяевич Ушполис (1923–1997), старший сержант Василий Николаевич Федотов (1924–2000), красноармеец Борис Израилевич Цинделис (1916 г.р.) и младший сержант Стасис Козеивич Шейнаускас (1917 г.р.) — погибли в боях 13 октября 1944 года, (звание присвоено посмертно), сержант Калманас Маушович Шурас (1917–2003).

Дочь литовского народа Дануте Станелене награждена орденом Славы всех трех степеней — одна из тех немногих женщин-фронтовичек, которые отважно и верно служили в рядах Литовской дивизии. Многие из них были санитарками, связистками, а некоторые — стрелками, пулеметчиками и артиллеристами. Боевой путь от Орла до Клайпеды прошла отважная артиллеристка З. Матюшевене. В жестокой схватке на подступах к городу-порту расчет ее 45-мм противотанковой пушки подбил несколько немецких танков и, отбивая яростную контратаку противника, погиб, но не пропустил его на свои позиции.


8.  Оборона Шяуляя 17–19 августа 1944 года | Прибалтийские дивизии Сталина | 10.  Бои в Курляндии 2 ноября 1944 — 14 января 1945 года