home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 11

Нравственные устои и культ

Эту главу можно связать с предшествующей гимном, который, согласно Книге мертвых [593], усопший, как предполагали, адресует Осирису и его судилищу, когда его приводят туда.

Взываю к тебе, о великий бог, господин судей!

Я пришел к тебе, мой господин;

Меня привели, чтобы лицезреть твое совершенство.

Я знаю тебя и имена сорока двух богов,

Которые с тобой в зале судей,

Которые живут, как стражи грешников [594],

Которые пьют их кровь

В этот день испытания Унен-нофер

Близ его (вариант: твоих) двух дочерей, (его) двух глаз [595].

Владыка правосудия твое имя.

Я пришел к тебе,

Я принес справедливость к тебе,

Я избегал злых поступков ради тебя.

Я не сделал ничего плохого людям,

Я не притеснял (вариант: убивал) родственников,

Я не обманывал в месте правосудия,

Я не совершил тяжких проступков (вариант: никчемных).

Текст затем переходит к несвязному перечислению особых грехов, которых, как заявляет покойный, он не совершал, одно из так называемых «отрицательных признаний».

Очень трудно судить о нравственности нации на расстоянии нескольких тысяч лет и по скудному материалу, добытому в основном из мест захоронения. Такие надписи создают преувеличенное впечатление о благочестии, которым мы не должны обманываться, также как не следует обольщаться детально разработанными приготовлениями к жизни после смерти. Эта последняя черта не сделала египтян нацией суровых философов, как часто считают современные люди. Напротив, их поведение было веселым до фривольности, и многие суеверия являлись легко преодолимым барьером для их легкомыслия. Самая популярная песня на праздничных обедах [596] призывала использовать каждый день для удовольствия и радостной жизни, «пока не придет день отправиться к земле, откуда нет возврата». Лучше использовать свое состояние для роскоши, чем для могилы. Даже гробницы самых великих и самых мудрых, подобно обожествленному Имхотепу, теперь заброшены и забыты. Это противоречие главенствующего взгляда на ценность заботы о мертвых столь же вопиюще, как конфликт между правилами поведения в жизни, которые изложены в книгах мудрости [597], и действительным соблюдением этих правил. Все мудрецы, например, осуждают пьянство с практической точки зрения, однако пьянство, похоже, было весьма распространенным пороком в Древнем Египте [598]. Можно доказать, что точно такое же отношение существовало ко многим порокам, запрещенным как моралью, так и религиозными книгами.

С другой стороны, кодекс моральных правил, если судить по этим источникам, теоретически самого высочайшего типа. Так, в «отрицательные признания» Книги мертвых включены среди кардинальных грехов даже ложь, клевета, сплетни, (неуемная?) скорбь, ругательства, хвастовство, жестокое отношение к животным (даже к безвредным диким животным), тушение огня (когда он нужен другим?), запруживание воды (для частного пользования), осквернение реки и пр. Другие тексты сообщают нам, что грехом считалось уничтожение всякой жизни, даже в яйце. Формальные ограничения относительно чистого и нечистого, похоже, были многочисленны, хотя мы мало знаем о них. Когда, например, мы читаем в Книге Бытия, 43: 32, что «египтяне не могут есть с евреями, потому что это мерзость для египтян», это, вероятно, означает, что всех иностранцев считали церемониально нечистыми. Странно, что запрет на свинину, похоже, развился только в более поздний период, возможно после 1600 г. до н. э. (о причинах см. гл. 5, коммент. 33). Впоследствии свинью считали самым нечистым животным, полностью пачкающей все, чего бы она ни коснулась. Греческие писатели утверждают, что коров в Египте не полагалось убивать, очевидно из-за небесной коровы и богинь, которых идентифицировали с ней. Многие виды рыб находились под запретом – в некоторых областях все рыбы – затем (во многих местах?) запрещали использовать головы убитых животных, не потому, что они были нечистыми, но потому, что как средоточие жизни они принадлежали богам, так что головы постоянно приносили в жертву. Кровь, возможно, только в отдельных областях считалась у египтян нечистой. Сейчас трудно решить, какие из этих правил относительно чистого и нечистого изначально являлись действительно местными и какие скорее возникли из табу, налагаемого святостью, чем из табу, вызванного отвращением (см. гл. 1, коммент. 3). Существовали специальные законы о чистом и нечистом для приносившихся в жертву животных. Некоторые правила, например о нечистоте женщин в определенный период, являлись общими. Обрезание существовало в Египте с незапамятных времен, но не имело религиозного характера и было просто приготовлением к браку. Оно применялось к девочкам так же, как к мальчикам. Ограничения брака из-за родства, похоже, не существовало. Брак с сестрой был самым обычным явлением, и Рамсес II явно взял в жены собственную дочь, Бентанат. Полигамия в теории была не ограничена, хотя практически мало распространена.

Если верить эпитафиям, благодеяния нуждающимся – «дай хлеб голодному, воду жаждущему, одежду нагому, корабль выброшенному на берег» – покровительство слабому, честь и пр. соблюдались столь тщательно, что это удовлетворило бы самые высокие моральные требования [599]. Однако, к несчастью, мы также читаем о многочисленных преступлениях, особенно о злых и жестоких чиновниках. И среди других народов репутация египтян никогда не была блестящей. Практически они придерживаются, как мы уже установили, во многих отношениях скорее нестрогой морали.

Египетская мифология

Рис. 193. Храмы самого раннего периода

Одну из причин этого можно найти в сухом формализме религии. Будучи слишком сильно привязана узами традиционализма к несовершенным верованиям жестоких предков, религия не могла обеспечить успешного духовного развития и поэтому не сумела придать столь же серьезного значения этической стороне, как некоторые другие языческие верования. Совершенно справедливо, как мы уже видели, что вера, будто спасение души главным образом зависит от нравственной жизни, очень стара и что после 2000 г. до н. э. она была сформулирована более четко. Однако самый ранний предшественник «отрицательных признаний», отрывок из «Текстов пирамид», в котором заявлено, что душа человека может подняться на небо благодаря своей нравственности, все еще основан на чисто формальной справедливости.

Он не проклинал царя;

Он не насмехался (?) над богиней Убастет;

Он не плясал на гробнице Осириса (?) [600].

Поэтому, когда мы узнаем, что перевозчик богов будет перевозить на небо только «праведных мертвых», не следует думать о справедливости в духе Нового Завета. Некоторое продвижение к более высоким этическим идеалам и личному благочестию можно, однако, проследить после 1500 г. до н. э., как мы увидим в нашей заключительной главе.

Египетская мифология

Рис. 194. Охранные статуэтки и охраняющие храм змеи

Храмы доисторического периода, в которых находились идолы, были просто хижинами примитивной формы, сделанными из легкого материала (рогожи, плетенки или соломы). Ограда и, возможно, маленький двор защищали вход, как представлено на одном из наших рисунков, он украшен наверху рогами и столбами по обеим сторонам. Позднее, благодаря удивительному развитию архитектуры, храмы превратились в большие строения из камня, только внешние дворы обычно окружали стены из саманного кирпича. Дорога, ведущая к храму, была, как правило, широкой, ее содержали в порядке ради процессий, и вдоль дороги выстраивались статуи (в основном сфинксов и других священных животных), чтобы охранять вход от злых сил. Передняя стена состояла из двух высоких, напоминающих башню строений, так называемых пилонов, которые украшали флагштоками и изображениями больших размеров, обрамляющими вход. Перед ними обычно возвышались два обелиска из гранита, самой важной частью которых была пирамидальная вершина обелиска, бенбен, или пирамидка. Ее иногда делали из металла. Позади пилонов обычно находился просторный двор, где светские лица могли собраться и стать свидетелями жертвоприношений. Следующим был слабо освещенный зал с колоннами, в котором собирались жрецы, и, наконец, самое святое место, темная камера (adytum), доступная только для жрецов высокого ранга. Здесь обитал главный идол или священное животное, часто помещенное в святилище в форме часовни, или naos, которое по возможности вырезали из цельного камня. Вокруг эдита находились небольшие склады, в которых хранили кое-какое снаряжение божества и церемониальную утварь и книги. В больших по размеру храмах помещений могло быть больше, но те, которые мы только что упомянули, были обязательны. Если в одном храме поклонялись нескольким богам, каждое божество могло иметь особый эдит, так что практически несколько параллельных святилищ были объединены, хотя не всегда под одной крышей. Идолов триады, по крайней мере в основном, объединяли в одном эдите. При больших храмах имелись кухни для приношений и праздничных трапез, лаборатории для приготовления священных духов и пирогов, лавки для продажи амулетов паломникам и пр., и вокруг них строили дома для жрецов и амбары для хранения продовольствия, так что образовались небольшие священные города.

Египетская мифология

Рис. 195. Фасад храма согласно египетскому рисунку

Вместо статуй богов, о простоте которых мы уже говорили, иногда встречались колонны с головой божества, наподобие греческих герм [601], или с божественными эмблемами. Такие «скипетры» или «колонны» по высоте иногда напоминали обелиски. О них упоминали как об объектах поклонения, и на рис. 196 мы видим царя, приносящего им жертвы как «богам» [602]. Первоначальное значение их неизвестно, так что мы не можем сказать, насколько они являлись аналогами священных колонн семитов.

Украшения храма были предельно унифицированы: потолок всегда окрашивали в синий цвет, чтобы представить небо (обычно с указанием звезд и иногда с тщательно выполненными рисунками созвездий), в то время как земля была зеленой и голубой, как заливные луга или Нил, так что каждый храм является воспроизведением мира, микрокосмосом. На внешних стенах светским лицам рассказывают о деяниях царственного строителя, часто о его войнах. На внутренних стенах для жрецов изображали сцены богослужений.

Это описание обычного храма не приложимо ко всем религиозным постройкам. Особняком стоят погребальные святилища для культа душ умерших царей [603], так как их создавали для тех, кто был отмечен исключительным рождением или восхождением на царский трон. То же можно сказать и о более монументальных постройках, которые воздвигали, когда фараон праздновал так называемый «юбилей тридцати лет» и пр. [604] Некоторые большие святилища, построенные царями V династии, совершенно одинаковы: на обширном основании, окруженном дворами с алтарями, стоит единственный обелиск, слишком высокий, чтобы быть монолитным. Такие обелиски воздвигали в честь бога-солнца, чья ладья, построенная из кирпичей, находилась поблизости, как место его отдыха. Настенные украшения этих святилищ также необычны и изображают совершенно мирские сцены.

Египетская мифология

Рис. 196. Царское жертвоприношение перед священными колоннами Бубастиса

Жрецы делились на различные категории [605]; некоторые исполняли обязанности регулярно, в то время как другие имели светские занятия и приходили в храм лишь время от времени (так называемые «жрецы на час»). У знати жречество было чисто номинальным. В более ранний период между жрецами и мирянами не существовало большого различия. Положение царя как верховного жреца нации было связано с его божественностью. Он выступал в роли надежного заступника перед богами, и с незапамятных времен о «жертвоприношении, предложенном царем» мечтал каждый умирающий, поскольку существовала уверенность, что оно будет приятно богам и обеспечит покойному вечную жизнь. Однако издавна высокое жреческое положение фараона превратилось в фикцию, и в Новом царстве мы обнаруживаем острые конфликты между царской властью и жрецами, в то время как в более поздний период жрецы образовали уже практическую касту, как в древнем Израиле.

Египетская мифология

Рис. 197. Царь возжигает фимиам и подогревает принесенное в жертву мясо

Египетская мифология

Рис. 198. Храмовый хор в необычных костюмах

Жриц разрешалось иметь только для женских божеств. В ранний период таких женщин было больше. Их ранг в целом ниже, чем у мужчин-жрецов того же культа. В поклонении мужским божествам женщины обычно состояли только в хоре, который пел перед богом, трещал систрами и особыми цепями и танцевал. В более поздний период знатные женщины любили называть себя «музыкантшами бога?.?.». Геродот правильно замечает [606], что женщины не имели полностью жреческого положения, и нас не должно обманывать более позднее применение греческого слова «жрицы» к тем, кто, как мы отмечали, являлся слугой [607]. Полужреческая позиция сохранялась также у «сестер-близнецов» в храмах Осириса, где они, возможно, представляли близнецов Исиду и Нефтиду. Точное положение других женщин, названных «гаремом бога, женщинами обязательными» (то есть для храма), неясно. Были ли они храмовыми рабынями? Когда цари более позднего периода посвящали одну из своих дочерей Амону под титулом «жены» или «почитательницы бога», кажется, это было всего лишь благочестивой формулой для конфискации значительного количества земли, принадлежавшей фиванскому храму Амона. И таким образом, принцесса имела приятную синекуру, время от времени в качестве его «жены» «играя на систре» перед богом. Положение, занимаемое в более ранний период в храме Амона единственным женским персонажем, названным «почитательницей бога», неясно.

Египетская мифология

Рис. 199. Две женщины, представляющие Исиду и Нефтиду как плакальщицы в процессиях

Египетская мифология

Рис. 200. «Почитательница бога»

Особые символические имена присваивали более важным жреческим функциям. Верховного жреца Гелиополя называли «великим провидцем» (то есть, возможно, астрономом), а верховного жреца Пта – «главным мастером». Даже жрецы, занимавшие не столь высокое положение, иногда получали столько имен, что они были понятны только местным ученым. Одежды и знаки отличия подобным же образом имели бесконечные местные вариации. Доходы святилищ варьировались от по-царски богатых, получавших сотни поселений рабов с их полями, до скудных выплат для одного-двух жрецов, которые составляли весь штат небольшого храма.

Египетская мифология

Рис. 201. Жрец с книгой обряда

Египетская мифология

Рис. 202. Архаическое жреческое украшение

Все жрецы были обязаны тщательно соблюдать чистоту, особенно при жертвоприношениях. Их бритые головы и подбородки, их белая льняная одежда, особые омовения и воздержание от определенной пищи и т. д. были предназначены удалить всякую грязь от священных мест и церемоний. Кроме одежд, пригодных для стирки, шкура леопарда играла важную роль в ритуале, будучи постоянной одеждой некоторых жреческих категорий, «носителей леопардовой шкуры». Очевидно, это пережиток первобытного периода, когда дикие животные водились в Египте в большом количестве. Другие детали одежды жрецов также датируются очень ранним периодом, такие как странные боковые локоны у некоторых из них, которые египтяне исторического периода сохранили только для маленьких мальчиков и позднее для царских сыновей. С другой стороны, бритье головы и лица, похоже, как правило, отсутствовало для жрецов в век пирамид. Церемониальная чистота, однако, была обязательна во все периоды и считалась не менее важной, чем нравственная святость. Даже мирянин не мог войти в храмы, не очистив себя старательно. Но в более поздний период к этой чистоте стали относиться небрежнее, ограничиваясь опрыскиванием святой водой из сосудов при входе в храм, или поворачивая медное колесо, из которого (первоначально?) бежала вода, или просто вытягивая медное кольцо у ворот [608].

Египетская мифология

Рис. 203. Царь тянет за кольцо дверь храма

В храмах жрецы совершали бесконечные обряды начиная с ран него утра, когда они разбивали глиняные печати, которые охраняли священные покои в течение ночи, вплоть до наступления вечера. Иногда ночью также совершались церемонии с зажженными лампами, как накануне больших праздников. Восхваление богов поклонами, распростертым положением, пением гимнов, сжиганием фимиама, возлияниями и пр. было практически постоянным, и группы жрецов исполняли эти службы по очереди. В определенное время идолов следовало мыть, смазывать маслом и душить благовониями; их глаза подкрашивали [609], а одежду и золотые украшения меняли. Иногда их несли в процессии вокруг храма, или шли с ними по городу, или даже посещали соседнее божество. В этих экскурсиях бога, как правило, жрецы несли на плечах. Обычно переносное святилище имело форму ладьи, не столько потому, что путешествие совершали главным образом по Нилу, сколько потому, что все боги должны плавать по небесному океану. Священное озеро близ храма часто символизировало этот океан, источник жизни и пр. Бог плыл по нему, или его купали в нем. Таким образом, бесконечно воспроизводились мифологические сцены, спокойные церемонии во дворце святилища или длинные зрелищные представления (особенно мифа об Осирисе) для публики, часто сопровождавшиеся музыкой, выступлениями танцоров и акробатов. Иногда вся публика принимала участие в этих «чудесных играх» и воспроизводила, например, мифологические битвы, устраивая сражения между двумя группами. Многочисленные праздники, иногда продолжавшиеся по несколько дней, давали населению возможность вволю поесть и выпить в честь богов. Иногда святилище распределяло с этой целью хлеб среди толпы, но основные пиршества во славу божества совершались в храме жрецами и некоторыми гостями или из дохода святилища, или из особых приношений.

Египетская мифология

Рис. 204. Бог, которого несут в процессии

Египетская мифология

Рис. 205. Маленькое переносное святилище

Праздничные дни различались, конечно, в соответствии с местными культами. Похоже, однако, что большие календарные праздники, такие как пять праздничных дней, Новый год, первый, шестой и средний (пятнадцатый) день каждого месяца и пр., соблюдались во всех или почти во всех святилищах. Это происходило даже в том случае, если божество, которому поклонялись в храме, не имело отношения к солнцу, луне или небу.

Египетская мифология

Рис. 206 Мифологические сцены из процессии [610].


Многочисленные и весьма разнообразные продукты, приносимые в жертву, что запечатлено в памятниках, очевидно, использовали для подкрепления жречества, после того как их раскладывали перед богами. Направление их к небу через сожжение было известно всегда, но не пользовалось такой популярностью, как в Азии. Считалось, что боги присутствуют почти постоянно. [611]

Египетская мифология

Рис. 207. Акробат, следующий за жертвенным животным

Изначально теория жертвоприношений, похоже, являлась просто кормлением богов, то есть у них явно не искали никаких предсказаний. Тем не менее с ними было связано множество символов. До сих пор мы не знаем, почему жертвоприношение наивысшего типа состояло из четырех бычков разного цвета (пятнистого, рыжего, белого и черного) или из четырех различных видов дичи. Непонятно также, почему на определенных праздниках приносили в жертву свинью, в то время когда это животное уже считали нечистым. Иногда, как при проведении жертвоприношений, дорогих жертвенных животных заменяли гончарными изделиями. В символизме, господствовавшем в греко-римский период [612], жертвенные животные представляли врагов богов. Рыжие или коричневые животные и рептилии в особенности символизировали Сета. Соответственно цель заклания или сожжения их состояла в том, чтобы просто доставить удовольствие богам; использование мяса в пищу почти не упоминается. Очевидно, приношения уничтожали в связи с тем, что Сета все больше воспринимали как Сатану. Можно предположить, что жертвоприношения животных пришли на смену человеческим жертвоприношениям. О последнем типе приношений у нас почти нет информации. Тем не менее можно сделать вывод, что они существовали в более ранний период, поскольку позднее богам давали пирожки в форме людей и животных, как общепризнанную подмену человеческих жертв. Более того, мы знаем, что человеческие жертвы все еще сжигали в Эйлейтиасполе даже во времена Плутарха [613].

Египетская мифология

Рис. 208. Маленький жертвенник для сожжения барана


То, что прежде приношение в жертву людей имело важное значение, также подтверждается определенными рисунками, на которых изображено, как рабов убивали и сжигали рядом с их почившим владельцем или сжигали у входа в его гробницу, не только на похоронах царя, но даже на похоронах богатых частных граждан [614]. Возможно, что трупы, найденные в царских усыпальницах XVIII династии, также свидетельствуют о таких жертвоприношениях, и это позволяет нам предположить, что такие жертвоприношения использовали и в божественных культах.

Египетская мифология

Рис. 209. Человеческое жертвоприношение у царской гробницы I династии

Египетская мифология

Рис. 210. Нубийские рабы, задушенные и сожженные на похоронах

То, каким способом делались предсказания, также совершенно неясно. Долгое время предсказания, похоже, играли очень незначительную роль, по крайней мере в решении политических вопросов. Один из самых ранних примеров находим в тексте, где Рамсес II описывает, как он назвал верховного жреца Амона, посоветовавшись с самим богом [615]. Царь перечислил перед Амоном имена всех чиновников, способных занять пост, и спросил согласия божества. Но «бог не был удовлетворен ни одним из них, за исключением имени» (такого-то). В XII в. до н. э., однако, когда жречество получило больше власти, жрецы задавали божеству, устно или письменно, все политические вопросы и решали многие дела, связанные с законом, порой весьма незначительные. Бог решал эти проблемы, как мы только что указали, говоря «да» или «нет». Но как он это делал, не описывается. Позднее мы находим мало упоминаний о таких прямых консультациях. Некоторые пророчества и мудрые предсказания сохранились; их язык, естественно, очень затемнен [616]. Боги также сообщали свою волю людям во сне. О знании счастливых и неудачных дней и другой практической мудрости теологов см. следующую главу.


Глава 10 Жизнь после смерти | Египетская мифология | Глава 12 Магия