home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



«Футбол — мой хлеб»

Грань между победой и поражением в футболе настолько тонка, что пересечь ее можно в любую минуту. Чтобы выигрывать как можно чаще и больше, нужно, кроме всего, еще и уметь жертвовать собой.

Этот урок 19-летний Райан Гиггз получил от Алекса Фергюсона и запомнил его на всю жизнь. Слава неудержимого левого вингера «МЮ», который, впрочем, в те годы нередко выходил и на правом фланге, гремела по всей стране. «Я не всегда был таким идеальным и положительным, как теперь, — честно признается он. — В молодости любил развлечься и не обращал внимание на диеты, алкоголь, распорядок дня».

Гиггз был регулярным и самым востребованным, так сказать, посетителем легендарной манчестерской «Гасиенды». Дискотека, открытая в конце 1980-х безнадежным романтиком молодежной культуры Тони Уилсоном, стала одним из самых известных ночных клубов мира и теперь считается чем-то вроде классики жанра. Молодая богема собиралась в «Гасиенде», и Райан был частью этого движения.

Круг его общения был соответствующий. Он встречался с теледивой Дани Бер и актрисой Дэвиньей Тейлор, но помимо девиц вокруг него всегда вертелись с предложениями представители самых известных фирм. Райан заключил контракт на миллион фунтов с Reebok, в Юго-Восточной Азии его образ активно эксплуатировал Fuji, капали денежки от других марок: Sovil Titus, Citizen Watches, Givenchy, Patek Phillipe… Телеканалы ITV и Granada крутили его собственное шоу Ryan Giggs' Soccer Skills («Футбольное мастерство с Райаном Гиггзом»). Дел и забот у него было выше крыши.

«Для меня поворотным моментом стали отношения с Дани. Мы не успели толком узнать друг друга, а газеты уже трубили о нашей любви, — вздыхает Гиггз. — Фотографы преследовали нас по пятам. Я чувствовал себя крайне неловко и понял, что жизнь знаменитости мне не подходит. Я не хочу быть частью этого».

В то время Гиггза называли вторым Джорджем Бестом. Они походили друг на друга манерой игры и ярким стилем жизни настолько, что избежать сравнений было невозможно. Неизменным спутником Райана по тем кутежам стал Ли Шарп — такой же молодой и талантливый игрок «Манчестер Юнайтед». Этот персонаж оказался еще больше похож на Веста — в том смысле, что своим предпочтениям не изменил. В 2005 году Ли выпустил книгу о своей жизни, название которое говорит само за себя — My Idea of Fun («Моя идея веселья»). Совсем другое дело, когда люди вот так относятся к жизни и ни о чем не жалеют. Но вряд ли Гиггз, если бы повторил судьбу Шарпа, мог бы написать книгу с точно таким же названием.

Конец сезона 1991/92 выдался для «МЮ» изматывающим. Матчи шли один за другим — четыре за семь дней, и в каждом нужно было во что бы то ни стало побеждать. Это была упорная борьба за чемпионство с неуступчивым и боевитым «Лидсом» Ховарда Уилкинсона. Перед началом марафона «Красные Дьяволы» имели два очка форы и еще игру в запасе. И пусть команда осталась без своего капитана Брайана Робсона, на операционном столе тогда же оказался Марк Робинс, автор того самого гола в ворота «Ноттингема», который спас Ферги от отставки, однако тренер чувствовал, что футболисты в хорошем настроении и сил им должно хватить.

Но с каждой игрой «МЮ» стал терять очки и игроков. В четверг — победа над «Саутгемптоном» 1:0 и травма Пола Инса. В субботу — ничья с «Лутоном» 1:1 и вне игры остались Пол Паркер, Ли Мартин и Дэнни Уоллес. Отличный матч в понедельник против «Ноттингема», но поражение на своем поле 1:2. Последним в этой программе был визит в среду к «Вест Хэму». «МЮ» атаковал много, но в конце пропустил нелогичную контратаку и глупейший гол. Гари Паллистер выносил мяч после фланговой подачи, попал в колено Кенни Брауна, рикошетом мяч от линии штрафной полетел в сетку.

После поражения все были опустошены: оставалось два тура и теперь уже приходилось надеяться на осечку «Лидса». Фергюсон старался держаться, потому как в такие минуты слабость имеет право позволить себе кто угодно, но только не главный тренер. После возвращения домой, он отправился в Моркам на благотворительный ужин Футбольной Ассоциации. В тот вечер к нему подошел чиновник и сообщил, что в понедельник видел Шарпа с Гиггзом в Блэкпуле.

— Не может быть, — отмахнулся Алекс. — В этот день у нас была игра, а через день предстояла еще одна. Они отдыхали дома. Вы, наверное, обознались.

— Нет, мистер Фергюсон, — стоял тот на своем. — Я отчетливо видел их. Ли Шарп был за рулем своего «Рейндж Ровера».

Ферги будто ветром сдуло.

«Я сразу же отправился к Шарпу домой, и мне пришлось парковать авто ярдов на 30 выше по улице — не было места! — вспоминал потом Алекс — Гремела музыка. Когда мне открыли дверь, я увидел, что в доме полным ходом идет веселье. Там было человек двенадцать, включая Гиггза и еще трех игроков молодежной команды. Присутствие этих парней сработало как детонатор. Надрав им как следует уши, я вытолкал всех взашей. Гиггз остался. Шарпа нигде не было видно. Оказалось, он был наверху, в спальне. Мой разнос был больше направлен на Ли, чем на Райана. Шарп регулярно нарушал режим и не раз был замечен в подобном. Я орал на Ли, что раз он хочет стать действительно великим игроком, должен уметь жертвовать собой, кричал, что самое главное его качество — скорость, и если он утратит это, то превратится в самого заурядного футболиста».

Словам тренера внял вовсе не Шарп. Правильные выводы сделал Гиггз, и Ферги, как он потом признавался, больше никогда не имел с ним проблем.

Однако Райан изменился не сразу. Он по-прежнему вел богемный и веселый образ жизни, но больше никогда не переступал грань, пока не остепенился совершенно. «Я пришел к тому, что осознал — жизнь знаменитости, рекламные контракты и деловые связи начинают мешать моей игре, — делится Гиггз. — И я сказал себе: нет, футбол — это мой хлеб. Так есть и так будет, футбол всегда останется для меня на первом месте».

Вторым Бестом он не стал, о чем ничуть не жалеет. «Со статусом суперзвезды Райан справился лучше всех тех, кого я знаю, — признается Гари Паллистер. — У него есть все основания, чтобы стать плейбоем, он был обречен стать звездой больше, чем Бекс, однако он остается самим собой, остается Райаном Гиггзом. И это достойно восхищения, потому что встречается не так уж часто».

Стоит заметить, что Фергюсон незадолго до той истории поступил дальновидно, приставив к Гиггзу в качестве советника 55-летнего Харри Суэйлза. С тех пор Райан настолько сроднился с ним, что когда некоторое время назад купил за 5 млн фунтов особняк в Ворсли, пригороде Манчестера, отвел в нем комнату для пожилого друга. «Когда моя жена Одри была жива, — говорит Харри, — Гиггзи всегда говорил, что для него мы как дедушка с бабушкой. Райан, Стейси, дети — все они тоже стали моей семьей. Не знаю, что бы я делал без них».

После выходки молодых звезд «МЮ» проиграл 0:2 «Ливерпулю», и чемпионом стал «Лидс». Но Фергюсон и его команда справились с таким ударом. Уверенности в своих силах им было не занимать, и в сезоне 1992/93 чемпионский кубок вернулся на «Олд Траффорд» после 26-ти лет отсутствия.

Начиналась новая эра, эра «Манчестер Юнайтед».


«Я — валлиец. Конец истории» | Бей-беги: Наше время. История английского футбола: публицистические очерки | cледующая глава