home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



64

Рой Грейс сидел в своем кабинете, перечитывая заметки, сделанные во время инструктажа. Несмотря на сырой серый день, он был в солнечном настроении. А ведь уже фактически забыл, как чувствовать себя счастливым и довольным жизнью. Летать на недосягаемой высоте. Состоявшаяся в семь часов встреча с кислой Элисон Воспер нисколько его не омрачила. Днем он беседовал с поверенным по поводу признания смерти Сэнди. Наконец, кажется, прошлое осталось позади, можно закрыть за ним дверь и двигаться дальше. Жениться на Клио. Ждать ребенка.

Но расслабляться, безусловно, нельзя. Впереди куча дел. Его долг – служить обществу, ловить преступников, обеспечивать безопасность в Брайтоне и Хоуве. В любом серьезном преступлении, которое совершается в городе, он видит провал всей полиции, а значит, отчасти свой собственный. Ничего не поделаешь, таким уродился.

Трое мертвых подростков лежат в холодильниках в морге потому, что полиция не сумела их уберечь. Вину можно хотя бы частично загладить, найдя преступников, кем бы они ни были, и посадив их за решетку.

Перед ним список врачей, исключенных из медицинского реестра Соединенного Королевства. Просматривая длинный перечень в поисках тех, кто способен произвести трансплантацию, Грейс удивлялся разнообразию прегрешений. Мысль о бесчестном враче столь же ненавистна, как мысль о бесчестном полицейском, которых, к счастью, насчитывается не так много. Ненавистен любой некомпетентный и коррумпированный делец или чиновник, занимающий авторитетный пост.

Первым в списке стоит доктор из наркодиспансера, исключенный за недосмотр, приведший при детоксикации к смерти пациента, сидевшего на героине. Не похож на нашего кандидата, решил Грейс. Дальше муж и жена, терапевты, открывшие частный дом престарелых, где доведенные до отчаяния пациенты содержались в ужасных условиях. Тоже вряд ли. Молодой врач провалил экзамены и соврал, скрыв это, пытаясь устроиться консультантом. Интересно. Именно такой тип, пусть даже не хирург-трансплантолог, может ассистировать при нелегальных операциях в какой-нибудь частной клинике. Грейс записал фамилию: Ной Олуджими.

Он задумался, какие процедуры приняты в больницах Соединенного Королевства, в отделениях трансплантации, в Национальном центре трансплантологии? Кто координирует процесс, предотвращая использование незаконно полученных органов? Наверняка приняты строгие меры, однако он сделал пометку – проверить. И продолжал читать.

Терапевт исключен за распространение детской порнографии. Нет. Следующий случай весьма любопытен. Эвтаназия пациента, больного раком. Грейс сочувственно относится к эвтаназии. Помнит, как в детстве навещал любимого умиравшего деда. Здоровенный, как медведь, дед лежал в кровати и кричал от боли, умоляя помочь ему, что-нибудь сделать, а окружающие только беспомощно смотрели на него. Мать Роя сидела рядом, держала его за руку и молилась. Никогда не забудется тот последний визит. И тщетность материнских молитв.

Эвтаназия, мысленно повторил он. Некоторые врачи нарушают законы, потому что не согласны с системой. Среди них непременно найдется и бунтарь-хирург. Список хирургов, составленный аналитиком Сарой Шенстон, оказался гораздо пространнее, чем ожидалось.

Звоночек компьютера, звучавший чуть не каждую минуту, сообщил о поступлении очередного электронного сообщения. Грейс взглянул на экран. Очередная белиберда в дополнение к Закону о здоровье и безопасности на рабочих местах, которая рассылается каждому кадровому офицеру полиции. В последнее время он возненавидел этот закон больше, чем всю политкорректную этику в целом. Согласно только что поступившему бреду любой полицейский, очутившийся на высоте больше шести футов, считается выполняющим высотные работы и должен иметь соответствующую квалификацию. Потрясающе! Стало быть, коп, преследующий преступника, должен крикнуть: «Эй, выше шести футов не забирайся, а то я тебе позволю уйти!»

В дверь постучали, вошел Гленн Брэнсон. Грейс кивнул на его залоснившийся галстук.

– Батарейки смени. Не слишком ярко светят.

– Очень остроумно, старик. – Сержант внимательно посмотрел на суперинтендента. – Ты уже поменял? Сияешь.

– Кофе хочешь? – Грейс жестом указал другу на кресло.

– Нет. Пил только что. – Брэнсон уселся, поставив на стол локти. В глазах любопытство. – Как ты вообще в таком хаосе что-то находишь?

– Обычно уносил бумаги домой, по ночам разбирал, но сдал свой дом горилле весом в девятьсот фунтов, которая по нему скачет, раскачивается на проводах и крушит все подряд.

Брэнсон смутился:

– Ну, я действительно наметил на выходные генеральную уборку, знаешь, как весной. Ты свой дом не узнаешь.

– Уже не узнаю?

– Слушай, половина дисков лежала в чужих конвертах, я рассортировал. Проблема в том, что коллекция дерьмовая.

– Разве может обожатель Джей-Зеда говорить это с честным лицом?

– Джей-Зед настоящий парень! Ты со своими вкусами прибыл с другой планеты. – Брэнсон усмехнулся. – Одно хорошо, что машина разбилась, а вместе с ней и поганая музыка канула в пропасть.

Грейс выдвинул ящик стола, вытащил маленькую грязноватую упаковку с шестью лазерными дисками.

– Прости, должен тебя огорчить.

– Я думал, «альфа» рухнула в воду с высоты в восемьсот футов.

– Правда, только был отлив, я забрал диски, когда ее вытащили.

Брэнсон покачал головой:

– Ладно, а новые колеса когда купишь?

– Жду страховки. У Клио есть маленький мотоцикл «Ямаха», на котором она ни разу не ездила. Думаю, можно воспользоваться. Внести вклад в защиту окружающей среды.

Брэнсон ухмыльнулся.

– Что смешного?

– Видел фильм «„Харлей-Дэвидсон“ с синим отливом»? Про копа на мотоцикле? – У Брэнсона зазвонил телефон. Он сразу ответил, встал, отошел от стола. Кивнул Грейсу, прося извинения: – Привет, Брайан… я как раз напротив тебя, в кабинете Роя Грейса. Да, оба окурка… Мне надо знать, один человек курил и, значит, стоял на месте какое-то время, или разные люди. Хорошо, прекрасно. Спасибо.

Он снова сел, снова с любопытством посмотрел на Грейса:

– Не скроешь, старик.

– Что?

– Ты похож на кота, объевшегося сливок. Что происходит?

Грейс пожал плечами, но не сдержал улыбки.

– Между вами с Клио?

Он улыбнулся еще шире.

– Но ведь ты не… не… – забормотал Брэнсон, тараща глаза. – Я чего-то не знаю? Признайся другу…

Грейс подавил улыбку, кивнул:

– Вчера вечером мы обручились. По-моему.

Брэнсон едва не перескочил через стол. Протянул руки, стиснул приятеля в медвежьей хватке.

– Потрясающе! Лучшая новость! Ты выбрал себе классную женщину! По-настоящему рад за тебя! – Он выпустил Грейса, тряся головой и сияя. – Ух ты… Здорово!

– Спасибо.

– Дату назначили?

– Надо сначала поехать, слегка познакомиться с папочкой, сделать формальное предложение. Родня у нее спесивая, великосветская.

– Значит, выйдешь в отставку, будешь участвовать в управлении капиталом?

Грейс усмехнулся:

– Не настолько великосветская.

– Ах ты, проходимец! – воскликнул Брэнсон.

– А ты? Что у тебя?

Сержант упал духом, как барометр.

– Не спрашивай. Эри с кем-то связалась. Не будем. Хочу с тобой поговорить, попросить помощи, только позже. Отметим событие, выпьем и, может быть, поболтаем, идет?

Грейс кивнул:

– Что будешь делать на Рождество?

– Не знаю. Просто не знаю, будь я проклят. – Брэнсон вдруг резко отвернулся, голос его дрогнул, прервался. – Какое Рождество без Сэмми и Рэми… – Он направился к двери.

– Может, останешься, поговорим?

– Нет, потом. Спасибо. – Он захлопнул за собой дверь.

Грейс сидел неподвижно. Известно, что Гленн прошел через ад, положение с каждым годом все хуже – а теперь и вовсе темные унылые ночи перед близящимся Рождеством… Из всех его рассказов было ясно, что супружеские проблемы фатальны. Как только он это признает, как бы ему ни было больно, то сможет хотя бы двинуться дальше вместо существования в безнадежном лимбе.[24]

Грейс на секунду почувствовал искушение догнать друга, явно нуждавшегося в общении, однако ему надо было работать. Проигнорировав очередной писк компьютера, он вновь вернулся к своим заметкам. Задумчиво глядя на лист бумаги, начал писать под заголовком «Направления расследования».

Зазвонил внутренний телефон. Он снял трубку.

– Рой Грейс.

Это был Рей Паккард.

– Вы просили меня поискать в Сети сведения о брокерах, поставляющих органы.

– Да.

– Нашел кое-что интересное. В Германии, в Мюнхене, есть одно заведение под названием «Трансплантацион-Централе». Объявляет себя крупнейшим в мире поставщиком человеческих органов. Мой босс сержант Пол Тейлор несколько лет назад связывался по этому поводу с Интерполом. У него есть знакомые ребята в Германии, поэтому мы быстро провели проверочку. Надеюсь, вам понравится.

– Слушаю.

– Управление уголовной полиции земли Бавария – нечто вроде немецкого ФБР – держит их под наблюдением, подозревая в нелегальной перевозке людей. Но особенно вам понравится, что среди прочих стран у них налажены связи с Румынией!

– Блестяще, Рей, – сказал Грейс. – У меня есть очень верный контакт в управлении уголовной полиции в Мюнхене.

– Что ж, по-моему, дело стоящее.

Грейс поблагодарил, разъединился, схватился за картотеку, вытащил карточку, на которой было напечатано: «Комиссар уголовной полиции Марсель Куллен». Старый приятель, приезжавший года четыре назад в Суссекс-Хаус по обмену и полгода работавший вместе с ним. В начале этого года помогал ему в Мюнхене, где якобы видели Сэнди. Грейс летал туда на день, ко оказалось, что они охотились на дикого гуся.

Он набрал номер мобильника немца, попал на автоответчик, оставил сообщение.


предыдущая глава | Умри завтра | cледующая глава