на главную | войти | регистрация | DMCA | контакты | справка |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


моя полка | жанры | рекомендуем | рейтинг книг | рейтинг авторов | впечатления | новое | форум | сборники | читалки | авторам | добавить
фантастика
космическая фантастика
фантастика ужасы
фэнтези
проза
  военная
  детская
  русская
детектив
  боевик
  детский
  иронический
  исторический
  политический
вестерн
приключения (исторический)
приключения (детская лит.)
детские рассказы
женские романы
религия
античная литература
Научная и не худ. литература
биография
бизнес
домашние животные
животные
искусство
история
компьютерная литература
лингвистика
математика
религия
сад-огород
спорт
техника
публицистика
философия
химия
close

реклама - advertisement



Примечания

1

В. Г. Короленко в годы революции и гражданской войны. 1917–1921. Биографическая хроника. Vermont, 1985. С. 207.

2

А. Н. Яковлев — один из инициаторов «перестройки» советского общества во второй половине 1980-х гг. — писал, что «завершение 70-летней гражданской войны в России — главная заслуга команды Горбачева перед историей, основной итог перестройки». // Черная книга коммунизма. М., 1999. С. 15. «Перестройка» не покончила с мотивами, готовыми вызвать гражданскую войну в стране. Достаточно вспомнить вспышки этнических погромов в Узбекистане, Азербайджане в конце 1980-х, попытки развязать гражданскую войну в августе 1991 г. и в октябре 1993 г., гражданские войны в бывших советских республиках в 1990-х гг. (Таджикистан), ее явные признаки в Чечне и т. д., чтобы признать этот вывод по меньшей мере некорректным. Подробнее о проявлениях гражданской войны в период «перестройки» см.: Пихоя Р. Г. Советский Союз: история власти. 1945–1991. М., 1998. С. 522–534.

3

Родина. М., 1990. № 10. Данные В. П. Данилова; Советская деревня глазами ВЧК-ОГПУ-НКВД. М., 1998. T. 1. С. 49.

4

Мельгунов С. П. Красный террор в России. Берлин, 1924. 2-е изд.; М., 1990. 5-е изд. См. также: Мельгунов Сергей. Воспоминания и дневники. М., 2003.

5

Мельгунов С. П. Красный террор в России. М., 1990. С. 5.

6

Там же. С. 6.

7

Отечественная история. 1994. № 4–5. С. 284 (В. Бортневский); Вопросы истории. 1997. № 6. С. 169–170 (Б. Старков); и др.

8

Отечественная история. 2000. № 5. С. 86–87.

9

Подробнее о дискуссиях на эту тему см.: Бордюгов Г. А., Ушаков А. И., Чураков В. Ю. Белое дело: идеология, основы, режимы власти. Историографические очерки. М., 1998. С. 220–221, 254; Голдин В. И. Россия в гражданской войне. Очерки новейшей историографии (вторая половина 1980–1990-е годы). Архангельск, 2000. С. 170–173; Кан А. С. Постсоветские исследования о политических репрессиях в России и СССР. // Отечественная история. 2003. № 1. С. 124; и др.

10

X. Арендт, К. Фридрих, З. Бжезинский полагали, что признаками тоталитарного режима являются наличие пользующегося неограниченной властью лидера и применение массового террора. Arendt Hannah. The origins of totalitarianism. N. Y., 1973. P. 458; Friedrich С., Brzezinski Z. Totalitarian dictatorship and aytocracy. Cambridge, 1956. P. 9–10. Арендт подчеркивала: «К настоящему моменту мы знаем лишь две аутентичные формы тоталитарного правления: диктатуру национал-социализма после 1938-го и диктатуру большевизма после 1930-го. Эти формы правления существенно отличаются от других видов диктаторского, деспотического или тиранического правления». Arendt H. Op. cit. P. 419. Арендт имела в виду время расцвета тоталитарных режимов, но еще Ленин был уверен в том, что решения партийного съезда обязательны для всей республики (ПСС. Т. 43. С. 62), что необходимы диктатура одной партии, ЦК, власть вождя (ПСС. Т. 24. С. 245; Т. 25. С. 212). Ему вторил глава советской власти Я. М. Свердлов: «ЦК строго проводил общественно-политический контроль всей советской работы… Политика всех ведомств является политикой ЦК» (Избр. произвел. M., 1959. Т. 2. С. 157).

Все исследователи тоталитарных режимов единодушны в признании террора как одной из основных форм, обеспечивающих их существование. Они указали на специфику советской тоталитарной системы, состоявшей в создании партократического государства с осуществлением руководства и контроля над всеми сторонами жизни человека (Авторханов А. Происхождение партократии. Франкфурт-на-Майне, 1973. С. 22–23, 30–31), на революционность безграмотного люмпена, утверждавшего себя с помощью силы и вседозволенности (Caхаров А. Революционный тоталитаризм в нашей истории. // Коммунист. 1991. № 5. С. 67). Выяснение специфики советского тоталитаризма указало на него как на одну из худших разновидностей режима. Игрицкий Ю. И. Снова о тоталитаризме // Отечественная история. 1993. № 1. С. 4.

11

X. Арендт права, усматривая связь и различие между насилием и террором. «Террор — это не то же, что насилие, это, скорее, форма правления, которая осуществляется, когда насилие, уничтожив всю власть, не исчерпывает себя, а получает полный контроль». Arendt Hannah. On violence. N. Y., 1969. P. 55. Под красным и белым террором в годы гражданской войны в России понимались репрессивные меры каждой из воюющих сторон.

12

В. И. Ленин утверждал: «После революции 25 октября (7 ноября) 1917 г. мы не закрыли даже буржуазных газет и о терроре не было и речи. Мы освободили не только бывших министров Керенского, но и воевавшего против нас Краснова. Лишь после того, как эксплуататоры, то есть капиталисты, стали развертывать свое сопротивление, мы начали систематически подавлять его, вплоть до террора». Несколько позже Ленин расширил число зачинателей террора, включив в него Антанту. Ленин В. И. ПСС. Т. 39. С. 113–114, 405.

13

Быстрянский В. Контрреволюция и ее методы. Белый террор прежде и теперь. Пг., 1920. С. 1.

14

С. П. Мельгунов комментировал высказывание А В. Пешехонова в брошюре «Почему я не эмигрировал», где о правительстве Деникина говорилось: «Или вы не замечаете крови на этой власти? Если у большевиков имеются чрезвычайки, то у Деникина ведь была контрразведка, а по существу — не то же ли самое? О, конечно, большевики побили рекорд и количеством жестокостей превзошли деникинцев. Но кое в чем и деникинцы перещеголяли большевиков» — так: «Пешехонов ошибался, перещеголять большевиков никто не мог». Мельгунов С. П. Красный террор в России. Берлин, 1924. С. 5–6.

15

Деникин А. И. Очерки русской смуты. Берлин, 1926. T. V. С. 136; Деникин — Юденич — Врангель. М. -Л., 1927. С. 60.

16

Горький М. Несвоевременные мысли. Заметки о революции и культуре. Пг. 1918. С. 68, 69, 101; он же: Русская жестокость // Новая Россия. 1922. № 2. С. 142. Горький уехал из России осенью 1921 г., вернулся в 1928 г., хотя и продолжал выезжать за границу. В 1930 г. Горький стал автором жестокого вывода: «Если враг не сдается, его уничтожают». // Правда. 1930. 15 ноября. Этот лозунг стал весьма популярным при проведении террора 1930-х — начала 1950-х гг. в стране.

17

В. Г. Короленко в годы революции и гражданской войны. 1917–1921. Биографическая хроника. Vermont, 1985. С. 184–185. В интервью корреспонденту РОСТА 26 июня 1919 года Короленко утверждал: «Основная ошибка советской власти — это попытка ввести социализм без свободы. На мой взгляд, социализм придет вместе со свободой или не придет вовсе». // Там же. С. 185–186.

18

См.: Из глубины. Сб. статей о русской революции. М., 1918; Гражданская война оказалась неприемлема для социолога П. Сорокина, увидевшего в ней «с той и другой стороны невероятные акты жестокости и садизма, редко имеющие место в обычных войнах»; для писателя М. Осоргина, писавшего о пережитом: «Стена против стены стояли две братские армии, и у каждой была своя правда и своя честь. Правда тех, кто считал и родину и революцию поруганными новым деспотизмом и новым, лишь в иной цвет перекрашенным, насилием, — и правда тех, кто иначе понимал родину и иначе ценил революцию и кто видел их поругание не в похабном мире с немцами, а в обмане народных надежд… Были герои и тут и там; и чистые сердца тоже, и жертвы, и подвиги, и ожесточение, и высокая, внекнижная человечность, и животное зверство, и страх, и разочарование, и сила, и слабость, и тупое отчаяние. Было бы слишком просто и для живых людей, и для истории, если бы правда была лишь одна и билась лишь с кривдой: но были и бились между собой две правды и две чести, — и поле битвы усеяли трупами лучших и честнейших». Сорокин П. А. Современное состояние России. // Новый мир. 1992. № 5. С. 172; Осоргин М. А. Сивцев Вражек. // Урал. 1989. № 7. С. 86. Работа Сорокина была впервые опубликована в 1922 г., Осоргина — в 1928 г.

19

Плеханов Г. В. Год на Родине. Пг., 1918., Т. 2. С. 267; Тютюкин С. В. Г. В. Плеханов. Судьба русского марксиста. М., 1997. С. 356–357; Пайпс Р. Россия при старом режиме. Кембридж, 1981. С. 426.

20

Ю. О. Мартов и его близкие. N. Y., 1959. С. 149, 151. В 1919 г. Мартов пришел к выводу о том, что для большевиков характерна «склонность к решению всех вопросов политической борьбы, борьбы за власть, методами непосредственного применения вооруженной силы… Эта склонность предполагает скептическое отношение к возможностям демократического решения социально-политических проблем». // Мартов Ю. О. Мировой большевизм. Берлин, 1923. С. 13. Подробнее об этом см.: Урилов И. X. Ю. О. Мартов: политик и историк. М., 1997.

21

Р. Люксембург в принципе не была противницей революционного насилия, но в рукописи о русской революции, написанной в конце сентября — начале октября 1918 г. в бреславльской тюрьме, высказала сомнение в необходимости «господства террора», который деморализует население, убеждение, что «свобода есть всегда свобода для инакомыслящих». // Вопросы истории. 1990. № 2. С. 27, 29. Б. Рассел, бывший в России в 1920 г., пришел к выводу: «Основной источник всей цепи зол лежит в большевистском мировоззрении: в его догматизме ненависти и его вере, что человеческую природу можно полностью преобразовать с помощью насилия». Рассел Б. Политика и теория большевизма. М., 1991. С. 100. Чиновник писал 4 марта 1918 т.: «Со всем можно было бы помириться, лишь бы была какая-нибудь гарантия неприкосновенности личности и жилища». Русская революция глазами петроградского чиновника. Дневник 1917–1918 гг. Oslo, 1982. С. 45.

22

Ленин говорил Валентинову в 1904 г., что будущая революция должна быть якобинской и не нужно бояться прибегать к гильотине. Валентинов И. Встречи с Лениным. N. Y., 1979. С. 185. Струве, встречавшийся с Лениным в конце прошлого века, назвал чертами его характера резкость, жестокость, неукротимое властолюбие и определил: «Ленин — это думающая гильотина». Струве П. Б. Мои встречи и столкновения с Лениным. // Новый мир. 1991. № 4. С. 219; Известия. 1993. 16 января. II Всероссийский съезд Советов отменил смертную казнь в стране 25 октября 1917 г. Узнав об этом, Ленин возмутился: «Вздор… Как это можно совершить революцию без расстрелов». Ленин предлагал декрет отменить. Троцкий Л. О Ленине. Материалы для биографа. М., 1925. С. 72–73. В. М. Чернов, лидер партии эсеров и председатель Учредительного собрания, потрясенный его разгромом и расстрелом демонстрации в защиту Учредительного собрания, писал в открытом письме Ленину (январь 1918 г.), что он «человек аморальный до последних глубин своего существа». // Megapolis-Express, 1991. 31 января.

П. Кропоткин рассказывал И. Бунину о свидании с Лениным в 1918 году: «Я понял, что убеждать этого человека в чем бы то ни было совершенно напрасно! Я упрекал его, что он за покушение на него допустил убить две с половиной тысячи невинных людей. Но оказалось, что это не произвело на него никакого впечатления…». Бунин И. А. Воспоминания. Париж, 1950. С. 58. Подобных свидетельств множество. Ленин не раз выступал с циничным требованием расстрелов невинных, обосновывая их высшими интересами классовой борьбы. См.: Ленин В. И. ПСС. Т. 38. С. 295; Т. 45. С. 189; и др. Ленин не возражал против массового террора, который Сталин проводил в Царицыне летом 1918 г. Медведев Р. О Сталине и сталинизме. М., 1990. С. 40–42. Для Ленина нравственно было все, что, по его мнению, служило делу революции.

23

Kayтский К. Московский суд и большевизм / Двенадцать смертников. Суд над социалистами-революционерами в Москве. Берлин, 1922. С. 9.

24

Каутский К. Диктатура пролетариата. Wien, 1918; он же. Терроризм и коммунизм. Берлин, 1919; он же. От демократии к государственному рабству (ответ Троцкому). Берлин, 1922. Ленин В. И. Пролетарская революция и ренегат Каутский. // ПСС. Т. 37; Троцкий Л. Д. Терроризм и коммунизм. // Соч. М. -Л., 1925. T. XII.

25

Хайек еще в 1944 г. указал на генетическую связь тоталитаризма с социальными учениями. «Между социализмом и национализмом в Германии с самого начала существовала тесная связь», — писал он. Хайек Ф. А. Дорога к рабству. // Новый мир. 1991. № 8. С. 202. Агурский подтвердил подобное на примере России. Он подчеркивал веру большевиков в мессианскую роль России. Агурский М. Идеология национал-большевизма. Париж, 1980.

26

Ленин В. И. ПСС. Т. 35. С. 185. Ленинским принципом руководствовались, например, следователи казанской губЧК в 1919 г., вынося после краткого допроса арестованных заключение: «Советской власти полезен быть не может. Расстрелять!»

27

Л. Д. Троцкий обосновывал: «Вопрос о форме репрессии или о ее степени, конечно, не является принципиальным. Это вопрос целесообразности. В революционную эпоху отброшенная от власти партия, которая не мирится с устойчивостью правящей партии и доказывает это своей бешеной борьбой против нее, не может быть устрашена угрозой заключения, так как она не верит в его деятельность. Именно этим простым, но решающим фактом объясняется широкое применение расстрелов в гражданской войне». // Соч. T. XII. С. 59. Бухарин был солидарен: «С более широкой точки зрения, т. е. с точки зрения большого по своей величине исторического масштаба, пролетарское принуждение во всех своих формах, начиная от расстрелов и кончая трудовой повинностью, является, как парадоксально это ни звучит, методом выработки коммунистического человечества из человеческого материала капиталистической эпохи». Бухарин Н. И. Экономика переходного периода. М., 1920. Ч. 1. С. 146.

28

Троцкий Л. Д. История русской революции. Берлин, 1933. T. II. С. 376; Соч. М. -Л., 1925. T. XII. С. 59–60.

29

Каутский К. Терроризм и коммунизм. С. 7, 196, 204; он же. От демократии к государственному рабству. С. 162, 166.

30

Голинков Д. П. Крушение антисоветского подполья в СССР. М., 1986. Кн. 1. С. 137, 188; Велидов А. С. Предисловие к «Красной книге ВЧК». М., 1989. Т. 1. С. 7; Соловьев даже пришел к выводу о том, что «красный террор принес неизмеримо меньше жертв, чем белый террор». Соловьев О. Ф. Современная буржуазная историография о подавлении контрреволюции в России в годы гражданской войны. Исторический опыт Великого Октября. М., 1975. С. 420.

31

Фельдман Д. Преступление и… оправдание // Новый мир. 1990. № 8. С. 253; Феофанов Ю. Идеология у власти // Известия. 1990. 4 октября; Василевский А. Разорение // Новый мир. 1991. № 2. С. 253.

32

Ю. Фельштинский пишет: «Мне хочется отвести здесь знакомое указание на жестокость обеих сторон. Белой армии как раз и была присуща жестокость, свойственная войне вообще. Но на освобожденных от большевиков территориях никогда белыми не создавались организации, аналогичные советским ЧК, ревтрибуналам и реввоенсоветам. И никогда руководители Белого движения не призывали к расстрелам, к гражданской войне, к террору, к взятию заложников. Белые не видели в этом идеологической необходимости, поскольку воевали не с народом, а с большевиками» // Родина. 1990. № 10. С. 40.

33

См.: Иоффе Г. З. «Белое дело». Генерал Корнилов. М., 1989. С. 233; Лацис М. И. Пленных не брать // Красноармеец. 1927. № 21. С. 18.

34

Поляков Ю. А. Гражданская война в России (поиски нового видения) // История СССР. 1990. № 2. С. 104; Спирин Л. М. Партия большевиков в гражданской войне // Коммунист. 1990. № 14. С. 95.

35

Волкогонов Д. А. Троцкий. Политический портрет. М., 1992. Кн. 1. С. 283.

36

На совещании ЦК партии большевиков 1 ноября 1917 г. Троцкий выступил против создания «однородного социалистического правительства», так как «партии, в восстании участия не принимавшие, хотят вырвать власть у тех, кто их сверг». Позже Троцкий передал свои воспоминания о том совещании так: «По вопросу о соглашении Ленин говорил: А соглашение? — Я не могу даже говорить об этом серьезно. Троцкий давно сказал, что объединение невозможно. Троцкий это понял, и с тех пор не было лучшего большевика». Кончалась речь лозунгом: «Без соглашений — за однородное большевистское правительство!» Троцкий Л. Сталинская школа фальсификаций. M., 1990. С. 29. См. также: Злоказов Г. И. Меньшевистско-эсеровский ВЦИК Советов в 1917 г. М., 1997.

37

В выборах депутатов в Учредительное собрание (ноябрь 1917 г.) приняло участие 50 млн. избирателей (62–63 %) из примерно 80 млн. В результате было избрано 715 депутатов: 370 эсеров, 175 большевиков, 86 представителей от национальных групп, 40 левых эсеров, 17 кадетов, 15 меньшевиков, 2 представителя трудовой народно-социалистической партии, 1 не назвал своей партийной принадлежности. Знаменский О. Н. Всероссийское Учредительное собрание. Л., 1976. С. 338–339. Получив всего 22,5 % депутатских мандатов, большевики должны были уступить воле народа. Но этого не случилось. Учредительное собрание было разогнано большевиками в 4 часа 40 минут 6 января 1918 года, просуществовав немногим более 12 часов. В советской историографии длительное время существовало мнение, согласно которому в развязывании гражданской войны в стране повинны партии демократической контрреволюции, отвергавшие условия соглашения, диктуемые большевиками. Иную точку зрения выразил писатель Б. Васильев: «Я думаю, — имея в виду разгон Учредительного собрания, — что ночь с 5 на 6 января 1918 года — начало размежевания России и завтрашней гражданской войны, рубеж между Законом и Чрезвычайкой, между Согласием и Конфронтацией. И дело совсем не в том, можно ли было тогда поступить по-иному, дело в первом применении силы при решении вопросов общенационального политического устройства. Гуманистическая тенденция развития России, начатая бескровной революцией и рассчитанная на духовное и материальное обогащение, отныне была прервана». // Известия. 1989. 18 января. В 1997 г., возвращаясь к теме о гражданской войне, Б. Васильев определял все время советской власти как многогранное противостояние: от «физического взаимного уничтожения до взаимной физиологической ненависти». // Российская газета. 1997. 29 мая. В 1990-х гг. выяснилось, что многие постановления Учредительного собрания были направлены на укрепление власти Советов, а меньшевики и эсеры и после разгона Учредительного собрания были против насильственного свержения большевиков. Журавлев В. В., Симонов Н. С. Причины и последствия разгона Учредительного собрания. // Вопросы истории. 1992. № 1. С. 6. О реакции Ленина на разгон Учредительного собрания вспоминал Бухарин: «В ночь разгона Учредительного собрания Владимир Ильич позвал меня к себе. У меня в кармане пальто была бутылка хорошего вина, и мы… долго сидели за столом. Под утро Ильич попросил повторить что-то из рассказанного о разгоне Учредилки и вдруг рассмеялся. Смеялся он долго, повторял про себя слова рассказчика и все смеялся, смеялся. Вовсю, заразительно, до слез. Хохотал. Мы не сразу поняли, что это истерика. В ту ночь мы боялись, что мы его потеряем». Подобная истерика была у Ленина и после подавления выступления левых эсеров 6 июля 1918 г. Икрамов К. Дело моего отца. // Знамя. 1989. № 5. С. 78. 5 января 1918 г. по улицам Петрограда двинулись к Таврическому дворцу около 60-ти тысяч сторонников Учредительного собрания. На углу Невского и Литейного проспектов демонстрация была обстреляна солдатами: имелись убитые и раненые. // Огонек. 1990. № 11. С. 24. Подробнее об Учредительном собрании см.: Протасов Л. Г. Всероссийское Учредительное собрание. История рождения и гибели. С. 164.

38

Ленин В. И. ПСС. Т. 36. С. 316. Экономист Н. Д. Кондратьев писал: «…на вооруженное насилие деревня, наводненная вернувшимися после стихийной мобилизации армии солдатами, ответила вооруженным сопротивлением и целым рядом восстаний. Вот почему период… до глубокой осени 1918 г. представляется временем кошмарной и кровавой борьбы на полях производящей деревни». Кондратьев Н. Д. Рынок хлебов. М., 1922. С. 124. В годы гражданской войны начал осуществляться «проект» Ленина по переустройству российского общества, существенными частями которого стали установление диктатуры пролетариата, власть правящей партии, перманентная необходимость врага и т. д. Байрау Д. Большевистский проект как план и социальная практика. // Ab Imperio. Казань, 2002. № 3. С. 359

39

Ленин В. И. ПСС. Т. 39. С, 127, 156.

40

См.: Lewine M. The civil war: dynamics and legacy. Party, state and society in the russian civil war. Indiana University Press, 1989. P. 406; он же. Гражданская война в России: движущие силы и наследие/ История и историки. М., 1990. С. 375. Деструктивными были не только красный и белый террор, а также бандитизм и погромы. Только на Украине в 1918–1920 гг. было убито 200 тысяч евреев и еще около миллиона избито и ограблено. Погромы охватили 1300 местечек и городов Украины и около 200 Белоруссии. Ларин Ю. Евреи и антисемитизм в СССР. М — Л., 1929. С. 39. В. П. Данилов назвал иные данные: петлюровский террор (его можно назвать черным или желтым) унес 300 тысяч жизней евреев. Такие жертвы ни белые, ни красные не могут принять на свой счет. // Родина. 1990. № 10. С. 15. Вероятно, более точна цифра примерно в 200 тысяч жертв массового геноцида еврейского населения и более 300 тысяч сирот, оставшихся без родителей в результате погромов. Гусев-Оренбургский С. И. Багровая книга. Погромы 1919–1920 гт. на Украине. Харбин, 1922. С. 15; Гаврилов Ю. Трагедия ухода от родины. // Огонек. 1991. № 25. С. 25. Можно утверждать, что именно тогда началась «катастрофа», «холокост» для евреев. И когда вопрошают, кто в этом виновен? — люди, истреблявшие себе подобных из классовой ненависти, тех, кто был неспособен оказать достойное сопротивление. Подобная катастрофа до этого коснулась армян (1915 г.), позже, в советское время, многих народов страны.

41

Коэн С. Переосмысливая советский опыт (политика и история с 1917 года). Вермонт, 1986. С. 47–78; Авторханов А. Ленин в судьбах России. // Новый мир. 1991. № 1; Волкогонов Д. А. Сталинизм: сущность, генезис, эволюция. // Вопросы истории. 1990. № 3; Ципко А. С. Насилие лжи, или Как заблудился призрак. М., 1990; и др. Обвинения современных черносотенных организаций (Молодая гвардия. 1989. № 6, 11) в адрес евреев как виновников революции и террора носят антисемитский характер и были с достаточной полнотой разоблачены на страницах газеты «Известия» (1990. 11, 29 августа). К антисемитским бредням относятся выступления с указанием на Свердлова как организатора гражданской войны, и на него же и Троцкого как инициаторов «расказачивания» (Назаров Г. Я. М. Свердлов: организатор гражданской войны и массовых репрессий. // Молодая гвардия. 1989. № 10; Назаров Г. Дальше… дальше… дальше… к правде. // Москва. 1989. № 12; Литературная газета. 1989. 29 марта. Писатель В. Солоухин возлагает всю вину за террор на Октябрьскую революцию, начавшую, по его словам, уничтожение генетического фонда народа. Родина. 1989. № 10. С. 70. Но генетический фонд народа уничтожался и расстрелами 9 января 1905 г., погромами, гибелью во время бесчисленных войн. Кто может поручиться за то, что среди расстрелянных колчаковцами жителей партизанских деревень не было будущего Ломоносова, а убитых еврейских детей — Эйнштейна? Любой террор незаконен и отвратителен. «Виселицы не помогли Романовым, несмотря на 300-летние корни, — писал Короленко X. Г. Раковскому 20 марта 1919 г. — В политической борьбе казни вообще недопустимы, а их было уже слишком много. Жестокость заливала всю страну, и все „воюющие“ на внутренних фронтах в ней повинны. Вы, большевики, не менее других. Если можно указать на массовые казни, совершаемые добровольцами, петлюровцами, то вам не вычеркнуть из своей истории таких же массовых казней заложников». // Вопросы истории. 1990. № 10. С. 7–8.

42

Красные и белые объясняли жестокость обращения ссылками на подобные действия противоположной стороны — новейший тип «кровной мести». 10 января 1939 г. Сталин направил секретарям обкомов партии и начальникам управления НКВД телеграмму: «ЦК ВКП(б) разъясняет, что применение физического воздействия в практике НКВД было допущено с 1937 года с разрешения ЦК ВКП(б)… Известно, что все буржуазные разведки применяют физическое воздействие в отношении представителей социалистического пролетариата, и притом в самых безобразных формах. Спрашивается, почему социалистическая разведка должна быть более гуманна в отношении заядлых агентов буржуазии, заклятых врагов рабочего класса и колхозников. ЦК ВКП(б) считает, что метод физического воздействия должен обязательно применяться и впредь, в виде исключения, в отношении явных и неразоружающихся врагов народа, как совершенно правильный и целесообразный метод». // Известия ЦК КПСС. 1989. № 3. С. 145.

43

Д. А. Волкогонов в 1990 году оговаривался: сталинизм возник на извращении марксизма, само учение Ленина в этом не виновато. // Вопросы истории. 1990. № 3. С. 6. После ознакомления в 1991 г. с неопубликованными 3724 ленинскими документами изменил свое мнение и написал о Ленине как диктаторе, создателе партии ордена, нетерпимом и жестоком, положившем начало правлению террора в стране. Волкогонов Д. С беспощадной решительностью… // Известия. 1992. 22 апреля.

44

Солженицын А. И. Архипелаг ГУЛАГ. // Новый мир. 1989. № 9. С. 143; Бжезинский 3. Большой провал. Рождение и смерть коммунизма в двадцатом веке. N. Y., 1989. С. 29; Шальнев А. Книга Р. Пайпса о революции в России. // Известия. 1990. 27 ноября; Keep J. Lenin's Budget: the Smolny period. Revolution in Russia: Reassment of 1917. Cambridge, 1992. P. 354; по мнению Анфимова, к массовым репрессиям народы России стал приучать П. А. Столыпин. Анфимов А. М. Тень Столыпина над Россией. // История СССР. 1991. № 4. С. 120. Подробнее об этом: Сахаров А. Н. Новая политизация истории или научный плюрализм? (О некоторых тенденциях в мировой историографии истории России XX в.). / Россия в XX веке. Судьбы исторической науки. M., 1996. С. 11–21.

45

Конквест Р. Большой террор. Лондон, 1974. С. 16–17. Точку зрения Конквеста разделяет поэт Н. Коржавин: ленинщина — это преступление, совершенное людьми, которые считали исторически необходимым его совершить. Сталинщина — это уголовщина по методам и отношению к жизни. // Известия. 1992. 17 февраля. Иной взгляд у писателя-эмигранта М. А. Алданова. Говоря о смерти Ленина, он замечал: «Верно, половина человечества оплакала его смерть. Надо было бы оплакать рождение». // Собр. соч. М., 1991. Т. 6. С. 446.

46

Российский государственный архив социально-политической истории (далее — РГАСПИ), ф. 2, оп. 2, д. 380, л. 1; B. И. Ленин. Неизвестные документы. 1891–1922. М., 1999. C. 400.

47

Известия ЦК КПСС. 1990. № 4. С. 192–193; В. И. Ленин. Неизвестные документы. 1891–1922. С. 516–519.

48

Шапиро Л. Коммунистическая партия Советского Союза. Лондон, 1975. С. 265; Legget G. The Cheka: Lenin's political police. Oxford, 1981. P. 102, 119; Ципко А. Хороши ли наши принципы? // Новый мир. 1990. № 4. С. 186–187; Яковлев А Н. Сумерки. М., 2003. С. 14; и др.

49

Cм.: Фридлянд Ц. Жан-Поль Марат и гражданская война XVIII в. М.—Л., 1934; KondratievaT. Bolshevics et jacobines. Paris, 1989.

50

«Якобинцы XX века не стали бы гильотинировать капиталистов — подражание хорошему образцу не есть копирование». Ленин В. И. ПСС. Т. 32. С. 307; см.: Олар А. Теория насилия и французская революция. Париж, 1924. С. 18; Молчанов Н. Монтаньяры. М., 1989; Генифе П. Марат — идеолог террора. // Вопросы истории. 2003. № 4. С. 150–156; и др.

51

Робеспьер объявил 5 февраля 1794 г.: «Движущей силой народного правительства в революционный период должны быть одновременно добродетель и террор: добродетель, без которой террор пагубен, террор, без которого добродетель бессильна. Террор — это не что иное, как быстрая, строгая, непреклонная справедливость, он, следовательно, является эманацией добродетели…» Среди жертв якобинского террора 1792–1793 гг. дворян менее 9 %; крестьян — 28 %, рабочих — 30 %. Молчанов Н. Статьи // Московские новости. 1989. 16 июля; Литературная газета. 1989. 4 октября. Инструкции о массовых казнях создают психически больные люди. // Известия. 1994. 28 июля; Бовыкин Д. Ю. Революционный террор во Франции XVIII века: новейшие интерпретации. // Вопросы истории. 2002. № 6. С. 144–149; и др.

52

Подробнее об этом: Янов А. Истоки автократии. // Октябрь. 1991. № 8. С. 150. Страшен кровавый след диктатуры. Несколько утешает сознание их изначальной обреченности.

53

Соловьев С. М. История России с древнейших времен. М., 1988. Т. 3. С. 284; Ключевский В. О. Курс русской истории. М., 1988, Т. 2. С. 165. В Уложении Алексея Михайловича (1649 г.) смертная казнь предусматривалась за оскорбление величества, бунт против существующего правительства, измену. Малиновский Н. Кровавая месть и смертные казни. Томск, 1908. Вып. 1–2. С. 177.

54

Пайпс Р. Россия при старом режиме. С. 294–295; Гейфман А. Революционный террор в России. 1894–1917. М., 1997. С. 33.

55

В марте 1917 г. в США проживало около 3 млн. уроженцев России, из них 41 % евреи, 29 % — поляки. По опросам, евреи заявили, что покинули Россию навсегда. Тудоряну Н. Л. Очерки российской трудовой эмиграции периода империализма. Кишинев, 1989. С. 172. В октябре 1946 г. в спецпоселениях на территории Казахстана, Средней Азии, Урала и Сибири жили без права выезда 2 463 940 чел.; из них — 979 182 детей до 16 лет. Это были чеченцы и ингуши (более 400 тыс. чел.), карачаевцы (60 139), балкарцы (32 817), калмыки (81 672), крымские татары, болгары и греки (почти 200 тыс.), немцы (774 178), турки, курды, хемшины (84 402), истинно православные христиане (1212), солдаты армии Власова (95 386) и др. // История СССР. 1992. № 1.С. 157; всего в 40-х годах в СССР были подвергнуты вынужденному переселению 3 226 340 чел. Бугай Н. Ф. К вопросу о депортации народов СССР в 30–40-х годах. // История СССР. 1989. № 6. С. 135.

56

Вряд ли можно согласиться с выводом о том, что левый экстремизм в России исчерпал себя убийством Александра II и, не имея никаких планов реформ, перестал быть силой. Амальрик А. Записки диссидента. М., 1991. С. 38. Эсеровские боевики, со столь романтической приподнятостью воспетые Б. В. Савинковым в «Воспоминаниях террориста» (Харьков, 1926), видели в терроре наилучшую форму политической борьбы против неугодных им представителей властей. Писатель

B. Шаламов полагал, что «русские писатели-гуманисты второй половины XIX века несут на душе великий грех человеческой крови, пролитой под их знаменем в XX веке. Все террористы были толстовцы и вегетарианцы, все фанатики — ученики русских гуманистов. Этот грех им не замолить». // Московские новости. 1988. 4 декабря. Идеи террора как средство борьбы с самодержавием поддерживала интеллигенция. Дейч Л. Г. Провокаторы и террор: по личным воспоминаниям. Тула, 1927. C. 87. Политический террор оправдал А. Блок. Ссылаясь на журнал «Былое», где был помещен материал об эсере-террористе И. П. Каляеве, Блок сочувствовал: революционеры «убивают, как истинные герои, с сиянием мученической правды на лице… без малейшей корысти, без малейшей надежды на спасение от пыток, каторги и казни». Блок А. Собр. соч. M. — Л., 1961. Т. 8. С. 276. По мнению Аксельрода, большевики использовали для истребления своих врагов теорию Ткачева, оправдывающего практику Нечаева. Нечаев считал, что врагов революции следует уничтожать. К ним он относил: вождей господствующих классов, агентов старой власти, инакомыслящих социалистов и противников своих планов. Аксельрод П. В. Пережитое и передуманное. Берлин, 1923. Кн. 1. С. 199.

57

Цит.: Троицкий Н. А. «Народная воля» перед царским судом. 1880–1891 гг. Саратов, 1971. С. 67; В. Ф. Антонов, перечисляя случаи жестокости царских судов, отвечал положительно на им же поставленный вопрос: «Спрашивается, можно ли в условиях объявленной войны назвать аморальным применение народовольцами оружия против бешеного белого террора?» Антонов В. Ф. Народничество в России: утопия или отвергнутые возможности. // Вопросы истории. 1991. № 1. С. 14.

58

История СССР. 1991. № 4. С. 120; в разных изданиях называются различные числа казненных: за вторую половину 1906 г. военно-полевые суды рассмотрели более 1000 дел, 52 человека было оправдано, 85 были лишены свободы, а 950 — казнено. Фалеев Н. И. 6 месяцев военно-полевой юстиции. // Былое. 1907. № 2. С. 80; в России в 1907 г. вынесено 1692 смертных приговора, казнено — 748; в 1908 г. соответственно: 1959 — 782; в 1909 г. — 1435 — 543. Всего казнено 2073 чел. // Социал-демократ. Центр, орг. РСДРП. 1910. 26 февраля. № 11.

59

Бердяев Н. А. Народ и классы в русской революции. М., 1917. С. 4. // Новый мир. 1993. № 2. С. 151, 164.

60

Набоков позже сожалел об этом. То обстоятельство, писал он, что МВД, «все управление, вся полиция осталась совершенно неорганизованной, сыграло очень большую роль в процессе разложения России. Сам большевистский переворот стал возможен потому, что исчезло сознание государственной власти». Набоков В. Временное правительство (воспоминания). М., 1924. С. 40–41. Декларация Временного правительства 3 марта 1917 г. освободила всех политзаключенных, были упразднены полиция и охранка, начато расследование их преступной деятельности, проведена либерализация тюремного законодательства (только после июля 1917 г. стали запирать камеры в тюрьмах и отменили отпуска заключенным). Падение царского режима. Стенографические отчеты допросов и показаний, данных в 1917 г. в чрезвычайной следственной комиссии Временного правительства. М. -Л., 1926. Т. 1–5; Скрипилев С. А. Тюремная политика и тюремное законодательство Временного правительства. М., 1968. 9 марта 1917 г. была отменена смертная казнь в стране, военно-полевые суды, на время войны оставлена военная цензура. 12 июля 1917 г. смертная казнь была введена «за военную и государственную измену, побег к неприятелю, бегство с поля сражения, самовольное оставление своего места во время боя и уклонение от участия в бою». Великая Октябрьская социалистическая революция. Хроника событий. М., 1959. Т. 2. С. 562. Суханов писал: Керенский настоял на введении смертной казни, а возражали те, кто «применял потом массовые казни без суда». Суханов H. Н. Записки с революции. М., 1992. Т. 1. С. 244. Тогда же МВД получило право закрывать издания, призывающие к неповиновению властям, и даже разрешило «внесудебные аресты». Это выразилось в предоставлении права военным арестовывать лиц, «деятельность которых представляется особенно угрожающей обороне государства и внутренней его безопасности». Великая Октябрьская социалистическая революция. Хроника событий. М, 1960., С. 68. 20 октября 1917 г. правительство оговорило, что лица, арестованные во внесудебном порядке, должны содержаться не более 5 месяцев. Революционное движение в России накануне Октябрьского вооруженного восстания. М., 1962. С. 209. Февральская революция поставила на время точку в истории «Союза русского народа» и иных черносотенных организаций.

61

Эндрю К., Гордиевский О. КГБ. История внешнеполитических операций от Ленина до Горбачева. «Nota Bene», 1992. С. 37; и др.

62

Пайпс Р. Создание однопартийного государства в Советской России (1917–1918). // Минувшее. М., 1991. Т. 4. С. 139; он же. Россия при старом режиме. С. 375. Авторханов полагал причинами сохранения советской империи: а) совершенство военно-полицейского управления, когда каждый житель от рождения до могилы находится под тотальным полицейским надзором; б) систему террора против любого политического инакомыслия; в) установление интересов партии выше интересов народов. Авторханов А. Империя Кремля. Советский тип колониализма. Вильнюс, 1990. С. 7–8; Кривенький В. В. Новые данные сравнительно-количественного анализа политических партий России. / История национальных политических партий России. М., 1997. С. 126–127.

63

Троицкий Н. А. «Народная воля» перед царским судом. С. 35.

64

Цит.: Бонч-Бруевич В. Д. На боевых постах Февральской и Октябрьской революций. М., 1931. С. 191–192.

65

Стучка П. 13 лет борьбы за революционно-марксистскую теорию права. М., 1931. С. 67.

66

Н. В. Тимофеев-Ресовский, профессор-генетик, побывав в советском ГУЛАГе, вспоминал: Столыпин «когда-то ввел арестантские вагоны. Теперешние плацкартные и даже жесткие купейные — дерьмо по сравнению со столыпинскими. Там просторные на шесть арестантов в купе. Удобно все, просторно, чисто. Но „Столыпины“, оставшиеся с дореволюционных времен, населяли так: в купе вталкивалось не шесть, а тридцать шесть. Так что я, например, днями висел, не доставая ногами до пола. Не стоял на полу, а висел… Все эти средневековые какие-то ямы тюремные — это была комфортабельная цивилизованная мура по сравнению со сталинскими лагерями, пересылками и т. д.». // Известия. 1993. 3 апреля.

67

Вряд ли можно согласиться с выводом историка Шишкина, отметившего, применительно к восточному региону страны, что белый террор заключался не в отдельных терактах против большевистских лидеров, а в вооруженном свержении советской власти в Поволжье, на Урале, в Сибири, Дальнем Востоке. Белый террор, — утверждал он, — приобрел массовый характер до того, как убийство Урицкого и ранение Ленина стали «последними каплями, переполнившими чашу пролетарского терпения». Шишкин В. И. Дискуссионные проблемы Октября и гражданской войны. Актуальные проблемы истории Советской Сибири. Новосибирск, 1990. С. 25. Непонятно, почему точкой отсчета для массового белого террора следует полагать свержение советской власти на востоке страны? Ведь подобные случаи происходили и ранее. К ним следует отнести расстрел примерно 500 солдат-двинцев в Московском Кремле в конце октября 1917 г., жертв начавшейся гражданской войны на Дону. Преподаватель английского языка Саратовского университета А. В. Бабин записал в дневнике 22 января 1918 г.: «Раненых красноармейцев разместили в помещении правительственных винных складов. Они могут лежать только на животах: их спины жестоко исполосованы казачьими нагайками. Многие из них не выживут после экзекуции, устроенной казаками». Дневник русской гражданской войны. Алексис Бабин в Саратове. 1917–1922 гг. // Волга. 1990. № 5. С. 127. К проявлениям террора следует относить убийства не только известных политических деятелей, а и просто обычных людей, таких же жертв творившегося тогда насилия.

68

Следствие по делу о покушении на Ленина и об убийстве Кокошкина и Шингарева вел управляющий делами Совнаркома В. Д. Бонч-Бруевич, хотя ВЧК к тому времени была создана. Он указал, что покушавшиеся на Ленина трое офицеров были арестованы, а потом отправлены на фронт против начавших наступление немецких войск. Бонч-Бруевич В. Три покушения на В. И. Ленина. М., 1930. С. 10, 43–44. Обзорная справка об этом покушении на Ленина была составлена сотрудниками НКВД в августе 1936 г. В ней даны показания, взятые из допроса шофера машины Ленина 2 января 1918 г. и арестованного в 1935 г. бывшего подпоручика Г. Г. Ушакова. Шофер, Тарас Гороховик, сообщил, что «стрельба началась при спуске автомобиля с моста на Симеоновскую улицу». Гороховик сказал, что он слышал до 10 выстрелов и что Ф. Платтен был ранен, спасая голову Ленина. Ушаков ко времени второго ареста работал журналистом в Ойротии и «признался», что вместе с Семеном Казаковым был исполнителем при покушении. Но гранату бросил не в машину, а в Мойку, другие офицеры стали стрелять в машину, но она быстро уехала. Платтен (1882–1942) — швейцарский коммунист, в 30-х годах преподавал немецкий язык в Московском институте иностранных языков, арестован 12 марта 1938 г., умер в лагерном пункте Липово Онежского лагеря. Ушаков был расстрелян в 1936 году. // Центральный архив федеральной службы безопасности Российской Федерации (далее — ЦА ФСБ РФ). Обзорная справка о покушении на Ленина.

Следствие по делу об убийстве Кокошкина и Шингарева выяснило фактических организаторов преступления: начальника милицейского комиссариата Петрограда П. Михайлова, его подручных П. Куликова и Басова, спровоцировавших группу матросов, солдат и красногвардейцев на злодеяние. Иоффе Г. 3. Белое дело. С. 246–247.

69

Cпирин Л. М. Классы и партии в гражданской войне в России (1917–1920 гг.). М., 1968. С. 210, 213.

70

Пайпс Р.: «Когда правительство присваивает себе право убивать людей… потому что их смерть необходима, мы вступаем в качественно новую моральную эпоху. И в этом символическое значение событий в Екатеринбурге, случившихся в ночь с 16 на 17 июля 1918 г.». // Известия. 1990. 27 ноября.

71

Авторханов А. Ленин в судьбах России. // Новый мир. 1991. № 1. С. 172.

72

Kapp Э. Большевистская революция. 1917–1923. М., 1990. Т. 1. С. 144.

73

Милюков П. Н. Россия на переломе. Большевистский период русской революции. Париж. 1927. Т. 1. С. 192.

74

Стеклов Ю. Белый террор. // Известия. 1918. 5 сентября.

75

Генерал П. Григоренко вспоминал, как в годы гражданской войны в украинском селе, где он жил, свирепствовали белые и как чекисты расстреливали заложников за несдачу оружия, и замечал: «Но вот феномен. Мы все это слышали. Прошло два года, и уже забыли. Расстрелы белыми первых Советов помним, рассказы о зверствах белых у нас в памяти, а недавний красный террор начисто забыли. Несколько наших односельчан побывали в плену у белых и отведали шомполов, но голову принесли домой в целости. И они тоже помнили зверства белых и охотнее рассказывали о белых шомполах, чем о недавних чекистских расстрелах». Григоренко П. Воспоминания. // Звезда. 1990. № 2. С. 195. О подобном рассуждал еще в 20-е годы генерал А. А. фон Лампе: «Когда уходили красные — население с удовольствием подсчитывало, что у него осталось… Когда уходили белые, население со злобой высчитывало, что у него взяли… Красные грозили… взять все и брали часть — население обмануто и… удовлетворено. Белые обещали законность, брали немногое — и население было озлоблено». Деникин А. И., фон Лампе А. А. Трагедия белой армии. М., 1991. С. 29.

76

Арендт X. Временный союз черни и элиты. // Иностранная литература. 1990. № 4. С. 244.

77

Роман Гуль, участник Ледового похода корниловцев, рассказал о бое под станицей Лежанка на Дону, о том, как отнеслись офицеры к пленным красноармейцам: «Из-за хат ведут человек 50–60 пестро одетых людей, многие в защитном, без шапок, без поясов, головы и руки у всех опущены. Пленные. Их обгоняет подполковник Нешенцев, скачет к нам, остановился — под ним танцует мышиного цвета кобыла.

— Желающие на расправу! — кричит он.

— Что такое? — думаю я. — Расстрел? Неужели?

Да, я понял: расстрел вот этих 50–60 человек с опущенными головами и руками. Я оглянулся на своих офицеров. Вдруг никто не пойдет, пронеслось у меня. Нет, выходят из рядов. Некоторые смущенно улыбаясь, некоторые с ожесточенными лицами. Вышли человек пятнадцать. Идут к стоящим кучкой незнакомым людям и щелкают затворами. Прошла минута. Долетело: пли!.. Сухой треск выстрелов, крики, стоны… Люди падали друг на друга, а шагов с десяти, плотно вжавшись в винтовку и расставив ноги, по ним стреляли, торопливо щелкая затворами. Упали все. Смолкли стоны. Смолкли выстрелы. Некоторые расстреливавшие отходили. Некоторые добивали прикладами и штыками еще живых. Вот она, гражданская война: то, что мы шли цепью по полю, веселые и радостные чему-то, — это не война… Вот она, подлинная гражданская война… Около меня — кадровый офицер, лицо у него как у побитого. „Ну, если так будем, на нас все встанут“, — тихо бормочет он. Расстреливавшие офицеры подошли. Лица у них бледны. У многих бродят неестественные улыбки, будто спрашивают: ну, как после этого вы на нас смотрите?

— А почем я знаю! Может быть, эта сволочь моих близких в Ростове перестреляла! — кричит, отвечая кому-то, расстреливавший офицер.

Построиться! Колонной по отделениям идем в село. Кто-то деланно лихо запевает похабную песню, но не подтягивают, и песня обрывается». // Гуль Р. Ледяной поход. М., 1990. С. 53–54. Роман написан в 1920 г.

78

Станкевич В. Б. Воспоминания. 1914–1919. М., 1926. С. 156.

79

Милюков П. Н. Россия на переломе. Париж, 1927. Т. 1. С. 188, 192.

80

Штейнберг И. Нравственный лик революции. Берлин, 1923. С. 18–24.

81

Вишняк М. В. Черный год. Париж, 1922. С. 34.

82

Организационный отчет ВЧК за 4 года ее деятельности. М., 1921; В. И. Ленин и ВЧК. Сб. док. (1917–1922 гг.). М., 1975; Красная книга ВЧК. Изд. 2-е. М., 1989. Т. 1–2; Красный террор в годы гражданской войны. (По материалам Особой следственной комиссии по расследованию злодеяний большевиков). London, 1992; Крестьянское восстание в Тамбовской губернии в 1919–1921 гг. / Док. и материалы. Тамбов, 1994; Левые эсеры и ВЧК. Сб. док. Казань, 1996; Филипп Миронов. Тихий Дон в 1917–1921 гг. Док. и материалы. М., 1997; Советская деревня глазами ВЧК — ОГПУ — НКВД. 1918–1939. / Док. и материалы в 4 томах. М., 1998. Т. 1; Литвин А. Л. ВЧК в советской исторической литературе // Вопросы истории. 1986. № 5. С. 96—103; он же. The Cheka. // Critical Companion to the Russian Revolution. London, 1997. P. 314–322; Булдаков В. П. Красная смута. Природа и последствия революционного насилия. М., 1997; Леонов С. В. Рождение советской империи: государство и идеология. 1917–1922 гг. М., 1997; Лубянка, 2. Из истории отечественной контрразведки. М., 1999; Голдин В. И. Россия в гражданской войне. Очерки новейшей историографии (вторая половина 1980—1990-е годы). Архангельск, 2000; и др.

Наиболее спорными оказались суждения о втором издании «Красной книги ВЧК»: от положительной оценки (Правда. 1989. 16 ноября) до отрицательной (Д. Фельдман — Новый мир. 1990. № 8. С. 252–256).

83

Портнов В. П., Славин M. М. Становление правосудия Советской России (1917–1922 гг.). М., 1990. С. 163; Велидов А. С. Ленинская концепция советских органов государственной безопасности (исторический очерк) // Проблемы и суждения. 1990. № 2. С. 20.

84

Волошин М. Россия распятая. // Юность. 1990. № 1. С. 29; Пайпс Р. Россия при старом режиме. М., 1993. С. 383; он же. Создание однопартийного государства в Советской России (1917–1918 гг.) // Минувшее. М., 1991. Т. 3. С. 82.

85

Ленин В. И. ПСС. Т. 35. С. 136.

86

Собрания узаконений и распоряжений рабочего и крестьянского правительства (далее — СУР). 1918. № 44. С. 536; Известия ВЦИК. 1919. 3 января.

87

Специалист по лесному хозяйству С. Либерман, присутствовавший на нескольких заседаниях Совнаркома, вспоминал: «Совещания высшего исполнительного органа Советской России, на которых председательствовал Ленин, проходили в необычной атмосфере. Несмотря на все усилия назойливого секретаря придать каждой такой встрече торжественный характер заседаниям Совета Министров, невозможно было избавиться от ощущения, что присутствуешь на собрании подпольного революционного комитета!» Цит. по: Пайпс Р. Создание однопартийного государства в Советской России (1917–1918 гг.) // Минувшее. М., 1991. Т. 3. С. 121.

88

См.: Разгон А. И. ВЦИК Советов в первые месяцы диктатуры пролетариата. М., 1977. С. 161–163; // Минувшее. Т. 3. С. 111–113.

89

Ленин В. И. ПСС. Т. 35. С. 54–55.

90

Окороков А. З. Октябрь и крах русской буржуазной прессы. М., 1970. С. 204, 310; Аросев, помощник командующего войсками Московского военного округа, вспоминал, как по поручению Ленина он весной 1918 г. закрывал газеты по указанному списку. В ту памятную ночь, писал Аросев, «не раз пришлось в телефонную трубку слышать густой, немного глухой, немного картавящий голос Владимира Ильича. Он внимательно меня выслушивал и опять, и опять старался поконкретнее предусмотреть все препятствия». Аросев А. Я. Как закрывали буржуазные газеты. // Красная нива. 1929. № 4. С. 12. Из этого следует, что Ленин руководил закрытием оппозиционных газет и к этой акции были привлечены военные. Созданный 18 декабря 1917 г. Народным комиссариатом юстиции Петроградский революционный трибунал печати постановил, что наказанию подлежат публикуемые «сообщения ложных или извращенных сведений о явлениях общественной жизни, поскольку они являются посягательством на права и интересы революционного народа». В постановлении говорилось о наказании лиц, совершивших преступление при помощи печати. С мая 1918 г. закрытие газет осуществляли чекисты. «Газету „Родина“ закрыть навсегда…» // Родина. 1994. № 5. С. 98–100. А. С. Велидов, говоря о закрытии антисоветской прессы в условиях развертывавшейся гражданской войны, считал эту меру неизбежной и обоснованной. Велидов А. С. На пути к террору. // Вопросы истории. 2002. № 6. С. 92. Но ведь оппозиционная властям пресса не получила развития и после официального окончания гражданской войны в стране. Это можно обосновать лишь тоталитарными принципами создаваемого тогда режима власти.

91

Декреты советской власти. М., 1957. Т. 1. С. 125–126.

92

Об этом писали многие петроградские газеты. См.: Сегал Д. Сумерки свободы: о некоторых темах русской ежедневной печати 1917–1918 гг. // Минувшее. М., 1991. Т. 3. С. 146–149.

93

В декабре 1919 г. Казанский губисполком, обеспокоенный ростом преступности в городе, постановил: «Ввиду участившихся краж из продскладов, магазинов и распределителей, принявших угрожающий характер, объявить город Казань и губернию на чрезвычайном положении. На основании этого положения все воры и грабители, захваченные на месте преступления при совершении ограбления и кражи продскладов и т. п., передаются в распоряжение ЧК, которая вправе в течение 24-х часов виновных в хищении народного добра подвергнуть расстрелу». // Национальный архив республики Татарстан (далее — НА РТ), ф. 3977, оп. 1, д. 7а, л. 12.

94

Портнов В. П., Славин M. М. Становление правосудия Советской России (1917–1922 гг.). С. 51–52.

95

Городецкий Е. Н. Рождение Советского государства. 1917–1918. М., 1987. С. 204.

96

Титов Ю. П. Развитие системы советских революционных трибуналов. М., 1987. С. 13–14, 16.

97

Портнов В. П., Славин M. М. //Там же. С. 72–73.

98

Ленин В. И. ПСС. Т. 36. С. 504.

99

Титов Ю. П. // Там же. С. 27–28, 34, 47, 51.

100

Тоболин И. Заговор монархической организации В. М. Пуришкевича / Красный архив. 1928. Т. 26. С. 169–185.

101

См.: Известия ВЦИК. 1918. 22 июня.

102

Cм.: Известия. 1990. 26 октября; Фельштинский Ю. Брестский мир. М., 1992. С. 332; А. Рабинович пришел к выводу о том, что Щастный «пал жертвой глубокого расхождения, возникшего между ним и Троцким». Щастный не считал, что для сохранения мира с Германией можно (без сражения) пожертвовать флотом и Петроградом. А. М. Щастный был реабилитирован в 1995 г. Рабинович А. Досье Щастного: Троцкий и дело героя Балтийского флота. // Отечественная история. 2001. № 1. С. 77, 78.

103

Ленин В. И. ПСС. Т. 37. С. 535; Троцкий Л. Д. Моя жизнь. Опыт автобиографии. Берлин, 1930. Т. 2. С. 141; Волкогонов Д. А. Троцкий. М., 1992. Кн. 1. С. 299.

104

Троцкий Л. Д. Как вооружалась революция. М., 1923. Т. 1. С. 232–233.

105

Там же. С. 235, 236.

106

Председательствовал на заседании военно-революционного трибунала А. П. Розенгольц. Участники боев за Казань Лариса Рейснер и С. Гусев (Я. Драбкин) положительно оценили эту акцию. Рейснер Л. Свияжск. // Пролетарская революция. 1923. № 6–7. С. 185–186; Гусев С. Свияжские дни. // Пролетарская революция. 1924. № 2. С. 102. Через год, в разгар борьбы с троцкизмом, Гусев осуждал действия Троцкого, хотя сам был членом трибунала в 1918 г. Гусев С. И. Гражданская война и Красная Армия. М., 1925. С. 17–20. Троцкого в 20-е годы обвиняли не в том, что он утвердил решение трибунала о проведении децимации, а за то, что не возразил против расстрела командира и комиссара полка, коммунистов. Троцкий огрызался: суд расстрелял коммунистов в числе других дезертиров. «Никаких других расстрелов комиссаров, которые происходили при моем хотя бы косвенном участии, насколько помню, не было». // The Trotsky papers. L., Hague, Paris, 1964. V. 1. P. 206.

107

Ленинский сборник. M., 1970. XXXVII. С. 136; Авторханов А. Происхождение партократии. Франкфурт-на-Майне, 1973. Т. 1.С. 508.

108

К осени 1920 г. было 150–160 военных трибуналов. Титов Ю. Там же. С. 62.

109

Портнов В. П., Славин M. М. Там же. С. 119, 121, 122; Родин Д. Революционные трибуналы в 1920–1922 гг. // Вестник статистики. 1989. № 8. С. 49, 54.

110

Портнов В. П., Славин M. М. Там же. С. 152.

111

Ленин В. И. ПСС. Т. 35. С. 126, 135, 137; Т. 50. С. 178; В. И. Ленин. Неизвестные документы. 1891–1922. С. 239, 330; Известия. 1993. 29 мая.

112

Разумеется, были случаи, как с угрозой разрушить город, когда подобные указания вождя не осуществлялись. Так произошло, например, с телеграммой, посланной Лениным в адрес Симбирского губпродкомиссариата 6 января 1919 г.: «Комитет 42 организаций голодающих рабочих Петрограда и Москвы жалуется на Вашу нераспорядительность. Требую максимальной энергии с Вашей стороны, неформального отношения к делу и всесторонней помощи голодающим рабочим. За неуспешность вынужден буду арестовать весь состав Ваших учреждений и предать суду. Отдал срочное распоряжение об увеличении паровозов и вагонов. Вы должны немедленно погрузить имеющиеся налицо два поезда по 30 вагонов. Телеграфируйте исполнение.

Хлеб от крестьян Вы обязаны принимать днем и ночью. Если подтвердится, что Вы после 4 часов не принимали хлеба, заставляли ждать до утра, то вы будете расстреляны».

Материалы, хранящиеся в государственном архиве Ульяновской области, позволяют выяснить судьбу этой телеграммы.

В день ее получения председатель Симбирского губисполкома М. А. Гимов сообщил Ленину, что «2-х поездов по 30 вагонов, на которые Вы указываете в телеграмме от 5 января № 20, на означенных линиях не оказалось, что лица, повинные в неприемке хлеба после четырех часов, выясняются и виновные будут преданы суду. Все поставлено на ноги для выяснения причин нераспорядительности. Просим сделать распоряжение о присылке паровозов на Волга-Бугульминскую дорогу, потому что хлеб не подается за неимением паровозов… В настоящее время на линии Волго-Бугульминской дороги на 6 января находятся 14 груженных хлебом вагонов, вывозка которых задерживается вследствие недостатка паровозов».

7 января решением президиума губисполкома было назначено следствие над всеми организациями, которые имели то или иное отношение к погрузке, подаче вагонов и паровозов. Проведение следствия было возложено на отдел юстиции. Ленину сообщили, что были приняты меры для выяснения случая неприемки хлеба после четырех часов, было еще раз указано производить приемку хлеба во всякое время дня и ночи, хотя, как было отмечено, «приемка производилась до сих пор непрерывно, подаваемые вагоны грузили без задержки».

Следствие выяснило, что в начале января 1919 г. сотрудник первого продовольственного магазина 5-й армии коммунист Грудин послал Ленину из Симбирска телеграмму: «Симбирский губпродком, занимаясь с 9 до 4 часов, после означенного времени никаких занятий не производит. Крестьяне, доставляющие из уездов хлеб, прибывшие после 4 часов вечера, вынуждены были стоять на улице до утра. Отчего настроение у крестьян неблагоприятное. Прошу Вашего распоряжения Симбирскому губпродкому о приемке от крестьян хлеба без очереди как днем, так и ночью». Вызванный следственной комиссией Грудин никаких фактов в подтверждение своей телеграммы привести не мог.

Через три дня, 10 января, симбирский губисполком, заслушав доклад Гимова по материалам следственной комиссии, признал возведенное на губисполком обвинение совершенно необоснованным, «а телеграмму тов. Ленина следствием недоразумения, вызванного выпадом безответственного лица, находящегося в состоянии опьянения и недостойного дальнейшего пребывания в рядах коммунистов». Губисполком постановил: «Весь материал следствия… направить председателю Совнаркома; войти с ходатайством о привлечении гражданина Грудина к ответственности перед Революционным трибуналом… за безответственное выступление, повлекшее за собой введение в заблуждение председателя Совнаркома и тяжелое необоснованное обвинение на советских работников Симбирской губернии».

Вместе с тем члены губисполкома высказали мнение: нельзя считать правильным такой порядок, когда центральная власть предъявляет обвинения и даже грозит ответственным советским и партийным работникам расстрелом — без всякого разбирательства и расследования, на основании голословных и совершенно ложных заявлений отдельных лиц. Губисполком решил: «обратиться с изложением такого взгляда к тов. Ленину, а также ЦК партии, указав, что такой порядок совершенно дезорганизует работу на местах, ибо ни один советский работник не сможет твердо и неуклонно проводить политику рабоче-крестьянского правительства, не будучи уверен, что по первому же вздорному обвинению безответственных лиц на них без производства расследования не будет возводиться самых тяжелых и серьезных обвинений с угрозами расстрела». Ленин В. И. ПСС. Т. 50. С. 238; Государственный архив Ульяновской области (далее — ГАУО), ф. 200, оп. 4, д. 2, л. 1–6, 16 23; Литвин А. Л. Жалоба на товарища Ленина. // Московские новости. 1987. 27 декабря.

Подобный случай связан и с реакцией Ленина на рассмотрение фальшивки — «Декрета об отмене частного владения женщинами». 11 февраля 1919 г., получив жалобу крестьян на комбед деревни Медяны Чимбелевской волости Курмышского уезда Симбирской губернии, который, по их утверждению, распоряжался судьбами молодых женщин, «отдавая их своим приятелям, не считаясь ни с согласием родителей, ни с требованиями здравого смысла», Ленин предложил губернской ЧК сурово наказать мерзавцев, но при проверке выяснилась ложность информации, данной в жалобе Ленину. Алексеев В. «Национализация женщин» комбедом села Медяны. // Ульяновский общественник. 1927. № 5. С. 5–7; Ленин и ВЧК. М., 1975. С. 149; Велидов А. «Декрет» о национализации женщин. // Московские новости. 1990. 25 февраля.

113

Из истории гражданской войны в СССР. Сб. док. и материалов. М., 1960. Т. 1. С. 465–466.

114

РГАСПИ, ф. 2, д. 133, л. 1–2,9,11,13; д. 134, л. 1. Н. И. Бухарин, выступая в «Правде» (1 января 1919 г.), предлагал реформировать ВЧК, «иначе эти органы будут „выдумывать“ для себя работу, т. е. „вырождаться“».

115

Из истории взаимоотношений чрезвычайных комиссий и революционных трибуналов. // Вопросы истории. 1990. № 7. С. 157–159, 161.

116

В июле 1919 г. в казанском губревтрибунале начался длительный процесс по делу заведующего секретным отделом губЧК Э. Лапинлауска, его заместительницы М. Кангер, председателя ревтрибунала В. Устьянцева, следователей трибунала и нескольких жителей города, обвиняемых в вымогательстве, взяточничестве, пьянстве, дискредитации советской власти и преступлениям по должности. Всего судили 9 человек, привлекались 94 свидетеля. Следствие быстро установило, что проживающая в Казани Ольга Афанасьева, 25 лет, русская, имевшая 4-летнюю дочь, устроила у себя дома притон. Ей удалось с целью «обеспечения своего существования завязать интимную связь» с Устьянцевым (32 лет, русский, столяр, большевик с марта 1917 г.), через него познакомиться с Лапинлауском (30 лет, латыш, токарь, большевик с 1905 г.) и «с ним установить интимную связь, через последнего иметь доступ в губЧК и выдавать себя сотрудницей таковой». Афанасьева ездила по тюрьмам, за взятки освобождала заключенных при помощи своих высокопоставленных сожителей. Во взяточничество, укрывательство при обысках ценных вещей были вовлечены следователи трибунала, а также Кангер (19 лет, латышка, гражданская жена председателя Казанской губЧК К. Карлсона).

А. И. Бочков, ставший председателем губревтрибунала после ареста Устьянцева, говорил, что это дело было начато губкомом РКП(б) и об этом было сообщено в ЦК партии и ВЧК. Для выяснения в Казань приезжала комиссия в составе наркома юстиции Д. И. Курского и заместителя председателя ВЧК И. К. Ксенофонтова, которые ознакомились с делом, согласились, что аресты проведены правильно, а заступничество Карлсона неверно. Губком просил Карлсона из Казани убрать и для беспристрастного рассмотрения дела прислать в Казань из Москвы судей.

В конце сентября прибыл в Казань новый председатель губЧК Жан Фрицевич Девингталь (1892–1938), большевик с 1907 г., латыш, чекист. ВЦИК командировал в Казань М. П. Янышева, председателя Московского ревтрибунала, для разбора дела. Трибунал заседал 7–10 августа 1919 г.: Лапинлауск и Афанасьева были приговорены к расстрелу, остальные к различным срокам заключения. Учитывая нахождение Кангер в это время в роддоме, она была оставлена под домашним арестом, по амнистии в честь годовщины революции приговор всем был изменен: Лапинлауск и Афанасьева получили по 5 лет заключения с конфискацией имущества, остальные освобождены. Около года Лапинлауск и Афанасьева лечились в психбольнице, в сентябре 1920 г. также были освобождены, причем Лапинлауск под поручительство членов коллегии ВЧК Я. Петерса и М. Лациса. // НА РТ, ф. 526, оп. 2, д. 352, л. 7, 9, 220–221; д. 711, л. 45, 57, 99, 270.

117

Муранов А. Правда о трибунале. // Известия. 1989.4 мая.

118

НА РТ, ф. 3997, оп. 1, д. 1, л. 13; д. 8, л. 246; в 1920 г. численность милиции устанавливалась из расчета — милиционер на 3 тысячи сельских жителей и на 400 горожан. В мае 1918 г. в Омске, Томске, Красноярске, Барнауле и Иркутске было 1634 милиционера, в сентябре 1920 г. — 14 843 (из них коммунистов до 30 %). Николаев П. Ф. Советская милиция Сибири (1917–1922). Омск, 1967. С. 70, 177, 272. В декабре 1919 г. в Казани — 641 милиционер (67 коммунистов и 55 им сочувствующих), в мае 1922 г. в милиции Татарской республики 1707 человек (из них 1414 русских, 199 татар, 75 чувашей и др., 69 коммунистов и 15 им сочувствующих). // НА РТ, ф. 3997, оп. 1, д. 25, л. 171; д. 94, л. 94.

119

Внутренние войска Советской республики. 1917–1922 гг. Документы и материалы. М., 1972. С. 109–110. Начальником войск ВОХР был назначен бывший полковник царской армии, член коллегии ВЧК К. М. Валобуев (1879–1942). Численность войск ГПУ постановлением Совета труда и обороны от 2 июня 1922 г. сокращалась на 60 % и доводилась до 45 тысяч человек. // Внутренние войска в годы мирного социалистического строительства. 1922–1941 гг. Документы и материалы. М., 1977. С. 4.

120

Стрижков Ю. К. Продовольственные отряды в годы гражданской войны и иностранной интервенции. 1917–1922 гг. М., 1973. С. 119, 255. К 1 января 1921 г. численность продармии составляла 49 030 человек. Всего в рядах продармии и отрядах Военпродбюро побывало в 1918–1921 гг. около 250 тыс. человек. Стрижков Ю. К. Там же. С. 255, 299. С мая 1918 г. главным комиссаром и военным руководителем продовольственно-реквизиционной армии (продармии) был большевик Г. М. Зусманович (1889–1944).

121

ЧОН действовали в контакте с ЧК и внутренними войсками. Они были расформированы в 1924–1925 гг. К 1924 г. ЧОН в Татарии — 12 рот. Постоянный состав — 103 командира. Главная задача — изъятие оружия у населения, борьба с контрреволюцией. Центральный государственный архив историко-политической документации Республики Татарстан (далее — ЦГАИПД РТ), ф. 868, д. 151, л. 56. В 1922 г. в ЧОН Калмыкии — 814 чел. Убушаев В. Отряды ЧОН Калмыцкой области в борьбе с внутренней контрреволюцией (1920–1924 гг.). // Военно-исторический журнал. 1974. № 9. С. 83. В начале 1921 г. в ЧОН — 31 полк (41 257 командиров и 330 630 бойцов). РГАСПИ, ф. 17, оп. 84, д. 263, л. 98.

122

Известия ВЦИК. 1919 г. 8 февраля; Обзор деятельности ВЧК за 4 года. М., 1921. С. 14; В. И. Ленин и ВЧК. С. 124. ЦК РКП(б) заявлял, что «ЧК созданы, существуют и работают лишь как прямые органы партии, по ее директивам и под ее контролем». Переписка секретариата ЦК РКП(б) с местными партийными организациями. Январь — март 1919 г. М., 1971. Т. 6. С. 62.

123

Ф. Э. Дзержинскому (1877–1926) посвящена обширная литература. В. Р. Менжинский, его ближайший соратник, характеризовал Дзержинского «очень сложной натурой, при всей своей прямоте, стремительности и, когда нужно, беспощадности». О Ф. Э. Дзержинском. М., 1977. С. 95. Чекист М. Лацис полагал, что «организация ВЧК и ее работа настолько тесно связаны с именем тов. Дзержинского, что нельзя Говорить о них отдельно». Лацис М. Тов. Дзержинский и ВЧК. // Пролетарская революция. 1926. № 9. С. 81. Советский биограф Дзержинского А. Ф. Хацкевич видел в нем «солдата великих боев», а Р. Гуль — «наиболее яркого воплотителя полицейской диктатуры коммунизма». Хацкевич А. Ф. Солдат великих боев. Жизнь и деятельность Ф. Э. Дзержинского. Минск, 1982; Гуль Р. Дзержинский (начало террора). Нью-Йорк, 1974. С. 140. Ф. И. Шаляпин оставил неоднозначное описание встречи с Дзержинским, который произвел на него впечатление «человека сановитого, солидного, серьезного и убежденного… В деле борьбы с контрреволюцией для него, очевидно, не существовало ни отца, ни матери, ни сына, ни Св. Духа. Но в то же время у меня не получилось от него впечатления простой жестокости. Он, по-видимому, не принадлежал к отвратительным партийным индивидуумам, которые раз навсегда заморозили свои губы в линию ненависти и при каждом движении нижней челюсти скрежещут зубами…». Шаляпин Ф. И. Маска и душа. // Новый мир. 1988. № 6. С. 191. Наиболее апологетический образ Дзержинского представлен в кн.: Ф. Э. Дзержинский. Биография. М., 1983. В начале XXI века российские думские политики и московские власти вновь стали муссировать вопрос о роли Дзержинского в советской истории, связав это с возвращением памятника ему, снятого в августе 1991 г. с пьедестала, на место. В прессе появилось большое число разных статей, посвященных Дзержинскому, в том числе и называющих его «Красный бен Ладен» (Известия. 2002. 12 сентября). На современном сленге Дзержинский и возглавляемое им учреждение были исполнителями, а Ленин, Сталин и иные партийные вожди идейными вдохновителями и заказчиками творимого в то время произвола. О Дзержинском написано множество книг, хотя монографического исследования его деятельности на посту председателя ВЧК — ГПУ(ОГПУ) в 1917–1926 гг. пока нет. Дзержинский был талантливым организатором, в короткое время создавшим мощное и эффективно действующее учреждение, которое у одних вызывало уважение и страх, а у других — отвращение и неприятие. Он был прекрасным исполнителем часто, с современной точки зрения, преступных приказов (расстрелы заложников, создание концлагерей, внесудебных преследований и т. д.). Дзержинский верно и бескорыстно служил тому государству, которое тогда создавалось, и был убежден в необходимости принуждения. На любом занимаемом в то время посту Дзержинский не отказывался от чекистских методов руководства, находя их эффективными. Он яростно боролся с разгулом бандитизма в стране и столь же непримиримо с политическим инакомыслием. Но всячески защищал бывших меньшевиков, отказавшихся от политической деятельности и работавших под его руководством в ВСНХ.

Дзержинский позволял себе критиковать Ленина во время дебатов о заключении мирного Брестского договора с Германией (февраль — март 1918 г.) и Сталина — за отказ от принципов нэпа. Может быть, за известную популярность и определенную независимость суждений Сталин не любил Дзержинского. В 1932 г. он отказал Менжинскому, предлагавшего учредить орден в честь первого председателя ВЧК. (РГАСПИ, ф. 558, оп. 1, д. 5284, лл. 1–3). 2 июня 1937 г. на расширенном заседании Военного совета при наркоме обороны Сталин вдруг заявил, что Дзержинский тоже был троцкистом. «Он не был человеком, который мог бы оставаться пассивным в чем-либо, — подчеркивал большевистский лидер. — Это был очень активный троцкист и весь ГПУ он хотел поднять на защиту Троцкого. Это ему не удалось». (Источник. 1994. № 3. С. 74). Подобное обвинение во времена репрессивного преследования явных и мнимых троцкистов означало немедленный арест и расправу. И кто знает, доживи Дзержинский до 1937 г., не ждала ли его участь тысяч бывших чекистов, многие из которых в одночасье превратились из верных слуг режима в жертвы сталинских репрессий.

Дзержинский и памятник ему остались в памяти одних как символ служения государству, в памяти других — как символ беспощадного отношения к согражданам. Поэтому дискуссия о возвращении памятника на прежнее место расколола общественное мнение. Видимо, только последующие поколения россиян смогут без излишних эмоций и истерических страстей решить эту и подобные проблемы.

124

Покровский M. Н. Контрреволюция за 4 года. М., 1922. С. 4. В. Д. Бонч-Бруевич, управляющий делами ленинского Совнаркома, сравнивал Дзержинского с А. Фукье-Тенвилем (1746–1795), якобинцем, общественным обвинителем революционного трибунала, и утверждал в воспоминаниях: «Мы все давным-давно были подготовлены к наступлению такой эпохи, когда завоевания диктатуры пролетариата нам нужно будет отстаивать не только с оружием в руках, но и применяя одно из самых радикальных и сильно действующих средств нашей революционной борьбы — красный террор». Бонч-Бруевич В. Д. Как организовывалась ВЧК (памяти Ф. Э. Дзержинского). // Избранные сочинения. М., 1963. Т. 3. С. 114, 115. Американский журналист Д. Рид оправдывал возникновение ВЧК, полагая это учреждение «Красной армией тыла». Старцев А. Русские блокноты Джона Рида. М., 1968. С. 218. По мнению Д. Неру, красный террор в России ввели люди, «загнанные в угол». Hеру Д. Взгляд на всемирную историю. Письма дочери из тюрьмы, содержащие свободное изложение истории для юношества. М., 1975. Т. 3. С. 26.

125

Ленин В. И. ПСС. Т. 38. С. 261; Т. 44. С. 204.

126

Clark R. Lenin: The man behind the mask. L., 1988. P. 66.

127

Ю. П. Титов подверг сомнению конституционность создания ВЧК. По его мнению, «в момент образования ВЧК на нее смотрели как на временный орган», «ВЧК, как орган чрезвычайный и временный, не входила в нашу конституционную систему». Титов Ю. П. Осуществление Советским социалистическим государством функции подавления сопротивления свергнутых эксплуататорских классов внутри страны в период перехода на мирную работу по восстановлению народного хозяйства (1921–1925 гг.). М., 1955. Канд. дис. С. 90; он же. Создание ВЧК, ее правовое положение и деятельность. М., 1981. С. 13. Большинство советских юристов и историков утверждали легитимность появления чрезвычайных учреждений, видя в этом право революции себя защищать. Многие цитировали К. Маркса: «Кровавые муки родов нового общества, только одно средство — революционный терроризм». Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 5. С. 494.

128

В. И. Ленин и ВЧК. Сб. документов. М., 1970. С. 33–34. Петерс вспоминал, что вначале многим не была ясна разница между репрессиями в прошлом и настоящем, потому в органы ВЧК шли неохотно, не хотели заниматься обысками и арестами, так как это ассоциировалось с действиями прежней охранки. Петерс Я. X. Воспоминания о работе в ВЧК в первый год революции. // Пролетарская революция. 1924. № 10. С. 10–11.

129

В состав батальона входили 3 роты пехоты, команды пулеметчиков, конников и связи, взвод артиллерии и броневики. Бойцами корпуса могли быть только рабочие и крестьяне-бедняки, имевшие поручительство двух большевиков. Из истории войск ВЧК и пограничной охраны. 1917–1921. Документы и материалы. М., 1958. С. 30, 31. 20 ноября 1918 г. командир корпуса войск ВЧК Валобуев просил Дзержинского отпустить на содержание корпуса 10 млн. руб. // РГАСПИ, ф. 76, оп. 3, д. 34, л. 1.

130

Левый эсер И. З. Штейнберг был назначен наркомом юстиции. В январе 1918 г. левые эсеры М. Ф. Емельянов, В. Д. Волков, П. Ф. Сидоров были назначены членами ВЧК, а П. А. Александрович — заместителем Дзержинского. Левые эсеры возглавляли в ВЧК отделы: по борьбе с преступлениями по должности, хозяйственный, хранилищ ВЧК. В. И. Ленин и ВЧК. Сб. док. М., 1975. С. 51. Я. Г. Блюмкин писал в автобиографии, как в мае 1918 г. его, 18-летнего, ЦК партии левых эсеров направил на работу в ВЧК, и он был назначен начальником отдела по борьбе с международным шпионажем. // ЦА ФСБ РФ, д. 5101. Т. 1.С. 176. Блюмкин до 6 июля занимался организацией советской контрразведки. В губернских городах в то время левые эсеры, как правило, были заместителями председателей ЧК. Председателями были коммунисты. М. В. Вишняк справедливо критиковал действия Штейнберга, который, будучи наркомом юстиции, ничего не сделал «против террора». Вишняк М. В. Два пути (Февраль и Октябрь). Париж, 1931. С. 170. Видимо, союз большевиков с левыми эсерами имел в виду Изгоев, когда писал о ЧК как «пределе левых устремлений русской интеллигенции». Изгоев А. С. Пять лет в Советской России. // Архив русской революции. Берлин, 1923. Т. X. С. 6.

Лацис писал, что левые эсеры «сильно тормозили борьбу с контрреволюцией, выдвигая свою общечеловеческую мораль, гуманность и воздержание для ограничения права свободы слова и печати для контрреволюции. Для руководителей советской власти становилось ясным, что совместно с ними будет немыслимо повести борьбу с контрреволюцией», так как ВЧК «строилась, главным образом, как орган компартии». // Обзор деятельности ВЧК за 4 года. М., 1921. С. 8, 14. Это высказывание — полуправда. Потому что в начале 1918 г. действия левых эсеров и большевиков в ВЧК были весьма согласованны. Протоколы заседаний президиума ВЧК за первую половину 1918 г. свидетельствуют об этом.

Поименный список левых эсеров в состав президиума ВЧК от имени ЦК своей партии предложил Штейнберг. Александрович в качестве первого заместителя Дзержинского появился на заседаниях руководства ВЧК 15 января 1918 г. (Петерс только 24 января). Левому эсеру Александровичу и Евсееву было поручено ликвидировать прежнюю контрразведку и создать новое разведывательное учреждение. Под председательством Александровича коллегия ВЧК приняла решение о расстреле бандита Эболи, он же руководил эвакуацией ВЧК из Петрограда в Москву. Левые эсеры согласились на заседании коллегии ВЧК (7 марта 1918 г.) на введение института заложничества. Они выступили с инициативой создать тюремный отдел и отдельные тюрьмы для политических заключенных (18 марта 1918 г.). Руководитель тюремного отдела ВЧК Евсеев полагал нужным создать в такой тюрьме режим, «достойный контрреволюционеров». 23 марта 1918 г. на заседании коллегии

ВЧК обсуждалось предложение Московского Совета о запрете внесудебных расстрелов. Дзержинский заявил, что если Совнарком будет солидарен с Моссоветом, то он сложит полномочия председателя ВЧК. Левые эсеры, сотрудники ВЧК поддержали мнение Дзержинского. Весной 1918 г. сотрудничать с ВЧК стали известные левые эсеры: В. А. Алгасов, Г. Д. Закс и др. // ЦА ФСБ РФ, ф. 1, оп. 2, д. 2, лл. 2 4, 12, 18, 22, 34, 35, 55.

Штейнберг писал, что массовый террор в России начался с мая 1918 г. Штейнберг И. З. Нравственный лик революции. Берлин, 1923. С. 16. Но подготовка к нему шла раньше и не без участия левых эсеров. Когда в начале марта 1918 г. за листовки в Петрограде были расстреляны чекистами семеро студентов, протестовал не Штейнберг, а Д. Б. Рязанов VII съезд РКП(б). Стенограф, отчет. М., 1962. С. 121. Штейнберг перед уходом из состава правительства, 18 марта 1918 г., предписал освободить из больницы «Крестов» товарища по партии Н. Д. Авксентьева. // Вопросы истории. 1994. № 6. С. 166.

Советские историки и юристы, отождествляя большевизм и Советы, объясняли работу левых эсеров в ВЧК вплоть до 6 июля 1918 г. их стремлением использовать аппарат ВЧК против советской власти. Титов Ю. П. Создание ВЧК, ее правовое положение и деятельность. М., 1981. С. 22. Позже появились рассуждения о разности эсеровского (индивидуального) и большевистского (массового) террора. (Родина. 1990. № 5. С. 37). Но это не имело отношения ко многим левым эсерам — сотрудникам ВЧК, которые ставили свои подписи наряду с большевиками под расстрельными списками заложников. Дзержинский говорил об Александровиче: «Александровичу я доверял вполне. Работал с ним все время в комиссии, и всегда почти он соглашался со мною, и никакого двуличия не замечал». Красная книга ВЧК. М., 1989. Т. 1. С. 260. В ноябре 1918 г. М. Спиридонова опубликовала письмо ЦК партии большевиков (Пг., 1918), в котором оправдывала действия левых эсеров, говорила о терроре советских властей в деревне, осуждала большевистских карателей. Но незадолго до этого, 31 августа 1918 г., ЦК партии левых эсеров принял резолюцию в связи с покушением на Ленина. В ней содержался призыв к красному террору. Известия ВЦИК. 1918. 1 сентября. Судьба членов партии сложилась трагично: их расстреливали и красные, и белые. В списках погибших значились 30 — от красных и 43 — от белых. Кремль за решеткой (Подпольная Россия). Берлин, 1922. С. 205–209. И. З. Штейнберг в эмиграции пытался ответить на мучивший его вопрос, почему революция в России, которой он посвятил годы своей жизни, вызвала столько страданий многих людей? Он полагал повинным во всем «фальшивую изнанку» революции — террор и насилие. Штейнберг не был против террора и насилия вообще, а лишь за их проведение в известных пределах: не «убивать буржуазию», а лишить ее всякого участия в политической жизни страны и т. д. Штейнберг И. З. Нравственный лик революции. Берлин, 1923. С. 276–277.

131

РГАСПИ, ф. 17, оп. 84, д. 114, л. 18; Велидов А. С. Коммунистическая партия — организатор и руководитель ВЧК (1917–1920 гг.). М., 1970. С. 158.

132

Отчет ВЧК за 4 года. С. 31–32.

133

Ирошников М.П. Председатель Совета народных комиссаров В. И. Ленин. Очерки государственной деятельности в 1917–1918 гг. Л., 1974. С. 156–157, 358, 366, 390, 404, 429. Для сравнения: в Наркомземе тогда был 1161 служащий, из них 20 коммунистов; в Наркомпроде 1686 служащих — 73 коммуниста и т. д. Джунковский В. Ф. Воспоминания. М., 1997. Т. 1. С. 23. Генерал Джунковский был расстрелян 21 февраля 1938 года. // Там же. С. 25.

134

Отчет ВЧК за 4 года. С. 271, 272. Для сравнения: в войсках внутренней охраны к ноябрю 1920 г. служили 81,3 % русских; 0,6 % белорусов; 3,9 % украинцев; 0,5 % поляков; 1,1 % евреев; 0,3 % латышей; 0,5 % немцев; 3,1 % татар и др. / Из истории войск ВЧК и пограничной охраны. С. 279.

135

РГАСПИ, ф. 5, оп. 1, д. 2563, л. 6-24. ВЧК сообщала в Совнарком о дислокации местных ЧК и их личном составе. Политическим сыском в конце 1920 — начале 1921 г. занимались секретные отделы чрезвычайных комиссий. Их число в 32 российских губернских и уездных ЧК определялось в 1805 человек, из них 83 % коммунисты. Основная масса — 64,1 % — имела начальное образование; высшее — 0,8 %, или 15 человек. Национальный состав: 79,1 % русских; 7,5 % латышей; 5,6 % евреев; 16 украинцев, 11 белорусов, 34 поляка, 25 немцев, 3 татарина, 2 итальянца и др. Профессиональный состав: 362 рабочих, 263 солдата и матроса, 114 крестьян, 168 ремесленников, 180 учащихся, 26 учителей, 7 врачей, агроном, 2 юриста, 28 из прислуги. // Там же, л. 3–4.

136

Ленин В. И. ПСС. Т. 37, С. 174.

137

Лацис М. ЧК в борьбе с контрреволюцией. М., 1921. С. 8.

138

Третий Всероссийский съезд Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов. Стенографический отчет. Пг., 1918. С. 23.

139

Известия ВЦИК. 1918. 23 февраля; Стадник И. Кто написал декрет Владимира Ильича. // Московские новости. 1991. 3 марта; Волкогонов Д. Троцкий. Политический портрет. М., 1992. С. 191. Недоумение Штейнберга непонятно, так как этот декрет левые эсеры поддержали при утверждении его во ВЦИК. Фельштинский Ю. Брестский мир. М., 1992. С. 262.

140

Родина. 1992. № 4. С. 100–101.

141

Отчет ВЧК за 4 года. С. 19.

142

Цит. по: Альбац Е. Мина замедленного действия (политический портрет КГБ). М., 1992. С. 82. Появление документов в книге (с. 81) неверно датируется весной 1918 г. Документ был написан после постановления ВЦИК 14 июня 1918 г. об исключении эсеров (правых и центра), меньшевиков из состава Советов всех уровней.

143

Декреты советской власти. М., 1959. Т. 2. С. 410–411. По данным А. С. Велидова, за четыре месяца, с конца февраля и до конца июня 1918 г., по приговору ВЧК были расстреляны около 50 человек, в основном бандиты и фальшивомонетчики. Велидов А. С. На пути к террору. // Вопросы истории. 2002. № 6. С. 104. Фальшивомонетчики в годы гражданской войны проявили большую активность. Только в январе — октябре 1919 г. Петроградская ЧК расстреляла не менее 60 «подделывателей» и сбытчиков фальшивых денег. Ходяков М. Фальшивомонетчики в годы революции и гражданской войны. // Родина. 2002. № 7. С. 73.

144

Резолюции первой конференции работников чрезвычайных комиссий. М., 1918. С. 4, 6. В организационном отношении для руководства разведкой в ЧК создавались «бюро разведки», состоящие из двух частей: внутренней (или секретной) разведки, осуществляющей с помощью сексотов разработку антибольшевистских партий и организаций; и внешней разведки, занятой наружным наблюдением за объектами разработки.

В губЧК агентами руководил начальник отдела по борьбе с контрреволюцией.

145

Неизвестная Россия. XX век. М., 1992. С. 30.

146

Ф. Э. Дзержинский писал в заявлении на имя председателя Совнаркома 7 июля 1918 г., что просит освободить его от поста председателя ВЧК, так как «является несомненно одним из главных свидетелей по делу об убийстве германского посланника графа Мирбаха». Его просьба была удовлетворена. РГАСПИ, ф. 5, оп. 1, д. 2567, лл. 1, 3. По мнению Ю. Фельштинского, Дзержинский был снят с поста председателя ВЧК за то, что знал о готовящемся убийстве Мирбаха, но не предупредил его. Фельштинский Ю. Брестский мир. С. 488. Подробнее о судьбе Я. Блюмкина см.: Велидов А. С. Похождения террориста. Одиссея Якова Блюмкина. М., 1998. «Дело о мятеже левых эсеров в Москве в 1918 г. и об убийстве германского посла Мирбаха» в 19 томах хранится в ЦА ФСБ РФ. Частично эти материалы опубликованы в «Красной книге ВЧК» (М., 1989. Т. 1.С. 185–310), а также в документальном сборнике «Левые эсеры и ВЧК» (Казань, 1996. С. 66–233). В настоящее время многие историки не склонны считать противостояние левых эсеров и большевиков 6–7 июля 1918 г. «левоэсеровским мятежом», видя в нем политический кризис правящих тогда партий Советской России. Литвин А. Л., Овруцкий Л. М. Предисловие. / Левые эсеры и ВЧК. Сб. док. С. 8–23; Леонтьев Я. В. 6 июля 1918 года: региональный аспект. // Гражданская война в России. События, мнения, оценки. М., 2002. С. 362–388; и др.

147

Пролетарская революция. 1924. № 10. С. 16, 20.

148

Отчет о деятельности ВЧК за 4 года. С. 287–289. Представленные в книге финансовые расходы ВЧК трудно проверить, но и они доказывают быстрый рост кредитов этому главному карательному учреждению страны, составивших за 1918–1920 гг. около 7 млрд. руб., кроме расходов «секретного характера». В официальном отчете они распределялись так: за вторую половину 1918 г. на содержание центрального аппарата — 2 956 500 руб., местных ЧК — 34 403 437 руб.; первая половина 1919 г. на то же, соответственно, — 7 335 000 и 56 336 750, на содержание арестованных — 4 102 740 руб.; содержание войск ВЧК — 250 млн. руб.; на борьбу с контрреволюцией и спекуляцией — 200 млн.; вторая половина 1919 г. увеличивала финансирование на содержание личного состава до 16 821 620 руб.; личный состав губЧК — 23 857 683 руб.; личного состава уездных ЧК — 2 603 479 руб., содержание арестованных — 29 650 250 руб.; расходы на борьбу с контрреволюцией — 500 млн., содержание войск ВОХР — 579 386 081 руб. Всего за вторую половину 1919 г. — 2 144 381 067 руб. В 1920 г. на личные составы ВЧК ушло — 65 375 000 руб., местных ЧК — 417 981 150 руб., транспортных ЧК — 750 млн., содержание арестованных — около 250 млн., всего за 1920 год — 3 899 744 074 руб.

149

Отчет о деятельности ВЧК за 4 года. С. 31.

150

ЦА ФСБ РФ, д. 685, т. 10, л. 151. 26 февраля 1918 г. коллегия ВЧК осудила Дзержинского за единоличное решение о расстреле, постановив, что для такового нужно согласие половины состава коллегии. // ЦА ФСБ РФ, ф. 1, оп. 2, д. 2, л. 14.

151

Пятый Всероссийский съезд Советов рабочих, крестьянских, солдатских и казачьих депутатов. Стенографический отчет. М., 1918. С. 23, 47.

152

Ленин В. И. ПСС. Т. 44. С. 328. Осенью 1918 г. в Калужской ЧК коммунисты составляли 87 % личного состава; в Тульской — 75,5 %. Лебедев А. Г. Руководство коммунистической партии органами ВЧК. 1918–1920 гг. (На материалах партийных организаций Калужской и Тульской губерний.) М., 1981. Автореф. канд. дис. С. 10. В то же время в Витебской ЧК коммунисты составляли 85 %, в Могилевской — 91,4 %. Майданов И. И. Коммунистическая партия — организатор и руководитель чрезвычайных комиссий по борьбе с контрреволюцией (1917–1921 гг.). На материалах Белорусской ССР. М., 1977. Автореф. канд. дис. С. 9.

153

Еженедельник чрезвычайных комиссий по борьбе с контрреволюцией и спекуляцией. 1918. № 1. С. 11. О трагической судьбе семьи наркома Г. И. Петровского см.: Прудович П. О семье Г. И. Петровского. // Минувшее. Исторический альманах. М., 1990. Т. 2. С. 358–361.

154

ЦГАИПД РТ, ф. 868, оп. 1, д. 4, л. 56.

155

Красный террор. Казань, 1918. № 1. С. 1–2. Обычно говорят, что Ленин подверг критике утверждение Лациса, ссылаются на его слова по этому поводу (Ленин В. И. ПСС. Т. 37. С. 410; Голинков Д. Л. Крушение антисоветского подполья в СССР. М., 1986. Кн. 1. С. 225). Лацис вспоминал об этом эпизоде так: «Владимир Ильич напомнил мне, что наша задача отнюдь не состоит в физическом уничтожении буржуазии, а в ликвидации тех причин, которые порождают буржуазию. Когда я ему разъяснил, что мои действия точно соответствуют его директивам и что в статье мною просто допущено неосторожное выражение, он задержал свою статью, намеченную для отпечатания в „Правде“». Лацис М. Ленин в борьбе с контрреволюцией на внутреннем фронте. Машинопись. С. 41. Рукопись хранилась в кабинете произведений Ленина (ИМЭЛ при ЦК КПСС). Статья Ленина «Маленькая картинка для выяснения больших вопросов» была впервые опубликована в «Правде» 7 ноября 1926 г., то есть когда острота обсуждаемого вопроса отпала и критика Лациса не имела прежнего значения.

156

Еженедельник чрезвычайных комиссий по борьбе с контрреволюцией и спекуляцией, 1918, № 3, 6 октября 1918 г. опубликовал статью Нолинского комитета РКП(б), председателя уездной ЧК и военного комиссара «Почему вы миндальничаете?». В ней говорилось, что террор должен быть не бумажным, а действительным и спрашивалось: почему не подвергли «Локкарта самым утонченным пыткам, чтобы получить сведения и адреса… почему… вместо того, чтобы подвергнуть его таким пыткам, от одного описания которых холод ужаса охватил бы контрреволюционеров», ему позволили уехать. Статья вызвала негативный общественный резонанс. 25 октября 1918 г. ее осудили на заседании ЦК РКП(б) и в тот же день на президиуме ВЦИК, где было принято постановление: «…пролетариат и беднейшее крестьянство не могут отказаться от мер террора, советская власть отвергает в основе как недостойные, вредные и противоречащие интересам борьбы за коммунизм меры, отстаиваемые в указанной статье». В. И. Ленин и ВЧК. С. 112, 113. Статья «Почему вы миндальничаете?» была перепечатана // Источник. 1993. № 2. С. 62. Издание «Еженедельника ЧК» было прекращено в конце 1918 г., а президиум ВЧК 27 декабря 1918 г. постановил: «Отказать уездной Нолинской ЧК в праве расстрелов». В экстренных случаях предлагалось действовать с согласия исполкома и комитета партии РКП(б). // ЦА ФСБ РФ, ф, 1, оп. 2, д. 2, л. 11. Решение президиума ВЧК было принято через два месяца после постановления ВЦИК и означало лишь одно: в течение этого времени нолинские чекисты действовали по своему усмотрению.

157

Минувшее. Paris, 1986. Т. 1. С. 94–95.

158

Еженедельник чрезвычайных комиссий по борьбе с контрреволюцией и спекуляцией. 1918. № 1. С. 11; СУР РСФСР. 1918. С. 789.

159

Еженедельник ЧК. 1918. № 1. С. 1, 8; Сборник важнейших приказов и распоряжений ВЧК. М., 1919. Т. 1. С. 12, 13. Дзержинский видел в красном терроре «непреклонную волю беднейшего крестьянства и пролетариата уничтожить всякие попытки восстания против нас». Избранные произведения. М., 1957. Т. 1.С. 274. Петерс полагал красный террор «глубоким возмущением не столько руководящей верхушки, стоявшей во главе советских органов, сколько возмущением широких трудящихся масс» и представлял ВЧК «органом расправы». // Былое. Париж, 1933. Т. 2. С. 122, 123.

160

Ленин В. И. ПСС. Т. 35. С. 358.

161

Из истории ВЧК. 1917–1921 гг. Сб. док. М., 1958. С. 256.

162

Троцкий Л. Д. Как вооружалась революция. М., 1923. Т. 1. С. 216, 232–233; Ленин В. И. ПСС. Т. 50. С. 143–144.

163

Декреты советской власти. М., 1966. Т. 4. С. 627; Стенограмма выступления Ф. Э. Дзержинского на 8-м заседании ВЦИК 17 февраля 1919 г. // Исторический архив. 1958. № 1. С. 6–11. Над воротами многих гитлеровских концлагерей тоже висел лозунг «Труд делает человека свободным!». Все это указывало на схожесть тоталитарных систем.

164

Известия ЦК КПСС. 1986. № 6. С. 178. Публицистическую полемику о том, насколько виновен персонально Я. М. Свердлов в проведении «расказачивания» между В. Кожиновым и Б. Сарновым см.: Литературная газета. 1989. 8, 15, 22, 29 марта. Нельзя не согласиться с В. П. Даниловым и Н. С. Тарховой, которые, рассматривая вопрос о «расказачивании» в первой половине 1919 г., указали на ответственность в этом не только Свердлова, но и Ленина и Троцкого как представителей высшего политического руководства страны. Филипп Миронов. Тихий Дон в 1917–1921 гг. С. 14.

165

Крицман Л. Н. Героический период русской революции. М. -Л., 1926. С. 85.

166

Обзор деятельности ВЧК за 4 года. С. 190–191.

167

Федюкин С. А. Великий Октябрь и интеллигенция. М., 1972. С. 96. Ильин-Женевский рассказывал Смильг-Бенарио, что в Кронштадте «ночью матросы ворвались в тюрьму и без суда расстреляли арестованных заложников». Ильин-Женевский А. Большевики у власти. Л., 1929. С. 133; Смильг-Бенарио М. На советской службе. Архив русской революции. Берлин, 1921. Т. 3. С. 150. Заложников в Петрограде расстреливали по алфавиту. Арансон Г. На заре красного террора, Берлин, 1929. С. 54.

168

Архив русской революции. Т. 3. С. 149–150.

169

Былое. Т. 2. С. 123.

170

Еженедельник ЧК. 1918. № 1. С. 22, 24, 25; Красный террор. 1918. № 1.

171

Обзор деятельности ВЧК за 4 года. С. 79.

172

Лацис М. Два года борьбы на внутреннем фронте. М., 1920. С. 75; он же. Правда о красном терроре. // Известия ВЦИК. 1920. 6 февраля; Legge 11 G. The Cheka: Lenin's political police. Oxford, 1981. P. 181.

173

Обзор деятельности ВЧК за 4 года. С. 187–188. По предложению Ленина с 3 декабря 1918 года во главе ЧК следовало назначать только большевиков со стажем пребывания в партии не менее двух лет. Ленинский сборник. XXI. С. 225.

174

Еженедельник ЧК. 1918. № 1. С. 11.

175

Ленин В. И. ПСС. Т. 37. С. 173; Цит. по: Велидов А. С. На страже завоеваний Октября. // История СССР. 1970. № 1. С. 7. Лацис поучал выступившего против ВЧК М. С. Ольминского, называя его «добродушно-наивным», наблюдавшим за гражданской войной из окна своего кабинета и не понявшим, что она дошла «до стадии, когда пленных не берут. А все лето 1918 г. было именно таким периодом». Обзор деятельности ВЧК за 4 года. С. 80.

176

В. И. Ленин и ВЧК. Сб. док. С. 133.

177

СУР, 1919. № 1. Ст. 14; Обзор деятельности ВЧК за 4 года. С. 32.

178

РГАСПИ, ф. 17, оп. 2, д. 24, л. 1.

179

Лацис М. Чрезвычайные комиссии по борьбе с контрреволюцией. С. 27.

180

Декреты советской власти. М., 1964. Т. 3. С. 231–232; Лацис М. Чрезвычайные комиссии по борьбе с контрреволюцией. С. 27.

181

Резолюции II Всероссийской конференции чрезвычайных комиссий по борьбе с контрреволюцией, спекуляцией и саботажем. М., 1918. С. 6; Сборник важнейших приказов и распоряжений ВЧК. М., 1919. С. 15, 17, 23. Внутренняя агентура подразделялась на две группы: секретные сотрудники, завербованные из враждебной среды; агенты внутреннего наблюдения — штатные сотрудники ЧК или особых отделов.

182

Ломоносов, работавший в Комиссариате путей сообщения, вспоминал, как Петерс предлагал навести порядок на железной дороге с помощью расстрелов. Петерсу казалось, что «ЧК может справиться со всем». Была создана «тройка». Но Красин назвал эту акцию «очередным головотяпством», когда «пошумят, расстреляют десяток-другой спецов и выдохнутся». // Минувшее. М. — СПб., 1992. Т. 10. С. 16–18. Представители уездных ЧК Казанской губернии на своей конференции (25 декабря 1918 г.) говорили, что они являются гарантом стабильности в уездах. // ЦГАИПД РТ, ф. 868, д. 90, л. 88–92.

183

ЦА ФСБ РФ, ф. 1, оп. 2, д. 2, л. 12.

184

Лацис М. Правда о красном терроре. // Известия ВЦИК. 1920. 6 февраля; он же. Два года борьбы на внутреннем фронте. М., 1920. С. 75. Лацис завершал эту книгу словами, оправдывавшими жестокость чекистов. «Работающие в чрезвычайных комиссиях, — писал он, — фанатики своего дела. История этого им минусов не поставит» (с. 81). К счастью, Лацис ошибся. Он же в лекции для сотрудников ВЧК 16 мая 1921 г. объяснял создание «троек» необходимостью принятия быстрых оперативных решений.

185

ЦА ФСБ РФ ф 1. оп. 5 д. 663 а л. 1–2.

186

С. Кобяков, бывший защитник в революционных трибуналах Москвы в 1918 г., вспоминал: 5 сентября 1918 г. на Лубянку из тюрем было привезено более 80 человек. Среди них были бывшие царские сановники Щегловитов, Хвостов, Белецкий, протоиерей Восторгов и другие. «Расстреляли всех в Петровском парке. Казнь была совершена публично. Чекисты выкрикивали имена казнимых. Указывая на Щегловитова, они кричали: „Вот бывший царский министр, который всю жизнь проливал кровь рабочих и крестьян“. За несколько минут до расстрела Белецкий бросился бежать, но приклады китайцев вогнали его в смертный круг… После расстрела все казненные были ограблены. Большевистская власть в виде поощрения разрешает палачам обирать трупы казненных». // Архив русской революции. Берлин, 1922. T. VII. С. 274–275. В Казани 12 сентября 1918 г. на квартире Александра Боратынского, внука известного поэта, был произведен обыск и сам он арестован. На допросе в ЧК Боратынский сказал, что ему 51 год, он вдовец, до революции был членом 3-й Государственной думы, октябристом, но после «Октябрьского переворота политической деятельностью не занимался». За его освобождение ходатайствовали сослуживцы, прислуга усадьбы сообщала, что «для бедного класса он был очень хороший». Ничего не помогло. 18 сентября следователь ЧК решил «Боратынского, как бывшего предводителя дворянства, дворянина, сыновья которого находятся в рядах белой армии, расстрелять». Приговор утвержден Лацисом. Сыновья Боратынского были мобилизованы в Казани народной армией Комуча. Его сестра, Ксения Боратынская, позже опубликовала воспоминания об этом. «Теперь я расскажу, как его убили… Нам сказали… что их расстреливают за Архангельским кладбищем. День был серый, пасмурный, сырой… Его расстреляли между полотном новой самарской дороги, Архангельским кладбищем и полуобгорелой избушкой сторожа… Тело разрешили взять домой и похоронить. В него стреляли три раза, убили выстрелом в затылок… Рабочий, сидевший с ним и выпущенный на свободу, говорил, что он вел себя твердо и гордо, когда выходили из тюрьмы на автомобиль. Сидел до этого в подвале темном, сыром. Людей там было много, так много, что ему пришлось сидеть, не разгибаясь, на корточках всю ночь, т. к. он свою постель уступил больной татарке. Он всех поддерживал и утешал. Вот и все». // Юность. 1990. № 10. С. 80–81; Архив Управления ФСБ по РТ, д. 2355, л. 1–5. В сентябре 1918 г. в Казани Лацис проводил массовые расстрелы. Среди тех, кто тогда погиб, был Б. Фликкель, правый эсер, один из секретарей Керенского; бывшие офицеры, священники, те, кто сотрудничал с комучевцами, — сохранилось 35 расстрельных дел. Отдельно о расстрелах сообщали уездные ЧК: Лаишевская — 15, Казанская уездная — 2, Арская — 31 и др. // ЦГАИПД РТ, ф. 868, д. 144, л. 6-15; д. 40, л. 2; НА РТ, ф. 116, оп. 1, д. 78, л. 914. Самарская губЧК сообщала в декабре 1918 г., что за контрреволюционные действия было расстреляно 107 человек, в основном бывшие офицеры. Образование и деятельность местных чрезвычайных комиссий. 1917–1921 гг. Сб. док. М., 1961. С. 140.

187

ЦА ФСБ РФ ф. 1, оп. 1, д. 1, л. 13, 19; Архив Управления ФСБ по РТ, протоколы заседаний казанской губЧК., Т. 1. С. 1–183.

188

Обзор деятельности ВЧК за 4 года. С. 83–92.

189

Родина. 1992. № 4. С. 100.

190

А. И. Деникин вспоминал о своем путешествии по Кавказу в конце 1917 года. Его поразила «разлитая повсюду безбрежная ненависть и к людям, и к идеям. Ко всему, что было социально и умственно выше толпы, что носило малейший след достатка, даже к неодушевленным предметам — признакам некоторой культуры, чуждой или недоступной толпе. В этом чувстве слышалось непосредственное веками накопившееся озлобление, ожесточение тремя годами войны и воспринятая через революционных вождей истерия. Ненависть с одинаковой последовательностью и безотчетным чувством рушила государственные устои, выбрасывала в окно вагона „буржуя“, разбивала череп начальнику станции и рвала в клочья бархатную обшивку вагонных скамеек. Психология толпы не обнаруживала никакого стремления подняться до более высоких форм жизни: царило одно желание — захватить или уничтожить». Деникин А. И. Очерки русской смуты. // Вопросы истории. 1991. № 6. С. 124–125.

191

В. Менжинский 14 ноября 1932 г. от имени коллегии ОГПУ предлагал Сталину следующее описание ордена Ф. Дзержинского: на нем изображен барельеф Дзержинского, сверху меч и красное знамя, внизу — на красной ленте надпись: «За беспощадную борьбу с контрреволюцией». Сталин ответил отказом. // РГАСПИ, ф. 558, оп. 1, д. 5284, л. 1–3.

192

Московские новости. 1989. 2 апреля.

193

Родина. 1990. № 5. С. 50.

194

В. П. Брауде в качестве левой эсерки в 1918 г. работала заместителем председателя Казанской губЧК, после 6 июля перешла в партию революционных коммунистов, а в ноябре 1918 г. в РКП(б). Служила в омском, а затем в московском аппарате ЧК. Правые эсеры писали о ней как о «машине, делающей свое дело холодно, бездушно, ровно и спокойно». Чувствуется, делали вывод они, «что, если бы в ее руках была судьба пленных социалистов, она равнодушно и твердо расправлялась бы со всеми нами так, как она делала это в Сибири и Казани». Брауде была одним из следователей, готовивших процесс над членами ЦК партии правых эсеров в 1922 г. Че-Ка. Материалы к деятельности чрезвычайных комиссий. Берлин, 1922. С. 59.

195

В. И. Ленин и ВЧК. С. 174–175; Коэн С. Бухарин. Политическая биография. М., 1988. С. 109, 131. В мае 1919 г. Оргбюро ЦК по предложению Дзержинского решило: особый отдел ВЧК еженедельно докладывает Сталину о своей деятельности. // РГАСПИ, ф. 17, оп. 112, д. 4, л. 2.

196

«На всем беспредельном пространстве шла поднятая Дзержинским всероссийская робеспьериада, осуществляемая руками большевистского охлоса, на который оперся в терроре Дзержинский. Над всероссийским ужасом открытого апофеоза убийства горели его лихорадочные глаза, глаза изувера и демагога, — так характеризовал деяния Дзержинского Роман Гуль. — Созданная Дзержинским ВЧК по праву занимает первое место в истории всех терроров, ее кровавая слава переживет не одно поколение». Гуль Р. Дзержинский (начало террора). Нью-Йорк, 1974. С. 101, 107.

В марте 1919 г. власть Дзержинского достигла апогея: он возглавил Комиссариат внутренних дел и подчинил себе ВЧК и милицию. Свою задачу определил тогда как «единичную… более тонкую», когда разоблачению заговоров должна предшествовать розыскная работа. Хацкевич А. Ф. Солдат великих боев. Минск, 1982. С. 268; Портнов В. П. ВЧК. 1917–1922. М., 1987. С. 130. Дзержинский сблизился со Сталиным во время совместных проверочных командировок в конце 1918 г. в район Перми для расследования причин ее сдачи колчаковцам, в 1922-м — в Грузию и др. Г. А. Соломон, тогда заместитель наркома внешней торговли РСФСР, позже вспоминал слова своего шефа Л. Б. Красина об отношениях Ленина и Дзержинского. Красин говорил Соломону в 1920 г.: «Ленин стал совсем невменяем, и если кто и имеет на него влияние, так это „товарищ Феликс“, т. е. Дзержинский, еще больший фанатик и, в сущности, хитрая бестия, которая запугивает Ленина контрреволюцией и тем, что она сметет нас всех и его в первую очередь. А Ленин — я в этом окончательно убедился — самый настоящий трус, дрожащий за свою шкуру. Дзержинский играет на этой струнке… Словом, дело обстоит так: все подавлено и подавляется еще больше, люди боятся не то что говорить, но даже думать… Шпионство такое, о каком не мечтал даже Наполеон Третий — шпионы повсюду, в учреждениях, на улице, наконец, даже в семьях… Доносы и расправы втихомолку… Дальше уж некуда идти». Соломон Г. А. Среди красных вождей. Лично пережитое и виденное на советской службе. Париж, 1930. Т. 1. С. 173.

197

Р. Гуль цитировал высказывания противников бесконтрольных действий ВЧК. И отмечал попытки подчинить ВЧК Наркомату юстиции, из которых ничего не получилось. Гуль Р. Дзержинский. С. 100; Коэн С. Там же. С. 131.

198

Правда. 1918. 4 сентября.

199

А. Солженицын писал: «Когда Ленин задумал и основал, а Сталин развил и укрепил гениальную схему тоталитарного государства, все было ими предусмотрено и осуществлено, чтобы эта система могла стоять вечно, меняясь только мановением своих вождей, чтоб не мог раздаться свободный голос и не могло родиться противотечение, предусмотрели все, кроме одного — чуда, иррационального явления, причины которого нельзя предвидеть, предсказать и перерезать». Солженицын А. Бодался теленок с дубом. Очерки литературной жизни. Париж, 1975. С. 395.

200

Из объявления Казанской ЧК (сентябрь 1919 г.): «ЧК привлекла по делу о контрреволюции 40 человек, из них 18 уже никогда не будут мешать советской власти как злостные враги трудового народа». По мнению В. Б. Станкевича, суровость политических репрессий заставляла всех выбирать тот или иной фронт гражданской войны. Станкевич В. Б. Воспоминания. 1914–1919 гг. Л., 1926. С. 156.

201

Е. Д. Стасова, секретарь ЦК РКП(б) в 1919 г., вспоминала, что осенью положение было столь опасным, что «не исключена была необходимость вновь уйти в подполье». Тогда были сделаны паспорта для Ленина и других членов ЦК на другие фамилии, а также подготовлены большие суммы царских денег. Они были запакованы в оцинкованные ящики и спрятаны. На имя H. Е. Буренина были оформлены документы на владение гостиницей «Метрополь». Но Деникин был разбит, и эти приготовления не понадобились. Стасова Е. Д. Страницы жизни и борьбы. М., 1960. С. 7–8; Буренин H. Е. Памятные годы. Л., 1967. С. 7–8.

202

25 сентября 1919 года в доме по Леонтьевскому переулку в Москве происходило заседание большевиков. В результате брошенной гранаты было убито 12 и ранено 55 человек, среди раненых были Бухарин, Ем. Ярославский и др., убитых — секретарь Московского комитета РКП(б) Загорский и др. Позже выяснилось, что террористический акт осуществила группа анархистов. В ответ по приказу Дзержинского начали расстреливать по спискам «всех кадетов, жандармов, представителей старого режима и разных там князей и графов, находящихся то всех местах заключения Москвы, во всех тюрьмах и лагерях». По непроверенным данным, было расстреляно несколько сот человек. Алданов М. Взрыв в Леонтьевском переулке. // Огонек. 1991. № 28. С. 31; Гуль Р. Дзержинский. С. 127.

203

См.: Party, State and Society in the Russian Civil War. Indian University Press, 1989. P. 45.

204

Цит. по: Мельгунов С. П. Красный террор. С. 35. Ленин поощрял произвол, когда говорил: «Я рассуждаю трезво и категорически: что лучше — посадить в тюрьму несколько десятков или сотен подстрекателей, виновных или невиновных, сознательных или несознательных, или потерять тысячи красноармейцев и рабочих? — Первое лучше». Ленин В. И. ПСС. Т. 38. С. 295. Троцкий был более циничен, когда в 1919 г. выступал в Киеве: «Чиновники, лакеи старого режима, судейские, издевавшиеся в судах, педагоги, развращающие в своих школах, помещики и их сынки, студенты, офицеры, крестьяне-кулаки и сочувствующие рабочие — все должны быть зажаты в кровавую рукавицу, все пригнуты к земле. Кого можно — уничтожить, а остальных — прижать так, чтобы они мечтали о смерти, чтобы жизнь была хуже смерти». Цит. по: Жуков Д. М. Таинственные встречи. М., 1992. С. 16.

205

Сорокин П. Современное состояние России. // Новый мир. 1992. № 4. С. 198.

206

МЧК. Сб. док. М., 1978. С. 134–135, 210.

207

Обзор деятельности ВЧК за 4 года. С. 95–96.

208

ЦА ФСБ РФ, ф. 1, оп. 1, д. 1, л. 3, 10, 18,99; д. 3 а, л. 20.

209

В. И. Ленин и ВЧК. С. 218–219.

210

В начале июня 1919 г. численность войск ВЧК — 17 904 человека, караульных и конвойных войск — 96 606; на 1 января 1920 г. последних было 104 042 человека. Внутренние войска Советской республики. 1917–1922 гг. Док. и материалы. С. 111, 144. В аппарате ВЧК было 723 сотрудника и 1019 бойцов батальона. Обзор деятельности ВЧК за 4 года. С. 120.

211

Архив Управления ФСБ по РТ, д. 6856. л. 7.

212

ЦА ФСБ РФ, ф. 1, оп. 4, д. 724, л. 3–5, 7-12. Особые отделы фронтов и армий имели своих осведомителей до 30 человек.

213

Обзор деятельности ВЧК за 4 года. С. 187–188.

214

РГАСПИ, ф. 76, оп. 1, д. 194, л. 1.

215

Рассел Б. Практика и теория большевизма. М., 1991. С. 45; Ленин В. И. ПСС. Т. 39. С. 416.

216

ЦГАИПД РТ, ф. 868, оп. 1, д. 76, л. 118. Иногда в газетах объявлялось о наказаниях чекистов, обвиненных во взяточничестве, пьянстве, насилиях. Их расстреливали для успокоения общественного мнения, но ничего не менялось по существу в проведении карательной политики.

217

Архив Управления ФСБ по РТ, протоколы заседаний Казанской губЧК. Т. 1. С. 184–263.

218

Рыков А. И. Статьи и речи. М.-Л., 1927. Т. 1. С. 376.

219

Гимпельсон Е. Г. Проблемы создания и совершенствования аппарата управления Советским государством (1917–1920 гг.) // История СССР. 1987. № 3. С. 63–64.

220

ЦА ФСБ РФ. Следственные дела о «Союзном бюро ЦК РСДРП». Т. 9. С. 34.

221

В. И. Ленин и ВЧК. С. 324, 328–329.

222

Право расстрела было предоставлено следующим губЧК: Петроградской, Московской, Нижегородской, Тульской, Симбирской, Пензенской, Тамбовской, Воронежской, Саратовской, Брянской, Казанской. В исключительных случаях, с санкции ВЧК, это право могло быть у Череповецкой, Вологодской, Северо-Двинской, Костромской, Иваново-Вознесенской, Владимирской, Рязанской и Орловской ЧК. Обзор деятельности ВЧК за 4 года. С. 187.

223

В. И. Ленин и ВЧК. С. 396, 401, 410.

224

Декреты советской власти. М., 1971. T. V. С. 69–70.

225

Статистический ежегодник. 1918–1920 гг. М., 1922. T. VII. Вып. 2. С. 59. Данные условны, так как только в судах 41 губернии РСФСР в первой половине 1920 г. находилось 550 214 уголовных дел; в первом полугодии 1921 г. — 699 572; в первом полугодии 1922 г. — 728 644. Преступность в Витебской, Воронежской, Курской и Нижегородской губерниях в 1920–1922 гг. увеличилась в 6 раз. Тарновский Е. Преступность в 1920–1922 гг. Еженедельник советской юстиции. 1923. № 7–8. С. 153–154. Только в 1919 г. Одесская ЧК арестовала не менее 1114 человек. Одесская «чрезвычайка». Большевистский застенок. Факты и наблюдения Н. И. Авербуха (Авенариуса). Кишинев, 1920. Ч. 1. С. 8.

226

РГАСПИ, ф. 76, оп. 3, д. 149, л. 6; Неизвестная Россия. М., 1992. Т. 1.С. 36. Еще хуже было положение пленных солдат из армии Врангеля. Ленину писали тогда, в конце 1920 г.: «При современном положении дел массовая работа по фильтрации громадных количеств пленных белогвардейцев становится почти невероятной. Между тем республике предстоит организовать более или менее продолжительную изоляцию в лагерях около 100 000 пленных с Южного фронта и громадных масс, выселяемых из восставших станиц Терека, Кубани и Дона. В данный момент до Харькова достигла волна в 37 000 пленных врангелевцев, в Орле находится партия в 400 человек детей и стариков от 14 до 70 лет, прибывших совершенно случайным и неорганизованным порядком с Терека». Положение в переполненных концлагерях было тревожным, за котелок воды часовой требовал взятку. // РГАСПИ, ф. 2, оп. 2, д. 463, л. 1.

227

Устрялов Н. Под знаком революции. Харбин, 1927. С. 104.

228

В декрете, подписанном Лениным, говорилось: «Особый революционный трибунал в своих суждениях руководствуется исключительно интересами революции и не связан какими-либо формами судопроизводства». Обзор деятельности ВЧК за 4 года. С. 112, 113.

229

См.: Новый мир. 1991. № 1. С. 173.

230

РГАСПИ, ф. 2, оп. 2, д. 478, л. 1–2.

231

Там же, д. 492, л. 1. См. также: В. И. Ленин. Неизвестные документы. 1891–1922. С. 416–417.

232

Воспоминания И. М. Вацетиса. Память. Исторический сборник. М., 1977. Т. 2. С. 72; Ленин В. И. ПСС. Т. 44. С. 166.

233

Сборник приказов и распоряжений ВЧК. М., 1920. С. 3, 16, 80.

234

Архив Управления ФСБ по РТ, д. 510, 589, 6859. В феврале — мае 1920 г. Казанская губЧК к разным срокам заключения приговорила 790 человек. Вот один из типичных приговоров: 29 марта 1920 г. Казанская губЧК постановила: в отношении обвиняемых Г. Гирфанова, М. Демерт, В. Демерт, Георгия и Николая Первушиных (сыновья двоюродной сестры Ленина. — А. Л.), активное участие которых в контрреволюционной организации юридически является недоказанным, хотя и подтверждается агентурными сведениями, дело за недоказанностью состава преступления прекратить, взяв их всех на учет как заговорщиков, о чем сообщить в срочном порядке в секретный отдел губЧК. А. и Г. Распоповых, А. Ашихмина, Галимова за активное участие в белогвардейской организации, вербовку дезертиров, виновность коих доказана и частичным признанием самих обвиняемых… заключить в тюрьму на все время гражданской войны без права досрочного освобождения по амнистиям. Архив Управления ФСБ по РТ, протоколы заседаний Казанской губЧК. Т. 2. С. 33.

235

ЦГАИПД РТ, ф. 868, д. 299, л. 93.

236

Родина. 1992. № 4. С. 101.

237

Роман Гуль называл жестокой чекистку Веру Брауде, которая обыскивала и мужчин, и женщин. Побывавшие в «ее руках» называли Брауде «разновидностью женщины-садистки». Гуль Р. Дзержинский. Менжинский — Петерс — Лацис — Ягода. Париж, 1936. С. 96. Самым жестоким палачом в Петрограде была Софья Гертнер, изобретшая свой способ пытки: привязывала допрашиваемого за руки и за ноги к столу и со всего размаху била несколько раз по «мужскому достоинству», выбивая нужные признания. Аргументы и факты. 1993. 19 мая. Эти женщины-палачи умерли в своих квартирах: Брауде — в 1961 г., Гертнер — в 1982 г. Первой было 71, второй — 78 лет. О женщинах-чекистах см.: Бережков В. И., Пехтерева С. В. Женщины-чекистки. СПб. — М., 2003.

238

Архив русской революции. Берлин, 1922. T. VI. С. 340, 347, 349.

239

Ленин В. И. ПСС. Т. 42. С. 74.

240

Воспоминания генерала барона П. Н. Врангеля. М., 1992. Ч. 2. С. 433; Российский государственный военный архив (далее — РГВА), ф. 101, оп. 1, д. 118, л. 49; Петров В. П. К вопросу о красном терроре в Крыму в 1920–1921 годах. // Тезисы докладов научной конференции «Проблемы истории Крыма». 23–28 сентября 1991 г. Симферополь, 1991. Вып. 2. С. 90–91; Троцкий Л. Д. Соч. М. -Л., 1925. Т. 17. С. 460. Троцкий заявил, что в Крыму было зарегистрировано 52 тыс. пленных, 277 орудий, 7 бронепоездов, 100 паровозов, 32 автомобиля, 31 судно и 7 бронемашин (с. 490). Ленин В. И. ПСС. Т. 52. С. 6; Сборник приказов революционного комитета Крыма. Изд. Крымревкома, 1921. С. 9. Мельгунов цитировал Б. Куна: «Троцкий сказал, что не приедет в Крым до тех пор, пока хоть один контрреволюционер останется в Крыму; Крым — это бутылка, из которой ни один контрреволюционер не выскочит, а так как Крым отстал на три года в своем революционном движении, то быстро подвинем его к общему революционному уровню России…» Мельгунов С. П. Красный террор в России. С. 66.

241

Архив Республики Крым, ф. 1, оп. 1, д. 21, л. 6. В советском Крыму были традиции расправы без суда. «Известия Севастопольского Совета» 28 февраля 1918 года сообщали, что матросы корабля «Борцы за свободу» постановили истребить всю буржуазию. За две ночи они расстреляли 400 человек. С большим трудом ревкому удалось удержать дальнейшие расстрелы без суда.

242

Документ обнаружен в РГВА А. А. Здановичем. На наградном списке Евдокимова есть резолюция командующего Южным фронтом Фрунзе: «Считаю деятельность т. Евдокимова заслуживающей поощрения. Ввиду особого характера этой деятельности проведение награждения в обычном порядке не совсем удобно». Евдокимов был награжден орденом без публичного объявления об этом. Секретаря Крымского обкома РКП(б) Р. С. Землячку (1876–1947) с награждением в начале 1921 г. орденом боевого Красного Знамени поздравили публично.

243

Архив Республики Крым, ф. 1, оп. 1, д. 60, л. 2.

244

Родина. 1992. № 4. С. 100–101. Только известному поэту М. Волошину Б. Кун разрешил раз в неделю приходить в Феодосийскую ЧК, дабы вымолить жизнь только одного из сотни приговоренных к расстрелу. // Известия. 1993. 10 июля. Подробнее о красном терроре в Крыму см.: Зарубин А Г., Зарубин В. Г. Без победителей. Из истории гражданской войны в Крыму. Симферополь, 1997.

245

Архив Республики Крым, ф. 32, оп. 1, д. 6, л. 18, 51; д. 11, л. 7. КрымЧК тогда возглавляли В. В. Фомин и С. Ф. Реденс. 2 марта 1922 г. председатель КрымЦИК Гавен отмечал на второй сессии Крымского ЦИК, что осенью 1921 г. в Крыму усилился бандитизм, в котором участвовали белые офицеры и крестьяне-татары. Но его тогда не удалось ликвидировать. // Вторая сессия Крымского ЦИК. 2–4 марта 1922 г. Симферополь, 1922. С. 100.

246

Оболенский В. А. Моя жизнь, мои современники. Париж, 1988. С. 740, 741.

247

Обзор деятельности ВЧК за 4 года. С. 201.

248

Willains В. The Russian Revolution. 1917–1921. Oxford, 1987. P. 65.

249

Письмо из Симбирской губернии о действиях красных, 3 августа 1919 г.: «Дела наши идут весьма плохо, ссыпка хлеба крестьянами идет плохо. В той волости, куда нас посылали, 5 раз обирали. Хлеба нет. Крестьяне относятся весьма враждебно. Агитация наша не помогает. Придется действовать затвором». Из Вятской губернии, 13 августа 1919 г.: «Белые нас очень обидели, все отобрали, что только было: корову, телегу и деньги до копейки. Деньги не отдавала, как стали бить, я и отдала все. Сапоги тоже утащили и все твои рубахи, брюки, пиджаки и фуражку». Неизвестная Россия. XX век. М., 1992. Т. 2. С. 213, 239.

250

Там же. С. 221.

251

Краснов П. Н. Всевеликое войско донское. // Архив русской революции. Берлин, 1992. Т. 5. С. 226; Неизвестная Россия. Т. 2. С. 236; Булдаков В. П. Красная смута. С. 225; см. также: Голос народа. Письма и отклики рядовых советских граждан о событиях 1918–1932 гг. М., 1998; и др.

252

Геллер М. Вехи 70-летия. Очерк советской политической истории. Лондон, 1987. С. 26; Левин М. Гражданская война в России: движущие силы и наследие. История и историки. М., 1990. С. 368.

253

В то время существовал, по мнению Б. Савинкова, следующий план ликвидации власти большевиков. «Согласно этому плану, — сообщал он, — союзники, высадившись в Архангельске, могли бы без труда занять Вологду и, опираясь на взятый нами Ярославль, угрожать Москве. Кроме Рыбинска и Ярославля, предполагалось также завладеть Муромом… Владимиром… и Калугой. Предполагалось также выступить и в Казани. Таким образом, нанося удар в Москве (убийство Ленина и Троцкого), предполагалось окружить столицу восставшими городами и, пользуясь поддержкой союзников на севере и чехо-словаков, взявших только что Самару, на Волге, поставить большевиков в затруднительное в военном смысле положение». Савинков Б. В. Борьба с большевиками. Варшава, 1920. С. 32.

254

Искендеров А. А. Гражданская война в России: причины, сущность, последствия. // Вопросы истории. 2003. № 10. С. 79; Геллер М. Там же. С. 28.

255

Исторический архив. 1993. № 3. С. 134.

256

И. М. Майский (1884–1975), в 1921 г. вступил в РКП(б), позже советский дипломат, историк, академик.

257

ГАРФ, ф. 6257, оп. 71, д. 2, л. 25.

258

Соловейчик А. С. Борьба за возрождение России на Востоке (Поволжье, Урал и Сибирь в 1918 г.). Ростов-на-Дону, 1919. С. 14; Славянофил (К. В. Сахаров). Чешские аргонавты в Сибири. Токио, 1921. С. 6.

259

См.: Попов Ф. Г. 1918 год в Самарской губернии. Хроника событий. Куйбышев, 1972. С. 133, 134. Комучевец П. Д. Климушкин говорил лишь о двух случаях самосуда при взятии Самары и отрицал цифру в 300 убитых. Цит. по: Mельгунов С. П. Трагедия адмирала Колчака. С. 132.

260

Письма славы и бессмертия. М., 1983. С. 119.

261

Известия ВЦИК. 1918. 4 октября.

262

Кузнецов А. Казань под властью чехоучредиловцев. // Пролетарская революция. 1922. № 8. С. 58. А. В. Луначарский, готовя к процессу над лидерами правых эсеров материалы, писал, опираясь на свидетельства очевидцев: «Председатель Казанского Совета Шейнкман после перестрелки у вокзала вернулся в город и стал ночевать в госпитале. Когда после бурной, грозовой ночи отряды Учредительного собрания входили в город, Шейнкману предложили немедленно покинуть госпиталь. Он пошел в земскую больницу к знакомой. Квартира оказалась запертой. Он, повязав платком щеку, долго сидел на скамье. А в это время кто-то уже сбегал к эсерам и донес. Его повели через толпу врагов и сдали в штаб. Заключенный в камере написал на стене: „Сегодня меня расстреливают. Шейнкман“. Он оставил большое письмо маленькому сыну. Они уничтожили письмо. Его расстреливали на другой день, во дворе, на глазах арестованных и толпы. Он выкурил папироску и перед залпом бросил в лицо врагов грубые оскорбительные слова. На следующий день газеты учредиловцев сообщили о расстреле двух германских шпионов. Эсеры знали, что их было не двое, а больше, и что они были не шпионы». Луначарский подчеркивал, что учредиловцы не пощадили и члена Учредительного собрания М. Вахитова, потому что он был интернационалист. Луначарский А. В. Бывшие люди. М., 1922. С. 50–52. Донесли на Шейнкмана фельдшер больницы С. Фурсов и надзиратель больницы Г. Мокеев. Расстреляны чекистами 10 октября 1918 г. в Казани.

Террор свирепствовал и в уездах Казанской губернии. В селе Егоркино Чистопольского уезда комучевцы заставили группу заключенных рыть для себя могилы; после этого их расстреляли, среди них были работники волисполкома. Партийно-советских работников комучевцы расстреливали и в других уездах Казанской губернии: Вертинскую-Аросеву (мать писателя и дипломата) — в Спасском; X. Н. Хамзина — в Буинском; Е. П. Петровскую и С. С. Просвиркина — в Бугульминском; А. С. Фадеева — в Лаишевском. Самарский журналист Г. Лелевич привел в брошюре об «учредилке» выдержку из статьи «Правда о Казани», которую опубликовали меньшевики в уфимской газете «Голос рабочего» 10 октября 1918 г. Стремясь «оправдать» себя и «понять» причины комучевских поражений, они отмечали, что террор в Казани осуществляли «вооруженные люди с белыми повязками на руках, в военной форме. Отдельные группы их по каким-то спискам и указаниям хватали на улицах и в квартирах людей и на глазах толпы одним-двумя выстрелами кончали с ними. Достаточно было крика из толпы: „Вот комиссар, вот большевик“, как участь указанного была решена». Лелевич Г. В дни самарской учредилки. М., 1921. С. 19.

В 1923 г. в Казани судили бывших офицеров Г. А. Антипова, обвиненного в убийстве в августе 1918 г. профсоюзного работника А. П. Комлева; А. А. Земцова, участвовавшего в расстреле учительницы М. А. Вертинской-Аросевой. Офицеры были приговорены к различным срокам заключения. Архив Управления ФСБ по РТ, д. 14, л. 987.

263

См.: Петроградская правда. 1918. 11 июня; Dotsenko Р. The stuggle for democracy in Siberia: Eyewitness account of contemporary. Stanford, 1983. P. 109. В Саратов для поддержки Комуча тогда приехало большинство членов ЦК партии правых эсеров во главе с председателем Учредительного собрания В. М. Черновым. Основной идеей являлось: «Изгнать отовсюду захватчиков власти — большевистских диктаторов и образовать новую местную власть вокруг всенародных избранников». Чернов В. М. Перед бурей. М., 1993. С. 370. В Самару хотел приехать А. Ф. Керенский, но эсеры были против. Керенский А. Ф. Россия на историческом повороте. Мемуары. М., 1993. С. 339. В августе 1918 г. в Москве генерала А. А. Брусилова посетил английский посланник Б. Локкарт. Он пытался уговорить генерала переехать в Самару. Брусилов отказался. Соколов Ю. В. А. А. Брусилов. // Вопросы истории. 1988. № 11. С. 88.

264

Известия ВЦИК. 1922. 1 июля.

265

Вестник Комуча. 1918. 19 сентября.

266

ГАРФ, ф. 749, оп. 1, д. 39, л. 6.

267

РГАСПИ, ф. 71, оп. 3, д. 406, л. 365, 377.

268

Попов Ф. Г. Указ. соч. С. 163, 173.

269

ГАРФ. ф. 186, оп. 1, д. 3, л. 67.

270

Там же, ф. 669, оп. 1, д. 2, л. 3. И. М. Майский писал о расстрелах в Казани: «… уже под вечер, пересекая центральную часть города, я был невольно увлечен людским потоком, стремительно несшимся куда-то в одном направлении. Оказалось, все бежали к какому-то большому четырехугольному двору, изнутри которого раздавались выстрелы. В щели забора можно было видеть, что делается во дворе. Там группами стояли пленные большевики: красноармейцы, рабочие, женщины — и против них — чешские солдаты с поднятыми винтовками. Раздавался залп, и пленные падали. На моих глазах были расстреляны две группы, человек по 15 в каждой. Больше я не мог выдержать. Охваченный возмущением, я бросился в социал-демократический комитет и стал требовать, чтобы немедленно же была послана депутация к военным властям с протестом против бессудных расстрелов. Члены комитета в ответ только развели руками.

— Мы уже посылали депутацию, — заявили они, — но все разговоры с военными оказались бесплодными. Чешское командование утверждает, что озлоблению солдат должен быть дан выход, иначе они взбунтуются.

Я отправился к эсерам, там господствовала та же растерянность. Ни та, ни другая партия не оказывалась в состоянии держать в руках воинскую силу, действовавшую именем демократии. Это была первая царапина, проведенная жизнью по моей стройной теоретической концепции…» Майский И. М. Демократическая контрреволюция. М. — Пг., 1923. С. 26–27.

271

Голос рабочего. Самара, 1918. 10 июля.

272

Майский И. М. Там же. С. 176, 186.

273

См.: Красная быль. Самара, 1923. № 2. С. 130; № 3. С. 107–111; Поезд смерти. Куйбышев, 1957.

274

ГАРФ, ф. 6257, оп. 1, д. 2, л. 142, 145, 242. Крестьяне от мобилизации в народную армию уклонялись, заявляя, что «мы войны гражданской не хотим» и потому «солдат для борьбы с большевиками не дадим». // ГАРФ. ф. 671, оп. 1, д. 34, л. 37–38. В октябре 1918 г. уполномоченный Комуча по Бугульминскому уезду сообщал, что к Учредительному собранию население далее выражения сочувствия не идет. «Нет уверенности в прочности новой власти — вот главная причина колебаний и пассивности». ГАРФ, ф. 681, оп. 1, д. 1, л. 8. Крестьяне на грабежи карательных отрядов народной армии отвечали вооруженными выступлениями. См: Тальнов Б. Краткие очерки первых четырех лет пролетарской революции в Бугурусланском округе (1917–1920). Бугуруслан, 1929. С. 20. По мнению участника событий тех лет, «в огне белого террора деревня расслоилась, каждая группа крестьянства осознала себя и встала на свое место». Дорогойченко А. П. Крестьянство и учредиловщина. Четыре месяца учредиловщины. Историко-литературный сборник. Самара, 1919. С. 25. Вот одно из многих описаний действий карателей против крестьян. Агитатор Комуча из Бузулукского уезда В. Кондаков сообщал 26 августа 1918 г. о действиях карательного отряда капитана Вольских, который прибыл 26 августа 1918 г. в с. Утевка. Там по постановлению военно-полевого при отряде суда каратели пороли граждан и расстреляли бывшего председателя Совета С. М. Проживина и комиссара В. Пудовкина. «Подробности расстрела их, вернее способ расстрела, по словам очевидцев, отличались небывалой жестокостью. Так, например, труп Василия Пудовкина был изуродован, голова разбита, с вытекшим глазом, спина, бока носят явные следы ударов прикладом, руки до плеч буквально представляли кусок мяса с ободранной или обитой кожей, кроме того, на спине имелись 2–3 колотые штыковые раны. Характерное поведение добровольцев отряда при обыске в квартире В. Пудовкина — в сундуке были найдены две сорокарублевки „керенки“, которые были взяты со словами: „Комиссары много награбили“. Взято охотничье дробовое ружье. В силу сложившихся условий нашей государственной роковой необходимости момента, единичные жертвы, если таковые неизбежны, с ними можно мириться населению, но всякое издевательство над личностью, хотя бы и виновного, ненужная жестокость действуют на население хуже всякой большевистской агитации». // ГАРФ, ф. 671, оп. 1, д. 5, л. 10.

275

ГАРФ, ф. 6257, оп. 1, д. 3, л. 77, 78. По приказу штаба народной армии Комуча войскам вменялось в обязанность охранять частновладельческие поля и посевы, для чего разрешалось «в случае надобности применять вооруженную силу и не останавливаться ни перед какими мерами воздействия на виновных». В приказе подчеркивалась обязанность всего начсостава армии «оказывать содействие и поддержку в этом отношении всем частным лицам, обращающимся за содействием по охране посевов». // ГАРФ, ф, 675, оп. 1, д. 21, л. 34. Некоторые крестьяне увидели в этом приказе возможность возвращения помещиков. Из Уфимской губернии сообщали, что отношение крестьян к Учредительному собранию отрицательное, т. к. «вопрос об отмене частной собственности Учредительным собранием заставил, по-видимому, их задуматься». // РГАСПИ, ф. 71, оп. 3, д. 406, л. 281.

276

Деникин А. И. Очерки русской смуты. Берлин, 1924. Т. 3. С. 98.

277

Лариса Рейснер, участница боев с народоармейцами, оставила описание о налете офицеров Каппеля на станцию Шихраны под Казанью. «Защищавший Шихраны малочисленный заслон был поголовно вырезан. Мало того, переловили и уничтожили все живое, населявшее полустанок. Мне пришлось видеть Шихраны через несколько часов после набега. Все носило черты того совершенно бессмысленного, погромного насилия, которым отмечены все победы этих господ. Во дворе валялась зверски убитая (именно убитая, а не зарезанная) корова, курятник был полон нелепо перебитых кур. С колодцем, небольшим огородом, водокачкой и жилыми помещениями было поступлено так, как если бы это были пойманные люди, и притом большевики. Из всего были выпущены кишки. Животные валялись выпотрошенные, безобразно мертвые. Рядом с этой исковерканностью всего, что было раньше человеческим поселком, неописуемая, непроизносимая смерть нескольких застигнутых врасплох железнодорожных служащих и красноармейцев казалась совершенно естественной. Только у Гойи в его иллюстрациях испанского похода и Герильи можно найти подобную гармонию деревьев, согнутых на сторону темным ветром и тяжестью повешенных, придорожной пыли, крови и камней». Рейснер Л. Свияжск (август — сентябрь 1918 г.) // Пролетарская революция. 1923. № 6–7. С. 183–184.

278

Николаев С. Возникновение и организация Комуча. // Воля России. Прага, 1928. № 8–9. С. 234.

279

Уполномоченный Комуча по Хвалынскому уезду 16 августа 1918 г. рапортовал: «Всех большевиков арестовал, места заключения в Хвалынске все время были переполнены, хотя часть наиболее важных арестантов была отправлена в Сызрань». // ГАРФ, ф. 669, оп. 1, д. 2, л. 3. Начальник гарнизона Казани генерал Рычков сообщал 11 августа 1918 г. об учреждении при управлении коменданта города военно-полевого суда из председателя, двух членов и делопроизводителя. РГАСПИ, ф. 71, оп. 33, д. 313, л. 5. Сотрудник Комуча В. И. Лебедев позже пытался-оправдаться тем, что большевики были жестоки и комучевцам иного ничего не оставалось. «Большевики не брали нас в плен… Троцкий в ряде приказов особенно настаивал на немедленном расстреле всякого, захваченного с оружием в руках». Из архива В. И. Лебедева. // Воля России, 1928. № 8–9. С. 112.

280

ГАРФ, ф. 1405, оп. 1, д. 30, л. 2. В состав комиссии входили два представителя от ведомства юстиции, два от армии и один — от прокуратуры. «Комиссия при отсутствии оснований для содержания под стражей выносит постановление об освобождении арестованного». Но «на постановление комиссии об освобождении может быть заявлен протест». // Там же.

281

ГАРФ, ф. 1405, оп. 1, д. 24, л. 25.

282

Там же, ф. 681, оп. 1, д. 16, л. 58.

283

Там же, ф. 675, оп. 1, д. 30, л. 367–375. В сентябре 1918 г. в Самаре и губернии комучевцы провели выборочный опрос по выяснению общественного мнения. В Бугурусланском уезде на вопрос: «Как смотрят крестьяне на Брестский мир с немцами?» — получили ответ: «У нас о нем не знают… Мы знаем только то, что видим, а видим только то, что у нас производятся беспощадные аресты, арестовывают за одно слово». // Вестник Комуча. 1918. 18 сентября. № 59.

284

Попов Ф. Г. Указ. соч. С. 224–225.

285

Вольский В. К. Судьба Учредительного собрания // Исторический архив. 1993. № 3. С. 146; Архангельский В. Волжский фронт Учредительного собрания в 1918 г./ Гражданская война на Волге в 1918 г. Прага, 1930. Сб. 1. С. 37. Й. Швец, командовавший чехословацкими легионерами, сражавшимися с красными под Казанью в августе — сентябре 1918 г., писал своим командирам, что легионеры деморализованы нежеланием мобилизованных в народную армию воевать и, когда они видят, что «собственный народ на собственной земле не желает эту землю защищать», то у них появляется «мысль, что они дерутся за чужие интересы». Клеванский А. X. Чехословацкие интернационалисты и проданный корпус. М., 1965, С. 263–264.

286

Утгоф В. Л. Уфимское государственное совещание 1918 г. Из воспоминаний участника. // Былое. 1921. № 16. С. 40.

287

Cм.: Сичинский Е. П. Из истории Временного областного правительства Урала (К вопросу о «третьем пути» русской революции). // История СССР. 1992. № 1. С. 164–172.

288

Революция защищается. Свердловск, 1989. С. 139–140, 148; Гражданская война на Южном Урале. Сб. док. и материалы. Челябинск, 1962. С. 164.

289

См.: Резниченко А. М. Борьба большевиков против «демократической» контрреволюции в Сибири (1918 г.). Новосибирск, 1972. С. 84–85. «С уходом большевиков, — сообщал генеральный консул США в Иркутске Э. Гаррис в начале июля 1918 г. в госдепартамент, — население Сибири снова приходит в себя. Вдоль всей линии сибирской железной дороги упрощенное правосудие определяет меру наказания командирам и комиссарам Красной гвардии. Австро-германские военнопленные, захваченные чехами с оружием в руках, расстреливаются, в то время как пленные красногвардейцы русской национальности передаются казакам и белогвардейцам с целью определения такого наказания, которого они заслуживают. До сих пор судьбой большинства комиссаров было повешение… Руководители Советов в деревнях получают по 20–25 ударов кнутом». Цит. по: Фоминых С. Ф. К истории интервенции и гражданской войны в Сибири и на Дальнем Востоке. Критический анализ американской дипломатической переписки как исторического источника. Томск, 1988. С. 108–109. В Омске 10 сентября 1918 г. Совет министров официально ввел смертную казнь. ГАРФ, ф. 4369, оп. 3, д. 10, л. 2; Законодательная деятельность белых правительств в Сибири (июнь — ноябрь 1918 г.). Томск, 1998. Вып. 2. С. 320.

290

Пионтковский С. А. Гражданская война в России. Хрестоматия. М., 1925. С. 266; Мельгунов С. П. Н. В. Чайковский на «белом» фронте. / Белый Север. 1918–1921 гг. Мемуары и документы. Архангельск, 1993. Вып. 1. С. 79–80.

291

С. Ц. Добровольский, бывший полевой военный прокурор Северной области, писал: «На Печоре население, занимающееся охотничьим промыслом, ставило силки для ловли красных. Один мой знакомый путейский инженер, узнав от одного из таких „охотников за черепами“, что им единолично было поймано и истреблено 60 красных, пришел в ужас… Оказалось, что у этого крестьянина все близкие были убиты красным отрядом Мандельбаума, а сам он совершенно случайно спасся, подвергнувшись страшным пыткам». Добровольский С. Ц. Борьба за возрождение России в Северной области. // Архив русской революции. Берлин, 1921. Т. 3. С. 76. Генерал В. В. Марушевский, одно время командовавший армией Северной области, вспоминал, как однажды в декабре 1918 г. солдаты заявили о нежелании идти на фронт. Он писал: «Мне сообщили, что зачинщики в числе 13 человек выданы и находятся под охраной караула. Я отдал приказ зачинщиков расстрелять, взяв для этого первую полуроту первой роты, а ротам, назначенным в поход, выступить в таковой немедленно… Других средств в борьбе, которую я взял на свои плечи, я не мог применить, а потому совесть моя была спокойна». Когда об этом узнал Чайковский, то вскрикнул: «Как, без суда?» Марушевский ответил, что действовал по уставу и потому правительство признало его действия правильными и отвечающими обстановке. Марушевский В. В. Год на Севере (август 1918 — август 1919 г.). / Белое дело, 1926. Т. 2. С. 53–54. В. И. Игнатьев писал о переполненных тюрьмах в Архангельске, в которых свирепствовали тиф и цинга, расстрелах, проводимых военно-полевыми судами. Игнатьев В. И. Некоторые факты и итоги 4 лет гражданской войны (1917–1921 гг.) М., 1922. Ч. 1. С. 39, 44.

292

См.: Белый Север. Архангельск, 1993. Вып. 2. С. 447–448.

293

Потылицын А. И. Белый террор на Севере. 1918–1920. Архангельск, 1931. С. 16; Рассказов П. П. Записки заключенного. Архангельск, 1952.

294

Подробнее об этом см.: Солженицын А. Черты двух революций. // Новый мир. 1993. № 12. С. 196–210.

295

Второй съезд РСДРП. Протоколы. М., 1959. С. 182.

296

Лацис М. Тов. Дзержинский и ВЧК. // Пролетарская революция. 1926. № 9. С. 92; он же. Пленных не брать. // Красноармеец, 1927. № 21. С. 18; Лебедев В. И. От Петрограда до Казани (Восстание на Волге в 1918 г.). // Воля России. 1928. № 8/9. С. 53, 62, 112; Профсоюзы Сибири в борьбе за власть Советов. 1917–1919. Новосибирск, 1928. С. 97; Мельгунов С. П. Трагедия адмирала Колчака. Белград, 1930. Ч. 1. С. 131; Ленин В. И. ПСС. Т. 38. С. 355.

297

Новый мир. 1989. № 9. С. 93, 99–100, 102.

298

Мельгунов С. П. Трагедия адмирала Колчака. Ч. 1. С. 136, 138.

299

Ракитников Н. И. Сибирская реакция. Колчак. М., 1920. С. 12; Щепихин С. А. Под стягом Учредительного собрания. // Гражданская война на Волге в 1918 г. Прага, 1930. Сб. 1. С. 180; Рэнсом А. Шесть недель в Советской России. М. -Пг., 1924. С. 100.

300

РГАСПИ, ф. 274, оп. 1, д. 1. л. 17.

301

Писатель И. Вольнов в дневнике из Самары тех дней записал о виденном, как «казаки и чехи, под командой царских офицеров, истребляли крестьян и рабочих во имя Учредительного собрания». Говоря об отношении крестьян к комучевцам, он рассказывал о следующем случае: «Ехал с эсером, членом Учредительного собрания в Самару. Цекист говорит: „Ну, как — рады у вас и деревне, что Учредительное собрание освободило вас от большевистской кабалы?“ Возница покосился и не отвечает.

— Нет — в самом деле?

— Конечно, довольны. Вы — тоже едете освобождать? Очень даже довольны, не забудем, — глухо говорил он. Остановил лошадей.

— Слезайте!

— То есть как— слезайте? — растерянно заелозил на вертенье цекист. — Куда слезайте?

— В грязь, чего глаза-то лупишь! — бешено закричал мужик, взмахивая кнутовищем. — Не повезу больше!.. Слезай! Освободители, мать вашу в Христа!

…Война отнимает у людей все человеческое», — заключал Вольнов. Вольнов И. Самара (из дневника). // Новый мир. 1925. № 5. С. 71–72, 78.

Вольнов писал с горечью о своей поездке через линию фронта в Самару летом 1918 г.: «Мы не раз встречали изнасилованных женщин и девушек. Мы видели женщин, до костей иссеченных казацкими нагайками. Мы проезжали мимо братских могил. В общей куче, в братских объятиях, там покоились солдаты обоих фронтов, дети, случайно попавшие под выстрелы, до смерти изломанные, измятые солдатами женщины.

Мы видели попа, на котором целую ночь катались верхом скучавшие на отдыхе партизаны: попа ставили на четвереньки и подгоняли шомполами по толстому заду. На его шее мотался колокольчик. Катаясь, партизаны держали попа за длинные волосы.

Наконец, мы видели старуху, мать коммуниста, с выколотыми глазами и отрезанными грудями. Видели церковные кресты, валявшиеся в навозе, трепыхающиеся по ветру концы намыленных вожжевок на столбах, в петлях которых умирали большевики…» Вольнов И. Огонь и воды. Куйбышев, 1990. С. 188–189.

302

Попов Ф. Г. Там же. С. 226–228.

303

Зензинов В. Из жизни революционера. Париж, 1919. С. 110. В. М. Зензинов (1880–1953), правый эсер, этнограф, депутат Учредительного собрания, член Самарского Комуча и уфимской Директории. Зензинов В. Пережитое. Нью-Йорк, 1953.

304

Архив русской революции. Берлин, 1923. T. XII. С. 189, 190. Решение конкретных вопросов Директория откладывала до созыва Учредительного собрания в начале 1919 г. Как признавал член Директории генерал Болдырев, «наиболее слабым местом Директории была ее оторванность от широких масс. Она была порождением интеллигенции, декларировала общие красивые принципы и оперировала немыми отвлеченными лозунгами „Родина“, „народ“ и ничем не соприкасалась с живой жизнью». Болдырев В. Г. Директория, Колчак, интервенты. Новониколаевск, 1926. С. 54–55. Директорию признал лишь самарский Комуч, объявив 3 октября 1918 г. о своем упразднении. Тогда же Директория перенесла свою резиденцию в Омск. В. Н. Пепеляев, кадет и позже премьер правительства Колчака, 28 сентября 1918 г. объяснял чешскому генералу Р. Гайде: «Я не поехал на уфимское совещание, ибо не верю в создание таким путем прочной власти… спасение в единоличной военной диктатуре, которую должна создать армия». Дневник Пепеляева. // Красные зори. Иркутск, 1923. № 4. С. 78.

305

См.: Фоминых С. Ф. Там же. С. 153.

306

ГАРФ, ф. 147, оп. 8, д. 1, л. 2. 18 ноября 1918 г. в Уфе на квартире заместителя министра внутренних дел Директории Е. Ф. Роговского были арестованы отрядом казаков Роговский, Н. Д. Авксентьев, В. М. Зензинов, Д. Ф. Раков и др. Раков перед этим был в Москве, встречался со Свердловым и вел с ним переговоры об открытии фронта народной армии перед большевиками. Узнав об этом, члены Директории П. В. Вологодский и В. А. Виноградов передали власть Колчаку. Урал и Прикамье. Ноябрь 1917 — январь 1919. Документы и материалы. Париж, 1982. С. 420.

307

Cм.: Гражданская война в Сибири и Северной области. М. -Л., 1927. С. 26, 41. Раков Д. Ф. В застенках Колчака. Голос из Сибири. Париж, 1920; Колосов Е. Как это было? (Массовые убийства при Колчаке в декабре 1918 г. в Омске и гибель Н. В. Фомина.) // Былое. 1923. № 21. С. 250–297. Эти и другие факты заставили А. Вольского сделать вывод: «…Нигде белый террор не достиг таких громадных размеров и такой жестокости, как в Сибири и на Дальнем Востоке». Вольский А. Белый террор в эпоху гражданской войны в СССР. / Десять лет белого террора. М., 1929. С. 17. В Омске за попытку восстать в декабре 1918 г. Колчак расстрелял, по разным данным, 547 или 2,5 тыс. человек. Сборник трудов ВНО. М., 1922. Кн. 3. С. 43.

308

Еженедельник ЧК. М., 1918. № 1. С. 11; Пионтковский С. А. Гражданская война в России. Хрестоматия. С. 301.

309

Министром финансов колчаковского правительства стал И. А. Михайлов («Ванька Каин»), сын народовольца, юрист, кооператор, при Керенском управляющий делами экономического совета Временного правительства. Арестован в Харбине 6 сентября 1945 г. На допросе сообщил: «Находясь на службе у Колчака, я снабжал колчаковскую армию денежными средствами, заключил кредитные соглашения для закупок вооружения за границей и, в качестве члена колчаковского правительства, принимал участие в обсуждении вопросов вооруженной борьбы с советской властью». Расстрелян по приговору советского суда 30 августа 1946 г.

В начале века один из социал-демократов писал для газеты «Рабочее дело», издававшейся в Париже: «Я, например, сочувствую террористам, думаю, что террор ничуть не противоречит социал-демократической программе. Благодаря тому, что социал-демократы стали в резко отрицательное отношение к террору, им воспользовались полумертвые обломки народничества, чтобы снова занять положение в рядах живых. Быть может, я ошибаюсь, но мне кажется, что терроризм будет развиваться». К сожалению, социал-демократ И. А. Гурвич не ошибся. РГАСПИ, ф. 283, оп. 1, д. 150, л. 2. Подробнее об отношении к террору российских социалистов см.: Будницкий О. В. Терроризм в российском освободительном движении: идеология, этика, психология (вторая половина XIX — начало XX в.). М., 2000. Среди последних работ о «демократической контрреволюции» в России см.: Голдин В. И. Интервенция и антибольшевистское движение на Русском Севере. 1918–1920. М., 1993; он же. Николай Чайковский в революции и контрреволюции. // Белая армия. Белое дело. 1997. № 4; Калягин А. В., Парамонов В. Н. «Третий путь» в гражданской войне (опыт деятельности Самарского Комуча). Самара, 1995; Медведев В. Г. Белый режим под красным флагом (Комуч). Ульяновск, 1998; Плешкевич Е. А. Временное областное правительство Урала: дискуссия о причинах образования. // Отечественная история. 2003. № 5. С. 30–35; Дмитриев П. Н., Куликов К. И. Мятеж в Ижевско-воткинском районе. Ижевск, 1992; Чураков Д. О. «Третья сила» у власти: Ижевск, 1918 год. // Вопросы истории. 2003. № 5. С. 30–45; Звягин С. П. Формирование и реализация правоохранительной политики антибольшевистскими правительствами на востоке России (1918–1922 гг.). Автореф. дисс. докт. ист. наук. Кемерово, 2003; Коробкин А. А. Отечественная историография «демократической контрреволюции» (лето — осень 1918 г.) в России. Автореф. дисс. канд. ист. наук. Екатеринбург, 2003; и др.

310

Допрос Колчака. М., 1925. С. 42, 45, 59. Будберг А. Колчаковская эпопея. Дневник. // Архив русской революции. Берлин. 1924. T. XIV. С. 270. Колчак заявил, придя к власти: «…Я не пойду по пути реакции, ни по гибельному пути партийности. Главной своей целью ставлю создание боеспособной армии, победу над большевизмом и установление законности и правопорядка, дабы народ мог беспрепятственно избрать себе образ правления, который он пожелает, и осуществить великие идеи свободы, ныне провозглашенные по всему миру». Цит. по: Дроков С. В. А. В. Колчак. // Вопросы истории. 1991. № 1. С. 60.

311

Ленин В. И. ПСС. Т. 39. С. 397.

312

См.: Спирин Л. М. Разгром армии Колчака. М., 1957. С. 40; Иоффе Г. З. Крах российской монархической контрреволюции. М., 1977. С. 181; он же. Колчаковская авантюра и ее крах. М., 1983. С. 179.

313

Мельгунов С. П. Трагедия адмирала Колчака. Белград, 1930. Ч. II. С. 238; Белград, 1931. С. 179.

314

Pipes R. Strive-Liberal оп the Right. Cambridge, 1980. P. 276; а также см.: Fleming P. The Pate of Admiral Kolchak. New-York, 1963. P. III; и др.

315

Дроков С. В. А. В. Колчак. // Вопросы истории. 1991. № 1. С. 63; Кларов Ю. Допрос в Иркутске. / Арестант пятой камеры. М., 1990; Колчак Александр Васильевич — последние годы жизни. Барнаул, 1991; Трукан Г. А. Верховный правитель России. // Отечественная история. 1999. № 6. С. 27–47; Зырянов П. Н. Молодые годы А В. Колчака. // Вопросы истории. 2002. № 6. С. 119–133; // Известия. 2001. 27 ноября; 2002. 18 апреля; Ожиганов А. Л. Отечественная историография колчаковского режима (ноябрь 1918 — январь 1920 г.). Автореф. дисс. канд. ист. наук. Екатеринбург, 2003; и др.

316

Гражданская война и военная интервенция. Энциклопедия. М., 1983. С. 183; см. также: Алексашенко А. П. Крах деникинщины. М., 1966. С. 52, 62.

317

Деникин А. И. Очерки русской смуты. Берлин, 1925. Т. 4. С. 201. «Лично для меня было и осталось непререкаемым одно весьма важное положение, вытекающее из психологии октябрьского переворота, — писал он. — Если бы в этот трагический момент нашей истории не нашлось среди русского народа людей, готовых восстать против безумия и преступления большевистской власти и принести свою кровь и жизнь за разрушаемую родину, — это был бы не народ, а навоз для удобрения беспредельных полей старого континента, обреченный на колонизацию пришельцев с Запада и Востока… К счастью, мы принадлежим к замученному, но великому русскому народу». Деникин А. И. Очерки русской смуты. Париж, 1923. Т. 2. С. 199. Для Деникина главным была Россия, ее народ. Революцию и большевиков он считал явлением преходящим.

318

Кин Д. Деникинщина. Л., 1926. С. 52; Федюк В. П. Деникинская диктатура и ее крах. Ярославль, 1990. С. 20.

319

Начало публикаций см.: Вопросы истории. 1990. № 3; Октябрь, 1990. № 10; а также: Пометки В. И. Ленина на книге А И. Деникина. // Вопросы истории КПСС. 1989. № 5. С. 12.

320

Октябрь. 1990. № 10. С. 51–56. Д. В. Лехович сравнивал Деникина с Дон Кихотом, потому что «высокие принципы чести и совести мешали Деникину найти правильные решения». Лехович Д. Белые против красных. Судьба генерала Антона Деникина. М., 1992. С. 229. См. также: Деникин А. И. Путь русского офицера. Нью-Йорк, 1953. 14 марта 2002 г. «Независимая газета» заявила о возможном перенесении праха генералов Деникина и Врангеля на одно из московских кладбищ.

321

Журов Ю. В. Гражданская война в сибирской деревне. Красноярск, 1986. С. 96, 109.

322

Гинс Г. К. Сибирь, союзники и Колчак. Харбин, 1921. Ч. 1.С. 4; Т. 2. С. 137–139.

323

Допрос Колчака. С. 210, 211, 212, 213.

324

Солодовников Е. Сибирские авантюры и генерал Гайда. Из записок русского революционера. Прага, 1921. С. 12–13; В. Я. Зазубрин (1895–1938), участник гражданской войны в Сибири, автор книги «Два мира», писал об ужасах красного и белого террора и выделял два требования крестьян: «Бела власть! Грабеж! Убийство! Хуже старого режима! Где жить будем? Как жить? Уничтожать гадов!» и «Нам все равно, что красны, что белы, только бы жить дали». Зазубрин В. Два мира. Новосибирск, 1988. С. 170, 329, 331.

325

Будберг А. Дневник белогвардейца. Л., 1929. С. 11, 191.

326

См.: Урал и Прикамье. Документы и материалы. Ноябрь 1917 — январь 1919 г. Париж, 1982; Кобзев И. С красным флагом против красных // Огонек. 1990. № 30; и др. Высококвалифицированные ижевские рабочие были спровоцированы на антибольшевистское выступление насильственными мобилизациями и поборами властей. В августе 1918 г. они создали прикамскую народную армию, а затем ушли к Колчаку. Они были за Советы, но против большевистского диктата. Вначале это была бригада, а с августа 1919 г. — дивизия, примерно 40–50 тысяч бойцов. Возвратившиеся в Ижевск были расстреляны в 1937 году.

327

Cм.: Кучкин А. К истории ижевского восстания. // Пролетарская революция. 1929. № 6; Mаксимов В. В. Кулацкая контрреволюция и ижевское восстание. Ижевск, 1933; Куликов К. И. Руководители ижевского восстания / Гражданская война в Удмуртии. 1918–1919 гг. Ижевск, 1988. С. 137.

328

ГАРФ, ф. 147, оп. 8, д. 37, л. 6.

329

Гражданская война на Южном Урале. 1918–1919. Сборник документов и материалов. Челябинск, 1962. С. 168–169. См. также: Нарский И. В. Жизнь в катастрофе. Будни населения Урала в 1917–1922 гг. М., 2001.

330

См.: Думова Н. Г. Кадетская контрреволюция и ее разгром (октябрь 1917–1920 гг.). М., 1982. С. 208, 215.

331

Гражданская война на Южном Урале. С. 171, 172; ГАРФ, ф. 147, оп. 8, д. 2 «д», л. 17–18.; оп. 10, д. 20, л. 198, 201.

332

См.: Мельгунов С. П. Трагедия адмирала Колчака. Белград, 1930. Ч. 1. С. 76–82; Спирин Л. М. Разгром армии Колчака. М., 1957. С. 38.

333

См.: Партия в период иностранной военной интервенции и гражданской войны (1918–1920). Документы и материалы. M., 1962. С. 357. К. В. Сахаров (1881–1941), генерал, участник мировой и гражданской войн, эмигрировал в Германию, автор нескольких работ, в том числе «Белая Сибирь» (Мюнхен, 1923). Полагал, что белое движение в России являлось прообразом германского фашизма. Он писал: «Белое движение в самой сущности своей являлось первым проявлением фашизма… Белое движение было даже не предтечей фашизма, а чистым проявлением его». Сахаров К. В. Белая Сибирь. С. 314. Судя по приказам Сахарова в 1919 г., его роднили с фашизмом беспощадность к людям, презрение к «недочеловекам» по его мнению. В 1938 г. Сахаров выпустил в Германии книгу, полную ненависти к чехословацким легионерам («каины славянства»), Sakharow K. Die tschechoslowakischen legioner in Sibiren. Berlin, 1938.

334

Грэвс В. Американская авантюра в Сибири. 1918–1920. М., 1932. С. 80, 175, 237. О белом терроре говорил во время слушаний комиссии американского сенатора Овермэна 22 февраля 1919 г. сочувствующий большевикам журналист Альберт Рис Вильямс: «Белый террор — это тот, который существует в местах, где советская власть свергнута. Вспомните рассказ м-ра Аккермана в „Нью-Йорк таймсе“. В одной из своих корреспонденции он приводит эпизод, когда поезд, отошедший с Урала с 2100 пленными большевиками, прибыл в Николаевск с 1300. Он спросил, что стало с остальными, и узнал, что в поезде отсутствовали какие бы то ни было гигиенические условия, а также продовольствие, и эти люди либо умерли от голода, либо покончили с собою, либо были убиты при попытке к бегству. Он сообщил, что пленные умирали на руках работников американского Красного Креста, когда последние снимали их с поезда. Это преступление, как и многие другие, лежит на совести врагов советской власти. Тот же корреспондент Аккерман рассказывал, что Калмыкову было разрешено идти впереди наступающих союзников, причем он действовал с такой беспощадной жестокостью, что люди не осмеливались даже убирать трупы расстрелянных им жертв. Трупы оставались лежать на улицах, покинутые на съедение собакам. В Хабаровске 16 советских учителей, которые преподавали детям по новому методу… были скошены пулеметами, и кровь учителей обагрила цветочные грядки, которые они сделали со своими учениками… Я знаю, что мы живем в очень неспокойное время. Но призовите на суд истории с одной стороны большевиков, обвиняемых в красном терроре, а с другой стороны — белогвардейцев и черносотенцев, обвиняемых в белом терроре, и предложите им поднять руки, мозолистые и загрубелые от работы руки крестьян и рабочих будут сиять белизной по сравнению с обагренными кровью руками этих привилегированных леди и джентльменов». Октябрьская революция перед судом американских сенаторов. M. -Л., 1927. С. 111–112. Калмыков И. М. (? —1920), в 1919 г. — начальник Уссурийской отдельной бригады.

М. Г. Александров, комиссар красногвардейского отряда в Томске. Был арестован колчаковцами, заключен в томскую тюрьму. В середине июня 1919 г., вспоминал он, из камеры ночью увели 11 рабочих. Никто не спал. «Тишину нарушали слабые стоны, которые доносились со двора тюрьмы, слышны были мольбы и проклятья… но через некоторое время все стихло. Утром уголовные нам передали, что выведенных заключенных казаки рубили шашками и кололи штыками на заднем прогулочном дворе, а потом нагрузили подводы и куда-то увезли». Александров сообщил, что затем был отправлен в Александровский централ под Иркутском и из более тысячи там заключенных красноармейцы в январе 1920 г. освободили только 368 человек. В 1921–1923 гг. Александров работал в уездной ЧК Томской области. РГАСПИ, ф. 71, оп. 15, д. 71, л. 83-102.

335

ЦА ФСБ РФ, д. 37751. В 4 томах. Анненков и Денисов в конце 1925 г. были выданы ГПУ прокоммунистически настроенными китайцами. Среди документов, подписанных атаманом Анненковым в 1919 г., есть и обличающие его звериный антисемитизм. // Военно-исторический журнал. 1991. № 3. С. 72.

336

Гражданская война в Оренбуржье (1917–1919 гг.). Документы и материалы. Оренбург, 1958. С. 153–154, 164.

337

Семенов Г. О себе. Воспоминания, мысли, выводы. Харбин, 1938. С. 49–50. М. А. Муравьев (1880–1918), подполковник старой армии, в июне — начале июля 1918 г. — командующий Восточным фронтом Советской республики, 10 июля поднял мятеж, 11 июля убит чекистами во время перестрелки.

338

См.: Даурец Н. П. Семеновские застенки (записки очевидца). Харбин, 1921; Зайцев Ф. В вагоне смерти (воспоминания спасшегося), Дальистпарт. Владивосток, 1924. Кн. 2; Борьба за власть Советов в Приморье (1917–1922). Владивосток, 1955; и др. Зайцев вспоминал (с. 26–30), как истязали, а затем убили Беренбаума (В. Нарриса), который 20 декабря 1918 г. пытался убить Семенова, бросив в театре в него гранату, и тот был ранен в ногу. Его пытал прапорщик Кобеляцкин: порол, скальпировал, голым бросил на мороз, потом добил. Тирбах А. И. (1890–1935) — в 1918–1920 гг. — начальник 1-й Маньчжурской дивизии; Р. Ф. Унгерн (1887–1921) — в 1918–1919 гг. командир Туземного (азиатского корпуса). О нем см.: Юзефович Л. Самодержец пустыни. М., 1993.

339

ЦА ФСК РФ, д. 18765. В 25 томах. См. также: Чистяков Н. Разгром семеновщины. / Неотвратимое возмездие. М., 1973; Чертков В. С нашим атаманом не приходится тужить. // Правда. 1990. 5 августа; и др.

340

См.: Медведев В. Из жизни атамана // Комсомольская правда. 1991. 21 мая. 27 августа 1996 г. «Известия» опубликовали очерк о дочерях атамана Семенова, которые тогда жили в Новороссийске. Дети Семенова были репрессированы в 1948 г. В 1994 г. военная коллегия Верховного суда России отказала в полной реабилитации Г. И. Семенова.

341

Неизвестная Россия. М., 1992. С. 238; Россия антибольшевистская. Из белогвардейских и эмигрантских архивов. М., 1995. С. 5. Трагична была судьба руководителей белого движения в Сибири. 21 января 1920 г. ЧК в Иркутске приступила к допросу Колчака. Судьба его была предрешена. Ленин телеграфировал заместителю председателя Реввоенсовета Республики Э. М. Склянскому: «Пошлите Смирнову (РВС-5) шифровку (шифром). Не распространяйте никаких вестей о Колчаке, не печатайте ровно ничего, а после занятия нами Иркутска пришлите строго официальную телеграмму с разъяснениями, что местные власти до нашего прихода поступили так под влиянием угрозы Каппеля и опасности белогвардейских заговоров в Иркутске… Беретесь ли сделать архинадежно?» Председатель Сибревкома И. Н. Смирнов телеграфировал Ленину и Троцкому: «Сегодня ночью дал по радио приказ иркутскому штабу коммунистов… чтобы Колчака в случае опасности вывезли на север от Иркутска, если не удастся спасти его от чехов, то расстрелять в тюрьме». И отдал приказ исполкому иркутского Совета: «Ввиду движения каппелевских отрядов на Иркутск и неустойчивого положения советской власти в Иркутске настоящим приказываю вам находящихся в заключении у вас адмирала Колчака, председателя Совета министров Пепеляева с получением сего немедленно расстрелять. Об исполнении доложить». Колчак и Пепеляев были расстреляны утром 7 февраля 1920 г. на берегу реки Ушаковки. Совершила это левоэсеровская дружина в присутствии чекиста Чудновского, члена ревкома Левенсона и коменданта Иркутска Бурсака. Трупы Колчака и Пепеляева было решено «отправить туда, где тысячами лежат ни в чем не повинные рабочие и крестьяне, замученные карательными отрядами», — в прорубь. Мельгунов С. П. Трагедия адмирала Колчака. С. 173–175; Вопросы истории. 1991. № 1. С. 65; В. И. Ленин. Неизвестные документы. 1891–1922. С. 329. Вещи Колчака были переданы чекисту С. Г. Уралову. Близкая Колчаку А. В. Книпер (Тимирева) (1893–1975) вспоминала: «Я была арестована в поезде адмирала Колчака и вместе с ним. Мне было тогда 26 лет, я любила его и была с ним близка и не могла оставить его в последние дни его жизни. Вот, в сущности, все. Я никогда не была политической фигурой, и ко мне лично никаких обвинений не предъявлялось». С 1920 г. Тимирева была в лагерях и тюрьмах. Ей разрешили вернуться в Москву только в 1960 году. // Минувшее. М., 1990. Т. 1. С. 99. Об отношениях Тимиревой и Колчака см.: «Милая, обожаемая моя Анна Васильевна…». М., 1997; Милая химера в адмиральской форме. Письма А. В. Тимиревой А. В. Колчаку. 18 июля 1916 года — 17–18 мая 1917 года. СПб., 2002. Незадолго до своего ареста, 4 января 1920 г., Колчак указом назвал Деникина «верховным правителем Российского государства» и передал власть на восточной окраине страны Г. М. Семенову. 5 января 1920 г. Колчак распустил свою охрану и перешел в поезд союзников, который охраняли чехословацкие легионеры. 15 января на станции Иннокентьевской (недалеко от Иркутска), Колчак и глава Омского правительства В. Н. Пепеляев были переданы сибирскому Политическому центру, который 21 января перевел арестованных в ведение Иркутского большевистского революционного комитета. Об ужасах бегства колчаковцев из Сибири сообщали очевидцы. Кроль Л. А. За три года. Владивосток, 1921. С. 180–181; Филантьев Д. В. Катастрофа белого движения в Сибири. 1918–1922. Впечатления очевидца. Paris, 1985. С. 51–65. Только в Казани в 1920 г. было расстреляно 9 бывших военнослужащих Колчака. // Архив Управления ФСБ по РТ, д. 4967, 374, 246 и др.

342

Кин Д. Деникинщина. Л., 1927. С. 80.

343

См.: Деникин — Юденич — Врангель. М.-Л., 1927. С. 64–65.

344

Устинов С. M. Записки начальника контрразведки (1915–1920 гг.). Берлин, 1923. С. 125, 126; Виллиам Г. Белые. М., 1923. С. 67, 68; Арбатов З. Ю. Екатеринослав, 1917–1922 гт. // Архив русской революции. Берлин, 1923. Т. 12. С. 94. Шкуро А. Г. (1886–1947) — в 1919 г. — командир 3-го Кубанского конного корпуса. Шкуро был организатором антибольшевистского партизанского движения на Кубани в 1918 г., затем уже в составе армии Деникина возродил созданную им еще в 1916 г. «волчью сотню» (250 казаков). Шкуро А. Г. Записки белого партизана. М., 1991; Цветков В. Волки гражданской войны. // Родина. 1999. № 10. С. 56–59.

345

Денисов С. В. Начало гражданской войны на Дону. M. -Л., 1926. С. 98–99. Генерал В. М. Краснов называл результаты быстрых действий белых: «В Святокрестовском уезде безнаказанно буйствовала „дикая дивизия“, способствуя превращению лояльных до того времени крестьян в „зеленых камышанников“… Во главе уезда стоял полковник Л., признававшийся начальнику особого агитационного отряда, что он не сторонник судебного преследования преступников и предпочитает вместо этой „волокиты“ просто „ликвидировать“ преступника на месте». Краснов В. М. Из воспоминаний о 1917–1920 гг. // Архив русской революции. Берлин, 1923. Т. 8. С. 133. Подобные действия оправдывал генерал М. Г. Дроздовский: «В этой беспощадной борьбе за жизнь я стану вровень с этим страшным звериным законом — с волками жить… И пусть культурное сердце сжимается иногда непроизвольно — жребий брошен, и в этом пути пойдем бесстрастно и упорно к_заветной цели через потоки чужой и своей крови». Дроздовский М. Г. Из Румынии на Дон (отрывки из дневника). / Начало гражданской войны. С. 111–112.

346

Гражданская война на Украине. 1918–1920. Сб. док. и материалов. Киев, 1967. Т. 2. С. 233.

347

Там же. С. 428.

348

«С пленными наши войска расправлялись с большой жестокостью». Из воспоминаний генерала А. Лукомского. // Архив русской революции. Берлин, 1922. Т. 6. С. 109. «…Жестоко обращались большевики с пленными казаками. Они вымещали свою злобу на казаках за их победы не только на пленных, но и вообще на станичном населении». Краснов П. Н. Всевеликое войско Донское. // Архив русской революции Берлин, 1922. Т. 5. С. 226.

349

Деникин — Юденич — Врангель. M. -Л., 1927. С. 63–64. Крестьяне не воспринимали лютые грабежи. «Большевиков, когда стали притеснять нас, выгнали! Бог даст, и „кадет“ прогоним», — говорили они. // Там же. С. 170.

350

Деникин А. И. Путь русского офицера. Нью-Йорк, 1953. С. 96. Деникин был убежден, что советскую власть от гибели спасли те, кто не содействовал национальному возрождению России. Деникин А. И. Кто спас советскую власть от гибели. Париж, 1937.

351

Деникин — Юденич — Врангель. С. 63.

352

Думова Н. Г. Кадетская контрреволюция и ее разгром. С. 295–296.

353

ГАРФ, ф. 4405, оп. 1, д. 34, л. 2, 12, 73; д. 12, л. 1-33.

354

См.: Соколов К. П. Правление генерала Деникина (из воспоминаний). София, 1921. С. 95; На чужой стороне. 1924. Кн. 4, 5, 7, 8; 1925. Кн. 8, 9, 10; Красный террор в годы гражданской войны (по материалам Особой следственной комиссии по расследованию злодеяний большевиков). London, 1992; Вопросы истории. 2001. № 7–10.

355

Цит. по кн. Думовой Н. Г. Там же. С. 294. П. Н. Милюков сознавал: «Становится общепризнанным то положение, что деникинская армия и правительство не сумели связать себя с населением, которое стало враждебным». Думова Н. Г. Там же. С. 294; Бутаков Я. А. Белое движение на Юге России: концепция и практика государственного строительства (конец 1917 — начало 1920 г.). М., 2000; Михайлов И. В. Гражданская война в современной историографии: виден ли свет в конце тоннеля? Гражданская война в России. События, мнения, оценки. М., 2002, С. 646–647.

356

Лехович Д. Белые против красных. С. 229, 335. Ни Деникину, ни кому-либо из других конфронтантов в те годы не удалось создать, как призывало Особое совещание при генерале, «равного для всех и независимого суда». ГАРФ, ф. 439, оп. 1, д. 74, л. 2, 3. См. также: Генерал Кутепов. Сб. ст. Париж, 1934.

357

ГАРФ, ф. 5853, оп. 1, д. 1, л. 15, 52, 122, 163–164.

358

Неизвестная Россия. XX век. Кн. 2. С. 239. Грабили все армии: и белые, и красные. После штурма Хивы в апреле 1920 г. красные устроили там погром. «Такого ужаса, какой нами здесь сразу обнаружен, нигде не приходилось видеть, — телеграфировал 6 апреля в Ташкент председатель ревтрибунала Туркфронта И. Р. Фонштейн. — Открытый организованный военный грабеж, во главе коего в качестве активного организатора стоит штаб командующих людей, открыто распределяющий награбленное с оставлением себе львиной доли. Увод женщин, содержание их как пленниц, рабынь, продажа с аукционного торга на базарной площади Петроалександровска и Хивы, разгром хивинских дворцов, расстрел красноармейцами первого встречного как предпосылка ограбления имущества». То же повторилось и при взятии красными Бухары войсками Туркфронта (командующий Г. Я. Сокольников, члены РВС Г. И. Сафаров и Я. X. Петерс). «Центр города уничтожен, сожжен Регистан, — сообщали Ленину. — На третий день после обстрела Бухарское правительство послало парламентера, который задержан как заложник. Обстрел продолжался. После сдачи Бухары начались поджоги и невероятные грабежи и мародерства. Все богатства, содержащиеся в подвалах и кладовых Регистана, разграблены, громадные несгораемые шкафы разбиты, разломаны. В грабеже принимала участие Красная Армия, и два эшелона с груженым имуществом направлены в Ташкент, тридцать девять сабель, усыпанные драгоценными камнями, некоторые из них имеют тридцать пять бриллиантов, оказались в Ташкенте». Генис В. Л. Разгром Бухарского эмирата в 1920 году. // Вопросы истории. 1993. № 7. С. 42, 49.

359

Кин Д. Деникинщина. С. 244; Федюк В. П. Деникинская диктатура и ее крах. С. 57; Штиф Н. И. Добровольцы и еврейские погромы. Деникин — Юденич — Врангель. С. 141, 154; Козлов А. И. Антон Иванович Деникин. // Вопросы истории. 1995. № 10; он же. Генерал Деникин. Финкельштейн Ю. Е. Симон Петлюра. Ростов на-Дону, 2000; Козерод О. В., Бриман С. Я. Деникинский режим и еврейское население Украины: 1919–1920 гг. Харьков, 1996; Ипполитов Г. М. Кто Вы, генерал А. И. Деникин? Самара, 1999; и др.

360

Ларин Ю. Евреи и антисемитизм в СССР. М.—Л., 1929. С. 39; Родина. 1990. № 10. С. 15.

361

Лекаш Б. Когда Израиль умирает… Л., 1928. С. 14, 22, 106. Также см.: Чериковер И. Антисемитизм и погромы на Украине в период Центральной рады и гетмана. / Революция на Украине. М. -Л., 1930; Шехтман И. Б. Погромы Добровольческой армии на Украине (к истории антисемитизма на Украине в 1919–1920 гг.). Берлин, 1932; Дикий А. Евреи в России и СССР. Исторический очерк. Нью-Йорк, 1967; и др.

362

Воспоминания генерала барона П. Н. Врангеля. М., 1992. Ч. 1. С. 90–91, 130–131; Цветков В. Ж. Петр Николаевич Врангель (1878–1928: исторический портрет). // Вопросы истории. 1997. № 7. В 2003 г. увидели свет воспоминания отца Врангеля — H. Е. Врангеля (Воспоминания. От крепостного права до большевиков. М., 2003), позволяющие понять процесс воспитания генерала.

363

См.: Пионтковский С. А. Гражданская война в России. Хрестоматия. С. 632.

364

Воспоминания генерала барона П. Н. Врангеля. Ч. 2. С. 76, 77, 141. 15 февраля 1920 г. Врангель писал Деникину, что «армия, воспитываемая на произволе, грабежах и пьянстве, ведомая начальником, примером своим развращающим войска, — такая армия не могла создать Россию». // Военно-исторический журнал. 1990. № 7. С. 70.

365

Там же. С. 73–74.

366

Валентинов А. А. Крымская эпопея. Деникин — Юденич — Врангель. С. 356; Оболенский В. Крым при Врангеле. Там же. С. 383, 391, 393–394; Раковский Г. Конец белых Там же. С. 434, 436.

367

Раковский Г. Конец белых. Прага, 1921. С. 11. Разведсводки штабов красных, составленные на основании анализа врангелевских газет, показаний перебежчиков и донесений агентов, сообщали об облавах, массовых порках крестьян, арестах и казнях. В августе — сентябре 1920 г. аналитики красных пришли к заключению, что насильственные мобилизации белых в Крыму и террор произвели перелом в настроении населения в пользу красных. Карпенко С. В. Разведсводки штабов Красной Армии как источник по истории внутренней контрреволюции и интервенции (на примере врангелевщины). Вспомогательные исторические дисциплины. Л., 1989. T. XX. С. 76–77. В Джанкое, где помещалась ставка Слащова, было наибольшее число повешенных по приговорам военно-полевых судов и без всяких приговоров. Перед поездом Слащова одинаково висели на столбах по нескольку дней и офицеры, и солдаты, и рабочие, и крестьяне. Неизвестная Россия. XX век. М., 1993. Кн. 3. С. 85, 98.

368

РГАСПИ, ф. 2, оп. 1, д. 24644, л. 2; оп. 2, д. 1008, л. 1–2. Подробнее см.: Возвращение генерала Слащова. Публ. док. А. А Зданович. Неизвестная Россия. XX век. Кн. 3. С. 107–118. Позже стало известно, что Слащов и вернувшийся с ним в Советскую Россию начальник конвоя М. В. Мезерницкий (1895–1937) стали сотрудничать с ГПУ.

369

Слащов Я. Крым в 1920 году. М., 1924; М., 1990. В Николаеве генерал Слащов за раз расстрелял 60 рабочих-коммунистов. Это были последние судороги власти. Устинов С. М. Записки начальника контрразведки (1915–1920 гг.). Берлин, 1923. С. 133.

370

Центр хранения документов новейшей истории республики Крым, ф. 150, оп. 1, д. 49, л. 197–232; д. 53, л. 148. Лазарь Львович Коленберг, 1905 г. рождения, из мещан г. Николаева. В Красной Армии до 1926 г. Убил Слащова выстрелом в упор тремя пулями. Проверка подтвердила факт расстрела его брата по указанию Слащова. Коленберг психиатрической экспертизой был признан психически больным. Дело было прекращено. Дальнейшая судьба Коленберга неизвестна.

371

Бунин И. А. Окаянные дни. Лондон, 1984. С. 55.

372

ГАРФ, ф. 6389, оп. 1, д. 3, л. 17–19, 45.

373

Горн В. Гражданская война в северо-западной России. Юденич под Петроградом. Л., 1927. С. 12, 126, 138. Там же. С. 252. См. также: Смолин А. В. Белое движение на Северо-Западе России. 1918–1920 гг. СПб., 1999.

374

См.: Пионтковский С. А. Гражданская война в России. Хрестоматия. С. 586–587, 591; Катков Н. Ф. Агитационо-пропагандистская работа большевиков в войсках и тылу белогвардейцев в период 1918–1920 гг. Л., 1977. С. 121; Белый Север. Вып. 2. С. 420–422. Председатель Архангельской губернской земской управы П. П. Скоморохов писал 17 февраля 1920 г. Е. К. Миллеру, что агитация и застенок несовместимы, и признал, что «застеночная агитация» ведет к гибели. Белый Север. Вып. 2. С. 434–435.

375

Соколов Б. Ф. Падение Северной области. Белый Север. Вып. 2. С. 356. См. также: Голдин В. И. Испытания длиною в жизнь: судьба генерала Евгения Миллера // Белая армия. Белое дело. 1996. № 1; и др.

376

Генерал А. С. Лукомский позже вспоминал в Берлине, что генералы мало обращали внимания на недовольство населения. «Грабежи и реквизиции, бесчинства возвращающихся старых хозяев, ухудшение условий жизни беднейших слоев, — писал генерал, — подтачивали тыл Деникина». Лукомский А. С. Из воспоминаний. // Архив русской революции. Берлин, 1922. Т. 6. С. 109. Подобное было и при иных белых военных режимах. Большевики бывших хозяев не допускали, их богатства предлагали разграбить. П. Кенез полагал, что белые проиграли потому, что генералы оказались плохими политиками. Kenez P. Civil war in south Russia. 1918. Los Angeles, 1971. P. 282.

377

Kpушанов А. И. Гражданская война в Сибири и на Дальнем Востоке. 1918–1920 гг. Владивосток, 1984. Кн. 2. С. 15. В годы гражданской войны в составе советских вооруженных сил действовали более 250 отрядов «интернационалистов» — примерно 250–300 тысяч иностранных граждан. Осенью 1918 г. они составляли 5–7 % численности Красной Армии, в 1920 г. — 0,5 %. Копылов В. Р. Зарубежные интернационалисты в Октябрьской революции. М., 1977. С. 192.

378

Черчилль У. Мировой кризис. М. —Л., 1932. С. 157, 174.

379

См.: Антисоветская интервенция и ее крах. 1917–1922. М., 1987; и др. Голдин В. И. Интервенты или союзники? Мурманский «узел» в марте — июне 1918 года. // Отечественная история. 1994. № 1. С. 75–76; Папакин Г. В. Павел Петрович Скоропадский. // Вопросы истории. 1997. № 9. С. 61–81; Полковник П. Р. Бермонт-Авалов. Документы и воспоминания. // Вопросы истории. 2003. № 1–7. «История „авиловщины“, — писали авторы предисловия Г. З. Иоффе и Ю. Г. Фельштинский, — проливает свет на довольно запутанный внешнеполитический аспект гражданской войны в России и раскрывает содержание так называемой реальной политики — „нет ни врагов, ни друзей; есть только интересы“. Как Антанта, так и Германия с ее союзниками выстраивали свою позицию, отнюдь не руководствуясь своей приверженностью к белым или красным. Перед ними была страна, ввергнутая в смуту и распад, и их политика преследовала собственные интересы в данный текущий момент, и, может быть, главным их интересом было ослабление России как государства в общеевропейской системе. Красные понимали это лучше белых, ко многим из которых прозрение пришло позднее, уже в эмиграции». // Вопросы истории. 2003. №. 1. С. 11.

380

«Если бы мы обсудили вопрос о союзной интервенции прежде чем вмешаться, я мог бы представить много доводов за то, чтобы нам остаться в стороне». Уорд Д. Союзная интервенция в Сибири. 1918–1919 гг. М. -Пг., 1923. С. 171. Бывший посол Великобритании в России Д. Бьюкенен признавал, что «всегда защищал политику вооруженной интервенции». Бьюкенен Д. Мемуары дипломата. М., 1927. С. 308. «Если какая-либо часть России откажется признать власть большевистского правительства, — писал американский посол в России Д. Френсис в Вашингтон, — я буду поощрять эту борьбу». Francis D. Russia from the American Embassy. N. Y., 1921. P. 236. «Из-за чехов у нас произошел разрыв с большевиками. Если бы они по вине французов не восстали… Мы были бы… избавлены от безумной авантюры, которая стоила жизни тысячам русских и многим миллионам фунтов Англии». Локкарт Р. Буря над Россией. Исповедь английского дипломата. Рига, 1933. С. 262. Иностранные государства потеряли в России до 6 млн. долларов. Гарвей Ф. Финансовое положение в Европе и Америке после войны. М., 1926. С. 346. «Мы не собирались свергнуть большевистское правительство в Москве. Но мы стремились не дать ему возможности, пока еще продолжалась война с Германией, сокрушить те антибольшевистские образования и те движения за пределами Москвы, вдохновители которых готовы были бороться заодно с нами против неприятеля». Ллойд-Джордж Д. Военные мемуары. М., 1937. С. 91. Президент Вильсон послал американские войска «для участия в смешанной экспедиции союзников на север России», потому что союзники «убедили» его в этом, а в Сибирь, — чтобы «спасти чехов» и чтобы оказать «сдерживающее влияние на японцев». Kennan G. Soviet foreign policy. 1917–1941. N. Y., 1960. P. 20–21. «После перемирия 1918 г. Америка и ее европейские и азиатские союзники оставили экспедиционные силы в России в надежде вселить в русских желание избавить мир от большевизма». Goldhurst R. The midnight war. The American intervention in Russia. 1918–1920. N. Y., 1978. P. XIV. Интервенция способствовала «моральной консолидации» советского лагеря, а для белых оказалась более «помехой, чем пользой». Luckett R. The white generals. L., 1971. P. 386.

381

Голдин В. И. Интервенция и антибольшевистское движение на Русском Севере. 1918–1920. М., 1993. С. 120, 158, 160.

382

Потылицын А. И. Белый террор на Севере. 1918–1920. Архангельск, 1931. С. 49. В 1928 г. в Баку судили бывшего главу закаспийского правительства эсера Ф. А. Фунтикова. Он сказал, что расстреляли 26 бакинских комиссаров эсеровские боевики и английские солдаты, которыми командовал капитан Тиг-Джонс. Большевики в борьбе за победу социалистической революции в Азербайджане. Документы и материалы. 1917–1918. Баку, 1957. С. 634. Тиг-Джонс умер в 1988 году. В опубликованных дневниках он писал: «Захват их (комиссаров. — А. Л.), естественно, произвел большую сенсацию в Красноводске. Ашхабад немедленно информировали об этом… Красноводский комитет выразил желание как можно скорее избавиться от заключенных, поскольку местная тюрьма была переполнена и содержание в ней таких видных большевиков, как Петров и Шаумян, несомненно, повлияло бы возбуждающим образом на местные большевистские элементы, которые, вполне возможно, могли организовать восстание и попытаться захватить тюрьму. Ашхабадский комитет вовсе не проявлял желания принять у себя арестованных. За советом они обратились ко мне. Ими была послана телеграмма представителю комитета Мешхаде-Дохову с инструкцией убедить генерала Маллесона взять узников себе и депортировать затем в Индию. В своем ответе Маллесон объяснил, что очень трудно найти необходимую охрану на транспортировку их в Индию, и предложил, чтобы закаспийские власти сами бы нашли другой способ избавиться от них». // Известия. 1990. 31 марта.

Обвинение в причастности Тиг-Джонса к расстрелу комиссаров в начале 20-х годов выдвинул эсер Вадим Чайкин, собравший необходимые доказательства и заявивший, что готов представить их лондонскому суду. Но суда не было, Тиг-Джонс исчез, чтобы продолжить свою деятельность под именем Рональда Синклера…

383

Грэвс В. Там же. С. 254; Рейхберг Г. Разгром японской интервенции на Дальнем Востоке. М., 1940. С. 92–93.

384

Из истории гражданской войны в СССР. М., 1961. Т. 2. С. 40.

385

Антисоветская интервенция и ее крах. 1917–1922. М., 1987. С. 183.

386

Там же. С. 20.

387

Розенберг У. Формирование новой российской государственности. // Отечественная история. 1994. № 1. С. 3. В настоящее время исследователи сосредоточили внимание на социальных проблемах гражданской войны. Их интересует та часть российского общества, которая не участвовала в «великой классовой борьбе», ведшейся в то время между «суррогатом» пролетариата (Красная армия и компартия) и «суррогатом» буржуазии (Белая Армия и городская интеллигенция). // Fitzpatric Sh. New perspectives on the civil war. — Party, state and society in the Russian civil war. Indiana University Press, 1989. P. 5–6.

388

См.: Убийство царской семьи. Протокол расследования комиссии, учрежденной приказом Верховного правителя адмирала Колчака. Б. м. 1919; Соколов Н. А. Убийство царской семьи. М., 1991; Summers A., Mangold Т. The File of the Tsar. N.Y. 1976; Иоффе Г. Революция и судьба Романовых. М., 1992; Ферро М. Николай II. М., 1991; Буранов Ю., Хрусталев В. Гибель императорского дома. 1917–1919 гг. М., 1992; и др.

389

Судьба Михаила Романова. // Вопросы истории. 1990. № 9. С. 149–163; Беленкин Б. Ганька. // Огонек. 1990. № 21. С. 18–19. Ганька — это Гавриил Иванович Мясников, убийца М. Романова, позже один из лидеров «рабочей оппозиции» в РКП(б). Буранов Ю., Хрусталев В. Тайное убийство великих князей. // Совершенно секретно. 1990. № 18; Там же. С. 324. Ю. О. Мартов в 1919 г. протестовал против убийства великих князей. Мартов и его близкие. N. Y., 1959. С. 153–154.

390

См.: Быков П. М. Последние дни Романовых. Свердловск, 1926. С. 96; Иоффе Г. З. Великий Октябрь и эпилог царизма. М., 1987. С. 341; и др.

391

Соколов Н. А. Там же. С. 305.

392

Троцкий Л. Д. Дневники и письма. Tanaffy, 1986. С. 100–101; он же. Из дневника 1935 года. // Знамя. 1990. № 8. С. 179–180.

393

Хрусталев В. Новые документы об убийстве царской семьи. // Известия. 1993. 14 мая. Убийцы великого князя Михаила не понесли никакого наказания. С Мясниковым беседовал Дзержинский. Никакого последствия для убийц это не имело. Об убийстве всех Романовых была распространена дезинформация: в печати сообщалось, что князья то ли бежали, то ли их похитили бандиты…

394

ГАРФ, ф. 130, оп. 1, д. 787, л. 11, 13, 14; В. И. Ленин. Неизвестные документы. 1891–1922. С. 243; Буранов Ю., Хрусталев В. Указ. соч. С. 258, 261; Радзинский Э. «На бой кровавый…» // Аргументы и факты. 1990. № 46. Современники пытались обелить Ленина, показать его сочувствие казненным. Ф. Ф. Раскольников писал: «Ленин резко негодовал против ареста и казни великих князей: ученого-историка Николая Михайловича и опального, одно время даже высланного из старорежимной России, безобидного Павла Александровича. Они стояли в оппозиции к Николаю II и не имели никакого влияния при дворе. Приказ Ленина об освобождении великих князей пришел слишком поздно: их уже расстреляли во дворе тюрьмы». Федор Раскольников о времени и о себе. Воспоминания, письма, документы. Л., 1989. С. 516. Ни одного приказа Ленина о помиловании, пришедших «поздно», исследователи пока не обнаружили. Не подтверждаются и антисемитские инсинуации о причинах гибели царской семьи. // Известия. 1993. 2 октября. См. также: «Суд над семьей Романовых организовать не представляется возможным». НКВД СССР и МГБ СССР о судьбе царской семьи. // Источник. 2001. № 6. С. 97–110.

395

Буранов Ю., Хрусталев В. Указ. соч. С. 273; Свердлов Я. М. Письма из 1918 г. // Октябрь. 1982. № 11. С. 175; Аргументы и факты. 1990. № 9; Ферро М. Николай II. М., 1991. С. 305; и др. См. также: Richards G. The Rescue of the Romanovs. Greenwich. 1975.

396

Радзинский Э. Расстрел в Екатеринбурге. // Огонек. 1990. № 22. С. 27; Коваленко Ю. Судьба царской семьи: новые версии и старые мифы. // Известия. 1991. 16 сентября; Валитов Р., Светлова Е. Царевна Анастасия. Жизнь и смерть под надзором. // Республика Татарстан. 1994. 12 февраля; и др. За годы после расстрела царской семьи появилось не менее трех десятков «уцелевших» детей российского императора. Одна из последних «Анастасий» была «обнаружена» в Тбилиси в 2002 г., но вскоре выяснилось, что это очередная мистификация. // Комсомольская правда. 2002. 20 июня. Вскрытие захоронения царской семьи в 1991 г. привело к обнаружению 9 трупов, которые затем были перезахоронены в Петропавловском соборе С.-Петербурга. Авдонин А. Тайна Коптяевской дороги. // Источник. 1994. № 5. С. 61–76.

397

См.: Московские новости. 1989. 16 апреля; Известия. 1994.16 марта, 23 апреля, 20 мая; Источник. 1994. № 5. С. 61–76; и др.

398

Черкасов П. Последний император. // Новый мир. 1993. № 1.С. 196. X. Арендт была потрясена чудовищным разрывом между огромностью преступлений гитлеровского сподвижника Эйхмана и незначительностью преступного персонажа. // Свободная мысль. 1992. № 8. С. 75. Стрелявший в царя Я. М. Юровский (1878–1938) также относился к типу людей, которые готовы были скорее убить за идею, нежели умереть за нее. Юровский стал большевиком в 1905 г., был боевиком, оставаясь малограмотным человеком (учился полтора года в начальной школе, окончил школу военных фельдшеров). В начале 1918 г. Юровский — председатель следственной комиссии при Екатеринбургском ревтрибунале, затем ЧК. У него была воля, решимость исполнить свой долг и указания руководства, не задумываясь над преступностью приказа, поскольку и сам был причастен к созданию таковых. Позже он работал в ЧК, Гохране, был директором Политехнического музея в Москве. Умер Юровский 2 августа 1938 г. от язвы желудка. Юровский никогда не сожалел о содеянном, наоборот, гордился тем, что был палачом революции. Резник Я. Чекист. Свердловск, 1968; Кто же он, Яков Юровский? // Уральский рабочий. 1990. 11 ноября.

399

М. Горький только после выстрелов в Ленина заявил, что террористические акты против руководителей Советской республики «побудили его окончательно вступить на путь тесного с ними сотрудничества». Федюкин С. А. Художественная интеллигенция в первые годы советской власти. / История СССР. 1969. № 1.С. 13.

400

В «обвинительном заключении» судебного процесса 1922 г. цитировалось выступление В. М. Чернова на IV съезде партии эсеров (ноябрь 1917 г.): «Партия социалистов-революционеров не скрывала и не скрывает, что все ее силы, физические и революционные, которые будут в ее распоряжении, она противопоставит всякой узурпации, всякому покушению на права народа, как она это делала прежде при предыдущих покушениях на права народа». И письмо А. Р. Гоца на имя этого съезда, в котором «смольные самодержцы» предупреждались, что если они посягнут на завоевания революции, то «партия социалистов-революционеров вспомнит о своей старой испытанной тактике, вдохновляемой лозунгом „по делам вашим воздастся вам“». Обвинительное заключение по делу Центрального комитета и отдельных членов иных организаций партии социалистов-революционеров по обвинению их в вооруженной борьбе против советской власти, организации убийств, вооруженных ограблений и в изменнических отношениях с иностранными государствами. М., 1922. С. 80. Это были декларативные заявления о намерениях, не более того. К таковым в меньшей степени следует отнести и обращение ЦК партии правых эсеров с реакцией на заключение Брестского мира (март 1918 г.). В нем заявлялось, что «правительство народных комиссаров предало демократическую Россию, революцию, интернационал и оно должно быть и будет низвергнуто… Партия социалистов-революционеров приложит все усилия к тому, чтобы положить предел властвованию большевиков». РГАСПИ, ф. 274, оп. 1, д. 2, л. 18.

401

Обвинительное заключение… С. 79–80.

402

На заседании президиума ВЧК (Уншлихт, Менжинский, Благонравов) 22 апреля 1922 г. было решено: дело по обвинению правых эсеров в вооруженной борьбе против советской власти, в экспроприациях, террористической, военно-подрывной работе и в сношениях с союзниками, получении от них денежных средства 1918 г., по докладу Агранова, утвержденному Уншлихтом, со всеми обвинениями передать в Верховный трибунал. ЦА ФСБ РФ, ф. 1, оп. 1, д. 4, л. 45.

403

Семенов-Васильев Г. И. (1891–1937), из семьи акцизного чиновника, уроженец города Юрьева, по образованию — самоучка. Эсер с 1915 г. После Февральской революции — комиссар 3-го конного корпуса, член военной комиссии при ЦК партии с.-р., член петроградского комитета партии эсеров, в конце 1917–1918 гг. — руководитель боевой группы партии эсеров. В ноябре 1918 г. был арестован чекистами. Об этом позже говорил Агранову. «В тюрьме я пробыл 9 месяцев, все это время у меня происходил глубокий внутренний процесс, шла коренная переоценка. В результате мои политические взгляды изменились коренным образом. Я пришел к признанию необходимости диктатуры пролетариата». На поруки его взял Енукидзе. В 1919 г. примкнул к эсеровской группе «Народ», одновременно работал в ВЧК. В январе 1921 г. по рекомендации А. С. Енукидзе, Л. П. Серебрякова и H. Н. Крестинского вступил в РКП(б). В 1922 г. осужден и амнистирован. Позже работал в разведуправлении РККА. Семенов был арестован 11 февраля 1937 г. НКВД и обвинен в том, что с 1928 г. являлся активным участником нелегальной антисоветской организации правых и был связан с Н. И. Бухариным; что являлся руководителем боевой и террористической организации правых, по поручению Бухарина создал ряд террористических групп из числа бывших эсеров-боевиков; что силами этих групп подготавливал совершение терактов против руководителей ВКП(б) и советского правительства. 8 октября 1937 г. Военная коллегия Верховного суда приговорила Г. И. Семенова к расстрелу, и в тот же день он был расстрелян. Военная коллегия 22 августа 1961 г. дело Семенова прекратила за недоказательностью предъявленных ему обвинений. В определении Военной коллегии от 22 августа 1961 г. сказано: «Проверкой дела установлено, что Семенов никаких террористических групп после 1918 г. не создавал и с эсерами связан не был. Будучи арестованным 11 февраля 1937 г., Семенов до 15 июня 1937 г. отрицал свою вину и 4 июня 1937 г. на очной ставке с уличающим его арестованным Усовым К. А. (Усов был членом эсеровской группы Семенова в 1918 г. — А. Л.) заявил: „Вы Усова замучили угрозами. Смотрите, на кого он похож? Потому он и дает такие показания“». За это заявление Семенов был водворен в карцер, после чего 15 июня 1937 г. написал прошение на имя Н. И. Ежова о том, что вину свою он признает к обещает дать подробные показания. По делу установлено, что бывший сотрудник НКВД M. Л. Гатов, руководивший следствием и допрашивавший Семенова, в 1939 г. был осужден за фальсификацию следственных дел и антисоветскую деятельность в органах НКВД. ЦА ФСБ РФ, следственное дело № 11401. Т. 1. Семенов Г. И.

В. Шкловский писал о встречах с Семеновым: «Это человек небольшого роста, в гимнастерке и шароварах, но как-то в них не вношенный, со лбом довольно покатым, с очками на небольшом носу, и рост небольшой. Говорит дискантом и рассудительно. Верхняя губа коротка. Тупой и пригодный для политики человек. Говорить не умеет». Шкловский В. Сентиментальное путешествие. М., 1990. С. 144. Подробнее о Г. И. Семенове см.: Литвин А. Л. Азеф второй. // Родина. 1999. № 9. С. 80–84; Журавлев С. В. Человек революционной эпохи: судьба эсера-террориста Г. И. Семенова (1891–1937). // Отечественная история. 2000. № 3. С. 87–105.

Коноплева Л. В. (1891–1937), из семьи учителя. Училась в архангельской женской гимназии, участвовала в революционном движении. В партию эсеров вступила в 1917 г. Летом 1917 г. работала секретарем газеты «Земля и воля» в Петрограде, в конце года вошла в военную организацию, в 1918 г. — в боевую дружину, в начале 1919 г. — в группу «Народ». В том же 1919 г., по ее словам, от работы в партии с.-р. отошла и никакой политической работой не занималась. В 1921 г. по рекомендации членов ЦК Бухарина, Шкирятова и И. Смирнова вступила в РКП(б). На допросе в 1922 г. сказала Агранову: «Начавшаяся у меня после покушения на Ленина… утрата веры в партию, сознание пагубности ее политики заставили меня уйти совсем от партийной работы». С осени 1918 г. Коноплева сотрудничала с ЧК. У нее хранилась часть эсеровского архива и составленная для чекистов инструкция по «подрывной химии». В 1922–1924 гг. работала в 4-м управлении штаба РККА. Позже работала в московском отделе народного образования, в издательствах «Работник просвещения» и «Транспечать». Арестована в Москве 30 апреля 1937 г., обвинена в связях с Бухариным и Семеновым, расстреляна 13 июля 1937 г. 20 августа 1960 г. реабилитирована «за отсутствием состава преступления». // ЦА ФСБ РФ, следственное дело № 11401. Коноплева Л. В.

В. Шкловский: «В Москве видел Лидию Коноплеву, это блондинка с розовыми щеками. Говор — вологодский». Шкловский В. Указ. соч. С. 157.

404

Jansen M. A Show Trial under Lenin. The trial of the Socialist revolutionaries. Moscow, The Hague. 1982. P. 144–146; он же. Суд над эсерами // Огонек. 1990. № 39. С. 15; он же. Суд без суда. 1922 год. Показательный процесс социалистов-революционеров. М., 1993; Судебный процесс над социалистами-революционерами (июнь — август 1922 г.). Сб. документов. М., 2002.

405

Slavic Review. 1989. V. 48. № 3. P. 444; Голинков Д. Л. Крушение антисоветского подполья в СССР. М., 1986. Кн. 2. С. 207.

406

Обвинительное заключение… С. 95; Коноплева Л. Организация эсеровского покушения на тов. Ленина. Пионтковский С. А. Гражданская война в России. Хрестоматия. М., 1925. С. 176; Петровский Б. В. Ранение и болезнь В. И. Ленина. // Правда. 1990. 25 ноября. О подготовке брошюры Семенова было известно Политбюро ЦК РКП(б), возлагавшему на предстоящий процесс над правыми эсерами надежды покончить с политической оппозицией. На заседании Политбюро 21 января 1922 г. было поручено Уншлихту принять меры, чтобы «известная ему рукопись вышла из печати за границей не позже чем через 2 недели». РГАСПИ, ф. 17, оп. 3, д. 256, л. 2. Уншлихт, в свою очередь, передал в ЦК письмо Семенова, в котором объяснялись причины, побудившие его написать эту брошюру. Письмо датировано 5 декабря 1921 г., сохранилась рукопись. Семенов писал, что разочаровался в деятельности правых эсеров и уже в конце 1920 г. пришел к «мысли о необходимости открыть темные страницы прошлого п. с.-р.». Он был за границей и понял, что из всех партий — партия правых эсеров «безусловно единственная реальная сила, могущая сыграть роковую роль при свержении советской власти». Поэтому решил «разоблачить партию с.-р. перед лицом трудящихся, дискредитировать ее… открыв темные страницы ее жизни, неизвестные еще ни РКП, ни большинству членов партии с. — р… Это и было основной причиной, побудившей меня написать доклад». РГАСПИ, ф. 87, оп. 84, д. 45, л. 8-10.

«Цинизм, с которым через 10 дней после опубликования брошюры предателя в Берлине было состряпано „дело“ против социал-революционеров в Москве, со всей ясностью поставил перед социалистами и рабочими вопрос о методах расправы большевиков со своими политическими противниками вообще. То, что обычно творилось под спудом, впервые открыто выявилось во всем своем безобразии. Террор на основе гнусного предательства и грязной полицейской провокации — вот против чего поднял свой протестующий голос пролетариат». Социалистический вестник. 1922. 3 апреля. № 7.

407

Семенов (Васильев) Г. Там же. С. 27–29.

408

ЦА ФСБ РФ, Н-1789. Стенограмма судебного процесса по делу ЦК партии, правых эсеров. 1922. Т. 10.

409

Флеровский И. В. Володарский. M., 1922..С. 9, 20–21; Голос России. 1922. 25 февраля. Из допроса шофера машины Г. Юргенса и бывших с Володарским сотрудниц Смольного видно, что террорист стрелял в спину комиссару и что это для них было неожиданно. Володарского застрелили в трех шагах от машины. Стрелявший был «среднего роста, плотный, приземистый, на нем темно-серый поношенный костюм и темная кепка. Лицо его было очень загорелое, скуластое, бритое, ни усов, ни бороды. На вид лет около 30…». // Выстрел в сердце революции. М., 1983. С. 50–52.

410

ЦА ФСБ РФ. Н-1789. Стенограмма судебного процесса по делу ЦК партии правых эсеров. 1922. Т. 10. С. 20, 64, 106, 376–377.

411

Гусев К. В. Рыцари террора. М., 1922. С. 79, 83–84; Нилов Г. Урицкий и другие. // Горизонт. 1991. № 1. С. 34–35; Он же. Покушение на Ленина. // Грамматика ленинизма; Столица. 1991. № 33, 34.

412

См.: Пионтковский С. А. Гражданская война в России. Хрестоматия. С. 173.

413

Семенов Г. Указ. соч. С. 28, 31; Обвинительное заключение… С. 90–91. Коноплева говорила на суде: «Позже из газет я узнала, что Урицкий был убит Канегиссером. Между прочим, о Канегиссере могу сказать, что он не был членом нашего отряда, не был членом партии… он абсолютно никакого отношения к нашим боевым организациям, к нашим отрядам не имел». // ЦА ФСБ РФ. Стенограмма судебного процесса по делу ЦК партии правых с.-р. С. 388. Утверждения суда о том, что Канегиссер был эсером, звучали неубедительно, потому в одной из первых советских книг об Урицком говорилось, что его убил юнкер Канегиссер. Уралов С. Г. М. Урицкий. Л., 1929. С. 118. На суде возникла полемика между Семеновым, утверждавшим, что убийство Урицкого санкционировало правоэсеровское ЦК, и Гоцем, отрицавшим это.

«Семенов: Если бы я тогда знал, что такое из себя представляет центральный комитет…

Гоц: Конечно, истина познается только на службе ВЧК». Стенограмма… С. 400, 413.

414

См.: Голинков Д. Л. Крушение антисоветского подполья в СССР. М., 1986. Кн. 1. С. 185–186; Скрябин М., Гаврилов Л. Светить можно — только сгорая. Повесть о Моисее Урицком. М., 1987. С. 344–346.

415

Волков П., Гаврилов Л. Первый председатель Петроградской ЧК. // Звезда. 1967. № 12. С. 150; Новое казанское слою. 1918. 6 сентября.

416

Урицкий М. С. (1873–1918), из купеческой семьи, окончил юридический факультет Киевского университета, с 1903 г. — меньшевик, был в тюрьмах, ссылках, эмиграции. На VI съезде РСДРП(б) стал большевиком, членом ЦК партии, участвовал в разгоне Учредительного собрания как комендант Таврического дворца. С марта 1918 г. — председатель Петроградской ЧК. Разумеется, Урицкий был чекистом той поры. Но Г. Нилов и Р. Медведев видели в нем человека, который в июне 1918 г. предотвратил в Петрограде развертывание красного террора после убийства Володарского. // Столица. 1991. № 34. С. 36.

Это Урицкий протестовал против садистских методов допроса в ЧК, чем вызвал специальное решение фракции коммунистов конференции ЧК (12 июня 1918 г.), предложившей «ЦК партии отозвать т. Урицкого с его поста в Петроградской чрезвычайной комиссии и заменить его более стойким и решительным товарищем, способным твердо и неуклонно провести тактику беспощадного пресечения и борьбы с враждебными элементами, губящими советскую власть и революцию». // Московские новости. 1991. 10 ноября; Неизвестная Россия. XX век. М., 1992. Т. 1. С. 30. Бывший премьер-министр царского правительства В. Н. Коковцев писал о том, как Урицкий, допросив его в ЧК, освободил, предложив быть свидетелем в суде над Николаем II. Коковцев В. Н. Из моего прошлого. М., 1992. Кн. 2. С. 383–391. В. П. Зубов, директор Гатчинского музея, с 1922 г. эмигрант, вспоминал: во главе Петроградской ЧК «находился недюжинный человек, товарищ Урицкий. Короткая встреча, которую я тогда имел с ним (он вскоре был убит юным идеалистом Канегиссером) не была слишком понятной, но, оставаясь объективным, я должен сказать, что моим впечатлением было, что предо мной человек глубоко честный, до фанатизма преданный своим идеям и обладавший где-то в глубине души долей доброты. Но фанатизм так выковал его волю, что он умел быть жестоким. Во всяком случае, он был далек от того типа садистов, что управляли чекой после него». Зубов В. П. Страдные годы России. Воспоминания о революции (1917–1925 гг.) Мюнхен, 1968. С. 51.

417

Алданов М. Убийство Урицкого. // Наш современник. 1990. № 2. С. 173–186. Этот очерк Алданова был издан несколько раз: в 1928 г. в специальном сборнике, посвященном памяти Канегиссера, — Леонид Канегиссер. Париж, 1928. В нем также статьи Г. Иванова и Г. Адамовича, стихи Канегиссера. Ф. Раскольников предложил политическую подоплеку убийства Урицкого, не имеющую оснований. Вспоминая о допросе в Лондоне в начале 1919 г., он сообщал: «Не было ли убийство товарища Урицкого, совершенное Канегиссером, организовано англичанами за убийство Кроми?» Федор Раскольников о времени и о себе. Л., 1989. С. 397. Этого не могло произойти по многим причинам. Прежде всего по той, что Урицкий был убит 30 августа 1918 г., а британский морской атташе Ф. А. Кроми — 31 августа во время перестрелки с чекистами в здании английского посольства в Петрограде. После убийства Урицкого Кроми был жив еще более суток. Видимо, Раскольников перепутал хронологию событий, но помнил выступление Урицкого, обвинявшего англичан в убийстве Володарского. Локкарт Р. Мемуары британского агента. М., 1991. С. 269.

418

В 1-м томе следственного дела — материалы об аресте и допросах Л. И. Канегиссера, во 2-м и 3-м — показания лиц, привлекавшихся по делу; в 4-м — следственная переписка, материалы к биографии Канегиссера; в 5-м — личная переписка поэта, изъятая при обыске; в 6-м — материалы, отобранные при обыске у отца поэта; в 7-м — личные документы родителей и родственников Канегиссера; в 8-м — личные документы арестованных по делу; в 9-м — следственные материалы на заложников, арестованных в связи с убийством Урицкого; в 10-м — сведения о родственниках поэта; в 11-м — ходатайства об освобождении заложников. В делах — сведения о семье Канегиссера и самом поэте. О них мало известно, хотя они и важны для полного представления о случившемся. Итак, семья: отец — Иоаким (Аким) Самойлович Канегиссер (1860 г. р.), кандидат математических наук, инженер, служащий Министерства путей сообщения, с 1891 г. — титулярный советник, с 1896 г. — коллежский асессор, с 1899 г. — надворный советник. Мать — Роза Львовна, дочь одесского купца Сакерса, набожная женщина. В семье трое детей: Сергей (1894 г. р.), студент-медик, покончил жизнь самоубийством; Леонид (1896 г. р.) и Елизавета (1893 г. р.). Все иудейского вероисповедания. Леонид Иоакимович Канегиссер родился 15 марта 1896 г. В 1913 г. он — студент экономического отделения Петербургского политехнического института. В делах хранится его Лекционная книжка: пометка о последнем сданном экзамене 19 января 1917 г. — по биржевому и банковскому делу — «весьма удовлетворительно».

30 августа 1918 г., после ареста Леонида Канегиссера, были арестованы его родители и сестра, в квартире произведен обыск, в течение дня и ночи выявлены 467 фамилий с адресами родственников и знакомых «террориста».

Иоаким Самойлович (отец) характеризовал сына импульсивным, увлекающимся поэтом, имевшим независимый характер. Он сказал, что Леонид поступил в Михайловское артиллерийское училище после Февральской революции, когда евреям было дано право быть офицером, одновременно он сотрудничал в торгово-промышленных газетах. Роза Львовна (мать) сообщила, что она была в стороне от политики, сына учила уважать свой народ. Мать, сестра и бабушка подтвердили, что со своим двоюродным братом М. Филоненко Леонид не встречался. По распоряжению Н. К. Антипова все родственники Канегиссера были освобождены. В апреле 1921 г. они были вновь арестованы как заложники в связи с кронштадтским мятежом. После его подавления — освобождены. Затем вновь подверглись репрессиям. Часть из них погибла, а часть — оказалась в эмиграции. Исай Бенедиктович Мандельштам (1885–1954) был переводчиком немецкой и французской литературы, двоюродным братом отца Л. Канегиссера. В ночь на 1 сентября 1918 г. был арестован, затем отпущен за непричастностью к убийству Урицкого. В марте 1935 г. его вновь арестовали за родство с убийцей Урицкого. Был сослан, вернулся. В 1951 г. снова арестован, сослан в Казахстан, где и умер. // Минувшее. М., 1992. Т.U.C. 386, 388. Попытка представить И. Б. Мандельштама отчимом Л. Канегиссера неверна. См.: Мандельштам О. Э. Собр. соч. М., 1991. Т. 2. С. 610.

Воспоминания знавших Леонида Канегиссера однозначны: это был настоящий поэт с огромной чувствительностью, красивый, стройный, высокий и черноглазый. Иванов Г. «Я вспоминаю — Россия, свобода, Керенский на белом коне». // Столица. 1991. № 10. С. 45, 47. М. Цветаева вспоминала: «Леня для меня слишком хрупок, нежен… цветок. Старинный томик „Медного всадника“ держит в руке — как цветок, слегка отставив руку — саму как цветок. Что можно сделать такими руками?» Цветаева М. Проза. М., 1989. С. 267. Л. Канегиссера я полюбил за «эту прямую и честную натуру». Hелидов Н. Д. Заговоры в Петрограде. — Белое дело. Берлин, 1928. T. IV. С. 206. Семью Канегиссеров и самого «Леничку» вспоминал не раз добрым словом поэт М. А. Кузмин (1872–1936). Кузмин М. Дневник 1921 года. // Минувшее. М., 1993. Т. 12. С. 438; и др.

419

В одном из писем матери 2 апреля 1918 г. Л. Канегиссер писал: «Очень ли ты возмущаешься моим эгоизмом? Зато ты увидишь, мамочка, когда я приеду, как бодр я буду! Работа здесь будет длиться довольно долго, но я вряд ли дослужу до конца, оттого что я все-таки настолько дурно воспитан, что эгоизм меня тяготит… Если увидишь Марка Александровича (Алданова. — A. Л.), скажи, пожалуйста, что я не могу здесь (в Нижнем Новгороде. — А. Л.) найти никого из наших общих „товарищей“. Я был бы очень благодарен, если бы он послал мне сам или через тебя указания, где их разыскать». Стихотворение адресовано Агриппине Ивановне Пивоваровой:

Для вас в последний раз, быть может,

Мое задвигалось перо. —

Меня уж больше не тревожит

Ваш образ нежный, мой Пьеро!

Я вам дарил часы и годы,

Расцвет моих могучих сил,

Но, меланхолик от природы,

На вас тоску лишь наводил.

И образумил в час молитвы

Меня услышавший творец:

Я бросил страсти, кончил битвы

И буду мудрым наконец.

420

Мельгунов С. Воспоминания и дневники. Париж, 1964. Вып. 2. Ч. 3. С. 27.

421

Г. Иванов, хорошо знавший Канегиссера, писал, как его возили на допросы в Петербург из Кронштадта по морю, как однажды разыгралась буря и поэт сказал: «Если мы потонем, я один буду смеяться». Один из матросов позже утверждал, что чекисты были принуждены ускорить казнь, так как нравственный облик Канегиссера располагал к себе всех окружающих, большевики боялись, как бы матросы не освободили его. // Столица. 1991. № 10. С. 48.

422

Ленин В. И. ПСС. Т. 50. С. 106; Рабинович А. Моисей Урицкий: Робеспьер революционного Петрограда? // Отечественная история. 2003. № 1. С. 12–13.

423

Смильг-Бенарио М. На советской службе. Архив русской революции. Берлин, 1921. Т. 3. С. 149. Число расстрелянных в Петрограде и Кронштадте в ответ на убийство Урицкого исчислялось сотнями заложников. Дом на улице Миллионной в Петрограде, куда забежал Канегиссер, был «взят на подозрение», и его многие жильцы арестованы. Аксакова Т. А. Дочь генерала. // Минувшее. М., 1991. Т. 4. С. 13. Через несколько дней после убийства Урицкого военный комиссар Петроградского военного округа Б. П. Позерн (1882–1939) выехал в Кронштадт, где ночью матросы ворвались в тюрьму и расстреляли до 500 человек. // Архив русской революции. Т. 3. С. 150.

424

В следственном деле об убийстве Урицкого многочисленные жалобы заложников на произвол властей. Вот один из случаев: Иван Гончаров, 30 лет, счетовод магазина, на допросе 10 октября 1918 г. в Петроградской ЧК заявил, что вскоре после убийства Урицкого в магазин пришел комиссар торговли Спасского Совета для ареста директора. На вопрос: «За что его арестовывают?» — ответил, что может всех арестовать. В результате Гончарова объявили заложником, записали бывшим поручиком. «Но я болен, — говорил Гончаров, — я никогда в армии не служил, но со 2 сентября сижу в Дерябинской тюрьме». ЦА ФСБ РФ, д. Н-196. Об убийстве Урицкого. Т. 11. С. 7. Неизвестный петроградский чиновник записал в дневнике 3 сентября 1918 г. о том, что после убийства Урицкого и ранения Ленина начались аресты генералов, расстрелы без суда, а потому надо требовать отмены смертной казни. Русская революция глазами петроградского чиновника. Дневник 1917–1918 гг. Осло, 1986. С. 57.

425

Пятый созыв ВЦИК. Стеногр. отчет. М., 1919. С. 87; Троцкий Л. Д. О Ленине. Материалы для биографа. М., 1925. С. 111.

426

Нилов Г. Урицкий, Володарский и другие. // Горизонт. 1991. № 1.С. 30, 31, 35.

427

Кроме признания самого Л. Канегиссера в убийстве Урицкого, есть многочисленные свидетельские показания. Швейцар П. Г. Григорьев 30 августа 1918 г. открыл лифт Урицкому в 11 часов утра. На полдороге от дверей до лифта, говорил он в тот же день следователю ЧК, грянул выстрел, и Урицкий упал. Стрелял в него человек, сидевший на окне в подъезде с 10 часов утра, в котором он узнал Канегиссера. За ним побежал другой швейцар, Федор Васильев, караульные солдаты. Убийца убегал на велосипеде. ЦА ФСБ РФ, Н-196, т. 1, л. 20. «Мне кажется, — писал очевидец, — что бедный мальчик, стрелявший в Урицкого, открыл дорогу всем ужасам советского террора». Зубов В. П. Страдные годы России. С. 52. Комментаторы изданных документов Ленина безосновательно утверждают, что Урицкий был «убит эсерами». // В. И. Ленин. Неизвестные документы. 1891–1922. С. 648.

428

Одним из первых, в научной статье поставившим под сомнение участие Каплан в покушении на Ленина, стал Б. М. Орлов, историк-эмигрант, ныне сотрудник Русского исследовательского центра Тель-Авивского университета. В статье «Миф о Фани Каплан» он назвал Л. В. Коноплеву в качестве возможной убийцы Ленина, но отказался от серьезного источниковедческого анализа. Орлов Б. Миф о Фани Каплан. // Время и мы. Тель-Авив, 1975. № 2–3; он же. То же. // Источник. 1993. № 2. С, 71. Семен Ляндрес, родственник известного советского мастера детектива Юлиана Семенова, ныне проживающий в США, в статье на ту же тему подтвердил гипотезу о том, что стреляла не Каплан, но не назвал фамилии возможной террористки. Lyandres S. The 1918 attempt on the life of Lenin: anew look on the evidense. // Slavic Review, 1989. V. 48. № 3. P. 432–448.

Он основывает свое предположение на двух обстоятельствах: полуслепоте Каплан и на том, что, по свидетельству задержавшего ее Бакулина, она находилась во время выстрела позади него, а он сам в 15–20 шагах от Ленина. Тогда как выстрелы были произведены почти в упор. Оба аргумента не могут быть приняты с достаточным основанием. Несмотря на плохое зрение, Каплан свободно передвигалась по улицам, видела лица и узнавала знакомых. Потому Каплан вполне могла стрелять в упор, и выстрелы с такого близкого расстояния (менее метра) скорее свидетельствовали против нее, чем за то, что стреляла не она. Бакулин оставил разные показания, причем второе перечеркивает первое. Вначале он писал, что задержал Каплан в заводском дворе, затем что на улице. Неизвестно, кто его просил написать повторно о задержании Каплан и почему он изменил свои первоначальные показания, сделав их теперь похожими на все остальные свидетельства очевидцев, утверждавших, что арест Каплан произошел вне заводского двора. Разумеется, всегда хочется верить тому, чему хочется, но вера не есть юридическое доказательство…

29 августа 1990 г. в «Комсомольской правде» была опубликована статья преподавателя Оренбургского пединститута B. Войнова «Отравленные пули», в которой ставилось под сомнение участие Каплан в прямом покушении на Ленина (следить за Лениным могла, стрелять — нет) и в качестве возможного террориста назывался эсер, рабочий В. Новиков. Возразивший ему в этом же номере «Комсомольской правды» научный сотрудник Института марксизма-ленинизма при ЦК КПСС

C. Кудряшов также пришел к выводу, что причастность Каплан к покушению неоспорима, «в остальном же твердой уверенности быть не может». В 1991–1993 гг. увидели свет несколько статей юриста Е. Данилова о покушении на вождя. Данилов Е. Тайна «выстрелов» Фани Каплан. // Звезда Востока. Ташкент, 1991. № 1. С. 113–130; он же. Три выстрела в Ленина, или За что казнили Фани Каплан. // Нева. 1992. № 5–6. С. 306–324; он же. Покушение на вождя: сигнал к террору. // Огонек. 1993. № 35–36. С. 10–16. Он убежден, что стреляла не Каплан и что «некто весьма могущественный был заинтересован в сокрытии тайны». // Нева. 1992. № 5–6. С. 310.

Заметим, что сомнения в том, кто стрелял, возникли еще в годы гражданской войны. В следственном деле о покушении на Ленина, хранящемся в архиве бывшего КГБ СССР, находятся следующие документы: 27 сентября 1919 г. чекист Горячев сообщал, что, работая по делу о готовящемся восстании в Москве, слышал, что в покушении на Ленина участвовала Зинаида Легонькая, «причем эта Легонькая якобы и произвела выстрелы». Легонькая была арестована и на допросе сказала, что ей 23 года, она член партии большевиков с 1917 г., рабочая. Выяснилось, что именно З. И. Легонькая обыскивала Каплан, но в момент покушения находилась на учебе в инструкторской коммунистической школе. Во время перерыва в школу пришел курсант и сказал, что стреляли в Ленина, она побежала в военкомат, где тогда служила. Свидетели подтвердили ее полное алиби. Важно другое: чекисты нашли необходимым арестовать и допросить человека по обвинению в покушении на Ленина спустя год после того, как Каплан была расстреляна по этому же обвинению. Следовательно, полной уверенности, что стреляла в Ленина именно Каплан, не было. Подробнее см.: Литвин А. Л. Кто стрелял в Ленина? Megapolis-Continent. 1991. 30 мая; он же. Дело 2162 и другие дела. // Собеседник. 1991. Октябрь. № 42. Об этом свидетельствует и возвращение к делу о покушении на Ленина во время судебных процессов над лидерами партии правых эсеров (1922 г.) и по делу «антисоветского правотроцкистского блока» (1938 г.). На последнем государственный обвинитель А. Я. Вышинский настойчиво добивался признаний в покушении на Ленина не только правых, но и левых эсеров, Н. И. Бухарина и других. Бухарин согласился со многими оговорами в свой адрес, но участие в покушении на Ленина отрицал решительно. Судебный отчет по делу антисоветского «правотроцкистского блока». М., 1938. С. 185, 227. Позже были найдены и другие документы, дополняющие сведения к биографии Каплан. См.: Литвин А. Л. Фейга Файвеловна Каплан. — Дело Фани Каплан, или Кто стрелял в Ленина. М., 2003. С. 9–11.

Биография Каплан малоизвестна. Фейга Файвеловна Каплан родилась в 1887 году в Волынской губернии. Позже, во время допроса, она сообщила заместителю председателя ВЧК Я. X. Петерсу, что ее отец был еврейский учитель, что родители уехали в США в 1911 году, у нее было четыре брата и три сестры, и все они рабочие, а сама она получила домашнее воспитание. На этом же допросе Каплан сказала, что под этой фамилией она жила с 1906 года. // Пролетарская революция. 1923. № 6–7. С. 284. Ляндрес полагает, что смена фамилии произошла в связи с замужеством и что ее мужем мог быть большевик Макс Каплан, работавший в 1918 г. в крымском подполье. // Slavic Review. 1989. V. 48. № 3. P. 435. См. также: В борьбе за советский Крым. Воспоминания старых большевиков. Симферополь, 1958. С. 10; Баранченко В. Гавен. М., 1967. С. 97, 100. Ныне выяснилось, что паспорт Каплан был фальшивым и был ею одолжен у эсерки Фани Каплан — реальной фигуры, известной минскому жандармскому управлению в 1907 г. //Общая газета. 31 августа — 6 сентября 1995 г. Публикация Я. Леонтьева.

Однако в 1916 г. начальник акатуевской тюрьмы получил письмо от родителей Каплан, которые подписались Файвел и Сима Каплан, т. е., возможно, это была ее настоящая фамилия. Каплан судил военно-полевой суд войск Киевского гарнизона 30 декабря 1906 г. Она была приговорена к бессрочной каторге за «изготовление, хранение, приобретение и ношение взрывчатых веществ с противной государственной безопасности и общественному спокойствию целью».

В 1907 г. Каплан появилась в Мальцевской тюрьме Нерчинской каторги в Восточной Сибири. Эта тюрьма, по воспоминаниям бывших каторжанок Ф. Радзиловской и Л. Орестовой, с февраля 1907 г. и вплоть до весны 1911 г. была средоточием всех женщин, осужденных по политическим статьям к каторжным работам в Сибири. К августу 1907 г. их было 14, в мае 1908 г. — 33, а весной 1911 г. — 62. Большинство каторжанок — это эсерки (М. Спиридонова, А. Биценко, А. Измаилович и др.), были большевички, меньшевички, бундовки, анархистки. Бывшие каторжанки подробно описывали свой тюремный быт и отмечали тяжелые приступы болезни у М. Спиридоновой и слепоту Ф. Каплан. О последней они писали так: «В смысле заболевания был у нас в Мальцевской один, поистине трагический случай. Одна из мальцевитянок, Фаня Ройтблат (Каплан. — А. Л.), еще до своего ареста была ранена в голову осколком взорвавшейся бомбы. Так как прошло около 2 лет после взрыва и рана зажила, то никто из нас, да и она сама, никогда не думали о каких-либо осложнениях от ранения. Мы привыкли видеть ее всегда здоровой и жизнерадостной.

Вдруг, однажды вечером, кажется летом 1909 г., в тюрьме поднялась тревога: с Фаней неожиданно случился странный припадок — она перестала видеть. Глядела широко раскрытыми глазами и ничего не видела вокруг себя. Маруся Беневская (отбывавшая с Каплан свой строк на каторге. — А. Л.) пересмотрела все медицинские книги, какие только были в тюрьме, предположила причину слепоты повреждением зрительного нерва при ранении, но непосредственной помощи оказать не могла. Через день или два припадок слепоты кончился, Фаня опять увидела свет, но мы поняли, что дело может принять печальный оборот. И, действительно, через короткое время она совсем потеряла зрение. У нее по-прежнему оставались прекрасные, серые, лучистые глаза, такие ясные и чистые, что по внешнему виду трудно было определить, что она слепая.

В течение долгого периода Фаня надеялась, что слепота пройдет, что все это временно, и ни за что не хотела приспособиться к своему новому положению. Она перестала совсем выходить на прогулку, молча сидела или лежала на кровати в своей одиночке и, уйдя в себя, углубленно думала о том ужасном, что над ней стряслось. Слепота так ее потрясла, что она хотела лишить себя жизни. Пока особо острый период не миновал, мы ни на минуту не оставляли ее одну.

Когда прошел месяц, другой и ничего не изменилось, она постепенно начала приспосабливаться к своему новому положению. Стала учиться читать по азбуке для слепых без посторонней помощи и приучилась обслуживать себя. Так странно было видеть, как она, выйдя на прогулку, быстро ощупывала лица новеньких, которых она не знала зрячей. Веселье и жизнерадостность к ней не вернулись в прежней мере, она теперь больше ушла в себя.

Неоднократно к ней вызывались тюремные врачи, но их мнение долго сходилось на одном, что она симулирует слепоту. Так она прожила в течение многих лет слепой и только в 1913 г. была переведена в Иркутск для лечения. Оказалось, что ее слепота все-таки поддается лечению. После лечения зрение ее не стало, конечно, вполне нормальным, но, во всяком случае, это уже не был тот полный мрак, в котором она жила столько лет». Радзиловская Ф., Орестова Л. Мальцевская женская каторга. 1907–1911 гг. Каторга и ссылка. 1929. Кн. 59. С. 122–123. Они же сообщали, что жили тогда коммуной: все полученные деньги, посылки и книги становились общей собственностью и шли в общее пользование. Там же. С. 118.

Эти воспоминания дополнила А. Пирогова, бывшая с Каплан в Нерчинске: «В камере с нами была бессрочница Каплан, временно потерявшая зрение еще в Мальцевской. Врачей-окулистов на каторге не было; вернется ли зрение или нет, никто не знал. Однажды Нерчинскую каторгу объезжал врач областного управления, мы попросили его осмотреть глаза Фани. Он очень обрадовал нас сообщением, что зрачки реагируют на свет, и сказал, чтоб мы просили перевода ее в Читу, где ее можно подвергнуть лечению электричеством. Мы решили, что будь что будет, а надо просить Кияшко (губернатор, приезжал на каторгу с инспекцией. — А. Л.) о переводе Фани в Читинскую тюрьму для лечения. Тронула ли его красивая молодая девушка с незрячими глазами, не знаю, но только мы сразу увидели, что дело нам удастся. Расспросив нашу уполномоченную, он громогласно дал слово перевести Фани немедленно в Читу на испытание». Пирогова А. Я. На женской каторге. / На женской каторге. М., 1932. С. 195.

Несмотря на небольшие разночтения, бывшие каторжанки утверждали о слепоте Каплан и о том, что зрение полностью к ней не вернулось. Заметим, что воспоминания писались и публиковались в конце 20-х — начале 30-х годов, когда писавшим было известно о трагической судьбе Каплан. Более того, Ф. Н. Радзиловская была вызвана 1 сентября 1918 г. в ВЧК для опознания Каплан, дала ей положительную характеристику. Она сразу же выразила недоумение: «Я познакомилась с Фани Каплан на Нерчинской каторге, где я пробыла с ней три года. Каплан ослепла в августе 1908 года, а может быть, в 1909 году…» И позже, в воспоминаниях, бывшие каторжанки продолжали тепло вспоминать Каплан, хотя официальная пресса была полна проклятий в ее адрес и клеймила ее как эсеровскую убийцу…

В марте 1917 г. из Акатуйской каторги в Читу на тройках отправилось 10 каторжанок, освобожденных Февральской революцией: А. Биценко, А. Измаилович, Ф. Каплан, М. Спиридонова, Н. Терентьева, А. Пирогова, А. Шумилова, П. Шакерман, А. Шенберг, В. Штольтерброт. Перед отъездом они навестили могилу декабриста Лунина, а 8 марта были торжественно встречены в Чите. // Там же. С. 201, 203.

Из Читы Каплан отправилась в Москву и некоторое время там жила у своей знакомой по каторге Анны Пигит по адресу: Б. Садовая, д. 10, кв. 5. А. С. Пигит сообщила на допросе Кингисеппу 31 августа 1918 г.: «Я заявляю, что предъявленная мне содержащаяся под стражей во Всероссийской чрезвычайной комиссии женщина, называющая себя Фани Каплан, есть действительно Фани Каплан, бывшая каторжанка, вместе со мной бывшая на Нерчинской каторге. Она была приговорена к бессрочной каторге. Я застала ее уже на каторге в 1907 году. Я не помню, по какому именно делу она была осуждена. Она была приговорена по какому-то делу анархистов. По освобождении с каторги между нами, бывшими каторжанками, сохранились старые отношения, и Фани Каплан ко мне неоднократно заходила; Мы партийно разошлись. Я левая эсерка, и мы встречались нечасто. Полагаю, что она последнее время проживала в Москве». Допрошенный тогда же ее брат, Давид Пигит, сказал: «Я лично знаю Фани Каплан. Познакомился с ней в апреле прошлого года, когда она вернулась с каторги вместе с моей сестрой и гостила у нас за неимением пристанища. Вскоре она уехала в Крым для лечения. После этого я с ней больше не встречался. Мне неизвестно, сколько времени она пробыла в Крыму. Я не знаю подробностей того дела, по которому она была осуждена на каторгу. Знаю только, что она ослепла от взрыва бомбы, а потом вновь прозрела». Были допрошены и другие сокаторжники (В. Штольтерброт, В. Тарасова), признавшие в задержанной Фани Каплан. ЦА ФСБ РФ, д. 2162. По обвинению Каплан Ф. Е., л. 44, 45, 51.

В Крыму Каплан лечилась в санатории для политзаключенных в Евпатории. Октябрь 1917 г. застал ее в Харьковской офтальмологической клинике, где она восстанавливала зрение у знаменитого профессора Л. Л. Гиршмана. «Этой революцией я была недовольна, — говорила она на допросе Петерсу, — встретила ее отрицательно. Я стояла за Учредительное собрание и сейчас стою за это. По течению эсеровской партии я больше примыкаю к Чернову». // Пролетарская революция. 1923. № 6–7. С. 284.

После Харькова был Симферополь, где Каплан пробыла до февраля 1918 г., работая заведующей курсами по подготовке работников волостных земств и получая зарплату в 150 рублей в месяц. По воспоминаниям В. Е. Баранченко, он познакомился с Каплан летом 1917 г. в Крыму, в санатории, там же с ней встретился Д. И. Ульянов. Ему понравилась Каплан, по его рекомендации она поехала в Харьков и частично восстановила зрение после операции, стала видеть силуэты. Баранченко позже стал мужем Ф. Ставской, на процессе 1922 г. сообщившей о встрече с Каплан в Крыму. // Резник С. Тайна покушения Фани Каплан. // Литературные записки. М., 1991. № 1. С. 102–103; ЦА ФСБ РФ, д. 2162, л. 47. В конце февраля или марте 1918 г. Каплан вернулась в Москву, где жила на квартире Пигит и встречалась со своими подругами по каторге. О ее политических взглядах в то время судить трудно. На допросах по этому поводу она высказывалась достаточно противоречиво, путая хронологическую последовательность событий. Каплан говорила Петерсу о том, что в Акатуе она была вместе со Спиридоновой и Биценко и стала из анархистки социал-революционеркой. «В своих взглядах я изменилась потому, что я попала в анархистки очень молодою… Самарское правительство принимаю всецело и стою за союз с союзниками против Германии. Стреляла в Ленина я. Решилась на этот шаг еще в феврале. Эта мысль у меня назрела в Симферополе, и с тех пор я начала подготавливаться к этому шагу». // Пролетарская революция. 1923. M 6–7. С. 284.

Решение Каплан примерно в это время участвовать в покушении на Ленина подтвердил В. Зензинов, член ЦК партии эсеров. В книге о событиях 1918 г. он вспоминал, что Каплан предложила свои услуги в Москве Нилу Фомину, впоследствии расстрелянному колчаковцами. Он предложил Зензинову весной 1918 г. «организовать вместе с Дорой Каплан покушение на Ленина. Партия тогда отказалась воспользоваться этим предложением, и позднее Дора Каплан на свою собственную ответственность стреляла в Ленина и тяжело ранила его». // Зензинов В. Государственный переворот адмирала Колчака в Омске. 18 ноября 1918 г. Сб. документов. Париж, 1919. С. 152. Эти воспоминания невозможно проверить, хотя следует учесть, что возникли они уже после того, как о Каплан писали со ссылками на советские газеты многие. Так утверждалось мнение, что стреляла в Ленина именно она. Ссылались и на ее собственные признания, хотя часть протоколов допросов не подписана. Н. А. Скрыпнику, заведующему отделом ВЧК по борьбе с контрреволюцией, Каплан сказала 31 августа 1918 г., что «стреляла по собственному побуждению». Председателю Московского ревтрибунала А. М. Дьяконову она говорила: «Стреляла в Ленина я потому, что считала его предателем революции и дальнейшее его существование подрывало веру в социализм… Я считаю себя социалисткой, сейчас ни к какой партии себя не отношу». И снова Дьяконову: «Меня задержали у входа на митинг, ни к какой партии не принадлежу. Я стреляла в Ленина, потому что считаю, чем дольше он живет, он удаляет идею социализма на десятки лет. Я совершила покушение лично от себя». // Пролетарская революция. 1923. № 6–7. С. 282, 285. Подписать этот протокол допроса Каплан отказалась.

Бывших каторжанок А. Пигит, Ф. Радзиловскую, В. Тарасову по распоряжению Кингисеппа привезли в ВЧК, на квартире Пигит оставили засаду. В нее попадет зашедшая к Пигит ее подруга по каторге Вера Штольтерброт и тоже будет доставлена в ВЧК. Но все они удостоверяли личность Каплан, о себе заявили, что политической работой не занимаются. Потому допрашивавший их Кингисепп постановил всех освободить и засаду в квартире Пигит снять. Ф. Радзиловская сообщила 1 сентября: «В июле я была в отпуске. Приехала 25 июля… видела Каплан 3–4 раза. Она заходила ко мне, раз я ее видела, кажется, на улице. В последний раз она была у меня недели полторы назад. На политические темы мы не говорили. Я ни разу у нее не была. Ее адреса не знаю. Она вернулась из Крыма в конце мая или начале июня. За точность не ручаюсь. Мне кажется, что она одно время искала занятий, но я не знаю, служила ли она где-нибудь. При встречах она производила на меня впечатление вполне уравновешенного человека». Ее показания подтвердил Л. Я. Черномордик, проживающий по адресу: Леонтьевский переулок, д. 12, кв. 9, сказавший, что к квартирантке Фане Радзиловской приблизительно неделю назад (22–23 августа 1918 г.) приходила женщина, имевшая сходство с предъявленной ему фотокарточкой. ЦА ФСБ РФ, д. 2162, л. 31, 32.

Каплан сообщила Петерсу и наркомюсту Курскому, что виделась после приезда из Крыма с А. Биценко, сокаторжанкой, членом ЦК партии левых эсеров, но не спрашивала ее, как попасть к Ленину, что правого эсера Зензинова, равно как и других, не знает, что «не слыхала ничего про организацию террористов, связанную с Савинковым. Эти показания Савинков позже подтвердил: „В 1918 г. предполагалось покушение на Ленина и Троцкого. Но делалось очень мало… К делу Доры Каплан наш союз не имел никакого отношения“». Дело Б. Савинкова. Л., 1924. с. 56.

С А. А. Биценко дело обстояло сложнее, Анастасия Алексеевна Биценко (1875–1938) была вместе с Каплан на каторге, в 1917-м и до июля 1918 г. являлась членом ЦК партии левых эсеров. На допросе следователю НКВД она сообщила 17 февраля 1938 г., что в августе 1918 года ходила в Кремль к арестованной М. А. Спиридоновой и та ей говорила о встрече с Каплан и о решимости последней стрелять в Ленина. В обвинительном заключении Биценко инкриминировалось знание в 1918 г. о готовящемся покушении на Ленина и непредупреждении такового. Биценко была расстреляна 16 июня 1938 г. Во время реабилитации Биценко в 1961 г. выяснилось, что к Спиридоновой она не ходила, что левые эсеры к покушению на Ленина не имели никакого отношения. ЦА ФСБ РФ, д. 17358, А. А. Биценко. С. 17, 25, 76. Петерс спрашивал Каплан на допросе, просила ли она Биценко провести ее к Ленину в Кремль. Каплан на этот вопрос ответила отрицательно.

429

Столица. 1991. № 33. С. 51.

430

Локкарт Р. Мемуары британского агента. М., 1991. С. 293–294. Локкарт был арестован в ночь на 1 сентября 1918 г. Никак не аргументированную версию о том, что покушение на Ленина было делом рук английской разведки, поддержал специалист по ее истории Филип Найтли в книге «„Ким Филби“ — супершпион КГБ». М., 1992. С. 114.

431

О Протопопове сведения скудны. Известно, что он из матросов. В марте 1918 г. — начальник контрразведки красного советско-финского отряда, ставшего в апреле 1918 г. отрядом ВЧК. В июне 1918 г. отрядом стал командовать левый эсер Д. И. Попов, Протопопов был назначен его заместителем. Он активно участвовал в действиях отряда во время выступления левых эсеров в начале июля 1918 г. Когда Дзержинский приехал в отряд для ареста Блюмкина, к нему подошел член ЦК партии левых эсеров Ю. В. Саблин и потребовал сдать оружие. Дзержинский отказался. Тогда к нему подошел Протопопов, схватил за руки и обезоружил. ЦА ФСБ РФ, д. H-8, т. 1, л. 150; т. 11, л. 4, 94.

432

На Каплан оказывалось психологическое давление.

31 августа 1918 г. Кингисепп допросил сокаторжанку Каплан B. М. Тарасову-Боброву, которая рассказала многое из биографии Каплан. Ему удалось разговорить Каплан, узнать, что она была анархисткой. Но о своем участии в покушении на Ленина не сказала ничего вразумительного. Зачем оказалась на митинге? Кто ей помогал? Об этом — ни слова.

— Я думаю, у вас есть еще много что сказать…

— Я сказала все.

— Я не ошибусь, — сказал Петерс, — вы утаиваете главное — сообщников и руководителей покушения… ЦА ФСБ РФ, д. 2162, л. 8.

Этот допрос Петерс проводил в 2 часа 25 минут ночи с 30 на 31 августа. Позже он вспоминал: «Я долго ей доказывал, что преступление, которое она совершила перед рабочими, перед трудящимися вообще, перед революцией, чрезвычайно тяжелое, и мы с ней долго спорили по этому вопросу. В конце концов она заплакала, и я до сих пор не могу понять, что означали эти слезы: или она действительно поняла, что она совершила самое тяжелое преступление против революции, какое только можно совершить, или это были просто утомленные нервы. Каплан ничего не сказала о своих соучастниках в преступлении», — сетовал Петерс. Петерс Я. Воспоминания о работе в ВЧК в первый год революции. 1924. № 10. С. 30–31; он же. То же. // Былое. Париж, 1933. Т. 2. С. 121, 122. Сообщение эсеровской газеты «Земля и воля» от 18 сентября 1918 г. о пытках, которым подвергли Каплан в ВЧК, о том, что она оказалась столь ужасной, что ее нельзя было вывести в зал суда, а потому ее просто пристрелили, — не соответствуют действительности.

433

Солженицын А. Архипелаг ГУЛАГ. // Новый мир. 1989. № 9. С. 85, 102; Гусев К. В. Рыцари террора. М., 1992. C. 84; и др.

434

ЦА ФСБ РФ, д. 2162, л. 29, 30.

435

Спиридонова писала: «И неужели, неужели Вы, Владимир Ильич, с Вашим огромным умом и личной безэгоистичностью и добротой, не могли догадаться и не убивать Каплан. Как это было бы не только красиво и благородно и не по царскому шаблону, как это было бы нужно нашей революции в это время нашей всеобщей оголтелости, остервенения, когда раздается только щелканье зубами, вой боли, злобы или страха и… ни одного звука, ни одного аккорда любви». // Родина. 1990. № 5. С. 50. О реакции Ленина сообщила А. Балабанова, хорошо знавшая семью вождя и навестившая Ленина в сентябре 1918 г.: «Когда мы говорили о Доре Каплан, молодой женщине, которая стреляла в него и которая была расстреляна, Крупская была очень расстроена. Я могла видеть, что она была глубоко потрясена мыслью о революционерах, осужденных на смерть революционной властью. Позже, когда мы были одни, она горько плакала, когда говорила об этом. Сам Ленин не хотел преувеличивать эпизод. У меня сложилось впечатление, что он был особенно потрясен казнью Доры Каплан, т. к. это имело отношение к нему самому; что решение было бы более легким, если бы жертвой ее пули был один из народных комиссаров. Позднее, когда я выразила свои чувства по поводу казни группы меньшевиков, обвиненных в контрреволюционной пропаганде, Ленин ответил: „Неужели вы не понимаете, что, если бы мы не расстреляли этих нескольких лидеров, мы могли быть поставлены в положение, когда нам придется расстрелять десятки тысяч рабочих?“ Его тон не был ни жестоким, ни безразличным, создавалось впечатление трагической необходимости, которая глубоко поразила меня в то время». // Ваlabаnоff А. My life as a Rebel. London, 1973. P. 187–188. Балабанова сочувствовала Ленину, а не Каплан, оправдывала его жестокость, показывала его решимость любыми средствами добиться цели.

Местные эсеровские издания злорадствовали по поводу покушения, но ни одно не писало о том, что его свершила представитель эсеровской партии. «Тяжело ранен Ленин… Политическое убийство грозит оборвать эту роковую для России жизнь», — сообщало «Новое казанское слово» 3 октября 1918 г. В. М. Чернов в Самаре рассказал корреспонденту эсеровской газеты «Народ», что пробирался в город через множество деревень. «В некоторых местах в среду крестьян, — говорил он, — вместе с недовольством большевиками просачивается антисемитская агитация, особенно в связи с нападением большевиков на церкви и монастыри, однако, когда мужики узнали, что убийцами Ленина и Урицкого являются евреи Ройд-Каплан и Канегиссер, они свою ненависть к большевикам уже не стали относить к евреям». По впечатлениям Чернова, «относительно покушения на Ленина крестьяне в массе не выражают ни радости, ни печали, а лишь равнодушное любопытство», и единственным откликом на это событие были вопросы: «Что же, теперь чуточку получше будет или еще кто-нибудь злее найдется?» ЦА РФ, Ф. 4370, оп. 1, л. 7–8.

436

Троцкий вспомнил о разговоре с Лениным, состоявшемся между ними уже в первые дни после прихода к власти:

— А что, — спросил меня совершенно неожиданно Владимир Ильич… — если нас с вами белогвардейцы убьют, смогут Свердлов с Бухариным справиться?

— Авось не убьют, — ответил я, смеясь.

— А черт их знает, — сказал Ленин и сам рассмеялся.

Троцкий также ссылается на рассказ Семенова, подтвердивший планы эсеров взорвать поезд председателя Реввоенсовета республики. Троцкий Л. Д. Моя жизнь. Опыт автобиографии. Берлин, 1930. Т. 2. С. 60, 151.

В начале 1918 г. план пленения или убийства Ленина и Троцкого разработал Ф. М. Онипко, эсеровский депутат от Ставрополя и член военной комиссии Союза защиты Учредительного собрания. Но когда Онипко обратился за одобрением в ЦК эсеровской партии, члены ЦК пришли в ужас от самой идеи покушения, доказывая, что убийство эсерами Ленина и Троцкого обрушит на партию ярость рабочих. После этого Онипко распустил свою террористическую группу. // Минувшее. М., 1991. Т. 4. С. 110–111. 13 декабря 1918 г. в ВЧК допрашивали летчика-офицера Д. Д. Хризосколес-де-Платан. Выяснилось, что в апреле — июле 1918 г. он был в Казани командиром 6-го авиаполка. Во время наступления чехословацких легионеров на Казань (июль 1918 г.) уговаривал летчиков перелететь к комучевцам и предлагал за это 2 тысячи рублей. Стало известно, что он, вместе с другими офицерами, готовил в 1917–1918 гг. покушение на Ленина и Троцкого. В декабре 1919 г. Хризосколес-де-Платан бежал из Таганской тюрьмы и скрылся. ЦА ФСБ РФ, Обзорная справка о покушении на В. И. Ленина.

437

Как опытный боевик, Семенов, консультируясь с мастером провокации чекистом Аграновым, нарисовал «достоверную» и логическую схему «охоты на Ленина». «Город разбивался на четыре части, назначаются четыре исполнителя… В часы, когда идут митинги, районный исполнитель дежурил в условленном месте, на каждом крупном митинге обязательно присутствовал кто-нибудь из боевиков. Как только Ленин приезжал на тот или другой митинг, дежурный на митинге боевик сообщал об этом районному исполнителю и тот немедленно должен был явиться на митинг для выполнения акта. Среди исполнителей Семенов лучшей назвал Каплан, а также сообщил, что в их числе были Коноплева, Федоров, Усов (последний вскоре был исключен). В тот день к заводу Михельсона, где Ленин должен был выступать на митинге, были посланы Каплан и „хороший боевик, старый с.-р., рабочий Новиков“».

А дальше события, по Семенову, развивались так: «Ленин приехал на завод Михельсона. Окончив говорить, Ленин направился к выходу. Каплан и Новиков пошли следом. Каплан вышла вместе с Лениным и несколькими сопровождавшими его рабочими. Новиков нарочно споткнулся и застрял в выходной двери, задерживая несколько выходящую публику. На минуту между выходной дверью и автомобилем, к которому направился Ленин, образовалось пустое пространство. Каплан вынула из сумочки револьвер; выстрелив три раза, тяжело ранила Ленина. Бросилась бежать. Через несколько минут она остановилась и, обернувшись лицом к бегущим за нею, ждала, пока ее арестуют. (Думаю, что Каплан остановилась, вспомнив свое решение не бежать и овладев собою.) Каплан была арестована. На Новикова никто не обратил внимания». Семенов (Васильев) Г. Военная и боевая работа партии социалистов-революционеров за 1917–1918 гг. С. 31–35.

438

Там же. С. 34, 36; Пионтковский С. А. Гражданская война в России. Хрестоматия. С. 175–176; Судебный процесс над социалистами-революционерами (июнь — август 1922 г.). М., 2002. С. 148–161, 177, 178.

Донской Д. Д. (1883–1936), военный врач, член ЦК партии эсеров, депутат Учредительного собрания. После января 1918 г. руководил военной комиссией партии эсеров. Неоднократно арестовывался. На процессе 1922 г. приговорен к расстрелу, исполнение которого было приостановлено и поставлено в зависимость от поведения находящихся на свободе членов ПСР. В сентябре 1924 г. выслан в Нарымский край сроком на 3 года, где заведовал больницей в селе Паратель; с 1933 г. — в ссылке в Уральской области. 24 сентября 1936 г. покончил с собой в ожидании ареста. См.: Дмитрий Дмитриевич Донской. Сост. Я. А Яковлев. Томск, 2000; Бондаренко А, Красильников С. Узник Нарымского края. Жизнь и судьба Дмитрия Донского — эсера и ссыльного. // Родина. 2000. № 8. С. 64–66.

Гоц А. Р. (1882—?), в партии эсеров с 1902 г. Учился в Берлинском университете философии, с 1907 г. — на российской каторге. После февраля 1917 г. — лидер фракции эсеров Петроградского совета, член Президиума 1-го Всероссийского съезда Советов, осудил захват власти большевиками, председатель Комитета спасения родины и революции, депутат Учредительного собрания. Весной 1918 г. вошел в военный штаб «Союза возрождения» в Петрограде. В 1920 г. арестован, в 1922 г. на суде приговорен к расстрелу, замененному ссылкой в 1925 г. в Ульяновск, в 1931 г. в Семипалатинск, с 1935 г. в концлагере, в 1937 г. доставлен в Алма-Ату для допросов. В мае 1937 г. в Алма-Ате был обвинен в том, что вместе с М. И. Либер-Гольдманом и С. О. Ежовым-Цедербаумом пытался в 1935 г. «создать единую социалистическую антисоветскую партию». По всей вероятности, тогда же, в 1937 г., расстрелян. По другой версии умер в Красноярском лагере 4 августа 1940 г. // Минувшее. М., 1992. Т. 7. С. 201–202.

Тимофеев Е. М. (1885–1941), член ЦК партии эсеров с декабря 1917 г. До этого не раз арестовывался за террористическую деятельность. Весной 1918 г. вместе с И. Дашевским, В. Зензиновым и Б. Моисеенко организовал военную комиссию ЦК в Москве. В 1920 г. арестован. В 1922 г. приговорен на суде к расстрелу, замененному ссылкой. В 1925 г. Тимофеев в Коканде, затем Лубянская тюрьма, ссылка в Уральск, в 1929 г. — в Казань, затем в Самарканд. До ареста в 1936 г. написал более 10 исследований об экономике сельского хозяйства и гидрологии. Расстрелян 11 сентября 1941 г. в Медведевском лесу на окраине Орла вместе с М. Спиридоновой и др. // Известия ЦК КПСС. 1990. № 11. С. 128; Красильников С. А. Евгений Тимофеев и Макс Гельц: несостоявшийся обмен политзаключенными в 20-е годы. // Гуманитарные науки в Сибири. Новороссийск, 1994. № 2. С. 59–66.

439

ЦА ФСБ РФ, Н-1789. Стенограмма судебного процесса по делу ЦК ПСР, т. 10, л. 596. Е. М. Ратнер (1886–1931), член ЦК ПСР, в 1922 г. судом приговорена к расстрелу, замененному ссылкой в Самарканд. В 1931 г. умерла во время операции (рак) в Ленинграде. // Минувшее. Т. 7. С. 209.

И. С. Дашевский (1891–1937), член боевой группы партии с.-р., в 1921 г. вышел из партии правых эсеров. Во время суда в 1922 г. был амнистирован. На суде говорил, что он познакомил Каплан с Семеновым. В момент ареста 30 апреля 1937 г. работал замначальника сектора кадров Всесоюзного автогенного треста. Расстрелян 13 июля 1937 г. // ЦАФСБ РФ, д. 11401, т. 1, л. 312.

440

ЦА ФСБ РФ, Н-1789. Стенограмма… л. 471, 562, 563, 565, 574, 591–596,625. А. Р. Гоц рассказывал суду о том, что в середине июля 1918 г. поселился на станции Удельная под Москвой, а 30–31 июля вместе с Б. Рабиновичем поехал в Казань. 2 августа на станции Алатырь был опознан и арестован. Решил, что лучше к Дзержинскому в Москву, чем к Лацису в Казань, где был бы сразу расстрелян. За это время видел Семенова один раз. Семенов приезжал в Удельную, спрашивал об отношении к террору. Гоц сказал, что ЦК ПСР ныне за Волгой, и отправил Семенова к Тимофееву, который ведал военной работой в Москве (л. 550).

М. Я. Гендельман (1881–1938), член ЦК ПСР, на 2-м съезде Советов (25 октября 1917 г.) выступил с предложением от фракции эсеров отказаться от решения споров силой оружия. Арестован в 1921 г., суд приговорил его в 1922 г. к расстрелу, замененному ссылкой, затем тюрьмой. Расстрелян 3 октября 1938 г. Политические деятели России. 1917. Биографический словарь. М., 1993. С. 77–78.

Ф. Е. Ставская (1890–1937), эсерка, занималась террористической деятельностью, была на каторге, в 1917 г. в Крыму, жена большевика Баранченко. В 1922 г. вступила в РКП(б) по рекомендации Бухарина, Пятакова и Серебрякова. В 1937 г. перед арестом и расстрелом — директор государственной библиотеки при Историческом музее. ЦА ФСБ РФ, д. 11401, т. 1, л. 228.

Эсерка Б. А. Бабина (1894–1983) встретила Донского в Бутырской тюрьме в феврале 1922 г. и задала ему вопрос: «Как могло случиться, что эсерка Фани Каплан по заданию ЦК пошла убивать Ленина?» Донской сказал ей, что Каплан не была эсеркой, хотя он с ней и встречался: «Женщина довольно красивая, но несомненно ненормальная, да еще с разными дефектами: глухая, полуслепая, экзальтированная вся какая-то. Словно юродивая! Меньше всего мне приходило в голову отнестись к ее словам серьезно. Я ведь, в конце концов, не психиатр, а терапевт. Уверен был — блажь на бабенку напала!.. Помню, похлопал ее по плечу и сказал ей: „Пойди-ка проспись, милая! Он — не Марат, а ты — не Шарлотта Корде. А главное, наш ЦК никогда на это не пойдет. Ты попала не по адресу. Даю добрый совет — выкинь это все из головы и никому больше о том не рассказывай!“» Бабина Б. А. Февраль 1922. // Минувшее. М., 1990. Т. 2. С. 24–25, 376.

441

Обвинительное заключение… С. 110. М. Янсен пишет, что процесс развивался по сценарию: часть бывших эсеров обвинила своих бывших товарищей по партии. Суд, несмотря на отрицание обвинений, связанных с покушением на Ленина, принял версию Семенова. // Огонек. 1990. № 33. С. 16.

442

Обвинительное заключение… С. 97. Обвинение поддержали те правые эсеры, которые перешли к сотрудничеству с большевиками. Они говорили во время процесса 1922 г.:

Григорий Ратнер: До материалов, опубликованных Семеновым и Коноплевой, верил, что выстрелы в Ленина были индивидуальным актом озлобленной фанатички, причем актом, «определенно запрещенным ЦК».

Константин Буревой: По приезде в Москву из Самары в начале февраля 1919 г. слышал от Донского, что Каплан обратилась в ЦК с предложением об убийстве Ленина, причем ЦК отверг это предложение, в связи с чем Каплан вышла из партии и самостоятельно совершила преступление.

Константин Рабинович: Летом 1918 г. (июнь — август) у меня на квартире проживала Фани Каплан. Я не знал о ее причастности к боевой организации партии с.-р.

443

В. А. Новиков на допросе 15 декабря 1937 г. заявил, что в июле 1932 г. в пересыльной тюрьме во время прогулки встретил Каплан, которая числилась там под фамилией Ройд Фаня. Проверка, проведенная НКВД, ничего подобного не обнаружила. Запросы в Свердловскую и Новосибирскую тюрьмы установили, что среди заключенных Каплан ни под какими фамилиями не числилась. // Источник. 1993. № 2. С. 86–87.

444

В работах Н. Д. Костина «Суд над террором» (М., 1990. С. 4), «Кто стрелял в Ленина» (Родина. 1993. № 10. С. 64). утверждается правильность обвинительного заключения суда 1922 г. Дополнительная аргументация не приводится. Ныне можно утверждать, что многое на процессе было сфальсифицировано. Об этом подробно пишет Марк Янсен, подтверждая мнение писателя В. Шалимова о том, что во время политических процессов только «правые эсеры уходили из зала суда, не вызывая жалости, презрения, ужаса, недоумения…» // Огонек. 1990. № 39. С. 17. Янсен полагает, что процесс провалился. В защиту правых эсеров выступили М. Горький, А. Франс и другие. Флейшман Л., Хьюз Р., Раевская-Хьюз О. Горький и дело эсеров. //Дружба народов. 1990. № 12. С. 231–239. На процесс приехали представители II Интернационала, но вскоре западные адвокаты стали сомневаться в необходимости своего участия в «странном» суде. Ян сен М. Первый показательный. // Независимая газета. 1992. 4 сентября.

4 мая 1922 г. на заседании Политбюро ЦК РКП(б) была выделена тройка для «детальной разработки вопроса о защитниках с.-р.». Этот протокол подписан Сталиным. Защитниками на процессе были Бухарин, Томский, M. Н. Покровский и др., которые не столько защищали, сколько обвиняли подсудимых. О ходе процесса Сталину докладывал Бухарин, который участвовал в процессе в качестве представителя ЦК, а не был «защитником Семенова в индивидуальном порядке». Ведь это «защитник» Бухарин тогда организовал слушателей коммунистического университета имени Свердлова для устройства «кошачьего» концерта на вокзале против приезда Вандервельде и др. ЦА ФСБ РФ, д. 17358, л. 33, 34.

445

Протоколы допросов Каплан с небольшой литературно-стилистической правкой, без искажения смысла, а также показания некоторых свидетелей были изданы. К истории покушения на Ленина (Неопубликованные материалы). // Пролетарская революция. 1923. № 6–7. С. 275–285; Покушение на Ленина 30 августа 1918 г. М., 1924; 2-е изд. М., 1925; Выстрел в сердце революции. М., 1983; Покушение. // Новое время. 1987. № 33; Источник. 1993. № 2; Фондовое издание каторжного и советского следственных дел см.: Фанни Каплан. Или кто стрелял в Ленина? Сб. документов. Казань, 1995; Дело Фани Каплан, или Кто стрелял в Ленина? Изд. 2-е, исправленное и дополненное. М., 2003; и др.

В. Э. Кингисепп (1888–1922), большевик с 1906 г. В 1918 г. работал в ревтрибунале и ВЧК. С 1920 г. на подпольной работе в Эстонии. 4 мая 1922 г. расстрелян эстонской охранкой.

А. Я. Беленький (1883–1942), большевик с 1902 г., в 1919–1924 гг. — начальник охраны Ленина, член коллегии ВЧК.

446

Гиль. Показания, данные 30 августа А. М. Дьяконову, председателю Московского революционного трибунала: «Я приехал с Лениным около 10 часов вечера на завод Михельсона. Когда Ленин был уже в помещении завода, ко мне подошли три женщины. И одна из них спросила, кто говорит на митинге. Я ответил, что не знаю. Тогда одна из трех сказала, смеясь: „узнаем“. По окончании речи Ленина, которая длилась около часа, из помещения, где был митинг, бросилась к автомобилю толпа человек 50 и окружила его. Вслед за толпой в 50 человек вышел Ильич, окруженный женщинами и мужчинами, и жестикулировал рукой. Среди окружавших его была женщина-блондинка, которая меня спрашивала, кого привез. Эта женщина говорила, что отбирают муку и не дают провозить. Когда Ленин был уже на расстоянии трех шагов от автомобиля, я увидел сбоку, с левой стороны от него, в расстоянии не более 3 шагов, протянувшуюся из-за нескольких человек женскую руку с „браунингом“, и были произведены 3 выстрела, после которых я бросился в ту сторону, откуда стреляли, стрелявшая женщина бросила мне под ноги „револьвер“ и скрылась в темноте…» Тогда же Гиль поправился: женщина спрашивала, не кто говорит на митинге, а кого привез; женскую руку не с «револьвером», а «браунингом» заметил после первого выстрела. // Пролетарская революция. 1923. № 6–7. С. 277–278. Ленин приехал на завод Михельсона не в 10 ч. вечера, а раньше — в 18 ч. 30 мин. — Выстрел в сердце революции. С. 69. Гиль опровергал показания Семенова, утверждавшего, что Новиков в дверях устроил давку и Ленин вышел в пустой двор. По Гилю, никакого затора в дверях цеха не было.

2 сентября, в более развернутых показаниях, Гиль писал: «Стрелявшую я заметил только после первого выстрела. Она стояла у переднего левого крыла автомобиля. Тов. Ленин стоял между стрелявшей и той в серой кофточке, которая оказалась раненой». В двух показаниях Гиля речь шла только о женской руке, которую он увидел после первого выстрела. Лицо стрелявшей Гиль «вспомнит» много лет спустя, когда напишет воспоминания, где желаемое выдаст за действительное и где многое будет противоречить его прежним показаниям. Нельзя согласиться, например, с таким «воспоминанием» Гиля: «Раздался еще один выстрел. Я мгновенно застопорил мотор, выхватил из-за пояса „наган“ и бросился к стрелявшей. Рука ее была вытянута, чтобы произвести и следующий выстрел. Я направил дуло моего „нагана“ ей в голову. Она заметила это, ее рука дрогнула…» Гиль С. К. Шесть лет с Лениным. Воспоминания личного шофера Владимира Ильича Ленина. М., 1957. С. 18.

Оставалось недоказанным и то обстоятельство, мог ли Гиль, сидя за рулем машины со включенным мотором в заводском дворе, заполненном людьми (около 8 часов вечера), увидеть руку, которую он определил как женскую, хотя все время путал в показаниях «браунинг» с «револьвером»…

Следственный эксперимент провели 2 сентября сотрудники ВЧК Я. M. Юровский и В. Э. Кингисепп. На машине Гиля они приехали на завод. Н. Я. Иванов, председатель заводского комитета и председательствующий на митинге, рассказал: «Кингисепп попросил показать, по возможности точнее, где стояла машина, когда товарищ Ленин выходил после митинга… Я показал, а Гиль подтвердил, что машину он поставил именно здесь. Кингисепп сказал Гилю: „Поставьте машину так, как она тогда стояла“. Гиль поставил… Тогда Кингисепп спросил меня, видел ли я раненого товарища Ленина. Я видел. Я показал место, где товарищ Ленин упал… Кингисепп велел Гилю сесть за руль, а нам с Сидоровым сказал, чтобы мы встали там так, как в момент выстрела стояли Владимир Ильич и та женщина, которая о муже спрашивала. Это, объяснил Кингисепп, нужно для следствия… Мы встали. Чекист, сопровождавший Кингисеппа, сделал несколько снимков. Снимал он нас в разных положениях…» См. также: Глазунов M. М., Митрофанов Б. А. Следователь по важнейшим делам. // Советское государство и право. 1988. № 8. С. 102. Один из этих снимков сохранился в следственном деле Каплан.

В ходе эксперимента, проведенного с большим запозданием, уточнили, что стрелявшая Каплан находилась у передних крыльев автомобиля со стороны входа в помещение для митингов, что Ленин был ранен в тот момент, когда он был приблизительно на расстоянии одного аршина, т. е. менее метра от автомобиля (а не 3 шагов, как ранее утверждал Гиль), немного вправо от дверцы автомобиля. Экспериментально не проверили, мог ли Гиль вечером, примерно в 20 часов, видеть именно женскую руку. Только 2 сентября был проведен тщательный осмотр места преступления. Все говорили о трех выстрелах, но найдено было четыре стреляных гильзы. «Браунинг», из которого стреляли, был брошен под ноги Гилю, тот ногой отбросил его под машину.

И тут же в следственном деле иное утверждение. «2 сентября, — писал Кингисепп в протоколе, — ко мне явился тов. Александр Владимирович Кузнецов (живет: Москва, Щипок, 22), показал удостоверение фабрично-заводского комитета и членский билет партии коммунистов № 713 и подал письменное заявление о том, что у него находится „револьвер-браунинг“, из которого 30 августа стреляла Каплан». Кузнецов передал следователю «браунинг» № 150489 и обойму с четырьмя патронами. Он сказал, что поднял его «тотчас же по выронению его Каплан». «Браунинг» был приобщен к делу о покушении на Ленина. В заявлении Кузнецов писал о том, что «прорвался сквозь кучу людей», когда «Ленин еще лежал» (т. е. машина стояла на месте), недалеко от него было брошено оружие, из которого было сделано три выстрела. Он указал, что по прочтении 1 сентября в «Известиях ВЦИК» просьбы о возвращении «браунинга» принес его в ВЧК, хотя еще 31 августа заявил товарищам из Замоскворецкого военкомата, что оружие у него. Затем Кузнецов сообщал, что, подняв «браунинг», бросился догонять убийцу и принял участие в задержании женщины. ЦА ФСБ РФ, д. 2162, л. 53–55; Дело Фани Каплан, или Кто стрелял в Ленина? С. 227–230.

Показания Кузнецова вызывают ряд вопросов, из которых по крайней мере два представляются принципиальными: 1) Где лежал «браунинг», под машиной (Гиль) или рядом с упавшим после выстрела Лениным (Кузнецов); 2) Кузнецов принес семизарядный «браунинг» с четырьмя оставшимися в обойме пулями. Три из них поразили Ленина и стоящую рядом женщину. Как объяснить происхождение 4-й гильзы? Если согласиться с утверждением Кузнецова, то показания Гиля ставятся под сомнение и наоборот. В семизарядном «браунинге» при оставшихся в обойме 4 пулях не могло быть восемь зарядов. Следовательно, или «браунингов» было два, или стреляли не из представленного Кузнецовым «браунинга». К сожалению, в материалах следствия нет ни этих или похожих вопросов, нет и ответов на них. В следственном деле нет дактилоскопической экспертизы (отпечатки пальцев Каплан не сличались с оставленными на «браунинге»), видимо, ее не проводили вовсе. Позже, когда сравнили пули, извлеченные при операции Ленина в 1922 г. и при бальзамировании тела вождя в 1924 г., выяснилось, что они разные. Следовательно, или стреляли в Ленина двое, или из разных «браунингов». // Московский комсомолец. 1992. 19 сентября. Интервью научного сотрудника Музея Ленина в Москве Д. Малашенко. Позже следствие доказало идентичность пуль. В следственном деле Каплан есть справка санитарного отдела ВЧК на имя Кингисеппа о том, что стоявшая рядом с Лениным М. Попова имела сквозное огнестрельное ранение локтевого сустава левой руки. Но нет сведений ни о том, что у нее была извлечена пуля, ни о ее поисках на месте ранения и идентификации с пулями из обоймы «браунинга».

Гиль сообщил еще о двух заслуживающих внимания фактах. Один из них о том, как он с «револьвером» в руках кинулся к лежащему Ленину. В это время женщина, как оказалось фельдшерица, схватила его за руку, полагая, что он хочет стрелять в раненого человека. Эта фельдшерица и еще двое помогли ему положить Ленина в автомобиль. И еще. «Я опустился перед Владимиром Ильичем на колени, наклонился к нему, — вспоминал Гиль. — Какое счастье: Ленин был жив, он даже не потерял сознания.

— Поймали его или нет? — спросил он тихо, думая, очевидно, что в него стрелял мужчина». В другом варианте воспоминаний Гиль объяснил: «Он, очевидно, думал, что в него стрелял мужчина». Гиль С. К. Шесть лет… С. 19; см. рассказ Гиля в кн.: Бонч-Бруевич В. Три покушения на В. И. Ленина. М., 1930. С. 95.

Этот ленинский вопрос даже не рассматривался как следственная версия. А он, наверное, был единственным, кто мог видеть стрелявшего. Ведь первой пулей была ранена стоявшая рядом и разговаривавшая с ним женщина — М. Г. Попова. Ленин обернулся, и это спасло ему жизнь. Лечившие Ленина врачи писали об этом. Б. С. Вейсброд подчеркивал, что «лишь случайный и счастливый поворот головы спас его от смерти»; B. Н. Розанов отвечал: «Уклонись эта пуля на один миллиметр в ту или другую сторону, Владимира Ильича, конечно, уже не было бы в живых». Воспоминания о Ленине. М., 1984. Т. 3. C. 309; Т. 4. С. 184.

Степень опасности ранения была в описаниях врачей преувеличена: Ленин самостоятельно поднялся по крутой лестнице на третий этаж и лег в постель. 1 сентября врачи признают его состояние удовлетворительным. Тополянский В. Кто стрелял в Ленина? Изнанка покушения. // Литературная газета. 1993. 10 ноября.

Показания свидетелей, данные 31 августа, мало что добавили нового по сравнению с рассказом Гиля. Все они достаточно противоречивы. Все они давались после признания Каплан и исходили из того, что стреляла женщина, часто путая Каплан с Поповой, разговаривающей с Лениным. Показания свидетелей П. С. Груздева, И. И. Воробьева. М. И. Яцкевича, М. Г. Поповой, А. И. Хворова, И. Александрова, А А Сафронова, А Сухотина, Е. Мамонова, И. А. Богдевича и других опубликованы в сборнике документов «Дело Фани Каплан, или Кто стрелял в Ленина?» (М., 2003).

Следственная версия о том, что Попова имела какое-либо отношение к покушению, быстро отпала. Были допрошены все названные ею лица, ее дочери, подруги и все освобождены, засада с квартиры быстро снята. В постановлении о ее невиновности Кингисепп и Юровский писали 2 сентября: «М. Г. Попова заурядная мещанка и обывательница. Ни ее личные качества, ни интеллектуальный уровень, ни круг людей, среди которых она вращалась (тщедушный чиновник Семичев, Клавдия Московкина — забитая швейка и т. д.), не указывает на то, что она могла быть рекрутирована в качестве пособницы при выполнении террористического акта». Было указано, что побудительным мотивом ее обращения к Ленину было то, что ее дочери Нина и Ольга поехали за мукой, а она боялась, что ее отберут, в заключении говорилось: «Признать Попову лицом, пострадавшим при покушении, и лечить ее за государственный счет. Предложить СНК РСФСР назначить Поповой единовременное пособие».

Все показания сходились в одном — стреляла женщина, многие утверждали, что участвовали в ее задержании. Все свидетели писали свои показания Дьяконову после признания Каплан (они знали об этом, видели, как ее уводили), часть, видимо, хотела преувеличить свое участие в поимке террористки, другие — передавали слухи, разговоры, которыми делились ошарашенные происшедшим люди, выдавая версии за факты, ведь лица стрелявшей или стрелявшего никто не видел.

Многие заявляли о том, что они помогали задержать Каплан, и только двое показали, что это заслуга каждого из них в отдельности. Хотя показания помощника военного комиссара 5-й Московской советской пехотной дивизии С. Н. Батулина и председателя заводского комитета Н. Я. Иванова достаточно противоречивы.

30 августа, в первом варианте показаний, Батулин заявил, что был в 10–15 шагах от Ленина, когда услышал три выстрела и увидел Ленина, лежащего ничком на земле. И когда от выстрелов люди стали разбегаться, он заметил женщину, которая вела себя очень странно. На его вопрос: зачем она здесь и кто она, Каплан ответила так, как тогда в юности, во время взрыва фанаты в киевской гостинице: «Это сделала не я». Их окружили люди из толпы и стали кричать, что это она стреляла. Каплан согласилась, и, чтобы избежать самосуда, ее окружили вооруженные красноармейцы и отвели в Замоскворецкий военкомат.

Можно допустить, что Каплан покинула то место, с которого стреляла, и «призналась», испугавшись самосуда возмущенной толпы. Тем более что во втором варианте показаний, написанных 5 сентября, уже после расстрела Каплан, Батулин признал, что не слышал выстрелов, полагая, что это обычные моторные хлопки, что человека, стрелявшего в Ленина, он не видел. Теперь он писал, что увидел Каплан не на заводском дворе, а на Серпуховке, куда он выбежал в поисках террориста. Добежав до «стрелки», он заметил двух девушек, «которые, по моему глубокому убеждению, бежали по той причине, что позади их бежал я и другие люди». В это время он увидел возле дерева женщину, которая привлекла его внимание «странным видом». Она не бежала, а стояла с портфелем и зонтиком в руках. «Я спросил эту женщину, зачем она сюда попала. На эти слова она ответила: „А зачем вам это нужно?“ Тогда я, обыскав ее карманы и взяв ее портфель и зонтик, предложил ей идти за мной. По дороге я ее спросил, чуя в ней лицо, покушавшееся на тов. Ленина: „Зачем вы стреляли в тов. Ленина?“, на что она ответила: „Зачем вам это нужно знать?“, что меня окончательно убедило в покушении этой женщины на тов. Ленина».

Где же была Батулиным задержана Каплан: во дворе завода или на Серпуховке? Почему она сначала заявила, что стреляла не она, а затем «призналась»? Что здесь преобладало: испуг перед самосудом? старое правило каторжанки — тянуть время, брать вину на себя, чтобы дать убежать настоящему преступнику? ее не совсем нормальное, истеричное состояние в экстремальных ситуациях, умноженное на полуслепоту и глухоту? Наверное, ответа на эти вопросы мы не найдем никогда.

Иванов 2 сентября сообщил Кингисеппу, что видел женщину, стрелявшую в Ленина, на заводе, у стола, где продавалась литература, по внешности она напоминала ему партийную работницу. И ничего о задержании. Иванов «вспомнил» о том, как задерживал Каплан, во время процесса над эсерами в 1922 г., когда заявил, что догнал ее на улице, опознал при помощи кричащих детей возле остановки трамвая. Тогда же он рассказал и о своем вопросе в ответе Каплан: «Почему вы стреляли в нашего великого вождя? — Я сделала это как социалист-революционер». См.: У великой могилы. М., 1924. С. 90.

Этот ответ отвечал намерениям суда, и Иванов долгое время в советской историографии был человеком, задержавшим Каплан, хотя первое показание Батулина намного ближе к истине, а Иванов к задержанию скорее всего не имел отношения.

Каплан привели в Замоскворецкий военкомат, заперли в комнату, стали звонить в ВЧК. Она села на диван, ей показалось, что в ботинке гвоздь колет ногу. Она сняла ботинок, взяла со стола несколько серых конвертов со штемпелем военкомата, положила в ботинок и снова надела его. Позже будут искать ее сообщника в военкомате, не поверят, что она использовала конверты сама в виде стелек. Потом этот розыск сообщника прекратят. Более того, 1 сентября было вынесено по этому поводу специальное заключение: «1) Признать, что найденные при вторичном обыске арестованной Фани Каплан в ее ботинках служившие стельками два конверта со штампами военного комиссариата Замоскворецкого района взяты ею в этом помещении уже после ареста и обыска ее; 2) Признать посему, что не имеется никаких данных для возбуждения следствия, имеются ли соучастники Ф. Каплан в составе Замоскворецкого военного комиссариата; 3). Красноармейцам, охранявшим Каплан и допустившим, что она взяла для стелек конверты, сделать строгое замечание». На всякий случай были допрошены сотрудники военкомата Немарский, Осовский, Удотова, Легонькая. (В деле сохранились протоколы допросов и образцы конвертов. ЦА ФСБ РФ, д. 2162, л. 62–63.)

В военкомат приехал Дьяконов с чекистами Беленьким, Захаровым и Степным. Это Дьяконов приказал вторично обыскать Каплан, так как первый обыск носил поверхностный характер. В комнату на третьем этаже, где происходил обыск, вошли три женщины, у дверей поставили трех вооруженных красноармейцев. Одна из них, Зинаида Ивановна Легонькая, через год вспоминала: «Дьяконов сказал мне: „Вы обязаны исполнить поручение: обыскать женщину, которая покушалась на тов. Ленина…“ Вооруженная револьвером, вместе с двумя другими женщинами, я приступила к обыску…» Она сообщала, что в портфеле у Каплан были найдены: «„браунинг“, записная книжка с вырванными листами, папиросы, билет по ж. д., иголки, булавки, шпильки и т. д., всякая мелочь… а во время того, когда ее совсем раздевали наголо, то не могу вспомнить, нашли чего-нибудь или нет». Заметим, что Легонькая, год спустя после обыска Каплан вспомнившая о наличии «браунинга» в ее портфеле, сразу поставила несколько вопросов, на которые трудно ответить. По признаниям Гиля и Кузнецова, стрелявшая (стрелявший) бросили «браунинг», потом Кузнецов сдал его следователям. Если верить отчету Легонькой, в портфеле Каплан оказался еще один «браунинг». Отсюда вопросы: у нее их было два? Или стреляла и бросила оружие не она? Или Легонькая его придумала? Во всяком случае, в сохранившемся следственном деле нет данных о проверке этого второго «браунинга», неизвестно, стреляли ли из него и какова его судьба.

Железнодорожный билет был до Томилина, профсоюзный билет на имя Митропольской. Легонькая обыскивала и Попову.

В протоколе допроса другой женщины, Д. Бем, записано, что именно она обнаружила в ботинках Каплан стельки из конвертов военкомата, брошку, шпильки и булавки. Третья, Зинаида Удотова, свидетельствовала: «Мы раздели Каплан донага и просмотрели все вещи до мельчайших подробностей. Так, рубцы, швы просматривались нами на свет, каждая складка была разглажена. Были тщательно просмотрены ботинки, вынуты оттуда и подкладки, вывернуты. Каждая вещь просматривалась по два и по нескольку раз. Волосы были расчесаны и выглажены. Но при всей тщательности обнаружено что-либо не было. Раздевалась она частично сама, частично с нашей помощью». // Источник. 1993. № 2. С. 80–81.

После обыска в комнату вошли Дьяконов, Беленький, сотрудники Замоскворецкой ЧК Захаров и Степной, работник военкомата Осовский. Дьяконов допросил Каплан, сообщившую, что она стреляла в Ленина «по собственному убеждению». Протокол подписать отказалась, тогда, по просьбе Дьяконова, на нем расписались Батулин и рабочий А. Уваров, отметивший: «Показания Фани Каплан сделаны при мне». По указанию Петерса ее отправили на Лубянку в ВЧК. В легковой машине ее охранял чекист Григорий Александров. В карете Красного Креста отправились на Лубянку Попова и Легонькая. В ВЧК Каплан допрашивали Курский, Петерс и другие. В. Бонч-Бруевич вспоминал, что поздно ночью к нему пришел член коллегии Наркомата юстиции М. Ю. Козловский и сказал, что Каплан произвела на него «крайне серое, ограниченное, нервно-возбужденное, почти истерическое впечатление. Держит себя рассеянно, говорит несвязно и находится в подавленном состоянии». Бонч-Бруевич В. Три покушения на Ленина. С. 89.

Следствие быстро разобралось и с членским билетом № 1387 Всероссийского профсоюза конторских служащих железных дорог на имя сотрудницы отдела статистики M. М. Митропольской. Было установлено, что бланк и печать настоящие, но в списках членов союза Митропольская не значилась. Под номером 1387 был записан И. А. Юрупов. Поэтому было решено билет считать подложным. Правлению союза было указано на плохое хранение бланков. Протокол подписали Д. Курский, В. Аванесов, Я. Петерс и Н. Скрыпник.

Не успев начаться, следствие было свернуто. Оно не было завершено, на ряде показаний дата 5 сентября, к этому дню Каплан уже не было в живых. Более того, в деле сохранились пометки следователей, которым кто-то мешал вести следствие. На повторном показании Батулина от 5 сентября подпись синим карандашом Кингисеппа от 24 сентября: «Документ примечателен по своему 19-дневному странствию»; 18 сентября Н. Скрыпник писал Кингисеппу, что посылает ему два документа по делу о покушении на Ленина, «которые, очевидно, после долгого странствия по комиссии попали вчера ко мне. Если они ничего не дают нового, переправьте их обратно ко мне для приобщения к делу Ройд-Каплан». ЦА ФСБ РФ, д. 2162, л. 4, 10. Содержание документов не сообщалось.

Каплан была расстреляна в 4 часа дня 3 сентября 1918 г., если не раньше. Долгое время была жива легенда, согласно которой «милосердный» вождь сохранил Каплан жизнь. Публикация воспоминаний коменданта Московского Кремля П. Д. Малькова в известной мере рассеяла эту иллюзию. Мальков рассказал, как по указанию секретаря ВЦИК В. А. Аванесова он привез Каплан из ВЧК в Кремль и посадил в полуподвальную комнату под детской половиной Большого дворца. Аванесов же вскоре предъявил ему постановление ВЧК о расстреле Каплан.

«— Когда? — коротко спросил я Аванесова.

У Варлама Александровича, всегда такого доброго, отзывчивого, не дрогнул ни один мускул.

— Сегодня. Немедленно.

И, минуту помолчав:

— Где, думаешь, лучше?

Мгновенно поразмыслив, я ответил:

— Пожалуй, во дворе Автобоевого отряда, в тупике.

— Согласен.

После этого возник вопрос, где хоронить. Его разрешил Я. М. Свердлов:

— Хоронить Каплан не будем. Останки уничтожить без следа» (так же поступили с царской семьей в Екатеринбурге. — А. Л.). Мальков велел начальнику Автобоевого отряда выкатить из боксов несколько грузовых автомобилей и запустить моторы, а в тупик загнать легковую машину, повернув ее радиатором к воротам. В воротах гаража он поставил вооруженную охрану — двух вооруженных латышей. Сам привел Каплан, подал ей команду: «К машине!» и выстрелил. Присутствовал при этом и Демьян Бедный. Это он будет пособлять Малькову осуществлять кремацию Каплан: налить бензин в железную бочку, засунуть туда труп Каплан (без всякого медицинского освидетельствования) и поджечь бензин… А затем, почувствовав запах горелой человечины, Д. Бедный упадет в обморок. //Мальков П. Д. Записки коменданта Московского Кремля. М., 1959. С. 159–160; Огонек. 1989. № 30. С. 27.

4 сентября 1918 г. «Известия ВЦИК» сообщали: «Вчера по постановлению ВЧК расстреляна стрелявшая в тов. Ленина правая эсерка Фани Ройд (она же Каплан)». Спешили. Зачем? Кто был в этом заинтересован?

Каплан была расстреляна по постановлению ВЧК, об этом сказано в газете, подтверждено в «Еженедельнике чрезвычайных комиссий» (27 октября 1-918 г., № 6. С. 27). В последнем издании опубликован список расстрелянных, в нем Каплан значится под № 33; в том же списке в числе казненных протоиерей Восторгов, бывший министр юстиции И. Г. Щегловитов, министр внутренних дел А. Н. Хвостов, директор департамента полиции С. П. Белецкий и другие. Рядом с фамилией Каплан пометка: за покушение на тов. Ленина. Сведения о смерти Каплан есть и в алфавитном списке лиц, расстрелянных ВЧК в 1918–1919 гг., который вел чекист Г. Беленький. (В нем лишь фамилии более или менее известных лиц. Список хранится в архиве бывшего КГБ СССР.)

Но в протоколах заседаний Президиума ВЧК никаких сведений (постановлений) о расстреле Каплан не имеется. Мальков свидетельствовал, что непосредственный приказ о расстреле Каплан он получил от Свердлова и Аванесова — руководства ВЦИК, т. е. они были прежде всего заинтересованы в казни Каплан еще до завершения следствия, без суда и прочих правовых норм. В чем была эта заинтересованность — можно догадываться и предполагать, что здесь были политические мотивы, а возможно, и личные. Ведь говорил Свердлов горделиво Бонч-Бруевичу: «Вот, Владимир Дмитриевич, и без Владимира Ильича все-таки справляемся». Бонч-Бруевич В. Три покушения… С. 102.

По мнению Ю. Фельштинского, к покушению на Ленина был причастен Свердлов. Фельштинский Ю. Вожди в законе. Ленин и Свердлов. — День и ночь. // Литературный журнал. Красноярск, 1997. С. 121–142.

О. Васильев полагает, что покушение было инсценировкой, нечто вроде «поджога рейхстага», о чем было сговорено между Лениным и Свердловым. Его поразило, что организаторы покушения, Семенов и Коноплева, сами сознавшиеся в этом, практически не были наказаны и попали не под «красный», а лишь под большой террор. Он обращал внимание на то, что «следы пули на пиджаке не совпадали с ранениями на теле» Ленина. На это обратил внимание и Е. Данилов. Он пишет: «Со стороны спины на пальто (Ленина) — четыре отметины крестиками: две красные — обозначают попадание пуль, причинивших ранение, две белые — попадание, не задевшие тело (а всюду отмечают три выстрела. Откуда взялись отверстия от четвертого „выстрела“?..)…» «Посадить пули из пистолета (или револьвера) с такой кучностью боя может только твердая натренированная рука профессионального стрелка». Васильев указал на излишнюю драматизацию опасности ранения Ленина, который уже 3 сентября встал с постели, и на то, что пули, находившиеся на поверхности тела, извлекли не сразу. Васильев О. Покушение на Ленина было инсценировкой. // Независимая газета. 1992. 29 августа; Данилов Е. Тайна «выстрелов» Фани Каплан. //Звезда Востока. Ташкент, 1991. № 1. С. 122–123.

447

Б. Савинков во время суда над ним акцентировал: «Не мы, русские, подняли руку на Ленина, а еврейка Каплан. Не мы, русские, убили Урицкого, а еврей Канегиссер. Не следует забывать об этом». Не удержался и провозгласил: «Вечная слава им». Б. Савинков перед Военной коллегией Верховного суда СССР. Полный отчет по стенограмме суда. М., 1924. С. 54.

448

Slavic Review. 1989. V. 48. № 3. P. 447.

449

Труд. 1992. 3 ноября; Родина. 1993. № 10. С. 77; Известия. 1994. 4 марта; Отечественная история. 2000. № 3. С. 103; Журавлев С. Человек революционной эпохи. Судьба эсера-террориста. // Независимая газета. Приложение. 2000. 31 марта; Судебный процесс над социалистами-революционерами. Сб. документов. С. 21, 23, 620, 629, 640–642.

450

Фельштинский Ю. Вожди в законе. Ленин и Свердлов. //День и ночь. Красноярск. 1997. № 4. С. 121–142; он же. Выстрел в вождя. Участвовал ли Свердлов в организации покушения на Ленина. // Труд. 1998. 6 февраля. Выстрелы в Ленина сначала вызвали панику: Бонч-Бруевич, опасаясь нападения на Кремль, привел в боевую готовность его гарнизон, усилил караулы. Бонч-Бруевич В. Три покушения… С. 79–80. Тогда же на волне массовых протестов и призывов к отмщению было принято 5 сентября 1918 г. Постановление СНК РСФСР «О красном терроре», начались аресты и расстрелы. Н. Берберова как общеизвестные цифры назвала 31 489 арестованных ВЧК в августе — сентябре 1918 г. Из них было расстреляно 6185, посажено в тюрьмы — 14 829, сослано в лагеря — 6407, взято заложниками — 4068. Это был ответ ВЧК на выстрелы Каплан, заключала она. Берберова Н. Железная женщина. М., 1991. С. 93.

Врач Р. Донской вспоминал, как он зашел через несколько дней после покушения на Ленина в Лефортовский военный госпиталь и там во дворе анатомического театра увидел разостланный огромный брезент, на котором лежали 24 трупа с раздробленными от выстрелов в упор черепами. Вскоре привезли еще 40. «Это было самое начало террора в ответ на покушение на Ленина», — пишет он. Донской Р. От Москвы до Берлина в 1920 г. // Архив русской революции. Берлин, 1921. Т. 1. С. 195–196. Подобных описаний довольно много.

451

Спирин Л. М. Классы и партии в гражданской войне в России. 1917–1920 гг. М., 1968. С. 29, 174.

452

Цит. по: Алданов M. А. Собр. соч. в 6-ти томах. М., 1991. Т. 6. С. 517.

453

Фельштинский Ю. Брестский мир. М., 1992. С. 375–376; Чубарьян А. О. К истории Брестского мира 1918 г. Этот противоречивый XX век. М., 2001. С. 133, 137. После смерти Свердлова в марте 1919 г. его личный несгораемый шкаф не вскрывали 16 лет. Вскрыл его в июле 1935 г. нарком внутренних дел СССР и родственник Свердлова Г. Ягода. 27 июля 1935 г. он писал Сталину, что обнаружил в шкафу золотых монет царской чеканки на 108 525 руб., 705 золотых изделий, многие из которых с драгоценными камнями, чистые бланки паспортов царского образца, семь заполненных паспортов, в том числе на имя Я. М. Свердлова. Кроме того, царских денег в сумме 750 тыс. рублей. // Источник. 1994. № 1. С. 4. Это лишь подтверждает факт готовности одного из вождей к обеспечению будущего в случае неудач своих планов в России.

454

Троцкий Л. Политические силуэты. М., 1990. С. 218; он же. Портреты революционеров. Benson, 1988. С. 50, 240; Деятельность ЦК партии в документах. // Известия ЦК КПСС. 1989. № 4. С. 146. Яковлева В. Н. (1884–1941), член коллегии НКВД с марта 1918 г., «левый коммунист». Стуков И. Н. (1887–1937), в 1918 г. «левый коммунист», член Московского обкома РКП(б).

455

Paquet A. In Kommunistishen Russland Briefe aus Moskau. Jena, 1919. S. 54; Baumgart W. Deutshe Ostpolitik. 1918. Wien und M"unchen, 1966. S. 238; Ватлин А. Паника. Советская Россия осени 1918 года глазами немца. // Родина. 2002. № 9. С. 78, 81; Судебный процесс над социалистами-революционерами. Сб. документов. С. 629, 630. Бухарин протестовал 20 февраля 1937 г. в письме на имя Пленума ЦК ВКП(б) против обвинения в участии в какой-либо террористической деятельности.! В доказательство таковой, среди прочих, ему предъявили выбитые у Семенова в начале февраля 1937 г. показания, где тот «признавался» в сотрудничестве с Бухариным на террористической ниве. «Нельзя пройти мимо чудовищного обвинения меня в том, что я якобы давал Семенову террористические директивы… Здесь умолчано о том, что Семенов был коммунистом, членом партии… Семенова я защищал по постановлению ЦК партии. Партия наша считала, что Семенов оказал ей большие услуги, приняла его в число своих членов». И подчеркивал: «Семенов фактически выдал советской власти и партии боевые эсеровские группы. У всех эсеров, оставшихся эсерами, он считался „большевистским провокатором“. Роль разоблачителя он играл и на суде против эсеров. Его эсеры ненавидели и сторонились его как чумы». Материалы февральско-мартовского пленума ЦК ВКП(б) 1937 г. // Вопросы истории. 1992. № 2–3. С. 27–28.

456

В очерке Л. Овруцкого и Л. Разгона «Яков Блюмкин. Из жизни террориста» // Горизонт. М., 1991. № 11. С. 49–64; № 12. С. 52–64) биография Блюмкина дана фрагментарно, во многом со ссылками на опубликованные данные. В архиве бывшего КГБ СССР хранится написанная Блюмкиным автобиография, уточняющая многие даты и факты его жизни. Блюмкин писал в 1929 г.: «Родился в 1900 г. в марте месяце, в бедной еврейской семье. Отец мой, бывший ранее рабочим лесных фирм в Полесье, ко времени моего рождения стал мелким коммерческим служащим. Вскоре после моего рождения, в 1906 г., отец мой умер, и большая семья из 6-ти человек впала в нищету. В условиях еврейской провинциальной нищеты, стиснутый между национальным угнетением и социальной обездоленностью, я вырос, предоставленный своей собственной детской судьбе. В 1908 г., восьми лет, я был отдан в бесплатное еврейское духовное начальное училище (1-ю Одесскую талмудтору). Училище я окончил в 1913 г. С 1908 по 1913 г., все пять лет моей школьной жизни, в период летних каникул, я служил мальчиком на посылках в конторах и магазинах, за оклад от 3 до 7 рублей в месяц (контора Шифреса, магазин Перемена и т. д.). Вскоре, по окончании училища, 13 лет я был отдан в учение в электротехническую мастерскую, сначала К. Франка, затем инженера Ингера, с платой сначала 20 к., позднее 30 к. за день. Подлинно каторжные, горькие условия жизни ремесленного ученика у мелкого предпринимателя в ту эпоху настолько общеизвестны, что на них не стоит останавливаться. В связи с ними скажу лишь то, что именно к этому периоду моей жизни относится появление во мне полуюношеского классового чувства, впоследствии облекшегося в революционное мировоззрение.

За период своего учения я работал, главным образом, на частных монтажах по проводке электроосвещения, специализируясь на так называемой бергменовской проводке (трубы цинкованные, латунные). Получившись, я работал по ремонту освещения трамвайных вагонов на ночной смене в Ришельевском трамвайном парке бельгийского анонимного общества, затем помощником театрального элекротехника в русском театре. Ввиду низкой оплаты труда я во время войны, к концу ее, перешел на консервную фабрику бр. Авич и Израильсон, где работал в томатном отделении (1 р. 20 к. в день). Одновременно подготовился и выдержал экзамен в техническое училище инженера Линденера, но за отсутствием средств на учение с горечью это намерение оставил. В тот период я и связался с эсеровскими гимназистами и студенческими кружками (кружок Вишневского и Лернера). Чувствуя в себе также и, как принято выражаться, „литературное призвание“, я пописывал в журнале „Колосья“, в детской газете „Гудок“ и т. д. Разумеется, все эти годы я занимался запойным чтением, саморазвитием, посещал лекции и т. д.

Февральская революция застала меня в Одессе, когда мне было 17 лет. Я принял в ней участие как агитатор первого Совета рабочих депутатов, выступая на различных предприятиях с агитацией за присоединение к революции и посылку депутатов в Совет. В этот момент в Соснице Черниговской губернии умер мой дед, оставивший мне, как самому младшему внуку, наследство в триста рублей. Я поехал в Сосницу, получил дедовское наследство и с ним поехал в Харьков, где поступил на службу в качестве конторского мальчика в торговый дом Гольдмана и Чапко. В Харькове, к концу своего пребывания там (июль — август 17-го г.), я работал как эсер левого крыла. Затем перебрался на Волгу, сначала в Симбирск, потом в Алатырь. Был членом Симбирского Совета крестьянских депутатов, Алатырского Совета крестьянских депутатов.

Октябрьский переворот застал меня в Самаре. Вскоре я уехал в Одессу, тянуло к родным. В Одессе в самом начале 18-го я вступил добровольно в „железный отряд“ при штабе 3-й армии, сначала Румфронта, затем Украинского фронта. Вскоре был избран, тогда еще на юге существовало выборное начало, на командира этого отряда. Вместе с ним, в составе 3-й армии, под командованием П. Лазарева, оставил Одессу 12 марта и отступил в Феодосию. В Феодосии я был назначен комиссаром военного Совета 3-й армии, затем помначштаба и и. о. начштаба 3-й армии. С этой армией я проделал поход Феодосия — Лозовая — Барвенково — Славянск.

В мае 18-го года, после отступления с Украины, я попал в Москву, где поступил в распоряжение ЦК партии левых эсеров. Последний направил меня на работу в ВЧК, где я организовал и возглавлял первый отдел по борьбе с международным шпионажем до 6 июля 1918 г., когда по поручению ЦК партии левых эсеров организовал и совершил убийство германского посла гр. Мирбаха.

С июля 18-го г. по апрель 19-го г., т. е. меньше года, я скрывался, сначала на Волге, затем в Петрограде. В ноябре 1918 г. я был направлен на Украину, как член центральной боевой организации и правобережной областной боевой организации партии левых эсеров для организации убийства гетмана Скоропадского. Ноябрь, декабрь и т. д. до апреля 1919 г. я провел на Украине, принимая участие в работе нелегального киевского Совета, организуя повстанческое движение в Винницком районе, побеги коммунистам, работая в феврале — марте в качестве секретаря киевского городского комитета партии левых эсеров и т. д. В марте, по дороге в Елисаветград, я попал в районе Кременчуга в плен к петлюровцам, подвергшим меня жесточайшим пыткам. У меня вырвали все передние зубы, полузадушили и выбросили как мертвого голым на полотно железной дороги. Я очнулся, добежал до железнодорожной будки, откуда на следующий день, 13 марта, на дрезине был доставлен в Кременчуг, в богоугодное заведение. Выздоровев, я вернулся в Киев и 14 апреля 1919 г. добровольно явился в Киевскую губЧК к т. Лацису и Сорину.

Моя явка явилась результатом моего аналитического, под углом интересов социалистической революции, наблюдения событий на Украине и на Западе, интенсивно ведшегося мной со времени июльской драмы 1918 г., равно как и моего интенсивного теоретико-политического самообразования. Как видно, понадобилось лишь 9 месяцев, чтобы я понял историческую правоту большевистской линии в социалистической революции. Я был доставлен в Москву к т. Дзержинскому и 16 мая, через месяц после моей явки, амнистирован.

Левые эсеры (ЦК партии левых эсеров был в стороне от этого, затем прислал ко мне Ирину Каховскую с заявлением о полной непричастности к этому) — за мой отход организовали на меня три покушения, когда в июле месяце 1919 г. я приехал в Киев организовывать из своих друзей боевую организацию для выполнения одного боевого предприятия в тылу колчаковского фронта по предписанию ЦК РКП в лице т. Серебрякова и Аванесова. Я был полусмертельно ранен в голову. Об этих покушениях было официальное сообщение в „Известиях ВЦИК“ за июль или август 1919 г. Вслед за этим я пошел работать в ПУР, был председателем комиссии по обследованию политработы Ярославского и Московского военных округов, ездил на Восточный фронт к т. Смилге, вернувшись оттуда, пошел добровольно на Южный фронт в 13-ю армию, имея задачей организацию боевой работы в тылу Деникина. Это было в 19–20-м гг. В 1920 г. я, после десанта в Энзели, был командирован в Персию для связи с революционным правительством Кучук-хана. Там я принимал деятельное участие в партийной и военной работе в качестве военкома штаба Красной Армии, был председателем комиссии по организации персидского представительства на съезде народов Востока в Баку, захватывал власть 21 июля 1920 г. для более левой группы персидского национально-революционного движения для группы Эсанулы, больной тифом, руководил обороной Энзели. Вернувшись осенью 1920 г., я поступил в военную академию РККА, в течение обучения в ней неоднократно самомобилизуясь на внутренние фронты, на разные командные должности.

С 1920 по 1923 г. я состоял для особо важных поручений при тогдашнем наркомвоене. В тот же период сотрудничал в „Правде“ в качестве политического фельетониста. В апреле 1923 г. по инициативе т. Зиновьева, Дзержинского я был привлечен к выполнению одного высокоответственного боевого предприятия. Тогда же я перешел на работу в Коминтерн, затем ИНО ОГПУ. С 1923 по 1929 г. с перерывом на 1 год (25–26) я работал в ОГПУ, в ИНО — за границей в качестве резидента, затем в Тифлисе в качестве помощника постоянного представителя ОГПУ в Закавказье, члена коллегии Зак. ЧК, зампреда советско-персидской смешанной погранкомиссии и члена советско-турецкой смешанной погранкомиссии, главного инструктора ГВО и представителя ОГПУ в Монголии и т. д. Год (1925–1926) я работал в Наркомторге (начальник отдела организации торговли, пом. нач. ЗКУ, председатель ряда комиссий, консультант при наркоме и т. д. — одновременно).

О том, что мной было сделано по линии чекистской работы за это время, я упоминал в своем заявлении т. Агранову. Но лучше всего об этом могут сказать т. Менжинский и Трилиссер. Они знают, сколько раз я рисковал жизнью за интересы нашего дела, являющегося и моим делом. За время моего пребывания в партии я в никаких оппозициях до 1927 г. не состоял. В троцкистской же оппозиции я никакой активной фракционной работы не вел. Единственное поручение Троцкого мной выполнено не было. Мои колебания всегда шли справа налево, всегда в пределах советского максимализма. Они никогда не шли направо. На фоне всей моей жизни это показательно.

Имею 4 огнестрельных и 2 холодных ранения. Имею три боевые награды. Состою почетным курсантом тифлисской окружной пограничной школы ОГПУ и почетным красноармейцем 8-го полка войск ОГПУ (в Тифлисе). Членом партии являюсь с 1919 г., принят оргбюро ЦК». // ЦА ФСБ РФ, Н-5101. С. 174–178. В этом же деле ордер на арест Блюмкина 31 октября 1929 г., донесение сожительницы Блюмкина Елизаветы Горской Агранову. Горская сообщала о том, что Блюмкин, будучи в Константинополе, встречался с Троцким и что об этом известно Радеку и Смилге. При обыске у Блюмкина обнаружили его письмо к начальнику иностранного отдела ОГПУ М. А. Трилиссеру, в котором Блюмкин писал, что в Константинополе случайно встретил сына Троцкого Льва Седова, а затем, 16 апреля 1929 г., имел продолжительное свидание с Троцким. «Его личное обаяние, — сообщал Блюмкин, — драматическая обстановка его жизни в Константинополе, информация, которую он дал мне при беседе, — все это подавило во мне дисциплинарные соображения, и я предоставил себя в его распоряжение. Практически же, как Вы понимаете, я ничего не мог ему сделать полезного». Блюмкин отмечал, что во время работы в секретариате Троцкого он написал историю его поезда и статью о Ефиме Дрейцере, с которым служил вместе в 79-й бригаде 27-й Омской дивизии Южного фронта. Блюмкин был начальником штаба. Блюмкин взял у Троцкого два письма. Передал их Радеку, интересовался отношением к высылке Троцкого и И. Н. Смирнова.

Допрашивал Блюмкина Агранов. Тогда же, по предложению Агранова, он написал вышеприведенную автобиографию. Кроме того, сообщил, что женат, имеет сына 4 лет и на иждивении сестру, Розалию Григорьевну, с 2 детьми. Следствие продолжалось несколько дней — с 29 октября по 2 ноября 1929 г. 3 ноября 1929 г. судебная коллегия ОГПУ постановила: «За повторную измену делу пролетарской революции и советской власти и за измену революционной чекистской армии Блюмкина Якова Григорьевича расстрелять. Дело сдать в архив». Вечером 3 ноября приговор был приведен в исполнение. ЦА ФСБ РФ, Н-5101. С. 1, 18, 23–27, 158. Елизавета Горская (Зарубина) (1900–1987) позже стала признанным советским разведчиком. Звезда нелегальной разведки (Е. Ю. Зарубина). — Бережков B. И., Пехтерева С. В. Женщины-чекистки. СПб., 2003. C. 186–220.

Биография Н. А. Андреева мало известна. Вероятно, это была его не настоящая фамилия. Он был евреем и мог носить русскую фамилию лишь как псевдоним. В следственном деле «О мятеже партии левых эсеров в Москве в 1918 г. и об убийстве германского посла Мирбаха», составленном тогда же, сведений об Андрееве, человеке, смертельно ранившем Мирбаха, очень немного. На фотографии изображен человек в военной гимнастерке и с солдатским Георгиевским крестом. Блюмкин называл его своим товарищем по революции. Сохранилось его и Блюмкина внешнее описание. 6 июля 1918 г. во все милицейские участки Москвы была направлена телеграмма: «Задержать и препроводить в уголовную милицию Якова Блюмкина. Приметы: высокого роста, голова бритая, обросший черной бородой, хромой, ввиду вывихнутой ноги. Одет в зеленый френч, может быть и синий костюм. У Блюмкина могут быть бланки Чрезвычайной комиссии». И дополнение к телеграмме: «Роста Блюмкин выше среднего, черные волосы, лоб высокий, лицо бледно-желтоватое, густая круглая борода, у губ редкая. Тип еврейский. Одет в черную шляпу и синий костюм. Надлежит задержать еще Николая Андреева. Приметы: небольшого роста, рыжеватый, нос горбатый, лицо тонкое, длинное, худощавый, глаза косят. Тип еврейский». ЦА ФСБ РФ, Н-8, т. 1, л. 100. О судьбе Андреева исследователи сообщали скупо: в июле 1918 г. бежал из Москвы на Украину, где и умер от сыпного тифа. Спирин Л. М. Крах одной авантюры. М., 1971. С. 86; Велидов А. С. Предисловие к «Красной книге ВЧК». М., 1989. Т. 1. С. 28; он же. Яков Блюмкин и Лев Троцкий. // Отечественная история. 1992. № 4. С. 207–214.

457

См.: В. И. Ленин и ВЧК. Сб. док. М., 1975. С. 86, 91; Заключение обвинительной коллегии Верховного трибунала при ВЦИК по делу о контрреволюционном заговоре ЦК партии левых эсеров и других лиц той же партии против советской власти и революции. Красная книга ВЧК. Т. 1. С. 275–295; Спирин Л. М. Крах одной авантюры. С. 20; Гусев К. В. Рыцари террора. М., 1992. С. 74–75.

458

Фельштинский Ю. Г. Большевики и левые эсеры. Октябрь 1917 — июль 1918. На пути к однопартийной диктатуре. Париж, 1985; он же. Брестский мир. М., 1992.

459

ЦА ФСБ РФ, д. Н-8, в 19 томах. Комиссия вначале своей задачей поставила сбор материалов, допрос участников событий, аресты членов ЦК партии левых эсеров, т. е. исходила сразу же из признания виновными в случившемся только левых эсеров.

В первом томе находится (в копии) постановление ЦК партии левых эсеров от 24 июня 1918 г., ставшее исходным для иллюстрации террористических намерений левых эсеров. В нем указывалось на решимость ЦК партии левых эсеров организовать террористические акты в «отношении виднейших представителей германского империализма… Осуществление террора должно произойти по сигналу из Москвы, хотя это может быть заменено другой формой. Для учета и распределения всех партийных сил при проведении этого плана в жизнь партия организует бюро из трех лиц — Спиридоновой, Голубовского, Майорова». Там же, т. 1, л. 5. Публикация протокола в «Красной книге ВЧК» (М., 1989. С. 185) дана в отредактированном виде и с небольшими купюрами. Со слов адъютанта военного атташе германского посольства в Москве лейтенанта Леонгарта Мюллера, инспектор милиции Ксаверьев записал об акте покушения на жизнь посла следующее: «…Вчерашнего числа, около 3 часов пополудни, меня пригласил первый советник посольства д-р Рицлер присутствовать в приемной, при приеме двух членов из ЧК. При этом у доктора Рицлера имелась в руках бумага от председателя этой комиссии Дзержинского, которой двое лиц уполномочивались для переговоров по личному делу с графом Мирбахом. Выйдя в вестибюль с доктором, я увидел двух лиц, которых доктор Рицлер пригласил в одну из приемных (малинового цвета) на правую сторону особняка. Один из них смуглый брюнет с бородой и усами, большой шевелюрой, одет был в черный пиджачный костюм. С виду лет 30–35, с бледным отпечатком на лице, тип анархиста. Он отрекомендовался Блюмкиным. Другой — рыжеватый, без бороды, с маленькими усами, маленький, худощавый, с горбинкой на носу. С виду также лет на 30. Одет был в коричневый костюм и, кажется, в косоворотку цветную. Назвался Андреевым, по словам Блюмкина, является председателем революционного-трибунала». Далее в записи о том, как Блюмкин требовал личной встречи с Мирбахом, как состоялась встреча, во время которой посол сказал, что не имеет ничего общего со своим однофамильцем, арестованным ВЧК. Тогда Андреев обратился к Блюмкину с замечанием: «„…По-видимому, послу угодно знать меры, которые могут быть приняты против него“. По-видимому, эти слова являлись условным знаком, так как брюнет, повторив слова рыжеватого мужчины, вскочил со стула, выхватил из портфеля револьвер и произвел по нескольку выстрелов в нас троих, начиная с графа Мирбаха, но промахнулся. Граф выбежал в соседний зал и в этот момент получил выстрел на пролете пули в затылок. Тут же он упал. Брюнет продолжал стрелять в меня и д-ра Рицлера. Я инстинктивно опустился на пол, и когда приподнялся, то тут же раздался оглушительный взрыв от брошенной бомбы. Посыпались осколки бомбы, куски штукатурки. Я вновь бросился на пол и, приподнявшись, увидел стоявшего доктора, с которым кинулись в зал и увидели лежавшего на полу в луже крови без движения графа. Тут же, вблизи на полу, лежала вторая, неразорвавшаяся бомба. И в расстоянии примерно 2–3 шагов в полу — большое отверстие — следы взорвавшейся бомбы. Оба преступника успели скрыться через окно и уехать на поджидавшем их автомобиле». Там же, т. 1, л. 109–111; Красная книга ВЧК. Т. 1. С. 201–202.

В томе — опубликованные протоколы допросов сотрудников германского посольства, свидетелей покушения на посла, составленных инспектором московской уголовной милиции Ксаверьевым; описание содержимого портфеля, который Блюмкин забыл в гостиной: бумаги по делу графа Мирбаха, портсигар с несколькими папиросами, револьвер. Упомянуты и брошенные впопыхах сотрудниками ВЧК шляпы.

Дзержинский в показаниях комиссии заявил, что в середине июня получил от Карахана известие о готовившемся покушении на Мирбаха, но посчитал их шантажом. Спиридонова на допросе Шейнкману 10 июля 1918 г., еще не зная о том, что 7 июля были расстреляны 13 левых эсеров, в том числе заместитель Дзержинского левый эсер В. А. Александрович, всю вину за содеянное пытался взять на себя. «Я организовал дело убийства Мирбаха с начала до конца… Блюмкин действовал по поручению моему». Там же, т. 1, л. 157; Красная книга ВЧК. Т. 1. С. 268–269.

460

Протокол допроса В. А. Александровича 7 июля 1918 г. опубликован — Левые эсеры и ВЧК. Сб. документов. Казань, 1996. С. 100. В удостоверении на имя Журавлева, которое Александрович, видимо, сделал для себя, говорится, что он сотрудник ВЧК и имеет право на жительство в Москве и окрестностях. Тут же паспорт на имя Журавлева, потомственного дворянина. 13 июля 1918 г. комиссар ВЧК Л. Заковский, будущий ежовский палач, по поручению Петерса повторно обыскал комнату теперь уже покойного Александровича и составил акт: «Номер открыт в присутствии тов. Соколовой и швейцара. Вещи, принадлежащие Александровичу, взяты Соколовой, как книги, ткани, обувь и мелочи. Для доставления в комиссию взяты 3 паспортные книжки, несколько записок и кое-какие мелочи». 17 июля Петерс препроводил Стучке акт о вскрытии номера, в котором жил Александрович, о том, что паспорта и записки для следствия интереса не представляют, а блокнот содержит пометки о сотрудниках отряда Попова. И здесь же заключение следователя ВЧК Волкова: «Действия В. А. Александровича, которому как товарищу председателя Комиссии было оказано чрезвычайное доверие, можно назвать предательскими и провокационными, а потому полагаю по отношению к нему применить высшую меру наказания». Одновременно этим же следователем были приговорены к расстрелу бойцы отряда ВЧК С. Кулаков, А. Лопухин, В. Немцев, С. Пинегин, посланные Поповым в разведку и арестованные с оружием в руках. Их действия, как состоящих на советской службе, были сочтены предательством. ЦАФСБ РФ. Д. Н-8. Т. 9, л. 1, 14–15, 27, 39–40. Ордер 7 июля 1918 г. на первый обыск в комнате Александровича был подписан Петерсом и Ксенофонтовым. Произвел его сотрудник ВЧК Зосин. Там же, т. 7, л. 1; Красная книга ВЧК. Т. 1.С. 299. В следственном деле сохранилась записка Дзержинского: «Это ордер Александровича на машину для Блюмкина — для убийства Мирбаха. Ордер этот присоединить к делу. 12 июля 1918 г.». Там же, Т. 15, л. 28.

Странный случай «вспомнил» во время допросов с пристрастием арестованный в ноябре 1937 г. бывший командир латышской дивизии, громившей левых эсеров в Москве, И. И. Вацетис. В тюремной камере он писал очередной вариант воспоминаний о «Московском восстании 6–7 июля 1918 г.», в котором отметил: «Во время пребывания в Военной Академии Блюмкин сделал доклад о событиях 6 июля. По его словам, в принципе московское восстание планировалось весной 1918 г. На 6 июля вышли случайно, причем Блюмкин предлагал убить Мирбаха в кабинете Александровича. Блюмкин не знал, что в кабинете Александровича за ширмой спал Дзержинский, который мог слышать предложение Блюмкина. Вскоре Дзержинский встал и вышел из комнаты, ничего не сказав. Блюмкин и Александрович думали, что их арестуют, но этого не произошло». ЦА ФСБ РФ, следственное дело И. И. Вацетиса, т. 1, л. 338.

О незначительной роли Александровича в организации убийства Мирбаха писал в своем покаянии Блюмкин в апреле 1919 г., когда это ничем не угрожало уже расстрелянному его коллеге по ВЧК: «Когда пришел, ничего не знавши, товарищ председателя ВЧК Вячеслав Александрович, я попросил его поставить на мандате печать комиссии. Кроме того, я взял у него записку в гараж на получение автомобиля. После этого я заявил ему о том, что по постановлению ЦК сегодня убью графа Мирбаха». Спиридонова также оправдывала Александровича: «Мы от него скрывали весь мирбаховский акт, а другого ведь ничего и не готовилось. Он выполнял некоторые наши поручения, как партийный солдат, не зная их конспиративной сущности». См.: Открытое письмо М. Спиридоновой ЦК партии большевиков. // Родина. 1990. № 5. С. 38; Красная книга ВЧК. Т. 1. С. 299. Петерс вспоминал о допросе Александровича: «Он плакал, долго плакал, и мне стало тяжело, быть может потому, что он из всех левых эсеров оставил наилучшее впечатление». // Пролетарская революция. 1924. № 10. С. 109. «Александровичу я доверял вполне, — указывал Дзержинский, — почти всегда он соглашался со мною». Красная книга ВЧК. Т. 1. С. 260.

С. Д. Мстиславский, член ЦК партии левых эсеров, вспоминал: «На вокзале опознан был и арестован Александрович. Его, вместе с 12 первыми, еще с оружием в руках арестованными половцами, расстреляли в ту же ночь. Расстрел случайный, сгоряча, ибо все 12 отрядников только смертью своей приобщились к делу левых с.-р.: при жизни мы их имена не знали и не слыхали. Что же касается Александровича, то смерть его является подлинно трагической, он расплатился полностью за чужие дела… в рядах партии он был, несомненно, одним из наиболее близких, искренно близких большевикам людей. Он был расстрелян — не за себя». Мстиславский С. Д. Убийство Мирбаха и левоэсеровский мятеж в Москве. Июль 1918 г. Машинопись. РГАСПИ, ф. 5, оп. 3, д. 12, л. 19.

Воспоминания Блюмкина, записи Вацетиса нуждаются в проверке, хотя их направленность не вызывает сомнения. Блюмкин в 1919 г. был амнистирован и мечтал о новой чекистской карьере, которая ему удалась, хотя и за более мелкие проступки чекисты изгонялись без права далее служить в органах. Вацетис по настоянию следователя «вспоминал» все, что тому было угодно, перемешивая реальные фамилии и мифические факты. Свои мотивы оправдать Александровича были и у других мемуаристов. Возможно, Александрович был расстрелян столь быстро и беспощадно, как опасный свидетель. Чего? Видимо, это и хотели замолчать конфронтанты.

Н. В. Святицкий вспоминал об Александровиче (наст, фамилия — Дмитриевский В. А): «Крепко сложенная фигура, небольшого роста. Продолговатая сплошь лысая голова с торчащей шишкой. Жесткие черные усики, недобрые глаза… Александрович был прямолинеен и довольно невежествен. Это был человек среднего калибра и недалекого ума. Но он был фанатически предан делу социалистической революции, — шел до конца в принятых на себя обязательствах. Кроме того, он, несомненно обладал практицизмом и подпольным опытом». Святицкий Н. Война и предфевралье. / Каторга и ссылка. 1931. Кн. 2. С. 40–41.

461

Неясными остаются вопросы, связанные с указанием лица, давшего поручение Блюмкину организовать убийство посла, а также с подлинностью удостоверений, предъявленных от имени ВЧК сотрудникам германского посольства. Фельштинский полагает, что задание убить Мирбаха Блюмкин получил от члена ЦК партии левых эсеров П. Прошьяна, т. е. террористический акт был совершен не по указанию ЦК, а лишь одного из его членов. Наверное, не весь ЦК знал об этом решении, но Спиридоновой, скорее всего, оно было известно, так же, как, по свидетельству С. Д. Мстиславского, об этом знал и член ЦК В. А. Карелин. Фельштинский Ю. Г. Большевики и левые эсеры. С. 174. Мстиславский вспоминал о том, как на улице, накануне теракта, его обогнал Карелин с двумя неизвестными ему людьми, возбужденно разговаривающими. «Вероятно, — писал он, — я стал невольным свидетелем… решающего разговора ЦК с Блюмкиным и его товарищем». Мстиславский С. Д. Там же, л. 6.

Вопрос о том, кто послал Блюмкина, связан со служебным положением последнего и его личными качествами, позволившими выполнить поручение. В материалах Комиссии несколько документов: удостоверение Блюмкина от 1 июня 1918 г. на право ношения оружия — кольт № 77093; его же удостоверение № 227 на бланке ВЧК от 3 июня — Блюмкин Я. состоит сотрудником ВЧК и работает в отделе по борьбе с контрреволюцией, исполняет обязанности заведующего секретным отделом. Удостоверение подписано тов. (заместителем) председателя ВЧК Г. Д. Заксом. Удостоверение Николая Андреева от 10 июня 1918 г., который был делегирован ЦК партии левых эсеров для работы в секретном отделе ВЧК. Записка Блюмкина Заксу от 13 июня 1918 г.: в «интересах широкой и активной организации при отделе по борьбе с контрреволюцией секретного отделения прошу все попадающие к вам факты, сообщающие что-либо о немецком и союзническом шпионаже, спешно направлять в секретное отделение, комнату № 16». И подпись: зав. секретным отделением Я. Блюмкин. Выписка из протокола заседания коллегии ВЧК от 1 июля 1918 г. Слушали о подотделе Блюмкина. Постановили: «Отдел упразднить. Блюмкину дать другую работу. Личный состав подотдела оставить при контрреволюционном отделе, а если нет в этом надобности, то передать контрразведке». Подпись Ксенофонтова. ЦА ФСБ РФ, д. Н-8, т. 18, л. 173–195.

Итак, должность Блюмкина, его личная характеристика, опыт участия в боях, авантюризм и молодость соответствовали выполнению задания. Блюмкин работал в ВЧК под руководством Дзержинского и Лациса — начальника отдела по борьбе с контрреволюцией. Его отдел был расформирован 1 июля, непонятно, каким образом Лацис 6 июля выдал ему дело Мирбаха, с которым он и явился в посольство. Ведь Дзержинский в показаниях Комиссии дал Блюмкину отрицательную характеристику и сообщил, что по его настоянию тот был оставлен без должности. Лацис указал, что Блюмкин заведовал «немецким шпионажем», т. е. отделением по наблюдению за охраной посольства и «за возможною преступною деятельностью посольства». Он заявил, что «Блюмкина недолюбливал», что он у него не числился, и тут же признал, что выдал дело Мирбаха Блюмкину в 11 часов утра 6 июля. Красная книга ВЧК. Т. 1. С. 256, 261, 264. Почему это сделал крайне подозрительный Лацис? Почему обыск в квартире Блюмкина был произведен только 8 июля, хотя двумя днями раньше было известно, что именно он организовал покушение на Мирбаха и мог прятаться дома? А тут только записка, что изъяты 4 чемодана, корзина с книгами, коробка и узел с одеждой и грязным бельем. А также расписка в том, что Комиссия приняла от субинспектора В. В. Михайловского из уголовного розыска вещественные документы по делу об убийстве Мирбаха: две шляпы (забытые Блюмкиным и Андреевым в посольстве), «браунинг» за № 24300, пустая обойма, бомба разряженная, пять расстрелянных гильз, капсюли, одна пулька, портсигар кожаный, красный. ЦА ФСБ РФ, д. Н-8, т. 19, л. 6.

Надобность в установлении подделки подписей Дзержинского и Ксенофонтова на удостоверении Блюмкина и Андреева возникла к середине августа 1918 г., когда Комиссия уже работала не в полном составе (Шейнкман был расстрелян в Казани 8 августа 1918 г., когда в город вошли народоармейцы самарского Комуча). Было это связано, по-видимому, с активизацией попыток реабилитировать ВЧК и возвращением Дзержинского на должность председателя этого учреждения (Дзержинский с 7 июля по 22 августа 1918 г. формально не занимал должности чекистского руководителя).

Удостоверение за подписями Дзержинского и Ксенофонтова от 6 июля 1918 г. гласило: «Всероссийская Чрезвычайная комиссия уполномочивает его члена Якова Блюмкина и представителя Революционного трибунала Николая Андреева войти в переговоры с господином германским послом в Российской республике по поводу дела, имеющего непосредственное отношение к господину послу».

31 июля 1918 г. Ксенофонтов писал, что Кингисепп предъявил ему это удостоверение, и он заявляет: «Подпись секретаря на сем документе подложна. Я такого удостоверения не подписывал». 26 августа Стучка просил Дзержинского «изобразить несколько раз свою подпись и возвратить настоящее отношение в Комиссию с подателем сего». Тогда же Дзержинский расписался на обороте этого предписания 7 раз.

Экспертизу почерков провел Семен Иванов, мобилизованный отделом народного просвещения Московского Совета от 2-го реального училища и получивший за свою работу 100 рублей. В выводах он писал: «Сопоставляя подпись Дзержинского на указанном документе с несомненно оригинальными его подписями, я прихожу к следующим выводам: при некотором внешне общем сходстве присущая Дзержинскому плавность стиля в удостоверении не наблюдается. Переходя к деталям — обращаю внимание на букву Ф. Здесь на оригинале — незаметно точки, которой оканчивается правый овал. Буква Д также не выявляет большого тождества, но в особенности разнится буква Ж и росчерк подписи — всегда один и тот же (лишь с небольшими уклонениями) в оригинале Ъ. Принимая во внимание сказанное, я полагал бы, что подпись на удостоверении от 6 июля 1918 г. за № 1428 сделана не Дзержинским.

Сопоставляя далее подпись Ксенофонтова на том же удостоверении с рядом несомненно оригинальных его подписей, я наблюдаю следующее. Общий стиль как бы похож — плавный, уверенный. Но первая буква К на всех оригинальных подписях имеет особенность, которая в удостоверении отсутствует: опущенная круто книзу правая черта. И далее — тенденция подчеркнуть букву Т на всех подписях — здесь почему-то зачеркнута лишь в одном экземпляре (и чертой снизу). Такие типические черты редко пропускаются авторами. В результате я не мог бы в данном случае с безусловной уверенностью утверждать подлинность указанной подписи Ксенофонтова». Написано 27 августа 1918 г. ЦА ФСБ РФ, д. Н-8, т. 18, л. 201–204. Блюмкин признавал, что подпись Ксенофонтова подделал он, а Дзержинского — один из членов ЦК. Красная книга ВЧК. Т. 1. С. 299. И все-таки, учитывая тенденциозность задания, которое получил учитель правописания, а не профессионал-криминалист, а также «отработку» Блюмкиным своим признанием амнистии по отношению к нему, следует провести новую профессиональную независимую экспертизу, дабы покончить с сомнениями на эту тему. А. Я. Яковлев выдвинул версию о том, что одной из причин убийства Мирбаха чекистами было стремление скрыть следы получения денег большевиками от германского правительства. Яковлев А. Н. Сумерки. М., 2003. С. 115.

462

Красная книга ВЧК. Т. 1. С. 301. Германский дипломат Г. Хильдер писал, что Мирбах не знал России и русского языка. «Его имя едва ли было бы сегодня известно, не принеси его судьба в жертву внутренней борьбе, которая тогда разгорелась в России между только что пришедшими к власти большевиками и левыми эсерами». Wir und der Kreml. Deutsch-Sowjetisch Beziehungen. 1918–1941. Erihnerungen eines deutshen diplomaten von Gustav Hilger. Berlin, 1955. S. 12.

463

31 июля 1918 г. в Киеве эсером (левым) Борисом Донским был убит германский генерал-фельдмаршал фон Эйхгорн. Немцы казнили Донского 10 августа 1918 г. Каховская И. К. Дело Эйхгорна и Деникина (Из воспоминаний). Пути революции. Берлин, 1923. С. 193, 212. Большевистские власти и ВЧК оказались более милосердны к Блюмкину, нежели германское командование к Донскому. Подробнее о Блюмкине см.: Beлидов А. С. Похождения террориста: Одиссея Якова Блюмкина. М., 1998; Савченко В. А. Авантюристы гражданской войны: историческое расследование. М., 2000. С. 305–336.

464

Katkov G. The assassination of count Mirbach // Soviet affairs. 1962. № 3. P. 77. Советская историография долгие годы отрицала факт использования Лениным немецких денег. См.: Совокин А. М. Миф о «немецких миллионах». // Вопросы истории КПСС. 1991. № 4. С. 70–79; и др. Западные историки были убеждены в обратном. См.: Германская попытка распоряжаться Россией. Владивосток, 1918; Zeman Z. (ed.) Germany and the revolution in Russia. 1915–1918. Documents from the Archives of the German Foreign Ministry. London, 1958; Pearson M. The sealed train. N. Y, 1975; Авторханов A. All rights reserved. Франкфурт-на-Майне, 1976. Ныне этот факт признается и рядом российских историков. Кувшинов В., Григорович В. Возвращение В. И. Ленина из эмиграции в 1917 году. // Преподавание истории в школе. 1991. № 2. С. 25. Октябрьский переворот 1917 г. стоил кайзеровскому правительству около миллиарда марок. // Аргументы и факты. 1992. Август. № 29–30.

465

Zeman Z. Op. cit. P. 130–131. В. И. Старцев признавал: «В случае свободных выборов весной 1918 г. большевики провалились бы полностью… Только постоянный приток валюты (германской) давал возможность центральной власти в Москве удерживаться независимо от коллапса всей старой России». // Нева. 1991. № 3. С. 158.

466

«Чехословацкое восстание… — писал Троцкий, — выбило партию из угнетенного состояния, в котором она находилась несомненно со времени Брест-Литовского мира». Луначарский А., Радек К., Троцкий Л. Политические силуэты. М. 1991. С. 97. Фельштинский, Катков и другие исследователи широко используют для доказательства того, что Ленин разгромил партию левых эсеров, воспользовавшись убийством Мирбаха, воспоминания бывшего сотрудника советского полпредства в Берлине Г. А. Соломона и жены коминтерновца Отто Куусинена Айно Куусинен. Соломон со ссылкой на слова Л. Б. Красина писал, что Ленин использовал Блюмкина и Спиридонову для «организации политической смерти» партии левых эсеров. Айно Куусинен вспоминала: «Многие эсеры были расстреляны после того, как Ленин заявил, что убийство посла явилось прелюдией к восстанию против большевистского режима. Однако вскоре я узнала, что на самом деле эсеры не были виновны. Когда я однажды вернулась домой, Отто (Куусинен) был в своем кабинете с высоким бородатым молодым человеком, который был представлен мне как товарищ Сафир. После того как он ушел, Отто сообщил мне, что я только что видела убийцу графа Мирбаха, что его настоящее имя было Блюмкин. Он был сотрудником ЧК и вот-вот собирался уехать за границу с важным поручением от Коминтерна. Когда я заметила, что Мирбах был убит социалистами-революционерами, Отто разразился громким смехом. Несомненно, убийство было только лишь поводом, чтобы убрать эсеров с пути, поскольку они были самыми серьезными оппонентами Ленина». Цит. по: Фельштинский Ю. Г. Большевики и левые эсеры. С. 190–191; Katkov G. Op. cit. P. 93.

467

Мстиславский С. Д. Арест фракции левых эсеров 5 съезда Советов в Большом театре 6 июля 1918 г. РГАСПИ, ф. 5, оп. 3, д. 15, л. 20. По свидетельству Ж. Садуля, 4 июля 1918 г. Троцкий и Зиновьев состязались с Камковым и Спиридоновой на съезде в грубости. «И те и другие пустились в словесный садизм, который, похоже, исключил всякую возможность сближения». Садуль Ж. Записи о большевистской революции (октябрь 1917 — январь 1919). М., 1990. С. 315. Н. И. Бухарин 11 июля 1918 г. статьей в «Правде» произнес панихидную речь о партии левых эсеров: «Для того чтобы руководить политической партией, нужно нечто большее, чем сердце и слезы на мокром месте. Нужна еще голова на плечах. Этого-то, к сожалению, и не было у покойной партии».

468

В. И. Ленин назвал события 6 июля авантюрой левых эсеров, восстанием. Ленин В. И. ПСС. Т. 36. С. 527; Т. 37. С. 385. Первое заседание ВЦИК 5-го созыва квалифицировало события как «убийство Мирбаха и восстание против советской власти». Пятый созыв ВЦИК. 15 июля 1918 г. Стенографический отчет. М., 1919 г. С. 7. С резкой критикой в адрес левых эсеров выступил Я. С. Шейнкман. См. также: Зиновьев Г., Троцкий Л. О мятеже левых с.-р. Пг., 1918; Бонч-Бруевич В. Д. Убийство Мирбаха и восстание левых эсеров. М., 1927; и др.

И. А. Майоров, выступая 1 августа 1918 г. на заседании крестьянского съезда в Казани, говорил о вынужденности лево-эсеровского протеста, т. к. «новые тираны, пришедшие из Германии на смену Романовых, несмотря на заключенный в Бресте мир, самыми зверскими приемами борются с социалистическими устремлениями масс». Текст выступления Майорова был отобран у него при аресте казанскими чекистами в ноябре 1918 г. Управление ФСБ по РТ, д. 26076, л. 9. В 1922 г. были опубликованы письма из кремлевской тюрьмы, где Спиридонова и Измаилович сидели в июле — августе 1918 г. Спиридонова писала 17 июля 1918 г.: «Газеты читаем с отвращением. Сегодня меня взял безумный хохот. Я представила себе — как это они ловко устроили. Сами изобрели „заговор“. Сами ведут следствие и допрос. Сами свидетели и сами назначают главных деятелей — и их расстреливают. Ведь хоть бы одного „заговорщика“ убили, а то ведь невинных, невинных… Как их убедить, что заговора не было, свержения не было… Я начинаю думать, они убедили сами себя, и, если раньше знали, что раздувают и муссируют (слухи), теперь они верят сами, что „заговор“ (был). Они ведь маньяки. У них ведь правоэсеровские заговоры пеклись как блины». Кремль за решеткой (подпольная Россия). Берлин, 1922. С. 12–13. Ей вторил бывший левый эсер и нарком юстиции в коалиционном советском правительстве И. З. Штейнберг, когда писал: «…Объективное описание июльских событий необходимо начать с важного заявления. Несмотря на утверждение большевистской историографии, эти события не были мятежом, ни „восстанием“ против Советов; их целью не был ни захват правительственной власти левыми эсерами, ни „объявление войны Германии“. Настоящий смысл этих событий лежит в драматической попытке заставить большевистское правительство изменить его внешнюю и внутреннюю политику во имя и в интересах дальнейшего непрерывного развития революции». Штейнберг И. З. События июля 1918 г. — Из коллекции Hoover Institution Archives. USA Арестованные в ночь с 6 на 7 июля левые эсеры утверждали, что они против Ленина и Троцкого, но за Советы. РГАСПИ, ф. 5, оп. 1, д. 2568, л. 2.

469

Левые эсеры и ВЧК. Сб. документов. С. 129. Комендант Московского Кремля П. Д. Мальков сообщал в следственную комиссию 12 августа 1918 г., что он отказался удовлетворить просьбу Саблина и Спиридоновой о совместных прогулках, так как не намерен потакать их капризам. На листке Малькова надпись Кингисеппа: «Сообщить т. Малькову, что это было постановление комиссии, а не каприз арестованных». Там же. С. 130. 13 августа Стучка отклонил ходатайство Биценко, Измаилович, Колегаева о замене арестованной Спиридоновой содержания в тюрьме домашним арестом под предлогом того, что ей предъявлено обвинение и дело передается в Революционный трибунал. ЦА ФСБ РФ, д. Н-8, т. 3, л. 99.

470

Там же, л. 71–73. С 8 июля 1918 г. на кремлевской гауптвахте содержались 13 арестованных левых эсеров: Мстиславский, С. Ф. Рыбин, В. И. Хоскин, Д. Д. Шляпников, Спиридонова, Измаилович, В. И. Егошин, Н. Б. Гаврилов, П. П. Петров, И. Г. Петров, Я. С. Базарный, М. Г. Булочников, И. Н. Николаев. К 12 июля — осталось 6: Гнутиков, Жеблюнок, Измаилович, Мстиславский, Спиридонова, Саблин. К 11 июля было арестовано 260 человек, из них 108 — в Бутырской тюрьме, 4 — в Таганской, 66 освобождены. Там же, л. 81, 84, 131.

471

Рыбаков А. М. Проблемы насилия и террора в Октябрьской революции и гражданской войне: левоэсеровская альтернатива. М., 1993. Автореф. канд. диссерт. С. 21. Попытка Рыбакова представить А. Биценко тем членом ЦК партии левых эсеров, которая дала указание Блюмкину убить Мирбаха, недостаточно аргументирована. Дзержинский, приехав в отряд Попова, объявил главными заложниками по этому теракту Прошьяна и Карелина. Именно Прошьяна назвал «главным вдохновителем и организатором убийства Мирбаха» его первый биограф. Буковский-Жук И. Первое дело Проша Прошьяна. // Каторга и ссылка. 1928. № 6. С. 171; Леонтьев В. Предисловие к кн.: Партия левых социалистов-революционеров. Док. и материалы. М., 2000. Т. 1. С. 29.

472

Вацетис И. Выступление левых эсеров в Москве (воспоминания). // Война и революция. 1927. № 10–11; он же. Гражданская война. 1918 г. Память. Исторический сборник. М., 1977; Париж, 1979. Вып. 2; он же. Мятеж левых эсеров в июле 1918 г. Латышские стрелки в борьбе за советскую власть в 1917–1920 гг. Восп. и док. Рига, 1962. Последний вариант воспоминаний Вацетис писал в тюрьме в декабре 1937 г. — январе 1938 г.

473

См.: Латышские стрелки… С. 19; Спирин Л. М. Указ. соч. С. 61; ЦА ФСБ РФ, д. Н-8, т. 15, л. 246.

474

Память. С. 15, 16. В тюремных воспоминаниях Вацетис писал по настоянию следователя, стремящегося обвинить его в немецком шпионаже, что 7 июля 1918 г. он написал статью в «Известия Наркомвоена», в которой призывал сохранять спокойствие и не поддаваться агитации поджигателей войны против Германии. Эта статья понравилась германскому посольству, которое боялось погромов. Он же, по указанию Свердлова, послал роту латышских стрелков для охраны посольства. Через день он встретился с сотрудником германского посольства Шубертом, который говорил ему о роли Германии в восстановлении России, о том, что Германия готова помочь Троцкому победить. В августе 1918 г., когда Вацетис прибыл в Москву из взятой народоармейцами Казани, он снова встретился с Шубертом. Тот был озабочен падением авторитета немцев в России и предлагал сделать так, чтобы белые взяли Москву, а немцы бы помогли красным ее освободить. Вацетис отверг эту авантюру. В октябре 1918 г. состоялся еще один разговор Вацетиса с Шубертом о возможности захвата власти в Москве Троцким и т. д. Вацетис приходил к выводу, что Троцкий — германский шпион (?!). Фраза Вацетиса о восстании левых эсеров в тюремных воспоминаниях звучала так: «Известное в истории гражданской войны московское восстание, происшедшее 6–7 июля 1918 г., было организовано троцкистами в союзе с левыми эсерами и левыми коммунистами». Вацетис был расстрелян 28 июля 1938 г. ЦА ФСБ РФ, д. Р-23497, л. 11, 19, 23, 319. Если последние воспоминания были им фальсифицированы по указанию следователя, то и первые испытали на себе политическую конъюнктуру.

475

30 августа 1918 г. Троцкий получил телеграмму Ленина в Свияжск, в которой ему предлагалось принять «особые меры против высшего командного состава». Ленин предлагал объявить Вацетису (главком Восточного фронта республики) и другим, что они будут отданы под суд и расстреляны в случае затягивания и неуспеха военных действий под Казанью. К счастью для них, Казань красные взяли 10 сентября 1918 г. и репрессий не последовало. The Trotsky papers. London-Paris, 1964. T. 1. С. 116. В начале июля 1919 г. Вацетис был арестован по подозрению в том, что вместе со своими адъютантами, бывшими офицерами, готовил заговор. Вацетис был до этого главнокомандующим всеми вооруженными силами республики. Следствие вел начальник Особого отдела ВЧК И. П. Павлуновский. Вскоре он сообщил, что «следствию не удалось установить формальной связи бывшего главкома Вацетиса с белогвардейской организацией Полевого штаба». 7 октября 1919 г. Президиум ВЦИК дело Вацетиса прекратил, но «предложил ВЧК установить за Вацетисом тщательный надзор». Надзор ВЧК установлен был и за его бывшими адъютантами. РГАСПИ, ф. 17, оп. 3, д. 36, л. 5. С ноября 1919 г. Вацетис стал преподавать в Военной академии и от практической военной работы отошел. Его полная реабилитация состоялась лишь 5 апреля 1957 г. ЦА ФСБ РФ, д. Р-23497, л. 492–507; В. И. Ленин и ВЧК. С. 226. О военной деятельности Вацетиса см.: Голубев А. В. Первый советский главком И. И. Вацетис. // Военно-исторический журнал 1972. № 2. С. 73–83.

476

На заседании ЦК РКП(б) 19 мая 1918 г. И. Т. Смилга говорил о массовых расстрелах финских красногвардейцев, жестокостях, сообщил, что следует в ответ расстрелять арестованных в Питере белых. Решили в связи с нецелесообразностью момента от массовых расстрелов воздержаться, но нескольких человек расстрелять. Официально сообщить, что «на расстрелы наших будем отвечать репрессиями против белогвардейцев». // Известия ЦК КПСС. 1989. № 4. С. 147.

477

Красная книга ВЧК. Т. 1. С. 260; Разгон А. И. ВЦИК Советов в первые месяцы диктатуры пролетариата. М., 1977. С. 274–275; Протоколы заседаний ВЦИК 4-го созыва. Стенограф, отчет., М., 1920. С. 439–441.

478

Б. Д. Камков, член ЦК партии левых эсеров, говорил на V съезде Советов: «Тов. Ленин из всех книжек, которые он давно прочитал и которые заставили его предлагать отрезки крестьянам, вспомнил, что есть беднейшие и трудовые крестьяне, что с беднейшими надо быть в полном контакте, а с трудовыми — в дипломатических отношениях, в каких вы находитесь с Мирбахом. И наша партия, которая знает трудовое крестьянство, утверждает, что это деление есть искусственное деление. Мы вам открыто заявляем, что не только ваши отряды, но и ваши комитеты бедноты мы выбросим вон за шиворот». // Пятый Всероссийский съезд Советов рабочих, крестьянских и казачьих депутатов. Стенографич. отчет. М., 1918. С. 74.

479

В объяснении командира отряда ВЧК левого эсера Д. И. Попова это звучало так: «Мы не против советской власти, но такой, как теперь, не хотим. Теперешняя власть — соглашательская шайка во главе с Троцким и Лениным, которые довели народ до гибели и почти ежедневно производят аресты и расстрелы рабочих. Если теперешняя власть не способна, то мы сделаем, что можно будет выступить против германца». Красная книга ВЧК. Т. 1.С. 237. ЦК партии правых эсеров отреагировал на события 6 июля 1918 г. в Москве заявлением: «Не признавая в лице советской власти законной государственной власти России, партия социалистов-революционеров никогда не признавала и Брестского мира, заключенного с Германией советской властью от имени страны». Правые эсеры были против убийства посла и считали, что выступление левых эсеров внесло раскол в «единые до сих пор советские ряды», превратив съезд Советов в съезд правительственной партии. // Отечественная история. 1993. № 1. С. 168–169.

480

См.: Попов H. Н. Очерки истории ВКП(б). M. -Л., 1929. С. 254, 261.

481

Представительство левых эсеров на VI–VIII Всероссийских съездах Советов было символическим. На VIII съезде (декабрь 1920 г.) было 2284 коммуниста и 2 левых эсера с совещательным голосом. Восьмой Всероссийский съезд Советов рабочих, крестьянских, красноармейских и казачьих депутатов. Стенографич. отчет. М., 1921. С. 293. Возникновение в июле-августе 1918 г. из бывших левых эсеров партии народников-коммунистов (Г. Д. Закс) и революционных коммунистов (A. Л. Колегаев, А. М. Устинов) не играли особой оппозиционной роли, и в 1918–1920 гг. большинство из них вступило в РКП(б), их партии перестали существовать.

482

Обвинитель на суде Н. В. Крыленко говорил в отсутствие обвиняемых. По его мнению, партия левых эсеров умерла, судят лишь вредных отдельных лиц. // Известия ВЦИК. 1918. 28 ноября.

483

Судьбу партии левых эсеров можно сравнить лишь с судьбой многих представителей «ленинской гвардии», которые расстреливали сначала своих сподвижников по революции, а затем сами с оставшимися в живых погибли в годы большого террора. Следственные дела бывших лидеров партии левых эсеров — свидетельства человеческой трагедии.

Спиридонова была вновь арестована чекистами 18 февраля 1919 г. Ее поместили снова в здании кремлевской гауптвахты, остальных, более 50 арестованных вместе с нею эсеров, отправили в Бутырскую тюрьму. В письмах из заключения Спиридонова называла Бухарина «доносчиком». ЦК партии левых эсеров протестовал против арестов Спиридоновой и Штейнберга, чьи выступления пользовались «огромным успехом на рабочих митингах Москвы». Спиридонова заболела, была переведена в больницу, а 3 апреля 1919 г. стало известно о ее побеге с помощью чекиста Н. С. Малахова, 22-летнего крестьянина из Рязанской губернии. Около года Спиридонова жила в Москве под фамилией Ануфриева. В октябре 1920 г. Спиридонова опять арестована. К этому времени среди левых эсеров произошел раскол. Группа во главе со Штейнбергом заявила о своей легализации и прекращении борьбы с большевиками. Спиридонова была непримирима. Она долго в тюремной больнице болела тифом. Затем чувствовала себя плохо. 19 апреля 1921 г. Дзержинский предложил ее охранникам связаться с врачебным руководством (Семашко, Обух) для помещения Спиридоновой в психиатрический санаторий, «но с тем условием, чтобы оттуда ее не украли или не сбежала. Охрану и наблюдение надобно бы сорганизовать достаточную, но в замаскированном виде… Когда найдете таковую и наметите конкретный план, доложите мне». Ее выпустили 16 сентября 1921 г. по решению Политбюро ЦК за подписью В. М. Молотова и Президиума ВЧК под поручительство Штейнберга и И. Д. Баккала, левых эсеров, заявивших о своей лояльности к большевикам. Сохранилась их рукописная расписка от 16 сентября 1921 г.: «Мы, нижеподписавшиеся, даем настоящую подписку секретному отделу ВЧК о том, что мы берем на свои поруки Марию Александровну Спиридонову, ручаясь за то, что она за время своего лечения никуда от ВЧК не скроется и за это же время никакой политической деятельностью заниматься не будет. О всяком новом местонахождении больной Спиридоновой мы обязуемся предварительно ставить в известность СО ВЧК».

Штейнберг увез Спиридонову, Майорова и Измаилович на малаховскую дачу, но вскоре сам уехал за границу. Его попытка вывезти Спиридонову не увенчалась успехом. Спиридонову арестовали, отправили в ссылку в Самарканд, где она жила до 1928 г. Затем она жила в Москве и Ялте, лечилась от туберкулеза. В 1931 г. ссылка в Уфу, работа экономистом в кредитно-плановом отделе Башкирской конторы Госбанка. В Уфе ее арестовали 22 февраля 1937 г… как «активного руководителя контрреволюционной эсеровской организации». На первом допросе она сообщила, что у нее с Майоровым есть сын Лева, живущие в Тамбове три сестры, что в Уфе с нею вместе жили А. А. Измаилович и И. К. Каховская, что никакой контрреволюционной работы она не вела. Когда же от нее потребовали признания о существовании всесоюзной эсеровской организации, она объявила голодовку.

2 мая 1937 г. следователь Башкирского НКВД лейтенант Михайлов рапортовал наркому внутренних дел Башкирии майору Баку: «Доношу, что во время допроса обвиняемой Спиридоновой М. А. последняя отказалась отвечать на прямые вопросы по существу дела, наносила оскорбления по адресу следствия, называя меня балаганщиком и палачом. На категорическое мое предложение Спиридоновой прекратить безобразие и отвечать на вопросы следствия — она встала со стула и демонстративно вышла из кабинета. Будучи возвращена в кабинет, Спиридонова бросила в меня прессом и, повернувшись ко мне задом, прекратила отвечать на вопросы. На неоднократные предложения Спиридоновой повернуться ко мне лицом и сесть для продолжения допроса она стала кричать „сажайте сами“ с явной тенденцией к провокации следствия. Учитывая упорство Спиридоновой и ее нежелание подчиниться следствию, мною был вызван дежурный надзиратель Гутовский, коему я предложил посадить Спиридонову на стул, причем это, как исключительная мера, было проделано совершенно корректно. При нажиме на Спиридонову она почти каждый раз бросает по моему адресу следующие эпитеты: „хорек, фашист, контрразведчик, сволочь“ — о чем и ставлю вас в известность». Спиридонова была этапирована в Москву, приговорена к 25 годам заключения и была расстреляна 11 сентября 1941 г. в Орле. ЦА ФСБ РФ, д. Н-685, т. 2, л. 68, 119; д. Н-13266,т. 1, л. 1, 5, 11; Кремль за решеткой. С. 26; Steinberg U. Spiridonova — revolutionary terrorist. L., 1935; Гусев К. В. Эсеровская богородица. М., 1992.; Лавров В. М. Мария Спиридонова: террористка и жертва террора. М., 1996.

Ю. В. Саблин (1897–1937), после амнистии 29 ноября 1918 г. руководил на Украине повстанческими отрядами против Петлюры, в ноябре 1919 г. стал членом РКП(б). В РККА командовал бригадой и дивизией, был награжден двумя орденами Красного Знамени, четыре раза ранен. По службе характеризовался как человек «сильной воли». Был арестован 25 сентября 1936 г. как член «троцкистской организации». Был расстрелян 20 июня 1937 г., реабилитирован 12 декабря 1956 г. ЦА ФСБ РФ, д. 5802.

A. Л. Колегаев (1887–1937), в ноябре 1918 г. вступил в РКП(б), в 1934–1936 гг. — управляющий треста «Уралцветмет». Арестован в Свердловске 22 декабря 1936 г. Расстрелян 22 марта 1937 г. Реабилитирован 3 октября 1957 г. ЦА ФСБ РФ, д. 23596.

B. А. Карелин (1891–1938), после 6 июля бежал на Украину и там готовил отряды для борьбы против немцев и Петлюры. В феврале 1919 г. арестован в Харькове чекистами, отправлен в Москву. На допросе 5 апреля 1919 г. заявил, что «после июльских событий в Москве перешел на нелегальное положение и на суд не явился, считая, что постановка всего дела об убийстве Мирбаха делала для меня явку необязательной. На нелегальном положении оставался все время до отъезда на Украину». В октябре 1919 г. был освобожден Лацисом. Вновь арестован в апреле 1921 г. ЦА ФСБ РФ, д. Р-28445. Затем в ссылках. Арестован 26 сентября 1937 г., расстрелян 22 сентября 1938 г. Реабилитирован 3 июля 1993 г. ЦА ФСБ РФ, д. 35853.

И. А. Майоров (1891–1941), после 6 июля вернулся в Казань, был арестован, в начале ноября 1918 г. этапирован в Москву. Амнистирован. В октябре 1919 г. вновь арестован в Москве на улице. Заявил, что является членом ЦК левых эсеров. От всех других показаний отказался. Среди отобранных у Майорова рукописей — текст «Основных положений по организации партии» с подписью «Непримиримый». В них говорилось, что левые эсеры пережили три периода в своем развитии: до октября 1917 г. — группы, не спаянные между собой, период создания партии государственного типа и, наконец, нелегальное существование. В июне 1922 г. Майоров находился в Таганской тюрьме, затем его перевели в Лефортовскую и выпустили. Он писал: «Числа 15 августа я был выпущен начальником московской Лефортовской тюрьмы на волю, как отбывший срок (трехгодичный) наказания по приговору революционного трибунала РСФСР. А через 8–9 дней меня вновь арестовали на улице города Москвы, несмотря на то что я предъявил свой документ (даденный мне начальником Лефортовской тюрьмы). Всю эту неделю я жил на воле легально, никакой политической работой не занимался, был болен и собирался ехать на родину. Полагаю, что причиной моего ареста было мое освобождение, и только я думаю, что меня будут теперь держать без всякого следствия. Или сошлют. Но я ничего против этого не возражаю, а лишь протестую против тех условий, в каких меня держат сейчас, после 3 лет заключения. С пороком сердца, измученный, больной, сижу в полуподвальном этаже, в каморке без окон. 3 шага в длину и два поперек, на заперта, голодный (я вегетарианец и тюремного не ем), без белья, без полотенца, без, мыла, без книг и т. д. Один, без товарищей… в самых гнусных условиях. Жить здесь нельзя. Поэтому я очень вас прошу перевести меня или в Бутырки, или в Лефортово на общесоциалистический режим. Я вас прошу, не требую и не объявляю голодовку. Если вы не удовлетворите моей просьбы, я должен буду покончить с собой». Это заявление в ГПУ от 30 августа 1922 г. привело к тому, что Майоров был 7 сентября освобожден под подписку о невыезде. Затем были ссылки, женитьба на Спиридоновой, арест вместе с ней в 1937 г. и расстрел 11 сентября 1941 г. ЦА ФСБ, д. Р-28543. Реабилитирован 29 марта 1990 г. ЦА ФСБ РФ, д. Р-39280.

Б. Д. Камков (Кап, 1885–1938), доктор права, окончил Гейдельбергский университет, член ЦК партии левых эсеров в 1918–1920 гг. С 1925 г. называл себя беспартийным, был членом ВЦИК в 1917–1918 гг. В 1920–1937 гг. сидел в Челябинском и Ярославском изоляторах, был в ссылке в Челябинске, Твери, Воронеже и Архангельске. В Архангельске находился с 1932 г., работал экономистом-статистиком в «Союзмехторге». Там же был арестован 5 февраля 1937 г. На допросах заявил, что до 1922 г. партия левых эсеров боролась за власть, имела нелегальную типографию, паспортное бюро, позже связь с массами потерялась и партия оказалась банкротом. Переписывался со Спиридоновой, но это были личные письма. В 1926 г. пришел к выводу, что «партия л. с.-р. в силу целого ряда причин прекратила свое существование как социально-политическое образование и что оставшиеся, разбросанные отдельные лица, бывшие членами этой партии, больше партии не составляют». Судили Камкова в Москве 29 августа 1938 г. Камков заявил о своей невиновности. 29 августа 1938 г. его расстреляли. Реабилитирован 27 апреля 1992 г. В следственном деле показания сокамерника Камкова по Бутырской тюрьме Брюханова, который позже сообщал, что Камков все полит. процессы, начиная с шахтинского, называл инсценировками. Камков обвинял Ленина в уничтожении демократии в стране и называл случившееся в России «калмыцким социализмом». О Конституции 1936 г. он говорил, что ее введение означало «начало страшного разбоя внутри страны, ибо конституция невозможна при сохранении диктатуры и террора». На допросе по делу Бухарина Камков не подтвердил ложных показаний Карелина. ЦА ФСБ РФ, д. Р-42103.

В. Е. Трутовский (1889–1937), член ЦК партии левых эсеров. После 6 июля 1918 г. на нелегальном положении. Жил в Москве под фамилией Акин Владимир Иванович, поступил в Петровскую (Тимирязевскую) академию учиться. Одновременно писал книгу «Социализм и крестьянство». Закончил ее в тюрьме, обсуждал в камере в 1922 г. с Майоровым. Затем были ссылки. Арестован 6 февраля 1937 г. в Алма-Ате, где работал бухгалтером в типографии. В камере написал краткую историю партии левых эсеров. О событиях 6 июля 1918 г. в Москве рассказал следующее: после выхода из СНК «наши отношения с коммунистами заметно охладели, причем создание комбедов и реквизиции хлеба вызывали все большее давление на ЦК со стороны низовых организаций, в сторону разрыва с коммунистами». Левые эсеры стали готовить «взрыв» Брестского мира. В прифронтовой полосе стали создаваться партизанские отряды. В Москве был организован штаб под руководством матроса Балтфлота Шишко. Как только началось наступление немцев на Украину, секретное заседание ЦК (Натансон, Спиридонова, Прошьян, Трутовский, Фишман, Колегаев, Измаилович) решило приступить к подготовке терактов против Вильгельма II и Гинденбурга, установить связь со спартаковцами. Деньги собирались из взносов от продажи литературы и государственных субсидий. В 1918 г. часть средств была переправлена за границу, в Швейцарию. Ими мог распорядиться Натансон, а после его смерти — Штейнберг.

Решили убить Мирбаха и развить партизанское движение против немцев. Блюмкин был избран как исполнитель, потому что вел дело племянника Мирбаха по обвинению в шпионаже и ему было легче проникнуть в германское посольство. Отряды в Москве и Питере пополнялись боевиками с мест и финнами, бежавшими от Маннергейма. Анархисты левых эсеров не поддержали, т. к. помнили, как те их разоружали. Июльское выступление было неожиданным и на местах не поддержано. В штабе, когда стало ясно о провале, каждому дали по 500 р. и предложили уехать на юг. Сначала ушли боевики, затем вывели раненого Блюмкина, последним ушел Прошьян.

Судили Трутовского в Алма-Ате 4 октября 1937 г. и в тот же день расстреляли. Реабилитирован 13 августа 1990 г. ЦА ФСБ РФ, д. 9195, т. 1.

484

Троцкий Л. Д. Что такое СССР и куда он вдет? Париж, б. г., С. 218, 229.

485

Ленин В. И. ПСС. Т. 35. С. 135, 138; подробнее см.: Думова Н. Г. Кадетская контрреволюция и ее разгром. М., 1982.

486

См.: Шапиро Л. КПСС. London, 1975. С. 298. Солженицын А. Архипелаг ГУЛАГ. // Новый мир. 1989. № 9. С. 160. Большинство советских историков в гибели партий обвиняют самих меньшевиков и эсеров: не надо было бороться с большевиками, надо было их поддерживать. Большевики правы в своих расправах с политическими противниками. Эта идея в разных вариантах является главной для этих исследований. См.: Гусев К. В. Партия эсеров: от мелкобуржуазного революционаризма к контрреволюции. М., 1975; Канев С. Н. Октябрьская революция и крах анархизма. М., 1974; Подболотов П. А., Спирин Л. М. Крах меньшевизма в Советской России. Л., 1988; и др. Лишь в последнее время стало высказываться сожаление о физической расправе над отдельными лидерами социалистических партий. См.: Гусев К. В. Эсеровская богородица. М., 1992; и др.

487

Захват большевиками власти 25 октября 1917 г. меньшевики и эсеры (правые и центра) не признали правомерным. Ю. О. Мартов отмечал: «В качестве марксистской рабочей партии РСДРП отнеслась отрицательно к перевороту 25 октября». Mартов Л. Линия социал-демократии. / Вопросы социал-демократической политики. М. — Пг., 1920. Вып. 1. С. 3. Он уже в конце декабря 1917 г. увидел, что большевики строят «„окопно-казарменный“ квазисоциализм, основанный на всестороннем „опрощении“ всей жизни, на культуре даже не „мозолистого кулака“, а просто кулака, что чувствуешь себя как будто бы виноватым перед всяким культурным буржуа… Мы идем — через анархию — несомненно к какому-нибудь цезаризму, основанному на потере всем народом веры в способность самоуправляться». Мартов и его близкие. Нью-Йорк, 1959. С. 48–49. Мартов видел в большевизме «склонность к решению всех вопросов политической борьбы, борьбы за власть, методами непосредственного применения вооруженной силы». Мартов Ю. О. Мировой большевизм. Берлин, 1923. С. 13. Он считал, что «путь большевизма для пролетариата гибелен». Мартов и его близкие. С. 82. Ф. И. Дан как председатель ВЦИК, открывший II съезд Советов 25 октября 1917 г. и передавший руководство съездом большевику Л. Б. Каменеву, в своей книге «Происхождение большевизма. К истории демократических и социалистических идей в России после освобождения крестьян» (Нью-Йорк, 1946) отмечал, что советская власть, ведомая большевиками, быстро превратилась в диктаторскую и террористическую. По мнению В. М. Чернова, большевики устроили «контрреволюционный переворот». Они, полагал он, болели «гипнозом власти» и установили «отвратительную полицейщину».

488

Ленин В. И. ПСС. Т. 37. С. 222.

489

РГАСПИ, ф. 5, оп. 1, д. 2565, л. 1. Идею ареста Чернова и др. поддержали тогда же нарком юстиции и госимуществ эсеры И. Штейнберг и В. Карелин. Там же, л. 2.

490

Исторический архив. 1993. № 3. С. 146. Петров M. Н. Советская историография возникновения и краха меньшинства партии эсеров. // Великий Октябрь и непролетарские партии. М., 1982. С. 49–57.

491

VII Всероссийский съезд Советов… С. 68–71; VIII Всероссийский съезд Советов… С. 45–51; ЦА ФСБ РФ, ф. 1, оп. 1, д. 5, л. 52; РГАСПИ, ф. 5, оп. 1, д. 2565, л. 23.

492

Ф. И. Дан был выслан за границу в 1922 г.; Ю. О. Мартов уехал за границу в 1920 г.; тогда же покинул пределы России и В. М. Чернов. Подробнее об этом см.: Павлов Д. Б. Большевистская диктатура против социалистов и анархистов. 1917— середина 1950-х годов. М., 1999; и др.

493

Из бывших меньшевиков только А. Я. Вышинский и И. М. Майский сумели занять видные посты в советское время. Первый стал генеральным прокурором СССР, второй — послом в Англии.

494

И. М. Майский (1884–1975), вступивший в 1921 г. в РКП(б), писал Луначарскому 20 февраля 1920 г. о том, что в 1918 г. считал большевиков «безумными мечтателями», а «советскую диктатуру — насилием». Потому Майский-меньшевик стал министром труда самарского Комуча. Приход к власти Колчака означал для него, что «реакция съела демократию». Он убедился в правильности основной политики большевиков и потому хотел работать на советскую власть. РГАСПИ, ф. 2, д. 12945, л. 1–3.

495

РГАСПИ, ф. 2, д. 10728, л. 6; Меньшевики в советской России. Сб. документов. Казань, 1998. С. 51–55; Меньшевики в 1919–1920 гг. М., 2000. С. 230–237.

496

РГАСПИ, ф. 2, д. 9102, л. 1,4–5; д. 10382, л. 2. Н. Суханов телеграфировал 22 мая 1920 г. Ленину, Троцкому и Дзержинскому о том, что в Екатеринбурге арестованы все меньшевики, кроме него. Потому он слагает с себя обязанности члена Совета трудовой армии и просит дать ему направление на неправительственную работу. РГАСПИ, ф. 17, оп. 84, д. 45, л. 27. Когда Ленин узнал, что среди избранных депутатов Моссовета (февраль 1920 г.) 40 меньшевиков, в том числе Дан и Мартов, он сообщил председателю совета Л. Б. Каменеву: «По-моему, вы должны „загонять“ их практическими поручениями». Дан — санучастки, Мартов — контроль за столовыми. // РГАСПИ, ф. 2, д. 15680, л. 1; Ленин В. И. ПСС. Т. 51. С. 150.

497

М. Л. Коган-Бернштейн, один из лидеров партии правых эсеров, сторонник поисков сотрудничества с большевиками, был расстрелян в сентябре 1918 г. красноармейцами. Коган-Бернштейн М. Л. М., 1922. С. 61, 100. В конце января 1919 г. Ленину телеграфировали из Самары о явке с повинной бывшего городского головы, правого эсера А. М. Смирнова, который заявил о своем намерении служить советской власти. Его арестовали и приговорили к расстрелу. Ленин потребовал проверки причин приговора. РГАСПИ, ф. 2, д. 8446, л. 1, 2. Н. Мещеряков, выступая в «Правде» (12 февраля 1919 г.), резко осудил правых эсеров за попытку найти «третий путь» в революции. По его мнению, во время революции верно положение: «Горе сердцам страшливым и рукам слабым, горе грешнику, ходящему по две стези».

498

В журнале «Народ» (органе Центрального организационного бюро меньшинства партии социалистов-революционеров, 6 декабря 1919 г., № 1) сообщалось о том, что в Уфе, после захвата города колчаковцами, к квартирмейстеру Уфы генералу Нарышкину обратился кооператор с предложением выпустить газету. Генерал заявил: «У вас в кооперативах — гнезда социалистов, говорить с вами я буду мало: чуть что — к стенке. Пока я не убрал двух прохвостов — Фомина и Маевского, мне не было житья в Сибири, а теперь там все спокойно». Правые эсеры Фомин и Маевский были расстреляны колчаковцами. Вместе с ними на льду Иртыша были расстреляны, по свидетельству члена ЦК партии правых эсеров Д. Ф. Ракова, не меньше 1500 человек. Гражданская война в Сибири и Северной области. М,—Л., 1927. С. 41. О расстрелах офицерами армии Колчака эсеров Сибири писал и В. И. Игнатьев Н. В. Чайковскому (9 февраля 1922 г.), называя пофамильно жертвы террора. Белый Север. Вып. 2. С. 448.

499

А. И. Деникин писал: «…по отношению к социалистической демократии в 1918 г. советское правительство, по выражению Ленина, проявило „много терпения“… Правда, терпение это было относительным: периодически, особенно же в день разгона Учредительного собрания, потом в ленинские дни, большевистские тюрьмы наполнялись социалистами. Хотя положение их было привилегированным, но тюремный режим большевиков стал несравненно тяжелее, чем „царский“». Деникин А. И. Очерки русской смуты. Берлин, 1924. Т. 3. С. 14. Деникин был не прав. Тюремных привилегий у социалистов не было. По постановлению коллегии ВЧК 17 августа 1919 г. для арестованных эсеров и меньшевиков устанавливались отдельные от других заключенных дни свиданий, дабы наблюдать за ними. ЦА ФСБ РФ, ф. 1, оп. 1, д. 1, л. 91. Арестованные левые эсеры протестовали против расправы с ними большевиков (1920), которые в «ревнивой партийной злобе бросили (их) в грязные, заразные тюрьмы, откуда выносят людей в больницу на смерть или на кладбище». РГАСПИ, ф. 5, оп. 1, д. 2572, л. 16.

500

РГАСПИ, ф. 5, оп. 1, д. 2572, л. 38; Партия социалистов-революционеров. Док. и материалы. М., 2000. Т. 3. Ч. 2. С. 652.

501

Там же, л. 26.

502

Канев С. Н. Анархизм и его крах в России. Исторические записки, 1979. Т. 103. С. 188; Красная книга ВЧК. М., 1989. Т. 1. С. 311–400.

503

Красная книга ВЧК. Т. 2. Среди 54 человек, расстрелянных ВЧК по первому списку кадетов, обвиненных в антисоветской деятельности, были профессора H. Н. Щепкин, А. А. Волков, А. И. Астров, генералы С. А. Кузнецов, M. М. Махов, Н. И. Алексеев, А. А. Дмитриев, офицеры, юнкера, кадет 6-го класса, учителя, юристы, студенты; В. Д. Дембовецкая, как жена шпиона Юденича; К. Н. Дорошевская, дочь генерала, убитого во время Ледового похода Добровольческой армии; и др. ЦА ФСБ РФ, ф. 1, оп. 3, д. 531, л. 1–5. С. П. Мельгунов (1879–1956) в эмиграции написал воспоминания, в которых сообщил, что как член «Союза возрождения» в 1918–1922 гг. он полтора года провел в тюрьме и 23 раза его обыскивали чекисты. Освобождали его под поручительство X. Раковского, а позже — Академии наук и П. Кропоткина. Мельгунов С. П. Воспоминания и дневники. Париж, 1964. Вып. 2. Ч. 3. С. 3, 27, 85. См. также: Протоколы Всероссийского национального центра. // Отечественная история. 1997. № 5. С. 151–164; Всероссийский национальный центр. М., 2001; и др.

504

Букшпан Я. M., Кафенгауз Л. Б. Программа экономического возрождения страны, составленная «Национальным центром» в 1919 г. Неизвестная Россия. М., 1992. Вып. 1. С. 154–181. Князь С. Е. Трубецкой, член «Национального центра», в воспоминаниях писал о том, что его представители поддерживали связь с противобольшевистскими силами. Он был арестован в январе 1920 г. и оставил описание внутренней тюрьмы ВЧК, камеры в Бутырках. Трубецкой был выслан за границу. Трубецкой С. Е. Минувшее. М., 1991. С. 190, 212. Первый председатель ЦК партии кадетов князь П. Д. Долгоруков ареста в 1919 г. избежал. Он был в Добровольческой армии и писал о нравах той поры: «Был ли вообще суд? Если вешались по суду, то почему трупы висели по всему городу?.. Творились ли зверства в Добр. армии? Конечно, да. Трудно, почти невозможно облагородить и регулярную войну, и так называемые правила войны редко соблюдаются. Тем труднее облагородить гражданско-партизанскую, худшую из войн». Был за границей. В 1926 г. вернулся, был арестован. В 1927 г. Б. Каверда убил советского посла в Польше П. Л. Войкова. Тогда же в разных городах СССР расстреляли 26 человек как заложников. Среди них и П. Д. Долгорукова. // Неделя. 1990. № 34. 20–26 августа. Генеральный прокурор Н. В. Крыленко утверждал: «В 1926 г. мы расстреляли 26 белогвардейцев во главе с бывшим князем Павлом Долгоруковым». В 1930 г. расстреляли 48 вредителей-«снабженцев» и этим показали, что «мы не собираемся складывать оружие террора, мы не отказываемся от него». Крыленко Н. Выводы и уроки из процесса «Промпартии». M. — Л., 1931. С. 42.

505

ЦА ФСБ РФ, д. Н-685, т. 2, л. 47. Референт ВЧК И. Вардин (Мгеладзе) 11 апреля 1921 г. сообщал в ЦК РКП(б), что партии меньшевиков и эсеров находятся на нелегальном положении. РГАСПИ, ф. 17, оп. 84, д. 269, л. 1. 1 марта 1921 г. большевики Дона и Кавказа на совещании приняли решение о борьбе на местах с меньшевиками и эсерами. Причем «борьба должна вестись не только в направлении разоблачения деятельности и политики этих партий, но и в направлении ликвидации их организаций (арест, высылки и т. д.)». РГАСПИ, ф. 17, оп. 84, д. 71, л. 27. В феврале — марте 1921 г. начальник секретного отдела ВЧК Т. П. Самсонов предлагал чекистам Владимира и Петрограда прислать списки меньшевиков «по форме посланной вам анкеты», а саратовским коллегам советовал «осведомителей набирать на месте». Он требовал в Курске ареста всех правых эсеров (24 марта 1921 г.), повсюду «парализовать рост меньшевистской популярности путем изоляции в первую очередь активного руководящего элемента». Менжинский и Самсонов телеграммой во все губЧК 30 апреля 1921 г. требовали принять меры по осведомлению о деятельности политических партий. ЦА ФСБ РФ, ф. 1, оп. 5, д. 651, л. 33, 53, 508, 1402. Подобные телеграммы-требования рассылались в разное время.

506

ЦА ФСБ РФ, ф. 1, оп. 5, д. 654, л. 74-74а. 22 июня 1921 г. эта инструктивная телеграмма была дополнена указанием расширить осведомительную сеть только в политпартиях. Самсонов отмечал, что нужны осведомители и «в среде меньшинства партий с.-р.». Им «вменить в обязанность принимать участие во всех конференциях и движениях партии с.-р., стремясь к проникновению в центральные организации». Самсонов требовал установить факты «взаимных услуг между правыми эсерами и меньшевиками», которые используют явки друг друга. ЦА ФСБ РФ, ф. 1, оп. 5, д. 654, л. 80, 322, 468.

507

РГАСПИ, ф. 5, оп. 1, д. 2576, л. 16, 24, 35. Сборник важнейших приказов и распоряжений ВЧК. М., 1921. Т. 8. С. 108. Политбюро ЦК РКП(б) 2 февраля 1922 г. поручило ГПУ «держать в заключении меньшевиков, эсеров и анархистов», находящихся в их распоряжении. РГАСПИ, ф. 17, оп. 3, д. 259, л. 9.

508

РГАСПИ, ф. 5, оп. 1, д. 2576, л. 28; Меньшевики в 1921–1922 гг. М., 2002. С. 387.

509

Материалы Всероссийской партийной конференции 4–7 августа 1922 г. Тула, 1922. С. 98. Сборник важнейших указов и распоряжений ВЧК-ГПУ. Т. 14. С. 142.

510

Павлуновский И. Сибирский крестьянский союз. // Сибирские огни. 1922. № 2. С. 125; Платонов А. Страничка из истории эсеровской контрреволюции (Военная работа эсеров за границей в 1920–1921 гг.). М., 1923. См. также: Мухачев Ю. В. Идейно-политическое банкротство планов буржуазного реставраторства в СССР. М., 1982; ЦГА ИПД РТ, ф. 30, оп. 1, д. 283, л. 6. 25 декабря 1923 г. в Казани собралась всетатарская конференция бывших рядовых членов партии эсеров, заявившая о самороспуске организации. К 1937 г. в Татарии проживали 90 бывших эсеров. // Там же, л. 6; д. 289, л. 1–2. 22 ноября 1921 г. Уншлихт сообщил Ленину об изоляции Дана и высылке в Туркестан 200 меньшевиков, о том, что высылаемые меньшевики получают пособие в 650 тыс. советских рублей, за границу — 13 долларов. РГАСПИ, ф. 2, оп. 2, д. 1023, л. 1; д. 1145, л. 1. В 1923 г. объявили о самороспуске саратовские меньшевики и эсеры. ЦГА Саратовской области, ф. 151, оп. 1, д. 20, л. 6, 16–18. По спискам, составленным в 1923–1924 гг., происходила физическая ликвидация бывших меньшевиков и эсеров в годы большого террора. В 1932–1935 гг. в казанской ссылке находились брат Мартова — С. О. Цедербаум-Ежов, его жена К. И. Цедербаум-Захарова, М. И. Либер-Гольдман и др. В 1935 г. они и группа бывших меньшевиков, проживавших в Поволжье, были арестованы по обвинению в создании «всесоюзного организационного политического меньшевистского центра». ЦА Управления ФСБ по РТ, д. 1534; Мартов и его близкие. С. 69. Меньшевиков и эсеров изолировали после фальсифицированных процессов в начале 30-х гг. над «Союзным бюро РСДРП» и крестьянской партией, а затем после предписаний «железного» наркома Ежова «Об оперативной работе по социалистам-революционерам» и др.

511

Патриарх Тихон писал: «Никто не чувствует себя в безопасности; все живут под постоянным страхом обыска, грабежа, выселения, ареста, расстрела. Хватают сотнями беззащитных, гноят целыми месяцами в тюрьмах, казнят смертью, часто без всякого следствия и суда». // Наш современник. 1990. № 4. С. 161.

512

Васильева О. Ю. Русская православная церковь и советская власть в 1917–1927 годах. // Вопросы истории. 1993. № 8. С. 43. В 1918–1938 гг. было репрессировано около 250 митрополитов, архиепископов и епископов русской православной церкви. //Аргументы и факты. 1989. № 10. Заведующий секретным отделом ВЧК Т. П. Самсонов писал Дзержинскому 4 декабря 1920 г. о том, что «религию разрушить не сможет никакой другой аппарат, кроме аппарата ВЧК». // Неизвестная Россия. XX век. М., 1992. Т. 1. С. 34.

513

Известия ЦК КПСС. 1990. № 4. С. 191–193.

514

Вопросы истории. 1993. № 8. С. 44, 45; «Дело» митрополита Вениамина. М., 1991. См. также: 199 Покровский H. Н. Политбюро и церковь. 1922–1923. // Новый мир. 1994. № 8. С. 186–213.

515

Разрушение храмов, снятие позолоты с куполов активно происходили в 30-е годы, когда под руководством ОГПУ ежемесячно добывалось до 30 кг золота. Неизвестная Россия. М., 1992. Т. 2. С. 339. В 1930 г. ОГПУ в Татарии ликвидировало «церковно-монархическую организацию, руководимую бывшими профессорами духовной академии В. И. Несмеловым, Н. В. Петровым, бывшим казанским викарным епископом Иоасафом Удаловым и священником H. М. Троицким, представляющую собою филиал всесоюзного центра церковно-монархической организации „Истинно православная церковь“». К суду были привлечены 33 человека. Их судили как сторонников умершего в 1925 г. патриарха Тихона. В качестве обвинения были приведены выдержки из дневника профессора Я. Я. Галахова, в том числе запись: «Христианство и социализм столь непримиримы, что о мирных отношениях церкви христовой и коммунистического государства нельзя даже мечтать». Обвиняемые были отправлены в концлагеря и ссылки. ЦА Управления ФСБ по РТ, д. 119660; 18199. Сталин проводил антирелигиозные пятилетки, Хрущев продолжал закрытие храмов, до конца 80-х гг. в СССР были запрещены Библия и Ветхий завет. Наказ Ленина о расстрелах возможно большего числа священнослужителей, дабы другим неповадно было, выполняли неуклонно все его последователи. // Известия. 1994. 4 июня.

516

В 1919 г. было запрещено сионистское движение в России. //Марголин Ю. Как было ликвидировано сионистское движение в Советской России. Иерусалим, 1968. В 1919–1920 гг. в Казани находилось около трех тысяч евреев, бежавших от погромов с западных территорий страны. Среди них были 17 членов сионистского движения, предлагавших евреям уехать в Палестину, организаторы вооруженных молодежных отрядов «Кадим», создаваемых для защиты от погромов. Письма на еврейском языке (иврите) казанская цензура не пропускала, сионисты были объявлены вне закона, место их сбора (ул. Рыбнорядская, д. 52, кв. 26) разгромлено чекистами. ЦА Управления ФСБ по РТ, д. 1536, л. 15, 48. Тогда же была запрещена деятельность евангелистов, а сектантство объявлено «белогвардейской организацией». ЦГА ИПД РТ, ф. 868, д. 125, л. 12. В Казани и других городах Поволжья и Приуралья были тогда же разгромлены национальные мусульманские организации.

517

Агурский М. Идеология национал-большевизма. Женева, 1980. По его мнению, лозунг о возможности построения социализма в одной стране был провозглашен большевиками в угоду русскому национализму (с. 202).

518

Великий Октябрь и социальная структура советского общества: рабочий класс. Минск, 1987. С. 21.

519

Спирин Л. М. Классы и партии в гражданской войне в России. С. 346.

520

Балтийский флот в Октябрьской революции и гражданской войне. М. -Л., 1932. С. 120–129; Пайпс Р. Создание однопартийного государства в Советской России (1917–1918). // Минувшее. М., 1991. Т. 4. С. 135–139; Питерские рабочие и «диктатура пролетариата». Октябрь 1917–1929. Сб. документов. СПб., 2000.

521

Балашов Р. Пламя над Волгой. Ликвидация белогвардейского, мятежа в Ярославле летом 1918 г. Ярославль, 1984; Голинков Д. Л. Крушение антисоветского подполья в СССР. М., 1986. Т. 1.С. 178.

522

Войсками по подавлению «ярославского мятежа» командовал А. И. Геккер (1888–1938), кадровый офицер, большевик с 1917 г. Красная книга ВЧК. Т. 1. С. 170. В Ярославле висели объявления: «ЧК привлекла по делу о контрреволюции 40 человек, из них 18 уже никогда не будут мешать советской власти…» Рачков В. П. В борьбе с контрреволюцией. Ярославские чекисты в годы гражданской войны. Ярославль, 1968. С. 17; Бунич И. Л. Золото партии. СПб., 1992. С. 22.

523

Гутман — Ган А. Два восстания. // Белое дело. Берлин, 1927. Т. 3. С. 158.

524

Мельгунов С. П. Красный террор в России. 1918–1923. С. 50–51. Р. Гуль отмечал, что расстрелом астраханских рабочих руководили член РВС фронта К. А. Мехоношин и чекист Чугунов. Гуль Р. Дзержинский (начало террора). Нью-Йорк, 1974. С. 103. См. также: Чека. Материалы о деятельности чрезвычайных комиссий. Берлин, 1922. С. 251.

525

РГАСПИ, ф. 2, оп. 1, д. 24095, л. 1–2.

526

В начале 1923 г. Г. Мясников написал «Манифест Рабочей группы РКП(б)», в котором говорилось, что коммунисты от имени рабочих «заправляют страной и хозяйством», что власть — это «зарвавшаяся кучка интеллигентов», что партия «обратила добытую в октябре власть против рабочих». «Рабочая группа» объединила недовольных и была удобна для чекистского наблюдения и быстрого разгрома, потому — наблюдение: если бы «Рабочую группу» не придумал Мясников, то ее придумало бы ОГПУ для ликвидации оппозиции. Члены «Рабочей группы», более 20 человек, вскоре были арестованы. // Огонек. 1990. № 21. С. 19.

527

ЦА ФСБ РФ, ф. 1, оп. 5, д. 651, л. 388, 1402. ВЧК — ОГПУ представляли в ЦК РКП(б) информационные сводки о забастовочном движении рабочих. 15 мая 1920 г. Ленину была направлена сводка о том, что на Казанском пороховом заводе замечено недовольство рабочих введением 12-часового рабочего дня. Активные агитаторы изолированы. РГАСПИ, ф. 2, оп. 2, д. 303, л. 2. Или: в июле 1923 г. в Москве бастовало 1844 рабочих, в сентябре — 7808, в октябре — 3586. Основная причина — задержка с выдачей зарплаты. РГАСПИ, ф. 17, оп. 84, д. 468, л. 6.

528

Буйский А. Красная Армия на внутреннем фронте. Борьба с белогвардейскими и кулацкими восстаниями. М., 1931. С. 7, 15.

529

Сводки НКВД свидетельствовали, что в августе 1918 г. в 21 губернии было 47 крестьянских восстаний; в сентябре — в 17 губерниях — 35; в октябре — в 7 губерниях — 7; в ноябре — в 16 губерниях — 54; в декабре — в 15 губерниях — 21. ГАРФ, ф. 393, оп. 4, д. 51, л. 20, 31, 36, 46, 48, 55. Данные избирательны и общая цифра — 164 крестьянских выступлений — неполна. Сотрудник НКВД С. Духовский тогда же писал, что в августе 1918 г. было 47 крестьянских восстаний и 82 столкновения. Но разницу между ними не указал. Он же опубликовал сведения о том, что по 22 губерниям в июле 1918 г. были расстреляны контрреволюционерами 4141 советский работник, в августе — 339, в сентябре — 6016 // Правда. 1918. 13 ноября; Власть Советов, орган НКВД. М., 1918. № 25. 7 ноября. С. 8. По уточненным данным (и они считаются не окончательными), за первую половину 1918 г. было более 120 крестьянских выступлений, и только в июле не менее 200. Осипова Т. В. Развитие социалистической революции в деревне в первый год диктатуры пролетариата. Октябрь и советское крестьянство. М., 1977. С. 58, 62.

В докладе НКВД (ноябрь 1918 г.) главными причинами крестьянских выступлений назывались: недовольство мобилизацией в Красную Армию; хлебная монополия, реквизиция скота; проведение декрета об отделении церкви от государства; взимание с крестьян чрезвычайного налога; белогвардейская агитация; антисемитская пропаганда. ГАРФ, ф. 393, оп. 4, д. 51, л. 46. По мнению чекиста Я. X. Петерса, причинами крестьянских выступлений стали «влияние кулака на бедноту», реквизиция у крестьян хлеба, невежество деревни, агитация эсеров и меньшевиков. // Известия ВЦИК. 1918. 27 сентября.

530

Из Симбирской губернии наркому внутренних дел Г. И. Петровскому сообщали в декабре 1918 г. о восстании крестьян в ряде уездов из-за «нетактичного отношения к ним представителей местной власти». Госархив Ульяновской обл. (далее ГАУО), ф. 386, оп. 1, д. 6, л. 40. Инспектор Тюриков докладывал председателю Казанского Совета Д. П. Малютину, что крестьяне Арского уезда восстали, не выдержав неправильного обложения чрезвычайным налогом, конфискацию имущества и скота у неплательщиков и избиения (порку) при этом. ЦГА ИПД РТ, ф. 868, оп. 1, д. 34, л. 5–6.

531

Ленин В. И. ПСС. Т. 37. С. 11. Н. И. Подвойский в мае 1918 г. писал Ленину, что красноармейцы часто защищают только Советы, не связанные с массами. А нужно «переломить настроение крестьян в нашу пользу». ГАРФ, ф. 1235, оп. 79, д. 7, л. 29.

Под давлением военных поражений летом 1918 г. Ленин был вынужден менять тактику ускоренной «социалистической революции» в деревне. Так были упразднены комбеды, провозглашен курс на сотрудничество не только с беднотой, но и со средним крестьянством. В. П. Антонов-Саратовский вспоминал о разговоре с Лениным в конце 1918 г., когда на его замечание о безобразиях, творимых комбедами, Ленин ему сказал: «Надо уничтожить комбед… Нам нужен середняк. Чтобы помириться с ним, надо перешагнуть через намозоливший комбед». Антонов-Саратовский В. П. Отблески бесед с Ильичем. // Пролетарская революция. 1924. № 3. С. 187. Восстание крестьян в Камышинском уезде Саратовской губернии из-за реквизиции лошадей (10–21 августа 1918 г.) было жестоко подавлено латышским полком. Соколов В. Обзор кулацких восстаний в Саратовской губернии. / Годовщина социальной революции в Саратове. Саратов, 1918. С. 59.

532

М. Горький изумлялся коллективным забавам муками человека. Он писал, как в Сибири крестьяне, выкопав ямы, опускали туда — вниз головой — пленных красноармейцев, оставляя ноги их — до колен на поверхности земли; потом они постепенно засыпали яму землей, следя по судорогам ног, кто из мучимых окажется выносливее, живучее, кто задохнется позднее других. Горький М. О русском крестьянстве. // Огонек. 1991. № 49. С. 10.

533

Ленин В. И. ПСС. Т. 43. С. 24.

534

Фрунзе М. В. Соч. М., 1929. Т. 1. С. 375.

535

Литвин А. Л. Крестьянство Среднего Поволжья в годы гражданской войны. Казань, 1972. С. 195–208. Поводом для выступления крестьян явилось прибытие в село Новодевичье Сенгилеевского уезда продотряда для реквизиции скота и кур. Крестьяне не дали. Появился еще один продотряд в 50 человек, но его бойцы, «очевидно, видя правоту крестьян, сдали им оружие без всякого сопротивления». Вскоре к крестьянам этого села присоединились окрестные с призывом против «грабителей-коммунистов». В течение недели восстание распространилось на многие уезды. Большинство были крестьяне-середняки. Они были вооружены топорами, вилами, винтовок было мало. ГАРФ, ф. 393, оп. 13, д. 428, л. 238. С. И. Гусев, член РВС фронта, сообщал Ленину о том, что это восстание было вызвано «безобразной деятельностью местных организаций, как советских, так и партийных… При взимании чрезвычайного налога применялись пытки вроде обливания людей водой и замораживания… При реквизиции скота отнимали последних кур… Представитель уездного комитета партии участвовал, будучи членом ЧК, в десятках избиений арестованных, в дележе конфискованных вещей и прочее. Партийная организация была теплой компанией грабителей…» // Московские новости. 1991. 10 ноября. Троцкий, выступая 6 апреля 1919 г. в Самаре, высказался по поводу «чапанной» войны однозначно: «Я бы расстрелял подлейших агентов Колчака, которые подбивали крестьян и разрушали железные дороги, и тех советских прохвостов, которые, пользуясь именем советской власти, угнетали крестьян, одним взводом красноармейцев». Троцкий Л. Д. Как вооружалась революция. М., 1924. Т. 2. Кн. 1. С. 325. Дзержинский был сторонником решительных мер. 14 марта 1919 г. на заседании ЦК РКП(б) он предложил местности, охваченные крестьянскими выступлениями, объявить на военном положении, дать ВЧК чрезвычайные полномочия, потребовать от губкомов вернуть в ЧК отозванных коммунистов, запретить военкоматам отзывать без ведома ВЧК чекистские отряды, усилить в печати разоблачения эсеров. РГАСПИ, ф. 17, оп. 65, д. 2, л. 21.

536

См.: Френкин М. Трагедия крестьянских восстаний в России. 1918–1921 гг. Иерусалим, 1987; Крестьянское восстание в Тамбовской губернии в 1919–1921 гг. «Антоновщина». Тамбов, 1994; Советская деревня глазами ВЧК — ОГПУ. 1918–1922. Док. и материалы. М., 1998; Сибирская Вандея. 1919–1920. М., 2000. Т. 1; Крестьянское движение в Поволжье. 1919–1922. Док. и материалы. М., 2002; Сафонов Д. А. Великая крестьянская война 1919–1921 гг. и Южный Урал. Оренбург, 1999; ОсиповаТ. В. Российское крестьянство в революции и гражданской войне. M., 2001; Телицын В. Л. Крестьянский бунт. 1917–1921 гг. М., 2001; и др.

537

Поводом к восстанию стали действия продотряда (35 чел.), явившегося 4 февраля 1920 г. в деревню Новая Елань Троицкой волости Мензелинского уезда. Крестьяне отказались отдать весь хлеб, тогда в холодный амбар продотрядники посадили стариков и женщин. Крестьяне в ответ перебили продотрядников ночью, когда последние пьянствовали. К ним присоединились вскоре жители соседних деревень и уездов, которых грабили столь же жестоко и беспощадно. Дзержинский 2 марта 1920 г. в телеграмме в Уфимский губисполком потребовал принять самые решительные меры для ликвидации восстания. Он предлагал помощь ВЧК. Центральный архив республики Башкортостан (ЦА РБ), ф. 1, оп. 3, д. 83, л. 22. Член Бирского ревкома — Журавлев в докладе о причинах мятежа отмечал: «Терроризированное, запуганное всевозможными слухами население зачастую помимо своего желания становилось в ряды „черной армии“… Отдельные советские работники вместо того, чтобы принять срочные меры для успокоения населения, спешили эвакуироваться; население, оставаясь без всякой власти, делало выводы, что советская власть бессильна бороться с восстанием…» Там же, ф. 396, оп. 1, д. 273, л. 14. Основным лозунгом восставших был: «Долой большевиков-угнетателей, долой коммунистов, да здравствует вера в Бога и свободная торговля». Российский государственный военный архив (РГВА), ф. 212, оп. 1, д. 32, л. 75. Только в Белебеевском уезде восставшими было убито до 200 коммунистов.

538

В ликвидации «вилочного» восстания участвовало от Запасной армии: штыков — 4872, сабель — 696, пулеметов — 59, бомбометов — 2, орудий — 2; от армии Туркестанского фронта: штыков — 1500, сабель — 120, пулеметов — 20, орудий — 4. Основное оружие крестьян: вилы, топоры, дробовики. РГВА, ф. 212, оп. 3, д. 467, л. 19; д. 68, л. 3. Троцкий телеграфировал Крестинскому 2 марта 1920 г.: «За ходом восстания слежу. Военного значения оно не имеет. Скандалы вроде сдачи Белебея объясняются непригодностью ВОХРа. Башкиры в восстании не участвуют. Башкирские части держат себя хорошо… Валидова вчера по прямому проводу предупредил относительно башкирских частей, которых может увлечь мусульманское восстание. Валидов ответил длинным объяснением, где клялся, что ни один башкир не выступит против советской власти, предлагал башчасти для усмирения». The Trotsky papers. 1920–1922. Hague-Paris, 1971. T. II. P. 92.

539

Литвин A. Л. Крестьянство Среднего Поволжья в годы гражданской войны. С. 209–222. В письме из Уфы очевидец писал родственнику 29 апреля 1920 г.: «Настроение у крестьян самое подавленное, за большое в марте месяце восстание они сильно поплатились, многих из них расстреляли, других выпороли, а часть посадили в дома принудительных работ… Население стало запуганное, боится больше всего солдат». ЦА РБ, ф. Р-107, оп. 3, д. 53, л. 33.

540

Богданов М. А. Разгром западносибирского кулацко-эсеровского мятежа 1921 г. Тюмень, 1961. С. 7.

541

Есиков С. А., Канищев В. В. «Антоновский НЭП». // Отечественная история. 1993. № 4. С. 63, 70.

542

Тухачевский М. Борьба с контрреволюционными восстаниями. // Война и революция. 1926. № 7. С. 7. В то же время попытка сравнения крестьянских восстаний в тылу у красных и белых в 1918–1920 гг. была официально осуждена Ворошиловым как нецелесообразная. Котов Н. Тактика крестьянских восстаний. Гражданская война. 1918–1921. М., 1928. Т. 2. С. 283; РГВА, ф. 24696, оп. 4, д. 20, л. 15, 16.

543

Аргументы и факты. 1993. № 1. Среди репрессивных мер стороны практиковали взятие заложников, расстрелы. Полномочная комиссия ВЦИК 11 июня 1921 г. приказом распорядилась: «1) Граждан, отказывающихся назвать свое имя, расстреливать на месте без суда; 2) Селениям, в которых скрывается оружие… объявлять приговор об изъятии заложников и расстреливать таковых в случае несдачи оружия; 3) В случае нахождения спрятанного оружия расстреливать на месте без суда; 4) Семья, в доме которой укрылся бандит, подлежит аресту и выселению из губернии и имущество конфисковывается. Старший работник в этой семье расстреливается на месте без суда; 5) Семьи, укрывающие членов семьи или имущество бандитов, рассматривать как бандитские и старшего работника этой семьи расстреливать на месте без суда; 6) В случае бегства семьи бандита имущество таковой распределять между верными советской власти крестьянами, а оставленные дома сжигать». // Родина. 1989. № 10. С. 57. О применении химического оружия против тамбовских крестьян см.: Родина. 1994. № 5. С. 56–57.

544

Реввоенсовет Приволжского военного округа 21 апреля 1924 г. отметил, что «бандитизма (политического), так и антисоветских выступлений» в округе не имеется. ЦГА РТ, ф. 373, оп. 4, д. 67, л. 36; Советская деревня глазами ВЧК — ОГПУ — НКВД. Т. 1.

545

Поляков Ю. А. Переход к нэпу и советское крестьянство. М., 1967. С. 55. Н. Подвойский, М. Кедров и К. Мехоношин писали в ЦК РКП(б) 13 февраля 1921 г. о том, что «нынешние крестьянские восстания отличаются от прежних тем, что они имеют программу, организованность и план», а потому особо опасны. Они предлагали прекратить демобилизацию из армии коммунистов и политработников. РГАСПИ, ф. 17, оп. 84, д. 265, л. 1–3.

546

См.: Оликов С. Дезертирство в Красной Армии и борьба с ним. Л., 1926; Войцекян А. В зеленом кольце. М. — Л., 1928. С 16 по 31 декабря 1919 г. было задержано 75 352 дезертира Красной армии, с 1 по 20 января 1920 г. — 79 799; 16–31 марта 1920 г. — 89 557; 16–30 апреля — 73 684; 1-15 мая — 85 984. РГАСПИ, ф. 17, оп. 65, д. 124, л. 2, 7, 13, 20, 22, 38. Деникин писал о повальном дезертирстве кубанцев в конце 1919 г. Деникин А. И. Очерки русской смуты. Берлин, 1926. Т. 5. С. 197.

547

РГАСПИ, ф. 17, оп. 4, д. 7, л. 1. Под циркулярным письмом стоит подпись ЦК РКП(б). Попытки возложить вину за расказачивание только на Свердлова (Кожинов В. // Литературная газета. 1989. 29 марта; Назаров Г. Дальше… дальше… дальше… к правде. // Москва. 1989. № 12. С. 174) носят антисемитский характер и архивными данными не подтверждаются. Свердлов повинен, как и все другие члены ЦК РКП(б) той поры.

548

Выполнение постановления было приостановлено после доклада Г. И. Сокольникова, заявившего о его невыполнимости, а также расслоении среди казаков, проживающих на севере и юге Донской области. РГАСПИ, ф. 17, оп. 4, д. 11, л. 1. Попытки «радикально» решить казачий вопрос предпринимались и до января 1919 г. Председатель Оренбургского ревкома С. М. Цвиллинг предложил ликвидировать казачье сословие в конце марта 1918 г., чем дал повод для восстания и укрепления сил атамана Дутова. Неповинующиеся станицы были предупреждены, что они будут «без всякого разбора виновных и невиновных сметаться с лица земли силой оружия революционных войск». В течение мая — июня 1918 г. карательные походы красноармейцев уничтожили шесть казачьих станиц в Оренбургской области. Чирухин Н. А. Дутовщина. Антибольшевистское движение на Южном Урале. 1917–1918 гг. М., 1992. Автореф. канд. дисс. С. 11–12.

549

По мнению академика Д. С. Лихачева, интеллигент — это человек, связанный с умственным трудом и обладающий умственной порядочностью. К интеллигенции принадлежат люди, свободные в своих убеждениях, не подчиняющиеся идеологическим обстоятельствам. Он полагал, что профессиональные революционеры и те, кто считал возможным терроризм, были глубоко антиинтеллигентными личностями. Лихачев Д. С. О русской интеллигенции. // Новый мир. 1993. № 2. С. 3, 7. По переписи 1897 г. число российской интеллигенции составляло 778 426 человек. Ушаков А. В. Революционное движение демократической интеллигенции в России. 1895–1904. М., 1976. С. 9. В 1914 г. в России было 42 700 врачей, 6400 преподавателей высшей школы, 11 800 адвокатов, около 300 000 учителей. Лейкина-Свирская В. Р. Русская интеллигенция в 1900–1917 гг. М., 1981. С. 50, 78, 97. Основная масса квалифицированной интеллигенции проживала в губернских центрах и Москве: 81,8 % всех инженеров и архитекторов, 90 % ученых, 83,2 % литераторов и 70 % всех врачей. Пинегина Л. А. Некоторые данные о численности и составе интеллигенции к началу восстановительного периода (по материалам переписей 1922 и 1923 гг.). // Вестник МГУ. 1979. № 3. С. 17.

Поэт А. Блок воспринял октябрьский переворот не как политический акт, а просто впечатляющее дело и видел в разрушении позитивный элемент. Историк С. Ф. Платонов в «покаянной» записке в ОГПУ, написанной между 17 сентября и 5 октября 1930 г., писал: «Должен сознаться, что октябрьский переворот показался мне чрезвычайно кровавым и жестоким и вызвал во мне недоумение и внутренний протест». // ЦА ФСБ РФ, д. П-65245, т. II, л. 296. П. Сорокин писал, что «самыми ужасными» для профессуры были 1918–1920 гг.: «Получая ничтожное вознаграждение, и то с опозданием в три-четыре месяца, не имея никакого пайка, профессура буквально вымирала от голода и холода. Смертность ее повысилась в 6 раз по сравнению с довоенным временем». Сорокин П. Современное состояние России. // Новый мир. 1992. № 5. С. 176. Схематическое деление интеллигенции на группы нейтралов, противников и защитников советской власти (Соскин В. Л. Очерки истории культуры Сибири в годы революции и гражданской войны. Новосибирск, 1965. С. 214–219) весьма условно.

550

Ленин писал Горькому 15 сентября 1919 г. о том, что нельзя смешивать «интеллектуальные силы» народа с «силами» буржуазных интеллигентов. Он цинично замечал, что аресты «кадетской и околокадетской интеллигенции» необходимы, так как это превентивная мера для предотвращения возможных заговоров. И высказывался о Короленко, который, по его мнению, не образец интеллигентности, а «жалкий мещанин, плененный буржуазными предрассудками… мнящий себя мозгом нации. На деле это не мозг, а говно». Ленин В. И. ПСС. Т. 51. С. 47.

551

Горький М. Несвоевременные мысли. Пг., 1918. С. 36, 54; В. Г. Короленко в годы революции и гражданской войны. Benson, 1985. С. 141; Изгоев А. С. Социализм, культура и большевизм. / Из глубины. Пг., 1918. С. 183; Лункевич В. В. Большевизм и интеллигенция. / Большевики у власти. Пг. — М., 1918. С. 149.

552

Fitzpatrick Sn. New perspectives оп the civil war. Party, state and society in the Russian civil war. Indiana University Press, 1989. P. 7. Д. Мережковский писал, что для «романовского самодержавия русская интеллигенция есть русская революция, для самодержавия ленинского — „контрреволюция“». // Огонек. 1991. № 45. С. 3.

553

В 1919 г. в Ростове-на-Дону вышла брошюра Е. Н. Чирикова «Народ и революция». Ленин вместе с Чириковым учился в Казанском университете, знал его. Поэтому Чирикову тогда и была передана записка Ленина: «Евгений Николаевич, уезжайте. Уважаю Ваш талант, но Вы мне мешаете. Я вынужден Вас арестовать, если Вы не уедете». В ноябре 1920 г. Чириков с семьей эмигрировал. Чириков Е. Н. На путях жизни и творчества. М. — СПб., 1993. С. 288–289. О «деле» профессоров Н. С. Таганцева см.: Черняев В. Ю. Ученый, власть и революция: парабола судьбы Н. С. Таганцева. / Интеллигенция и российское общество в начале XX века. СПб., 1996. С. 161–183; он же. Финляндский след в «деле Таганцева». / Россия и Финляндия в XX веке. СПб., 1997. С. 180–200; и др.

554

РГАСПИ, ф. 17, оп. 3, д. 27, л. 2.

555

Фельдман Д. Дело Гумилева. // Новый мир. 1989. № 4. С. 265–269; Ставицкий В. Тайна жизни и смерти Николая Гумилева. / Спецслужбы и человеческие судьбы. M., 2000. С. 47–64.

556

Тополянский В. Д. Гибель Фрунзе. // Вопросы истории. 1993. № 6.

557

М. Агурский отмечал, что едва ли не центральную роль в становлении национал-большевизма играли русифицированные евреи. Развитие русского национализма поощряли еврей Троцкий и грузин Сталин. Агурский М. Идеология национал-большевизма. Женева, 1980. С. 114, 156, 194. Это не помешало И. Шафаревичу призвать «бояться „малого народа“, большинство которого составляют евреи, т. к. они готовы „разрушить религиозную и национальную жизнь русских“». Шафаревич И. Русофобия. //Наш современник. 1989. № 6. С. 190.

558

Авторханов А. Империя Кремля. Советский тип колониализма. Вильнюс, 1990.

559

В годы гражданской войны были разогнаны многие национальные организации, выступавшие оппонентами большевиков в разрешении национальных проблем. Карательные меры применялись по отношению ко всем народам. 18 марта 1920 г. Г. Пятаков, один из руководителей трудовых армий республики, запрашивал ЦК РКП(б) о согласии на репрессивные меры в отношении башкирских кантонов, не выполнивших продразверстку. РГАСПИ, ф. 17, оп. 84, д. 63, л. 14. См. также: Верещагин А. С. Некоторые новые тенденции в изучении башкирского национального движения в годы гражданской войны. // Отечественная история. 2002. № 4. С. 116–123; Гиззатуллин И. Г. Мусульманские военные организации (1917–1921 гг.). Казань, 2002; Дмитриев П. Н. Удмуртское национальное движение в 1918 г.: организация, идеология, отношение к партиям и власти. // Вестник Удмуртского университета. 2002. № 4. С. 43–58; и др.

Антисемитизм как идеологическая доктрина оформился в России в начале 60-х гг. XIX в. и проявился в ограничительных цензах, погромах и пропаганде. Эльяшевич Д. А. Идеология антисемитизма в России в конце XIX— начале XX вв. Обзор. / Национальная правая прежде и теперь. СПб., 1992. С. 47–72. Антисемитизм был государственной политикой и советских правительств. / Антисемитизм в Советском Союзе. Его корни и последствия. Иерусалим, 1979; Levin N. The Jews in the Soviet Union since 1917, N. Y. - London, 1988. T. 1, 2.

560

Гусев-Оренбургский С. И. «Багровая книга». Погромы 1919–1920 гг. на Украине. Харбин, 1922; Еврейские погромы 1918–1921. М., 1926; Шехтман И. Б. Погромы Добровольческой армии на Украине (к истории антисемитизма на Украине в 1919–1920 гг.). Берлин, 1932; и др.

561

Горький М. Несвоевременные мысли. С. 110; он же. Русская жестокость. // Новая Россия. 1922. № 2. С. 143.

562

РГАСПИ, ф. 17, оп. 84, д. 165, л. 1; 6 июля 1921 г. Ленин ознакомился с запиской секретаря Центрального бюро еврейских коммунистических секций при ЦК РКП(б) А. И. Чемеринского о бандитских погромах еврейского населения в Гомельской и Минской губерниях и о том, что представители советских учреждений ничего не делают для его защиты. B. И. Ленин. Неизвестные документы. 1891–1922. С. 457. Подробнее о еврейских погромах, которые устраивали бойцы 1-й Конной армии С. М. Буденного в 1920 г., см.: Поликарпов В. Д. Другая сторона буденновской легенды. Гражданская война в России. События, мнения, оценки. М., 2002. C. 618, 622.

563

РГАСПИ, ф. 325, оп. 1, д. 404, л. 82.

564

РГАСПИ, ф. 17, оп. 3, д. 27, л. 1.

565

Бугай Н. Ф. 20–50-е годы: переселения и депортации еврейского населения в СССР. // Отечественная история. 1933. № 4. С. 175–185; Борщаговский А. Обвиняется кровь. М., 1994; Костырченко Г. В. Тайная политика Сталина. Власть и антисемитизм. М., 2001; и др.

566

Бурцев В. «Протоколы сионских мудрецов» — доказанный подлог. М., 1991. С. 277.

567

См.: Ганелин Р. Ш. Белое движение и «Протоколы сионских мудрецов». / Национальная правая прежде и теперь. С. 124–130.

568

Вацетис И. И. Гражданская война. 1918 год. // Память. М., 1977. Вып. 2. С. 72, 74.

569

Из 250-тысячного офицерского корпуса российской армии (октябрь 1917 г.) в Красной Армии служило 30 %, в Белой — 40 %, остальные эмигрировали или отказались от службы. Кавторадзе А. Г. Военные специалисты на службе Республики Советов. 1917–1920 гг. М., 1988. С. 28, 170. Есть и иное мнение: общее число кадровых офицеров, служивших в 1918–1920 гг. в Красной Армии, более чем в 2 раза превышало их количество у белых. Лившиц И. И. О роли кадровых офицеров в гражданской войне. // Вопросы истории. 1993. № 6. С. 189.

570

РГАСПИ, ф. 325, оп. 1, д. 404, л. 214; д. 435, л. 1. Репрессии порождали страх даже у их устроителей. Однажды Троцкий сказал Дзержинскому: «Вся моя работа на фронте пропадает оттого, что некоторым Калигулам нужна моя голова». Председатель ВЧК парировал: «Всероссийской комиссии по борьбе с контрреволюцией пока не нужна голова товарища Троцкого». Ветлугин А. Авантюристы гражданской войны. Париж, 1921. С. 124–125.

571

Командиру сводного конного корпуса Б. М. Думенко было инкриминировано обвинение в убийстве комиссара. Он был расстрелян в 1920 г., реабилитирован в 1964-м. Hайда С. Ф. О командире сводного конного корпуса Б. М. Думенко. // Военно-исторический журнал. 1965. № 9. С. 113–120. Ф. К. Миронов — командир Донского казачьего кавалерийского корпуса 24 августа 1919 г., вопреки запрету Реввоенсовета, выступил с корпусом из Саранска на фронт. Был обвинен в попытке мятежа, арестован, приговорен к расстрелу, но амнистирован ВЦИК. В 1920 г. командовал 2-й конной армией. Был награжден орденом боевого Красного Знамени № 3. Был арестован 13 февраля 1921 г. будто бы за подготовку антисоветского мятежа на Дону. Расстрелян в Бутырской тюрьме в апреле 1921 г. Реабилитирован в 1960 г. // Известия ЦК КПСС. 1990. № 2. С. 175–176. Об обстоятельствах гибели Думенко и Миронова см.: Поликарпов В. Д. Другая сторона буденновской легенды. Гражданская война в России. События, мнения, оценки. С. 597–626.

572

Десятый съезд РКП(б). Март 1921 г. Стенографии, отчет. М., 1963. С. 285; Литвин A. Л. Крестьянство Среднего Поволжья в гражданской войне. С. 222–230.

573

Семанов С. Н. Ликвидация антисоветского кронштадтского мятежа. М., 1973. С. 182. См.: Кронштадтская трагедия 1921 г. // Вопросы истории. 1994. № 4, 5, 6; и др. К лету 1921 г. по приговорам Петроградской ЧК, особого отдела и трибунала военного округа были приговорены к расстрелу 2103 человека и осуждены на длительные сроки заключения 6459 человек. Около 3000 менее заметных участников выступления подлежали высылке в административном порядке. Петров M. Н. Формирование и деятельность органов ВЧК — ОГПУ. 1917— середина 1920-х гг. (на материалах Северо-Запада России). Автореф. дисс. докт. ист. наук. СПб., 1995. С. 26. Таковы карательные итоги кронштадтских событий 1921 г.

574

См.: Гуль Р. Тухачевский. Красный маршал. Берлин, 1932. С. 173–174.

575

Дзержинский писал Манцеву 16 марта 1921 г., что эшелоны матросов, высланные из Петрограда на юг, по пути «творят бесчинства» и ведут контрреволюционную агитацию. Потому следует «хулиганствующих, агитирующих, вывешивающих плакаты и других активных контрреволюционеров немедленно арестовывать и беспощадно расстреливать». ЦА ФСБ РФ, ф. 1, оп. 5, д. 651, л. 365. Дзержинскому было поручено на заседании Политбюро 27 апреля 1921 г. создать в Ухте концлагерь для высылаемых кронштадтских матросов. // РГАСПИ, ф. 17, оп. 3, д. 155, л. 3.

576

Известия. 1994. 11 января. См. также: Getzler I. Kronstadt 1917–1921. The fate of Soviet Democracy. Cambridge University Press, 2002.

577

В 20-е годы «махновщину» квалифицировали «кулацкой диктатурой». Кубанин М. К истории кулацкой контрреволюции (махновщина). // На аграрном фронте. 1925. № 9. С. 96. Или «кулацким повстанческим движением на Украине». Руднев В. В. Махновщина. Харьков, 1928. С. 97. Также называли и движение крестьян под руководством Н. А. Григорьева (1878–1919) на юге Украины. Раковский М. Е. Крах григорьевщины. // История СССР. 1966. № 5. С. 41. В начале 80-х махновщина рассматривалась как «антисоветское анархо-кулацко-крестьянское движение… одна из разновидностей мелкобуржуазной контрреволюции». Гражданская война и военная интервенция в СССР. Энциклопедия. М., 1983. С. 343. Одновременно формировалось и иное мнение: махновщина — выразитель интересов «сравнительно широких слоев крестьянства». Семанов С. Н. Махновщина и ее крах. // Вопросы истории. 1966. № 9. С. 37. Махновщина — это крестьянская война против советской власти на юге Украины; Волк С. С. Нестор Махно в дни войны и мира. Махно Н. Воспоминания. М., 1992. С. 7. «Махно был одним из первых в нашей стране борцов с тоталитаризмом», — утверждает А. В. Шубин. Шубин А. В. Махно и махновское движение. М., 1998. С. 3.

578

Комин В. В. Нестор Махно. Мифы и реальность. М., 1990. С. 34–40. В гражданской войне не было законов. К чему бы ни призывали руководители, реалии были иными. Махновцы грабили и расстреливали. Воспоминания Н. В. Герасименко — свидетельство тому. Он познакомился с махновцами, когда они грабили поезд и артистическая группа, в которой был Герасименко, была арестована. Наблюдая поведение Махно во время казни стражников, Герасименко сообщал: «Все человеческие чувства давно заглохли в Махно. Его не тронут ни слезы женщин, — а к ним он падок, — ни плач детей, ни клятвы мужчин… Никто не смеет, не может быть грознее, — что значит и жесточе, чем он, — батько Махно». Герасименко Н. В. Батько Махно. Мемуары белогвардейца. M. — Л., 1928. С. 33–34. О расстрелах плененных красноармейцев см.: Оппоков В. Лев Задов: смерть от бескорыстия (повесть о махновце-чекисте). Петрозаводск, 1994. С. 184–185.

579

Французский историк А. Скирда полагал, что 10–12 тысяч войск Махно сыграли решающую роль в разгроме армии Врангеля. // Skirda A. Les cosaques de la liberte: Nestor Makhno. Le cosaque de l'anarchiec et la querre civil russe. 1917–1921. Paris, 1985. P. 259.

580

Трифонов И.Я. Классы и классовая борьба в СССР в начале НЭПа. Л., 1964. Автореф. докт. дис. С. 4. Судьба Махно и его сторонников сложилась по-разному. Махно умер в Париже, его семья побывала в нацистских концлагерях. Начальник контрразведки армии Махно Л. Н. Задов позже работал в ВЧК — ОГПУ и был репрессирован в 1938 г. // Комсомольская правда. 1990. 4 февраля.

581

А. И. Деникин 4 апреля 1919 г. подписал положение о создании Особой комиссии по расследованию злодеяний большевиков, состоящей при главнокомандующем вооруженными силами Юга России. По подсчетам этой комиссии, в 1918–1919 гг. жертвами красного террора стали 1 млн. 700 тыс. человек. Мельгунов С. П. Красный террор в России. Берлин, 1924. С. 138. Красный террор в годы гражданской войны (по материалам Особой следственной комиссии по расследованию злодеяний большевиков). London, 1992. По данным Д. Леггета, по меньшей мере 140 тыс. крестьян были убиты красными при подавлении восстаний. L egg et G. The CheKa: Lenin's political police. Oxford, 1981. P. 360. И. А. Курганов полагал, что в 1918–1921 гг. в России погибло 3 млн. человек. Российский ежегодник. М., 1990. Вып. 2. С. 288. А. Антонов-Овсеенко писал, что гражданская война и голод 1921 г. унесли 16 миллионов жизней. Антонов-Овсеенко А. Портрет тирана. Нью-Йорк, 1980. С. 262. М. Геллер и А. Некрич утверждали, что потери страны в гражданской войне составили 10 млн. 180 тыс. человек. Голод 1921 г. унес 5 млн. 53 тыс. чел. Отсюда и число потерь в 1918–1921 гг. примерно 16 млн. человек. Геллер М., Некрич А. Утопия у власти. // Даугава, 1990. № 12. С. 76. В. П. Данилов обратил внимание на то, что в 1918–1920 гг. армейские потери составляли 800 тыс. чел., еврейских погромов — 300 тыс. чел., жертв террора, бандитизма, подавления крестьянских выступлений — 1,3 млн. чел., тифа, оспы и дизентерии — 5,1 млн. Данилов В. П. За что погибли шестнадцать миллионов россиян? // Юность. 1990. № 10. С. 19.

Впервые террор приобрел массовое распространение в России после 1905 г. Гейфман А. «Убий». // Родина. 1994. № 1.С. 26. Масштабность массового террора резко выросла в годы гражданской войны и достигла своего апогея в 30-е годы.

582

Велидов А. С. Ленинская концепция советских органов государственной безопасности. // Проблемы и суждения. М., 1990. № 2. С. 22.

583

Ленин В. И. ПСС. Т. 44. С. 151.

584

Троцкий Л. Д. Соч. Т. 17. Кн. 2. С. 325; Сталин И. В. Соч. Т. 5. С. 71.

585

Ю. О. Мартов в 1922 г. писал: «Самую вредную роль сыграла бы диктатура (большевистской партии. — А. Л.), если б ей удалось внушить темным слоям пролетариата и крестьянства веру в то, что их интересы могут быть защищены от посягательства имущих классов методом полицейской опеки „сильной власти“. Мы имели бы в стране с вековыми традициями рабской веры в благодетельную государственную власть возрождение легенды о „мужицком царе“. Но использовали бы эту легенду, в конечном счете, антипролетарские элементы. На почве развивающегося капиталистического производства военная и гражданская бюрократия, а не коммунистическая партия явится той организованной силой, которая использует неорганизованность граждан для своего собственного возвышения во имя сильной надклассовой власти, мирно улаживающей все классовые противоречия. Нация, „переросшая буржуазную демократию“, получила в награду диктатуру комячеек. Но нации, „не доросшей“ до „буржуазной демократии“, суждено будет преклониться перед бонапартистским тираном». Мартов Ю. Диалектика диктатуры. // Социалистический вестник. 1922. № 3. С. 7. «Нэп, — писал в 1927 г. Н. В. Устрялов, — был в известном смысле „фальсификацией термидора“. Изменение хозяйственной политики без видоизменения политического режима было лишь политическим ходом, и все основные уступки нэпа взяты постепенно назад. На смену „коммунизму военному“ явился „коммунизм в перчатках“, который был продолжением властвования той же Коммунистической партии, преследовавшей те же свои цели, но изменившей, по соображениям целесообразности, методы их достижения». // Отечественная история. 1993. № 4. С. 5.

586

Ежегодник советской юстиции. 1922. № 1. С. 7; Ленин В. И. ПСС. Т. 44. С. 400.

587

См.: Отечественная история. 1993. № 2. С. 31.

588

См.: Известия. 1993. 12 марта. M. М. Тихвинский (1868–1921), профессор-химик, управляющий лабораторным отделом главного нефтяного комитета ВСНХ. Арестован в июле 1921 г., тогда же расстрелян. На запрос русского физико-химического общества и ходатайства об освобождении Тихвинского Ленин ответил: «Тихвинский не „случайно“ арестован: химия и контрреволюция не исключают друг друга». Ленин В. И. ПСС. Т. 53. С. 169. В настоящее время установлена полная невиновность Тихвинского, так же как и расстрелянного тогда же поэта Николая Гумилева.

589

И. С. Уншлихт (1879–1938) вспоминал, что в 1921–1922 годах Дзержинский был так загружен работой на железной дороге и ВСНХ, что в ВЧК «руководство всей практической, оперативной работой целиком лежало на мне». Уншлихт И. С. Воспоминания о Владимире Ильиче. // Вопросы истории КПСС. 1965. № 4. С. 96.

590

РГАСПИ, ф. 76, оп. 3, д. 197, л. 1; ф. 17, оп. 3, д. 153, л. 1; д. 215, л. 5; ф. 2, оп. 2, д. 641, л. 1–6.

591

Обзор деятельности ВЧК за 4 года. С. 208.

592

Приказы ВЧК за 1921 г. Т. 7. С. 2, 9, 18, 49, 52; Т. 8. С. 10, 63–70; Т. 9, С. 45; Т. 10. С. 101, 107.

593

Обзор деятельности ВЧК за 4 года. С. 261; Приказы ВЧК за 1921 г. Т. 9. С. 4. РГАСПИ, ф. 17, оп. 84, д. 71; ф. 5, оп. 1, д. 2560, л. 92; Кучемко H. М. Укрепление социалистической законности в Сибири в первые годы нэпа (1921–1923). Новосибирск, 1981. С. 91–98.

594

В. И. Ленин и ВЧК. С. 425; Неизвестная Россия. XX век. М., 1992. Т. 1.С. 41.

595

СУР РСФСР. 1921. Ст. 614; Фельштинский Ю. К истории нашей закрытости М., 1991. С. 23, 117; Приказы ВЧК за 1921 г. Т. 8. С. 136.

596

Ленин В. И. ПСС. Т. 43. С. 329, 340, 409; Известия. 1992. 22 апреля. А. Ф. Керенский был убежден, что реакция, маскирующаяся под «революцию» и возглавляемая такими демагогами, как Ленин, Муссолини и Гитлер, которые опираются в своей борьбе за власть на самые низшие слои общества, могут создать самые тоталитарные террористические диктатуры, разрушающие все моральные барьеры. // Вопросы истории. 1991. № 7–8. С. 141.

597

Знамя. 1990. № 3. С. 125.

598

Неизвестная Россия. XX век. Т. 1. С. 41–42.

599

ЦА ФСБ РФ, ф. 1, оп. 5, д. 36, л. 70; оп. 1, д. 3, л. 140, 145, 149.

600

В 1921 г. в Татарии было раскрыто 11 контрреволюционных организаций и 66 бандитских шаек. НА РТ, ф. 3997, оп. 1, д. 71, л. 77. Казанская губЧК рассматривала дела бывших офицеров, служивших в армии Колчака, участников крестьянских выступлений. В апреле 1921 года в Казани был арестован Н. В. Некрасов, бывший министр путей сообщения и финансов Временного правительства, генерал-губернатор Финляндии. В начале 1918 г. он, сменив фамилию на В. А. Голгофский, отправился в Уфу, стал кооператором, переехал в Казань. Здесь грамотный, энергичный кооператор быстро обратил на себя внимание и был избран в правление Татсоюза. Его опознал приехавший с проверкой из Москвы в Казань кооператор, который сообщил о своем «открытии» в ЧК. На основании телеграммы Дзержинского Некрасов был препровожден в ВЧК. Среди формулировок чекистов выделим типичные: «Кругликовского за взяточничество и дискредитирование звания чекиста приговорить к одному году заключения в концентрационный лагерь с принудительными работами и лишить его права работы в органах ВЧК навсегда»; «Шувалова, как вредного элемента для Советской республики, заключить в концлагерь с принудительными работами сроком на 2 года». ЦА Управления ФСБ по РТ. Протоколы заседаний губЧК за 1921 г. Т. 9. С. 96, 108. О встрече Некрасова с Лениным после ареста в Казани см.: Днепровский С. П. Кооператоры. М., 1968. С. 343–344.

601

РГАСПИ, ф. 2, оп. 2, д. 1023, л. 1; д. 717, л. 1–3. О цинизме ВЧК ходили в то время самые невероятные слухи. Так, будто бы Дзержинский говорил: «Эти люди в Кремле не хотят понять, что пролетариат изжил буржуазную потребность в тюрьмах; ему больше не нужны четыре стены, он сможет управиться и при помощи одной». Ветлугин А. Авантюристы гражданской войны. Париж, 1921. С. 123.

602

Ленин В. И. ПСС. Т. 44. С. 328, 296–297; История советских органов государственной безопасности. М., 1977. С. 124–125; Сироткин В. От гражданской войны к гражданскому миру. Иного не дано. М., 1988. С. 375.

603

В 1926 году Дзержинский издал приказ о призыве на службу демобилизованных чекистов. Время нэпа прошло, нужны были вновь кадры эпохи военного коммунизма. // Родина. 1991. № 11–12. С. 68.

604

В. И. Ленин и ВЧК. С. 536, 539.

605

Цит. по: Родионов П. А. Как начинался застой? // Знамя. 1989. № 8. С. 207.

606

В. И. Ленин и ВЧК. С. 549–551; Уншлихт И. С. О Владимире Ильиче. Воспоминания о В. И. Ленине. М., 1984. Т. 4. С. 75–77.

607

В. И. Ленин и ВЧК. С. 557.

608

В. И. Ленин и ВЧК. С. 552; Пограничные войска СССР. 1918–1928. Сб. док. и материалов. М., 1973. С. 200, 203; Приказы ВЧК-ГПУ за 1922 г. Т. 11. С. 109; Т. 14; СУР РСФСР. 1922. № 51,65.

609

Голанд Ю. Политика и экономика (очерки общественной борьбы 20-х годов). // Знамя. 1990. № 3. С. 131. В резолюции XII партконференции говорилось: «Нельзя отказаться и от применения репрессий не только по отношению к эсерам и меньшевикам, но и по отношению к политиканствующим верхушкам мнимобеспартийной, буржуазно-демократической интеллигенции, которая в своих контрреволюционных целях злоупотребляет коренными интересами целых корпораций и для которой подлинные интересы науки, техники, педагогики, кооперации и т. д. являются только пустым словом, политическим прикрытием». // КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК. М., 1987. Т. 2. С. 593.

610

Ленин В. И. ПСС. Т. 45. С. 189, 190–191.

611

Ленин В. И. ПСС. Т. 54. С. 265–266; Красовицкая Т. Что имеем, то храним… // Московские новости. 1990. 20 мая; Костиков В. Не будем проклинать изгнание… М., 1990. С. 72–77.

612

РГАСПИ, ф. 2, оп. 2, д. 1338, л. 33–35. Документ частично опубликован. // Известия. 1993. 29 мая. Троцкий в интервью иностранным корреспондентам, опубликованном 30 августа 1922 г. в «Известиях», признал, что высылаемые не представляли политической опасности в данный момент, но могут стать опасными в будущем. Потому высылка — «предусмотрительная гуманность», т. к. в случае военных осложнений эти лица могли быть расстрелянными. В «Правде» и «Известиях» всячески преуменьшали научное значение работ высылаемых, характеризуя их как «политиканствующих профессоров», а не крупных ученых, полагая, что последними могут быть только марксисты… // Знамя. 1990. № 3. С. 132.

613

РГАСПИ, ф. 5, оп. 1, д. 2603, л. 1, 14, 15; ф. 2, оп. 2, д. 1245, л. 2. На запрос Ленина Уншлихт 22 ноября 1922 г. сообщал, что Потресов по решению комиссии Политбюро не был включен в список высылаемых за границу. Там же, л. 18; ЦА ФСБ РФ, ф. 1, оп. 1, д. 5 (1922 г.), л. 84, 89, 90, 96, 156. Не все из названных в списках были депортированы из страны. Среди высланных были ученые и специалисты из разных городов страны. Из Казанского университета были высланы трое ученых: А. А. Овчинников — ректор университета; Г. Я. Трошин — декан медицинского факультета, психиатр; И. А. Стратонов — профессор русской истории. Им было предъявлено трафаретное обвинение в антисоветской пропаганде. Стратегов погиб в 1942 г. в Париже, казненный гестаповцами за антифашистскую деятельность. // Советский патриот. Париж, 1947. № 97. Петроградский Совет 29 августа 1922 г. заслушал информацию председателя петроградского отдела ГПУ об аресте 34 профессоров, журналистов и врачей. Совет одобрил решение о высылке арестованных за границу. Культурная жизнь в СССР. 1917–1927. Хроника. М., 1975. С. 365 См. также: Султанбеков Б. Ф., Малышева С. Ю. Трагические судьбы. Казань, 1996; и др.

614

Знамя. 1990. № 3. С. 133. Ленин до конца 1922 г. продолжал интересоваться высылками. 13 декабря 1922 г. он предлагал Сталину обсудить на пленуме ЦК вопрос о высылке историка Н. Рожкова. «Рожков — человек твердых и прямых убеждений, но уступает нам в торге с Мессингом и дает какие угодно заявления против меньшевиков исключительно по тем же мотивам, по которым мы в свое время подписывали клятвенные обещания верности царю при вступлении в Государственную думу». Предлагал выслать Рожкова за границу. Или отправить в Псков, обеспечив материально и работой. «Но держать его надо под строгим надзором, ибо этот человек есть и будет, вероятно, нашим врагом до конца». РГАСПИ, ф. 2, оп. 2, д. 1344, л. 12. Документ опубликован // Родина. 1992. № 3. С, 49. Подробнее о высылке за границу см.: Главацкий M. Е. «Философский пароход»: год 1922-й. Екатеринбург, 2002.

615

История советских органов государственной безопасности. М., 1977. С. 136–138; РГАСПИ, ф. 17, оп. 84, д. 394, л. 15. 20 июля 1922 г. председатель ГПУ Украины Манцев писал Дзержинскому: «Сотрудник, особенно семейный, может существовать, только продавая на рынке все, что имеет. А имеет он очень мало. И потому он находится в состоянии перманентного голодания… Зарегистрирован ряд случаев самоубийств на почве голода и крайнего истощения. Я лично получаю письма от сотрудниц, в которых они пишут, что принуждены заниматься проституцией, чтобы не умереть с голода. Арестованы и расстреляны за насилия и грабежи десятки, если не сотни сотрудников, и во всех случаях установлено, что идут на разбой из-за систематической голодовки. Бегство из Чека повальное». Манцев информировал Дзержинского, что совместная комиссия ГПУ Украины и Южбюро ВЦСПС пришла к заключению: «Государство не может содержать аппараты Чека в полной мере, а посему необходимо уменьшить штаты до предела и сократить соответственно функции Чека». Он сообщал, что штаты ГПУ на Украине уменьшены на 75 %, дальнейшее сокращение невозможно и государственная власть должна полностью обеспечить потребности оставшихся работников. Письмо заканчивалось обращением к Дзержинскому: «Я Вас очень прошу поставить этот вопрос, ибо опасность окончательного развала Чека очень близка. Ну а если Чека не нужна, то об этом нужно сказать прямо и твердо». // Знамя. 1990. № 3. С. 130–131.

616

Приказы ГПУ за 1922 г. Т. 14. 5 апреля, № 40; 30 декабря, № 350; 3 апреля, № 37; 19 мая, № 84; 23 октября, № 267. Приказом по ГПУ 23 ноября 1922 г. (№ 307) М. И. Зайцев, бывший секретарь ОГПУ, служивший в ВЧК с 1919 г., за использование служебного положения в целях получения двух миллиардов взятки за прекращение порученной ему разработки по делу о шпионаже; П. Ф. Иванов, секретный сотрудник Татарского отдела ГПУ, виновный в шантаже, вымогательстве и ложном доносе; всего по приказу 20 сотрудников ГПУ были расстреляны во внесудебном порядке.

617

В 1923 г. 70 % из назначенных на территории РСФСР губернских прокуроров не имели специального образования. На 768 должностей помощников прокуроров удалось назначить только 423, но половина из них имела низшее образование. Портнов В. П., Славин M. М. Становление правосудия Советской России (1917–1922 гг.). М., 1990. С. 160–161.

618

Приказы ГПУ за 1922 г. Т. 14. 14 ноября, № 291; История советских органов государственной безопасности. М., 1977. С. 149–150, 169–171. Троцкий, оценивая деятельность ГПУ той поры, писал: «Даже деятельность ГПУ, преемницы ВЧК, на которую в борьбе с контрреволюцией выпала одна из решающих задач и которая эту задачу блестяще выполнила, теперь, в обстановке общей бюрократизации, также все больше сбивается с пути обороны пролетарской революции. Вместо борьбы против политической и экономической контрреволюции ее деятельность все более начала направляться на борьбу с законным недовольством рабочих, вызываемым бюрократическими и мелкобуржуазными извращениями и даже внутрипартийной оппозицией». Троцкий Л. Д. Коммунистическая оппозиция в СССР. Бенсон, 1988. Т. 3. С. 172.

619

РГАСПИ, ф. 17, оп. 84, д. 394, л. 11, 76.

620

ЦАФСБ РФ. ф. 1, оп. 6, д. 27, л. 8, 9, 13; ф. 1,оп. 1,д. 1, л. 9–74, 91, 116; д. 4, л. 26. Татарский OK РКП(б) 4 марта 1922 г., заслушав сообщение о реорганизации ЧК, предложил провести кампанию по популяризации деятельности чекистов, обсудив вопрос на закрытых собраниях рабочих с целью «расширения кругов информаторов из рабочих». ЦГА ИПД РТ, ф. 15, оп. 1, д. 485, л. 41. Основное внимание чекисты Татарии в 1922 г. обратили на аресты правых эсеров, меньшевиков, бывших колчаковцев, наблюдение за сотрудниками АРА (американскими и россиянами). ЦГА ИПД РТ, ф. 15, оп. 1, д. 485, л. 44–45. В течение 1922 года в Татарии было ликвидировано 10 контрреволюционных организаций и 42 банды; арестовано 63 контрреволюционера и 470 бандитов, изъято 378 винтовок, 280 револьверов и пулемет. НА РТ, ф. 3997, оп. 1, д. 138, л. 38.

621

Председателем ОГПУ до конца своей жизни (20 июля 1926 г.) оставался Дзержинский, которого сменил В. Р. Менжинский, возглавлявший ОГПУ до 1934 г. Троцкий оставил о них следующие характеристики: «Дзержинский был человеком великой взрывчатой страсти… Дзержинский влюблялся нерассуждающей любовью во всякое дело, которое выполнял, ограждая своих сотрудников от вмешательства и критики со страстью, с непримиримостью, с фанатизмом… Самостоятельной мысли у Дзержинского не было. Он сам не считал себя политиком… Политически Дзержинский всегда нуждался в чьем-нибудь непосредственном руководстве». «…Сталин поддержал Менжинского. Сталин вообще поддерживал людей, которые способны политически существовать только милостью аппарата. И Менжинский стал верной тенью Сталина в ГПУ. После смерти Дзержинского Менжинский оказался не только начальником ГПУ, но и членом ЦК. Так на бюрократическом экране тень несостоявшегося человека может сойти за человека». Троцкий Л. Д. Моя жизнь. Опыт автобиографии. Берлин, 1930. Ч. 2. С. 182, 225–226.

622

Знамя. 1990. № 3. С. 135–136.

623

РГАСПИ, ф. 76, оп. 3, д. 231, л. 2.

624

В 1925 г. на совещании в Москве о судьбах интеллигенции выступил Н. И. Бухарин, предложивший быстрое и циничное решение проблем ее места в пролетарском государстве и дальнейшего формирования кадров интеллектуалов. «Любимец партии» отметил, что партия пришла к власти, «шагая через трупы, для этого надо было иметь не только закаленные нервы, но основанное на марксистском анализе знание путей, которые нам отвела история». И далее продолжил: «Нам необходимо, чтобы кадры интеллигенции были натренированы идеологически на определенный манер. Да, мы будем штамповать интеллигентов, будем вырабатывать их, как на фабрике». Бухарин предложил интеллигенции «идти под знаменем рабочей диктатуры и марксистской идеологии». Судьбы современной интеллигенции. М., 1925. С. 25, 27, 30. Бухарин был теоретиком сталинской культурной революции «сверху». // Отечественная история. 1994. № 2. С. 102.

625

Знамя. 1990. № 3. С. 145–147; Итоги десятилетия советской власти в цифрах. М., 1927. С. 116; Гернет M. Н. История царской тюрьмы. М., 1962. Т. 4. С. 23; РГАСПИ, ф. 76, оп. 4, д. 103, л. 12. В 1922 г. из черноморских портов вывезли контрабанды на 400 тыс. руб. золотом, задержали на 250 тыс. руб. золотом. Колдаев В. М. Из истории организации борьбы с контрабандой в СССР (1917–1930) // Правоведение. 1970. № 6. С. 102.

626

РГАСПИ, ф. 76, оп. 3, д. 231, л. 3–9.

627

Сводки ОГПУ за 1926 г. свидетельствовали о развитии антисемитизма среди рабочих, безработных, крестьян, советских служащих, интеллигенции, коммунистов, духовенства. Сводки отмечали факты избиения евреев за то, что они евреи, погромную агитацию, требования переселить евреев в Палестину. Неизвестная Россия. М., 1993. Вып. 3. С. 324–358.

628

История советских органов государственной безопасности. М., 1977. С. 197–200; Конквест Р. Большой террор. London, 1974. С. 989; Федоров Л. Как придумали партию. // Родина. 1990. № 5. С. 58–62; Современники отмечали: «Широкая волна арестов, ссылок, репрессий прокатилась по всей России начиная с осени 1928 г. Это — ответ правительства на все растущие экономические затруднения… Вспомните времена 1919–1920 годов, и тогда вы поймете ту атмосферу, в которой живем мы сейчас. Это так и в экономическом, и в политическом отношении». // Родина. 1992. № 11–12. С. 61.

629

Первые массовые аресты, начавшиеся в конце 1929 г., проводились войсками ОГПУ. Они были заняты выселением «кулаков», расстрелами тех, кто, по их мнению, в годы гражданской войны служил или сочувствовал белым. В 1929–1931 гг. было выселено из мест постоянного проживания 381 026 семей (1 830 392 чел.) — Земсков В. Н. Спецпоселенцы (по документации НКВД — МВД СССР) // Социологические исследования. 1990. № 11. С. 3. В результате раскулачивания и голода в 1930–1933 гг. погибло 14,5 миллиона граждан СССР. Конквест Р. Жатва скорби // Вопросы истории. 1990. № 4. С. 85.

630

ВЧК — ГПУ. Сб. док. / Составитель Ю. Фельштинский. Vermont, 1989. С. 147.

631

Бухарин Н. И. Избранные произведения. М., 1988. С. 390.

632

История советских органов государственной безопасности. С. 240–241, 279. Сборник законов СССР. 1932. № 62; 1934. № 33, 36, 74.

633

Известия. 1990. 14 февраля; Цаплин В. В. Статистика жертв сталинизма в 30-е годы. // Вопросы истории. 1989. № 4. С. 181; он же. Архивные материалы о числе заключенных в конце 30-х годов. // Вопросы истории. 1991. № 4–5. С. 158, 161; Горинов М. М. Советская страна в конце 20-х — начале 30-х годов. // Вопросы истории. 1990. № 11. С. 39; Хлевнюк О. 1937 год: противодействие репрессиям. // Коммунист. 1989. № 18. С. 98–109; Сувениров О. Ф. Трагедия РККА. 1937–1938. М., 1998; и др. Число лагерей в отчетах НКВД указано неточно: Сиблаг включал в себя 16 лагпунктов. Подсчеты смертей также нуждаются в корректировке в сторону увеличения. Подробнее о ИТЛ см.: Система исправительно-трудовых лагерей в СССР. 1923–1960. Справочник. М., 1998.

634

Панчинский А. А. Продолжая разговор, начатый А. Г. Авторхановым. // Вопросы истории. 1992. № 2–3. С. 188–189; Тумшис М. А. Еще раз о кадрах чекистов 30-х годов. // Вопросы истории. 1993. № 6. С. 190–191; он же. Кадровый состав органов ОГПУ начала 30-х годов (по материалам Средне-Волжского края). // Политический сыск в России: история и современность. СПб., 1997. С. 333–341. А. X. Артузов, чекист и заместитель начальника военной разведки страны, только после того, как был арестован и подвергнут пыткам, написал кровью на стене камеры: «Всякий честный человек должен убить Сталина!» Один из старых большевиков попытался объяснить, почему Сталин проводил внутрипартийный террор. «Выросшие в условиях революционной борьбы против старого режима, мы все воспитали в себе психологию оппозиционеров, непримиримых протестантов… мы все — не строители, а критики, разрушители». // Социалистический вестник. 1937. № 1–2.

17 января. По состоянию на 1 января 1939 г. среди 1 317 195 лагерных заключенных был 830 491 русский, 181 905 украинцев, 44 785 белорусов, 24 894 татарина, 24 499 узбеков, 19 758 евреев, 18 572 немца, 17 123 казаха, 16 860 поляков, 11 723 грузина, 11 064 армянина, 9352 туркмена, 4874 башкира, 4347 таджиков, остальные 96 948 человек принадлежали к более чем 100 другим национальностям. Возрастной состав заключенных ГУЛАГа (1 марта 1940 г.): моложе 18 лет — 1,2 %; от 18 до 21 года — 9,3 %; от 22 до 40 лет — 63,6 %; от 41 до 50 лет — 16,2 %; старше 50 лет — 9,7 %. К началу Великой Отечественной войны мужчины составляли 93 % заключенных ГУЛАГа, женщины — 7 %, в июле 1944 г. — соответственно 74 % и 26 % // Аргументы и факты. 1990. 1–7 сентября. № 35.

635

ЦА ФСБ РФ, д. 739540. Т. 1. М. И. Лацис; Горчаков О. Ян Берзин: судьба командарма невидимого фронта. // Новая и новейшая история. 1989. № 2. С. 155; № 3. С. 133; Штейнберг В. Екаб Петерс. М., 1989; Съянова Е. Яков Петерс, которого мы не знаем. // Известия. 2003. 15 октября; Шошков Е. Звезда и смерть Глеба Бокия. Человека, чекиста и парохода. // Родина. 2000. № 7. С. 68–71; ЦА ФСК РФ, д. Р-8208. Л. С. Сосновский. С. 163. Пролеткультовец Л. Л. Авербах в 1927 г. провозглашал: «Некоторые интеллигентские писатели приходят к нам с пропагандой гуманизма, как будто есть на свете что-либо более истинно человеческое, чем классовая ненависть пролетариата». После ареста писал о помиловании, напоминая, что его мать — сестра Я. М. Свердлова, а сам он женат на дочери В. Д. Бонч-Бруевича Елене, что его родная сестра была женой Ягоды. ЦА ФСБ РФ, д. 612334. Л. Л. Авербах.

636

ЦА Управления ФСБ по РТ, протоколы судебной «тройки» ГПУ Тат. АССР. Т. 18–45. В июне 1931 г. в состав судебной «тройки» ОГПУ в ТАССР входили сотрудники ОГПУ Кандыбин, Музафаров, Якунин, Станкевич, от обкома ВКП(б) Абдразяков или Мукминев, от прокуратуры — Кузнецов. В 1933 г. судебная «тройка» состояла из сотрудников ОГПУ В. Гарина, Кушева, Мироманова, Станкевича, от прокуратуры — Кузнецов, от обкома ВКП(б) — Вашкевич. О Н. И. и А И. Ельциных подробнее см.: Литвин А. Л. Казанская тайна семьи президента. // Вечерняя Казань. 1993. 24 сентября; Известия. 1993. 28 сентября.

637

ЦА Управления ФСБ по РТ, протоколы заседаний судебной «тройки» НКВД ТАССР, т. 108–125. В состав «тройки» НКВД в 1937 г. входили нарком внутренних дел ТАССР Алемасов (с конца сентября Михайлов), замнаркома Ельшин, секретарь Соловьев; от обкома ВКП(б) — секретарь Мухаметзянов (с 22 сентября — председатель ЦИК ТАССР Динмухаметов), часто в составе — секретарь ОКВКП(б) Алемасов (до этого нарком внутренних дел ТАССР).

А. Г. Маленков, сын секретаря ЦК ВКП(б) Г. М. Маленкова, в книге об отце, желая как-то реабилитировать одного из руководителей репрессий 30-х гг., писал: «Принято думать, что в 1937 году вакханалия террора достигла апогея. Так ли это? Еще раньше репрессиям подверглись политические противники большевиков (меньшевики, эсеры и др.), священнослужители, сторонники оппозиций внутри партии, интеллигенция, крестьяне, не горевшие желанием идти в колхозы, рабочие… С приходом Ежова в НКВД карательная машина начинает перемалывать правящую элиту и саму себя. Думаю, именно потому, что в 37-м репрессии кровавой волной прошлись и по правящей элите, этот год стал в устах современного правящего слоя… символом репрессий вообще, хотя известно, что их размах и гибельный для судьбы страны голод в 1929–1933 гг. были намного больше». Маленков А. Г. О моем отце Георгии Маленкове. М., 1992. С. 32.

Разумеется, «раскулачивание» и голод начала 30-х привели к миллионным жертвам. Но социальный состав жертв большого террора, во всяком случае в Татарии, не подтверждает вывода А. Г. Маленкова. И в 1937 г. большинство расстрелянных по приговорам «тройки» — крестьяне.

638

ЦА Управления ФСБ по РТ, протоколы заседаний особой «тройки» НКВД по Татарской АССР, т. 69–77.

639

26 января 1937 г. «Литературная газета» вышла под общим заголовком «Смести с лица земли троцкистских предателей и убийц». С проклятиями в адрес безвинно убиенных выступили А. Толстой, К. Федин, Н. Тихонов, Ю. Олеша, И. Бабель, Л. Леонов, М. Шагинян, В. Шкловский, Джамбул и др. Разумеется, были и те, кто критически относился к сталинскому террору и стал его жертвой. Открыто со стихами против действий Сталина выступил О. Мандельштам. О его судьбе см.: Огонек. 1991. № 1; Известия. 1993. 18 сентября; и др. Менее известны стихи Павла Васильева:

«— О муза, сегодня воспой Джугашвили, сукина сына. — Упорство осла и хитрость лисы совместил он умело. — Нарезавши тысячи тысяч петель, насильем к власти пробрался». — П. Н. Васильев был реабилитирован лишь в марте 1989 г. ЦА ФСБ РФ, д. 35052, л. 103, 243.

640

Xлевнюк О. В. Сталин и Орджоникидзе. Конфликты в Политбюро в 30-е годы М., 1993. С. 140.

641

Число жертв «ежовщины» (январь 1937— декабрь 1938 г.) ужасает. По мнению Р. Конквеста, за это время было расстреляно около миллиона, умерло в заключении около 2 миллионов человек. Конквест Р. Там же. С. 962. И. А. Курганов конкретизировал: в 1937–1938 гт. погибло 635 тысяч крестьян, рабочих, интеллигентов, 340 тыс. коммунистов, 30 тыс. военных. // Российский ежегодник. М., 1990. Вып. 2. С. 288. В 1956 г. на секретный запрос Политбюро КГБ сообщил: в период с 1935 по 1940 год было арестовано примерно 16 миллионов человек, из которых по крайней мере семь миллионов были расстреляны или умерли в ГУЛАГе. Эндрю К., Гордиевский О. Там же. С. 158. По данным В. Земскова, в конце 1937 г. в ГУЛАГе находилось 996 367 заключенных, в конце 1938 г. — 1 317 195. Удельный вес осужденных за «контрреволюционные» преступления в составе лагерных заключенных составлял: в 1937 г. — 12,8 %; 1938 г. — 18,6 %; в 1939 г. — 34,5 %. // Аргументы и факты. 1989. 11–17 января. В 1937–1938 гг. было расстреляно 110 из 139 членов ЦК, избранных на XVII съезде ВКП(б) в 1934 г.; 75 из 80 членов Реввоенсовета РККА, более половины командиров. Дважды подвергался чистке НКВД. При Ежове все 18 комиссаров государственной безопасности первого и второго рангов, служившие при Ягоде, были физически ликвидированы. Из 122 высших офицеров, служивших в 1937–1938 гг., только 21 офицеру удалось сохранить свою должность после того, как Ежова сменил Берия в 1939 г. Эндрю К., Гордиевский О. Там же. С. 158. В документе, составленном прокуратурой страны в 1954 г. для Хрущева, говорилось, что, по данным МВД СССР, с 1921 г. до начала 1954 г. за политические, «контрреволюционные» преступления было осуждено коллегией ОГПУ, «тройками» НКВД, Особым совещанием, Военной коллегией, судами и военными трибуналами 3 777 380 чел., в том числе приговорены к расстрелу — 642 980, к содержанию в лагерях и тюрьмах на срок от 25 лет и ниже — 2 369 220, в ссылку и высылку — 765 180 человек. Указывалось, что из общего числа арестованных за «контрреволюционные» преступления около 2,9 млн. человек были осуждены во внесудебном порядке и 877 тыс. судами и военными трибуналами. В начале 1954 г. в лагерях и тюрьмах находилось 467 946 политических заключенных, в ссылках — 62 462 человека. // Аргументы и факты. 1990. № 5. По данным А. Н. Яковлева, чекисты всего за несколько месяцев после декрета о красном терроре в сентябре 1918 г. казнили более 50 тысяч человек. Ас 1921 по 1953 год было арестовано 5 951 364 человека, а всего число убитых по политическим мотивам, умерших в тюрьмах и лагерях за годы советской власти в целом по СССР достигает 20–25 миллионов человек. Сюда относятся и умершие от голода: более 5,5 миллиона — в гражданскую войну и более 5 миллионов человек — в 30-е годы. Яковлев А. Н. Сумерки. С. 123, 217.

642

Маркс К. и Энгельс Ф. Соч. Т. 5. С. 494; Ленин В. И. ПСС. Т. 41. С. 309; Сталин И. В. Соч. Т. 4. С. 37, 366.

643

London, 1986.

644

См.: Волкогонов Д. Д. Ленин. Политический портрет. М., 1994. Т. 2. С. 109.

645

Там же. Т. 1. С. 360–361.

646

Октябрь. 1990. № 10. С. 55.


Заключение | Красный и белый террор в России. 1918–1922 гг. |