home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 1

Девятый год Республики

Полковник Эндрю Лоуренс Кин резко выпрямился в койке, разметав мокрые от пота простыни.

— Эндрю, что с тобой?

Слова застряли у него в горле. Образ казался таким живым.

— Эндрю?

— Не беспокойся, Пэт.

Эндрю свесил ноги с койки и встал на пол, стараясь не потерять равновесия, так как именно в этом месте дорога делала крутой вираж и поезд сильно накренился.

— Тебе приснился Ганс, да?

Пэт О'Дональд, командующий 1-й армией Республики, отбросил одеяло и сел напротив Эндрю. Кин кивнул.

— Я так и думал, — хмыкнул ирландец. — Мне тоже частенько снится этот старый хрыч.

Пэт вздохнул и тоже поднялся с койки.

— Надо бы промочить глотку, — заметил он. — Отлично успокаивает нервы.

— Ты читаешь мои мысли, — улыбнулся Эндрю.

Поезд продолжало трясти. Эндрю, пошатываясь, добрался до конца вагона и выглянул в тамбур. По счастью, там никого не было. Его штаб сладко спал в следующем вагоне. Эндрю присел на скамью с жесткой спинкой, а подошедший Пэт открыл дверцу печи и подбросил в нее полную лопату угля. Эндрю задрожал от холода, и артиллерист вернулся в их купе, но секунду спустя снова вынырнул оттуда, держа в руках синий плащ Эндрю.

Кивком поблагодарив друга, Кин плотно закутался в теплую ткань и пожалел, что на нем нет его мундира. Однако с ним было бы слишком много возни. Он долго не мог привыкнуть, имея только одну руку, справляться с таким нехитрым делом, как надевание мундира. Дома полковнику всегда помогала одеваться Кэтлин, и этот ритуал даже начал ему нравиться, но Эндрю ужасно не хотелось приставать с такими пустяками к Пэту или кому-нибудь еще, особенно среди ночи. Пэт протянул ему очки, которые Эндрю сам раскрыл и надел. Он терпеть не мог быть практически незрячим, даже сидя в темном тамбуре.

Пэт опустился на скамью рядом с ним и вытащил из внутреннего кармана фляжку с водкой. Выдернув пробку, он торжественно протянул сосуд Эндрю.

— За Ганса, светлая ему память.

— За Ганса, — прошептал Эндрю и, поднеся фляжку к губам, сделал долгий глоток, скривившись, когда ядреное зелье опалило ему горло. Он вернул водку Пэту, который, казалось, бормотал про себя слова молитвы. Быстро перекрестившись, старый артиллерист взял фляжку и надолго приложился к ней.

— Если доктор Вайс проснется и застукает тебя пьющим на пустой желудок, он такого фитиля нам обоим вставит, — предупредил Пэта Эндрю.

— А я уже проснулся, — раздался голос у него за спиной.

Широко зевая, в тамбур вышел Эмил Вайс, главный врач Армии Республики. На нем были ночная рубашка и колпак. Подойдя к печке, он поднял крышку стоявшего на ней кофейника и с наслаждением вдохнул запах свежего кофе, затем налил себе чашечку дымящегося напитка и присел рядом с двумя нарушителями режима. Попробовав свой кофе, Эмил, не говоря ни слова, щедро плеснул в чашку из фляжки Пэта и сделал еще один глоток.

— Совсем как в старые добрые времена, — удовлетворенно прогудел Эмил. — Даже не верится, что после нашей последней кампании прошло уже четыре с лишним года.

— Мы вспоминали Ганса, — тихо сообщил ему Эндрю.

— И что?

Кин вздохнул и бросил взгляд в окно на освещенную серебристым светом двух лун бескрайнюю степь. После разгрома 3-го корпуса в битве на Потомаке он не сомневался, что Ганс погиб. Но недавно до него дошли волнующие слухи. Один карфагенский купец клялся, что видел его, а несколько бывших рабов, убежавших из орды, рассказывали, что в плену у мерков находится некий янки. Было хорошо известно, что изменник Хинсен переметнулся на службу к бантагам, и Эндрю всегда считал, что этим янки является именно он. Однако последний человек, которому удалось бежать из бантагского плена и добраться до границ Республики, утверждал, что янки откликается на имя «Гхандз». Учитывая, что в языке орды преобладали гортанные согласные, это вполне могло оказаться искаженным вариантом имени его наставника.

— Эндрю, он мертв. Я сказал себе это в тот день, когда он пропал, — убежденно произнес Эмил. — Смерть — это лучшее, что могло с ним случиться.

— Я никогда в это не верил. Он снился мне все эти четыре года. Но сегодня ночью это казалось реальным, как никогда. Я видел его в таком месте, которое выглядело как ад — вокруг него повсюду был огонь. — Эндрю повесил голову, в его голосе звучала печаль: — Он был в аду, и он был жив.

Низкий протяжный паровозный гудок прервал его мысли. Поезд прогрохотал по какому-то мосту, затем в окне промелькнули огни станции.

— Где это мы? — поинтересовался Эмил.

Эндрю попытался разглядеть табличку с названием станции, но она уже исчезла из виду.

— Полагаю, что уже за пределами Рима. Наверное, в Асгарде.

Пэт ухмыльнулся и выглянул в окно.

— Бот люди, которые разбираются в том, как варить пиво.

— Варвары, — фыркнул Эмил.

— Но хорошие воины, — возразил Эндрю. — Елки зеленые, что за странный мир! Рядом с римлянами живут потомки древних германцев, а в восьмистах милях дальше страна средневековых японцев. Сколько же у нас дома этих Врат света?

— Ну, викинги, скорее всего, попали сюда через те же Врата, что и мы, возле Бермуд, — рассудительно произнес Эмил. — Еще одни Врата должны быть в Средиземноморье, через них прошли римляне, карфагеняне, греки и египтяне. А вот как сюда попали русские, это мне непонятно. Может, это были какие-нибудь случайные Врата, которые открылись лишь один раз. У меня даже была такая гипотеза, что существуют только одни Врата, находящиеся где-нибудь в космосе над нашим миром. Поскольку Земля вращается вокруг своей оси, они всегда оказываются в разных местах.

Пэт уставился на доктора, выпучив глаза.

— В космосе, говоришь? И почему же они не падают вниз?

— Удерживаются на орбите.

— Не мели чепухи! В небе нет ничего, кроме звезд. Как там может что-то висеть? Ты сбрендил.

Пэт и Эмил углубились в дискуссию о Вратах света, приканчивая по ходу дела водку из фляжки артиллериста, но Эндрю к ним не прислушивался.

«Черт возьми, как мне не хватает тебя, Ганс, — печально думал он. — Помню, как вы с Пэтом сидели в уголке, опрокидывая рюмку за рюмкой. Ты обычно молчал, разве что улыбался иногда, но по большей части думал о чем-то. Старые добрые времена… Уж какими-какими, а добрыми они не были. Постоянный страх перед надвигающейся катастрофой и сознание того, что шансов выжить у тебя никаких. Из пятисот с лишним парней, которые пришли со мной в этот мир, ребят из Тридцать пятого Мэнского полка, Сорок четвертой Нью-Йоркской батареи и экипажа „Оганкита“, осталось в живых меньше двухсот. А из русских людей, поднявших на этой планете восстание против орды, погибло больше половины».

— Странно, — прошептал Эндрю.

— Что странно? — спросил Эмил, оторвавшись от спора с Пэтом, который подкреплял свои аргументы отборными ругательствами.

— Странно, что, вспоминая все эти войны, мы чувствуем, что нам их не хватает.

Эмил кивнул с умным видом.

— Стареем, наверно. Ты посмотри, даже у нашего рыжего Пэта появились седые пряди.

Пэт подергал себя за бороду, в которой и впрямь начала пробиваться седина, и расхохотался.

— А, ерунда! Девчонкам нравится.

— И когда же ты угомонишься и станешь респектабельным членом общества? — подколол его доктор.

— Никогда! Чтобы возиться с тремя сопляками, как Эндрю? Неудивительно, что он воспользовался первой же возможностью слинять из дома и устроил эту инспекционную поездку.

Эндрю улыбнулся. Каждая секунда, проведенная в разлуке с Кэтлин и его тремя ангелочками, была для него пыткой. Нет, он затеял эту инспекцию не для того, чтобы отдохнуть от семьи, а чтобы разузнать кое-что.

— А ты не скучаешь по старым денькам, Пэт?

Ирландец выхватил свою фляжку из рук Эмила, перевернул ее горлышком вниз и сердито уставился на доктора. Вскочив с места, он ринулся обратно в купе и тут же вернулся, держа в руках непочатую бутылку водки. Выдернув пробку, он сделал долгий глоток и передал водку своему собутыльнику.

— Хорошее было время. Помню, как я с Четвертым корпусом прикрывал северный фланг, когда мы отступали. А уж первый день битвы при Испании — да, этим боем можно гордиться.

— И тебе этого не хватает?

— Наверное, во мне говорит ирландская кровь. Мне этого и вправду не хватает. Господи, как я скучаю по всему этому! Мне не хватает старины Ганса, вечно жующего табак, и моих красавиц, двенадцатифунтовок-«наполеонов». Как я жахнул двойным зарядом картечи по этим поганцам, а? Никогда не забуду.

Эндрю улыбнулся старому другу.

— А как ты, Эндрю? — спросил Эмил. С каждым очередным глотком из бутылки Пэта его речь становилась все более невнятной.

— Я уже не знаю, — отозвался Эндрю. — Все эти страшные дни я мечтал только об одном — чтобы война наконец кончилась. Видит Бог — теперь я могу в этом признаться, — я боялся, что мы в конце концов проиграем, что бы я тогда ни говорил. Я сражался для того, чтобы моя Кэтлин, мои друзья имели возможность пожить подольше, чтобы у моей дочери, а потом у моих сыновей был какой-то шанс. Но что касается меня… — Он запнулся. — Я чувствовал, что приношу себя в жертву во имя спасения других. Я никогда не испытывал от этого такой радости, как ты, Пэт.

— Но ты все равно вспоминаешь об этом времени с ностальгией, разве не так? — проницательно заметил Эмил.

— Тогда все было проще. Была только одна цель, одна задача — дожить до завтра, до следующего похода. Не было времени думать о чем-то еще.

— Мне больше всего не хватает той замечательной атмосферы, — вдруг прервал его Пэт.

Эндрю бросил на него удивленный взгляд.

— Ну, ты понимаешь. Мы были вместе… — Ирландец замолк, подбирая слова. — Это было здорово. Мы верили друг другу и понимали все с полуслова. Теперь новое время, новые лица выходят на первый план, — Готорн, например. Но я тоскую по старине Гансу, да. Такого, как он, больше не будет. — Он пригорюнился. — Славные были деньки.

«Много воды утекло с тех пор», — подумал Эндрю. В первый год после окончания войны они все были объединены общей целью — пережить зиму и восстановить разрушенное. Но потом почему-то их пути начали расходиться. Пока жив проконсул Марк, их союз с Римом, скрепленный кровью, будет нерушим. По крайней мере, с этим все в порядке. Но с Карфагеном вышла иная история. В ту послевоенную зиму карфагенянам пришлось выдержать множество опустошительных рейдов со стороны разрозненных банд мерков, которые в итоге откочевали на запад. Вести военную кампанию — это одно, но Эндрю не мог позволить себе ввязываться в затяжную партизанскую войну с мерками. Он отослал на помощь Карфагену всего одну дивизию, и весной Гамилькар наотрез отказался обсуждать с Республикой перспективы возможного союза. Карфаген был для них потерян, по крайней мере на время.

Мечта о построении трансконтинентальной железной дороги тоже становилась все более и более утопической. Пути уходили на тысячу миль к востоку, через страну Асгард, но потом строительство пришлось остановить в результате переговоров с их соседями, ниппонцами, а также из-за того, что Сенат урезал финансирование проекта, и это было печальнее всего.

Они установили постоянное наблюдение за южной степью, находившейся между двумя морями. От самого западного залива Великого моря, там, где расстояние до Внутреннего моря составляло всего сто пятьдесят миль, начали возводить сплошную линию укреплений. Кавалерийские разъезды периодически вступали в стычки с патрулями бантагов. Потери с обеих сторон были незначительными, но число жертв неуклонно продолжало расти. Только в этом году погибло уже почти пятьсот человек. Все это напоминало Эндрю схватки с индейцами перед Гражданской войной. Эта земля раньше принадлежала меркам, но теперь бантаги объявили ее своей собственностью.

Он надеялся, что бантаги продолжат движение на восток, но они не трогались с места, и Эндрю понимал, что причиной этого была Республика. Они готовились к войне, и в какой-то момент нанесут удар.

Долгожданный 2-й флот, выпестованный юным адмиралом Буллфинчем, был наконец спущен на воду. Вначале он состоял только из одного броненосца и новенькой колесной паровой канонерки «Питерсберг». Еще у них было шесть деревянных трехмачтовых сторожевиков, которые, как правило, вели наблюдение за восточным берегом моря, в четырех сотнях миль от оборонительных укреплений. Там, в устье реки, находился небольшой городок, судя по всему, занятый бантагами. Похоже было, что вверх по течению реки стоит более крупный город, но узнать точнее не представлялось возможным, так как устье постоянно охранялось не менее чем дюжиной судов.

Эндрю предлагал совершить рейд вверх по реке, несмотря на риск встречи с превосходящими силами противника, но президент наложил свое вето на эту идею. Эндрю было нелегко убедить Конгресс и даже Калина уже в том, что нельзя терять бдительности и сбрасывать бантагов со счетов, что необходимо тянуть железнодорожную линию дальше на восток.

Впервые с тех пор, как они попали на Валдению, Эндрю был принципиально не согласен с президентом, старым хитрецом Калином. Все усилия Эндрю и его сторонников добиться установления военного контроля над возможно большей территорией натолкнулись на ожесточенное сопротивление со стороны Калина и его партии, которые ограничивали финансирование армии и строящейся железной дороги. Это стало ключевым моментом развернувшейся кампании по выборам в Конгресс, которые должны были состояться осенью.

При одной мысли об этом Эндрю снова захотелось выпить, и он потянулся за бутылкой.

— Чертов Конгресс, — пробормотал Кин себе под нос.

Эмил расхохотался.

— Чего ты ржешь? — вскинулся Эндрю.

— Республика, Республика. Это ведь ты ее создал, а теперь, когда тебе не дают поступать по своему усмотрению, ты все это проклинаешь. Знаешь, ты ведь мог назначить себя пожизненным диктатором, и они любили бы тебя за это.

Эндрю уставился на Эмила с таким видом, словно тот только что ляпнул гнусную непристойность.

— Ну, так ведь он и был диктатором во время первой войны, — вмешался Пэт, — прямо-таки Юлием, чтоб его, Цезарем. Шикарный был диктатор, скажу я тебе. Жаль, что он завязал с этим.

Эндрю недоуменно переводил взгляд с Эмила на Пэта, пока наконец те не расплылись в широких улыбках.

— Ты прирожденный республиканец и аболиционист, — заявил Эмил. — Я потому и приехал в Америку со своей родины — из-за таких людей, как ты. Если бы ты вздумал остаться диктатором, я бы тебя отравил.

Эндрю рассмеялся и покачал головой.

— Каждый солдат имеет право ругать командира, когда он один, — сказал он. — Демократия — это лучшая политическая система, придуманная человечеством, но иногда мне от нее реветь хочется. Какая близорукость! Мы ведь выиграли не войну, а битву. Нам угрожают еще две орды, а на западной границе рыщут остатки мерков. Все может начаться снова в любой момент.

— Готов поспорить на что угодно, у нас дома старик Грант и Линкольн содержат армию в полном порядке, — вставил Пэт.

Эмил отрицательно мотнул головой.

— Не думаю, что они оставили в армии и двадцать тысяч солдат. Разве что начались беспорядки в Мексике или южане опять зашевелились. Нет, друзья мои, после того, как закончилась война, вы стали ходячими анахронизмами. Теперь вы имеете дело с политиками и крестьянами, которые считают, что войско нужно только тогда, когда волк уже у их дверей.

— Что-то затевается, — задумчиво произнес Эндрю.

— Бантаги! — воскликнул Пэт, и в его голосе прозвучала надежда. — Признаться, я верю тому, что нам сказал старый Музта, хоть он и чертов тугарин.

Эндрю молча кивнул. Взаимопонимание, возникшее между ним и вождем тугар, было чем-то непонятным для самого Эндрю. «Как странно, — думал он. — Семь лет назад они чуть не уничтожили нас. В войне с мерками тугары сражались на нашей стороне. А теперь, согласно их удивительному кодексу чести, они уважают меня».

Тугары откочевали на восток от границы Республики и осели на никем не занятом участке степи площадью в полмиллиона квадратных миль, занимаясь скотоводством и иногда сбором дани с окрестных человеческих племен, на что Эндрю вынужденно смотрел сквозь пальцы. Но убойных ям больше не было, и Музта посылал ему тревожные сообщения о том, что бантаги что-то готовят.

Открыв заднюю дверь вагона, Эндрю вышел на платформу. Сквозь клубы паровозного дыма в небе проглядывали звезды.

Степь постепенно переходила в небольшие перелески, когда дорога поворачивала на север, огибая малярийные болота и протоки, приближавшиеся на юге к Великому морю. Как и Внутреннее море, которое находилось сейчас в пятистах милях к западу от них, Великое море прикрывало их правый фланг. Если кто-нибудь решит напасть на Республику с востока, море защитит их.

В сумерках мимо него проплывали деревянные избы и пиршественные дома асгардских деревень. Германцы были неплохими воинами, но им явно не хватало дисциплины, установленной Эндрю в русских и римских полках. Гансу понравились бы эти тевтоны, происходившие, как подозревал Эндрю, из Римской Германии.

Позади него распахнулась дверь.

— Возвращайся в вагон, а то простудишься и помрешь, — прозвучал голос Эмила, — Воздух-то холодный.

— Неужели в самом деле помру? — полюбопытствовал Эндрю.

— Как пить дать помрешь, — не моргнув глазом, заверил его старый доктор.

— Ладно, ладно, сейчас вернусь.

— Что, продолжаешь думать о Гансе?

— Хорошо бы, он был здесь.

— Если тебя это утешит, я думаю, он всегда здесь.

— Такое мог бы сказать отец Касмар.

— Да нет, я не это имею в виду. Я хочу сказать, он в тебе. Ганс обучал тебя, он учил большинство ребят из Тридцать пятого. Ты и твои солдаты изменили этот мир.

Старший сержант Ганс Шудер — квинтэссенция Армии Потомака. Армии, создавшей Республику в этом мире. А Республика — это зеркало, в котором мы вечно будем видеть нашего Ганса. Всегда вспоминай это, полковник Кин, когда будешь чувствовать себя, как сейчас.

— Опять философствуешь, — улыбнулся Эндрю.

— А что еще остается старому еврею вроде меня? — пожал плечами Эмил.

— Я знаю, что скоро что-то случится, — тихо сказал Эндрю. — У меня были странные сны. Как тогда, с Тамукой.

Эмил пристально посмотрел на Эндрю.

— У меня такое ощущение, будто кто-то пытается прочитать мои мысли, как Тамука во время последней войны. У некоторых воинов орды есть эта способность, но у того, кто следит за мной сейчас, она развита очень сильно, гораздо сильнее, чем у других. Его разум иной, он… — Эндрю сделал паузу, подыскивая правильное слово, — он современный. Да, именно так, современный. Он думает по-другому, и это, друг мой, пугает меня.

Лицо Эмила было мрачным как никогда.

— Если уж ты напуган, Эндрю, значит, нам всем пора испугаться.

— Батальон, смирно!

Генерал-майор Винсент Готорн придирчиво оглядел строй солдат, замерших перед ним, и остался доволен увиденным. Бойцы 5-го Суздальского, «гвардейцы Готорна» стояли вытянувшись в струнку. После установления торговых связей с Асгардом Республика получила доступ к синей краске, и теперь ее армия носила традиционную форму своих воинских наставников: светло-синие брюки, темно-синие мундиры, застегивавшиеся на четыре пуговицы, и черные фетровые шляпы с опущенными полями. При виде своего полка, одетого в любимые цвета янки, сердце Винсента забилось быстрее. Он поднял глаза на реявшее на ветру продырявленное пулями знамя, на котором были золотом вышиты названия жестоких боев, в которых сражался полк.

Рядом с «гвардейцами Готорна» располагался отряд моряков, носивших синие штаны, синие блузы в белую клетку и белые шейные платки. Перед строем своих людей, гордо выпятив грудь, стоял Буллфинч в роскошном двубортном синем кителе. Из-за черной повязки, прикрывавшей потерянный в морском бою глаз, красавец адмирал сильно смахивал на пирата.

Выпустив облако пара, поезд остановился. Военный оркестр встретил командующего подобающим моменту приветственным громом всех своих инструментов и тут же разразился «Боевым кличем свободы».

Винсент, сопровождаемый Буллфинчем, подошел к последнему вагону и, замерев по стойке «смирно», приветствовал Эндрю, ступившего на платформу. Эндрю со счастливой улыбкой на лице отсалютовал сначала боевому знамени, а затем своим молодым друзьям. Вместе с Пэтом и Эмилом он двинулся вдоль строя; старый доктор разглядывал солдат с таким видом, будто устраивал им медосмотр.

— Орлы! — громко похвалил гвардейцев Эндрю, так что его услышал каждый. — Старина Пятый, как всегда, на высоте!

Позади строя он заметил множество людей, с любопытством взирающих на происходящее. Там были сотни железнодорожников, докеров, судостроителей и фабричных рабочих, которые трудились на восточной границе зоны влияния Республики. Спустившись с железнодорожной платформы, Эндрю широко улыбнулся Винсенту.

— Давно мы не встречались!

— Я не был в Суздале уже четыре месяца.

— Рад тебя видеть, Винсент.

— И я вас, сэр. Как поживает моя семья?

— Бедная девушка, — ухмыльнулся Пэт. — Боже милостивый, она опять беременна!

— Как она себя чувствует? — взволнованно спросил Винсент у Эмила.

— Все в полном порядке, — успокоил его доктор.

— Может, тебе стоит задержаться здесь на годик и дать ей передышку? — вмешался О'Дональд.

Винсент смерил старого друга негодующим взглядом, и тот поднял руки вверх.

— Ох уж мне эти квакеры. Ладно, поступай, как знаешь, но, честное слово, ты строгаешь детей с такой скоростью, что тебя можно принять за ирландца!

— Как поживает мой тесть?

Эндрю покачал головой.

Наш президент ведет себя по-президентски.

— Гусь он лапчатый, твой тесть, — доступно объяснил Пэт. — Он собирается урезать финансирование армии и расширить железнодорожное строительство внутри Руси, а Марк ему поддакивает, потому что это будет означать дополнительные линии для Рима. А еще он хочет сократить срок военной службы для призывников с двух лет до года.

— Проклятье! Он не имеет права так поступить! — воскликнул Винсент. — Мы протянули ветку на тысячу миль к востоку от Рима и не можем просто оставить ее ржаветь посреди степи. Да у меня здесь всего пять тысяч кавалеристов, которые патрулируют наши восточные рубежи, и еще столько же парней на юге. Бантаги могут провести мимо них хоть десять уменов, и мы не успеем сказать «мама», как они будут здесь!

Он кивнул в сторону двухсот пятидесяти солдат своего полка, по-прежнему стоявших на платформе.

— Вы только посмотрите на них. В этом батальоне всего двадцать два ветерана. Остальные — это новобранцы, которые во время Меркской войны были еще пацанами. Чтобы сделать из них солдат, нужно не меньше двух лет. И о чем только Калин думает?

— Политика, мальчик мой, политика, — произнес Эмил. — Не забывай, что мы теперь имеем дело не с кучкой перепуганных крестьян, которым угрожают жуткие чудовища, а с избирателями. Опасность уже позади — по крайней мере кое-кто в Конгрессе считает именно так. Мерки рассеяны, тугары ушли на восток, а бантаги в тысяче миль отсюда и, предположительно, тоже движутся на восток. Войны закончились, и такие старые солдаты, как мы, уже никому не нужны.

— А до столицы Ниппона еще целых четыреста миль, — добавил Эндрю. — По мнению Калина, четыреста миль рельсов и мостов могут соединить множество русских городов еще до следующих выборов. Избиратели живут на западе, а не здесь. Оппозиция все время упрекает Калина в излишней расточительности. К тому же в тридцати милях отсюда протекает широкая река. Там нужен колоссальный мост. Фергюсон говорит, что центральная опора должна быть тысячу футов в высоту. Из такого количества материала можно построить с десяток мостов дома.

— Нам нужен этот мост! — заявил Винсент. — Продвижение вперед. Мы же решили, что в этом наше спасение, если бантаги повернут на север. Мы строим укрепления в узком участке степи к югу от Рима между Внутренним и Великим морями. Это барьер длиной сто пятьдесят миль, а железная дорога не доходит до него еще миль восемьдесят. Черт возьми, сэр, если они нападут на нас с той стороны, как мы будем удерживать фронт? И что мы будем делать, если армия бантагов прорвется сквозь эти укрепления?

Эндрю согласно кивнул.

— Я думаю, нам разрешат протянуть эту ветку на юг, но вряд ли дальше.

Готорн огорченно всплеснул руками.

— Сэр, но ведь этого недостаточно. Нам нужна железная дорога, параллельная линии укреплений. Мы должны оборудовать там склады с припасами. И я уже полгода кричу о том, что нам необходима новая авиабаза на юге. Если мы перенесем наш воздушный флот южнее и построим этот корабль для заправки дирижаблей, насчет которого мне Буллфинч уже плешь проел, тогда у нас будет возможность заслать летательный аппарат на вражескую территорию.

— Значит, ты задумал провокацию, — неодобрительно хмыкнул Пэт.

— Провокация не провокация, а сделать это надо, — вступился за Винсента Буллфинч. — Если бы все это зависело только от меня, я бы уже давно запустил туда дирижабль, чтобы узнать, что творится на этой реке. Вы ведь читали мой рапорт о спасшемся рабе, которого подобрал наш сторожевик. Они там строят корабли, а у нас до сих пор нет нормальной морской базы!

— Я согласен с вами, адмирал, но надо смотреть фактам в лицо. Наши деньги и ресурсы не безграничны. Если бы Господь не одарил нас в прошлом году небывалым урожаем, благодаря которому у Республики появились излишки для торговли с Карфагеном, мы бы сейчас сидели в глубокой луже. Все конгрессмены вопят о необходимости улучшений прежде всего внутри страны. Им нужно больше уборочных машин, каждый член Конгресса с пеной у рта пробивает железнодорожную ветку к своему городку, и никто не хочет расходовать драгоценные рельсы на линию в безлюдной степи. Да что там, они обсуждают сокращение пенсий для солдат-инвалидов!

— Тогда нам нужно побыстрее тянуть ветку в Ниппон и заключать с ними союз, — выпалил Винсент. — У них наберется воинов на десять корпусов, а солдаты они хоть куда. Я там был. Я знаю.

— Вот твой-то рапорт и напугал Конгресс, — возразил ему Эмил. — Не забудь, что Русь потеряла в войнах половину своего населения. Русских едва ли наберется семьсот тысяч. Римлян — вдвое больше. Но в Ниппоне больше народу, чем на Руси и в Риме вместе взятых.

— Именно поэтому мы и нуждаемся в них, — с жаром воскликнул Винсент. — Мы сможем удвоить нашу армию. В Асгарде нам удастся набрать в лучшем случае один корпус. Уйдут годы, прежде чем германцы станут полноправными членами нашего союза. Сейчас они полезны нам только в качестве охотников и разведчиков.

— Винсент! Ты же женат на дочке президента, — покачал головой Эмил. — Как ты можешь быть настолько близоруким политически? Если Ниппон войдет в состав Республики, он займет половину мест в Конгрессе. Да на следующих президентских выборах победит их кандидат!

— Ну и что?! — с негодованием произнес Винсент, — В основе Республики лежит та идея, что все люди созданы равными, независимо от их расы. А во имя чего мы все вступили в армию Севера? Боже милосердный, я, квакер, ради этого переступил через самого себя! Мы сражались, и многие наши друзья умерли за это. Теперь мы делаем все, чтобы воплотить эту идею в жизнь.

— Идеалист, — усмехнулся Пэт. Винсент вскинулся было, но в глазах артиллериста светилось восхищение. — Братишка, ты просто чудо. Жаль, что не все на свете являются такими же учеными и благородными, как ты.

Эндрю улыбнулся словам Пэта. Вскоре после того, как он сам записался в армию в шестьдесят втором, полковник Эстес, первый командир 35-го полка, заявил, что не понимает, какого лешего ему подкинули этого «ученого профессора».

«Видел бы он меня сейчас, — подумал Эндрю. — Главнокомандующий армиями Республики. Судьба человеческой цивилизации в этом безумном мире находится в моих руках вот уже почти восемь лет». Он был полностью согласен с Винсентом.

— Но зато баланс сил будет соблюден в Сенате, — наконец ответил Винсент. — Став частью Республики, Ниппон получит в Сенате пять мест, как и Асгард, а Русь и Рим удержат свои пятнадцать и десять мест соответственно.

— Ну и что? — Голос Эмила звучал так, словно он читал лекцию студентам-первокурсникам. — На данный момент существует равновесие между Русью и Римом, хотя Рим имеет преимущество в Палате представителей за счет большей численности населения. Но союз между нами скреплен кровью, пролитой на поле боя, и мы доверяем друг другу. Ниппон — это уравнение со многими неизвестными. Может быть, после следующих выборов, когда Калин забронирует за собой президентское кресло еще на шесть лет, мы протянем железную дорогу дальше на восток, но не раньше.

Винсент бросил на Эндрю умоляющий взгляд.

— Вы же написали эту чертову Конституцию, сэр. Неужели вы не предвидели такой ситуации?

— Я учитывал эту возможность, — ответил Эндрю. — Именно поэтому мы постановили, что два государства-основателя, Русь и Рим, будут иметь больше сенаторов, чем страны, которые вступят в союз позже и получат по пять мест в Сенате. В обозримом будущем мы будем контролировать Сенат, но если к нам присоединится Ниппон, они получат большинство кресел в нижней палате, и это пугает депутатов.

— Неужели вы не можете убедить Калина?

— Не всегда и не во всем.

— Это полный идиотизм! — взорвался Винсент. — Во время войны мы получали все, что нам было нужно, — и никакой политики. Да пошли они все в задницу со своим Конгрессом!

Эндрю отеческим жестом положил руку Винсенту на плечо и увлек его в сторону от платформы, туда, где их не могли слышать их спутники и солдаты.

— Если я еще раз услышу от вас публичные заявления вроде этого, — тихо произнес он, — я лишу вас звания. Вы все поняли, генерал?

Винсент уставился на Эндрю немигающим взглядом.

— Но, сэр, вы же сами знаете, к каким проблемам все это может привести.

— Вы все поняли, генерал? — повторил Эндрю. Его голос был острым, как бритва.

Винсент открыл было рот, желая что-то возразить, но, увидев гнев в глазах Эндрю, вовремя остановился.

— Да, сэр, — сглотнув, ответил он.

Эндрю заметил, что несколько солдат слышали опрометчивое высказывание Винсента и теперь наблюдали за головомойкой, которую он устраивал молодому генералу. Привести парня в чувство было необходимо, но нельзя было допускать, чтобы он потерял свой авторитет в глазах подчиненных.

— Вы не в армии Мак-Клеллана, мистер Готорн. Такие разговорчики не карались в шестьдесят втором, но мы никогда не потерпим ничего подобного здесь. Так вы поняли?

— Да, сэр.

— Мне плевать на то, что вы лучший боевой генерал в армии, — слегка повысил голос Эндрю стараясь чтобы его услышали все те люди, которые ловили каждое слово их беседы. — В этой стране военные подчиняются гражданскому правительству, нравятся им их приказы или нет. Мы принесли присягу.

Лицо Винсента было красным, как помидор. Он отчаянно закивал, соглашаясь со словами Эндрю.

— Прекрасно. Похоже, мы договорились.

— Да, сэр. Приношу свои извинения, сэр.

Эндрю удовлетворенно кивнул. С этим Готорном надо было держать ухо востро. Не стоило упускать из виду определенные обстоятельства. Хотя Калин никогда бы не стал вмешиваться в служебные отношения Эндрю и Винсента, Кин видел, что мальчик — в конце концов, ему и впрямь было всего двадцать семь — подсознательно считал, что положение зятя президента дает ему некоторые преимущества.

А кроме того, Винсент был его лучшим офицером. Его оборона центра на второй и третий день битвы при Испании уже успела обрасти легендами. После войны очень популярной стала картина, на которой было изображено, как Винсент непоколебимо стоит на крыше вагона, а вокруг него бушуют меркские полчища. Наряду с «Последним боем» Шовалтера это изображение висело почти в каждом баре Республики.

Эндрю надеялся, что настанет день, когда Винсент станет командующим армиями. Не сказать, чтобы у Эндрю совсем не было сомнений на этот счет, но необходимость в новом полководце могла возникнуть очень и очень скоро. Хотя Пэт, несомненно, подходил для этой должности, у него не было того ореола славы, каким обладал Винсент. Римляне просто боготворили бывшего квакера после его героической защиты консульского дворца во время Карфагенской войны. Пэту больше подошла бы роль командующего армией Руси, в которой он мог бы негласно направлять и сдерживать Винсента. То есть Пэт был бы при Винсенте те же, кем был Ганс при Эндрю.

Ганс. Мысль о нем вновь отозвалась болью в мозгу Эндрю. «Хотел бы я, чтобы ты был здесь, старый друг», — с грустью подумал полковник и опять бросил взгляд на Винсента. Да, за этим парнем надо приглядывать, а то его бурный характер может побудить его к опрометчивым действиям.

— Прекрасно. Значит, мы договорились, — повторил Эндрю, смягчив тон.

— Да, сэр, конечно. Прошу прощения, сэр.

В голосе Винсента звучало смущение. Это хорошо, пусть мальчик до конца осознает свою ошибку.

Эндрю оглянулся на Буллфинча, который тактично делал вид, что не слышал, как только что пропесочили его друга.

— Мистер Буллфинч, не пора ли нам начать нашу инспекцию?

— Есть, сэр! — выпучив глаза, рявкнул Буллфинч.

— Ох уж эти морячки, — усмехнулся Пэт. — Любят они повыделываться.

— Когда прибывает посол из Ниппона? — спросил Эндрю.

— Через пару часов, — ответил Винсент, бросив взгляд на карманные часы. — В последней телеграмме сообщается, что он пересек реку вскоре после рассвета. У нас еще уйма времени.

Хотя Эндрю всегда имел при себе часы, подаренные ему солдатами 35-го после ранения под Геттисбергом, он их больше не заводил. День на этой планете был на пятьдесят минут короче, чем на Земле, поэтому приходилось постоянно переводить стрелки, что вызывало большую путаницу. Команда ученых под руководством Чака Фергюсона, научного гения, который, пожалуй, сделал больше для их спасения, чем кто бы то ни было, разработала новый двадцатичетырехчасовой стандарт времени. Это решение было принято после долгих споров, в ходе которых предлагалось, например, перейти на десятичасовой день или считать в часе сто минут вместо шестидесяти. Особенно трудно было установить точную протяженность секунды. В итоге, хотя многие сочли это нелогичным, Республика перешла на двадцатичетырехчасовой день, в котором секунды были чуть-чуть короче, чем на Земле, чтобы компенсировать разницу. Один из часовщиков, бывший майор русской артиллерии, предложил Эндрю перенастроить его часы, но Кин все время это откладывал. Да и вообще, одно из преимуществ высокого поста заключалось в том, что он всегда мог спросить время у офицеров своего штаба.

— Отлично. Давайте тогда начнем с осмотра нового судна Буллфинча.

Эндрю, Пэт и Эмил направились за Винсентом и Буллфинчем, указывавшими путь. Доктор и артиллерист поглядывали на Винсента, причем Пэт явно собирался отпустить в адрес молодого человека какое-то язвительное замечание. Эндрю предостерегающе покачал головой.

— Эх, молодо-зелено, — все же не удержался Пэт.

Винсент гневно вскинулся, но здоровяк ирландец улыбнулся, дружески хлопнул его по плечу и, подтолкнув вперед, отвел в сторону от Эндрю.

— Они составят отличную команду, — негромко прокомментировал Эмил. — Напоминают мне тебя с Гансом.

Эндрю пораженно уставился на доктора, который словно прочитал его мысли. Рука О'Дональда все еще лежала на плече Винсента, очевидно изливавшего Пэту свое негодование по поводу тупых чиновников и бюрократов.

Глядя на главную улицу городка, выросшего вокруг железнодорожной станции и порта, Эндрю не мог сдержать своего восхищения. Рабочие разгружали состав со шпалами, прибывший по узкоколейке, которая вела в лес в пятидесяти милях отсюда. Там находилась лесопилка, оснащенная паровым двигателем. Большинство рабочих были с Руси и из Рима, но среди них попадались также карфагенские беженцы и асгардцы. Эндрю вслушивался в язык, на котором они говорили. Это была причудливая смесь из средневекового русского и классической латыни с вкраплением английских слов, как правило, обозначающих военные и технические термины. Гейтс, издатель популярнейшей газеты Республики «Гейтс иллюстрейтед уикли», даже напечатал пару статей о том, что в результате быстрого повышения уровня грамотности населения, скорости перемещения и сотрудничества обособленных ранее народов в военной и политической сферах может возникнуть новый язык.

Завидев Эндрю, рабочие приостановили разгрузку, некоторые из них стали по стойке «смирно» и отсалютовали ему.

Эндрю улыбнулся и ответил им воинским приветствием.

— Да здравствует Седьмой Муромский! — завопил один из рабочих.

— Двадцать третий Римский! — мгновенно выкрикнул другой и тут же закатал рукав, демонстрируя всем изогнутый белый шрам на своей руке. Эндрю помахал им в ответ.

— «Рукав засучит и покажет шрамы: я получил их в Криспианов день»[1] — процитировал Эмил.

По спине Эндрю пробежал холодок. Он сразу вспомнил, как юный Григорий декламировал «Генриха Пятого» во вторую ночь битвы при Испании, когда все они уже потеряли надежду на победу.

«Еще одна утрата», — с грустью подумал Эндрю. Григорий исчез в первую послевоенную весну, патрулируя западное побережье Великого моря. Это был чувствительный удар. Он подавал большие надежды и выказал немалый командирский талант, возглавив остатки 3-го корпуса. Что интересно, его знаменитое выступление принесло ему не меньшую славу. После того боя Григорий еще неоднократно выступал на сцене с «Генрихом Пятым», срывая аплодисменты восторженной публики.

Эндрю смотрел на своих ветеранов, которые стояли у кучи шпал и оживленно о чем-то спорили. Солдат из 7-го Муромского задрал на животе рубаху. Асгардцы глядели на них с нескрываемой завистью.

— Вот единственное хорошее следствие войны, — заметил Эмил. — Она объединила людей, как ничто другое. Это и еще тот факт, что мы выиграли, конечно.

— Будем надеяться, что они надолго запомнят это.

Поезд, стоявший в дальнем конце станции, издал пронзительный свист, оповещая о том, что отходит от перрона. Машинист виртуозно сыграл на паровозном свистке мелодию разухабистой русской кабацкой песни. Паровоз тронулся с места, таща за собой вереницу пустых платформ, которые раньше, скорее всего, были нагружены рельсами. Постепенно набирая ход, поезд направился в обратный путь. Табличка на локомотиве сверкала начищенной до блеска медью; на ней красными буквами было написано «Город Рим». Машинист, выглядевший настоящим аристократом, высунулся из кабины и помахал Эндрю. На паровозе был установлен двигатель нового поколения, мощностью полторы тысячи лошадиных сил, что было в два раза больше, чем у тех паровиков, которые они использовали во время последней войны.

Состав из пятнадцати грузовых платформ прогрохотал мимо Эндрю и его спутников и помчался на запад.

— Знаешь, я ведь почти согласен с нашими депутатами, — вдруг произнес Эмил. — День за днем поезда уходят черт-те куда, вывозя богатства Руси. В эту линию вбухали уже двести пятьдесят тысяч тонн железа, которое можно было использовать на другие цели.

Эндрю не ответил ему, провожая взглядом поезд, преодолевавший невысокий подъем. Здесь проходила граница. Он подумал, что это место напоминает пограничное поселение на Земле. Городок будто перенесли сюда с Дикого Запада. Стоял запах немытого тела, свежесрубленного леса, лошадей, дегтя и дешевой водки. В этой части степи даже были свои степные быки, которые превосходили размерами американских бизонов. Собственно, они больше походили на покрытых мехом слонов, так как вместо носа у них росли длинные хоботы. Эндрю не знал, были ли эти животные с Валдении, или их занесло сюда тысячи лет назад с какой-нибудь другой планеты, может быть, даже с Земли.

Эти вопросы очень занимали его, хотя он поостерегся бы вслух говорить об этом в родном Боуден-колледже, так как его выводы находились в противоречии с религиозными представлениями о возрасте Земли. Он никогда не читал о существовании таких тварей. Эндрю подумал, что, возможно, это допотопные существа, которым не нашлось места в Ноевом ковчеге.

Некоторые платформы уходящего поезда были доверху загружены выделанными шкурами этих слонобизонов. Среди русских стало модным носить зимние пальто на экзотическом меху. Многие асгардцы объединялись в артели под командованием одного из бывших снайперов Республики и, вооружившись специально изготовленными винтовками Шарпса большого калибра, охотились на этих зверей, зарабатывая приличные деньги поставками мяса для армии и шкур для русских модников. Однако железная дорога, ведущая на восток, принесла не только шкуры, асгардскую медовуху и перемены в языке. Происходило что-то еще, чему трудно было найти определение.

Эндрю вновь ощутил себя историком. Возможно, о стране следует судить именно по тому, какая атмосфера царит на ее рубежах. Он вспомнил предвоенную Америку. Непоколебимая уверенность в своих силах, в широте своих возможностей, — граница была отдушиной для тех, кто не желал подчиняться условностям размеренной жизни. Эндрю с интересом обнаружил, что многие его ветераны, солдаты бывшего 1-го корпуса, ядра всей армии, с головой окунулись в хлопоты, связанные с железной дорогой, и продвигались вместе с ней все дальше на восток. Возможно, они слишком много повидали и слишком долго жили в постоянной опасности, чтобы теперь спокойно вернуться домой. Здесь они были свободны. Пожалуй, эта железная дорога была сутью Республики, ее квинтэссенцией, а не просто средством сообщения с восточными соседями. Именно это, по-видимому, и тревожило Конгресс, который с опаской относился к кардинальным переменам.

Если Конгресс наложит запрет на постройку железной дороги вокруг всего мира, это будет шагом назад. Идя рядом с Винсентом, Эндрю подумал, что во многом именно из-за этого он и отправился в инспекционную поездку. Он хотел убежать из Суздаля и увидеть, чем они здесь занимаются, чтобы снова ощутить прилив сил и почувствовать себя самим собой. Его мозг пронзила мысль, что, если они остановятся и займутся исключительно улучшениями внутри страны, орда победит их.

Когда они подошли к верфям, Эндрю замедлил шаг перед эллингом, где строилось новое судно. Внутри здания высились штабеля выдержанного дуба, рядом лежали плиты дюймовой брони. Все это доставили сюда из Суздаля, так что корабелам оставалось просто собрать судно по чертежам.

— Вот он, наш красавец, — гордо произнес Буллфинч, показывая на воду.

На первый взгляд корабль казался сущим уродом. Эндрю вырос в Мэне, и его представления о судах сформировались именно там. Боуден-колледж находился в Брунсвике, крупном судостроительном центре, славящемся своими клиперами. По мнению Эндрю, настоящее судно должно было иметь кренящиеся назад под опасным углом мачты и гору белоснежных парусов. Глядя на счастливое лицо Буллфинча, он постарался выдавить из себя одобрительную улыбку.

Команда выстроилась вдоль правого борта, между леером и бронированным казематом. При приближении начальства засвистела боцманская дудка, и матросы замерли по стойке «смирно». Вспомнив морской обычай, Эндрю сначала отдал честь знамени, а потом дежурному офицеру.

Он сознавал, что от него ждут речи, и разразился небольшим экспромтом, напомнив всем о славной истории республиканского флота и выразив надежду, что моряки с этого корабля продолжат доблестные традиции. Команда была распущена, и Эндрю с любопытством оглядел палубу.

— У этого корабля очень необычная форма, — тараторил Буллфинч, ведя Эндрю на нос судна, откуда открывался лучший вид на палубу. — У него два гребных колеса, и вон те двадцатипятифутовые хреновины за кормой — это броня, защищающая их.

— А мне казалось, что винты лучше, чем колеса, — перебил его Эмил.

— Лучше для операций на глубокой воде, это правда, но Великое море представляет собой очень интересный водоем. У нас нет почти никаких его карт. Мы даже не знаем, есть ли где-нибудь на юге, возле Карфагена, пролив во Внутреннее море и как далеко на восток и запад можно отсюда дойти.

Эндрю почувствовал, что Буллфинч снова собирается выступить со своим любимым предложением. Они уже отослали один корабль на юг, чтобы проверить наличие пролива, и он не вернулся. Эндрю не мог позволить им рискнуть еще одним судном.

— Рассказывайте об этом корабле и не отвлекайтесь на посторонние вещи, пожалуйста, — негромко произнес он.

— Э-э, ну да, конечно, сэр. Я как раз хотел сказать, что вдоль восточного берега очень много отмелей и подходы к рекам практически недоступны. Но наше судно построено по образцу кораблей, которые иногда использовались во время Гражданской войны. Если нужно, оно пройдет и по глубокой воде, но идеальная акватория для него — прибрежные отмели и речные русла. Оно трехкилевое, сидит в воде всего на шесть футов, имеет почти плоское дно и руль, который может быть поднят, если станет совсем мелко.

Буллфинч, чувствуя себя в своей стихии, засыпал своих слушателей кучей судостроительных деталей.

— Водоизмещение около тысячи тонн… бронированный каземат… — Адмирал показал на приземистую черную надстройку, тянувшуюся почти по всей длине судна. — Обшивка — два дюйма брони и два фута дуба. Ни один из снарядов, с которыми нам до сих пор приходилось иметь дело, не пробьет эту стену.

Они спустились на батарейную палубу. Пэт восхищенно похлопал одно из орудий.

— Какие красавцы! — воскликнул он. — Завидую я вам, морякам, — у вас такие тяжеленные пушечки. Куда уж нам, полевым артиллеристам, за вами угнаться!

— По четыре орудия с каждого борта, все гладкоствольные. Но самое главное орудие у нас впереди.

Эндрю следовал за Буллфинчем, пригнув голову, чтобы не стукаться макушкой о низкий потолок каземата.

— Наш первый «пэррот», стреляющий стофунтовыми снарядами, — гордо возвестил Буллфинч, любовно поглаживая огромную пушку. — Дальность стрельбы — четыре мили.

Пэт склонился над орудием, глядя вдоль ствола в отверстие орудийного порта. Его лицо расплылось в широкой улыбке.

Наконец Буллфинчу с трудом удалось уговорить ирландца отойти от орудия, и он повел их на корму. Они вскарабкались вверх по узкому трапу и оказались в бронированной рубке. Вид наружу был только сквозь узкие щели на уровне груди Эндрю.

— Обычно капитан управляет судном с открытого мостика наверху, а здесь он будет находиться только во время боя, — пояснил Буллфинч. — Поскольку у судна слишком высокая осадка для нормальной нижней палубы, машинное отделение располагается прямо за нами и находится в основном выше ватерлинии. У нас там самая толстая броня, мы уложили дополнительный слой железа и дуба изнутри, и к тому же вокруг самой машины устроены угольные бункеры. Кубрик, дополнительные запасы угля и боеприпасов размещаются в трюме, но обычно матросы спят в гамаках прямо на батарейной палубе.

Лицо Буллфинча лучилось от гордости. Как правило, адмиралы не водят экскурсии по кораблям, но для военно-морских сил, состоявших всего из шести уцелевших броненосцев так называемого 1-го флота на Внутреннем море, спуск на воду первого настоящего боевого корабля здесь, на Великом море, был исключительно важным событием.

— В следующем месяце мы спустим со стапелей «Франклин», и у нас будет отличное судно для глубокой воды. С шестью сторожевиками тяжело патрулировать все море.

— Я знаю, Буллфинч. Не забывайте, что я на вашей стороне.

— Извините, сэр. Просто мне уж очень хочется, чтобы осуществилась наша с Джеком Петраччи мечта о постройке нового корабля, где можно было бы сажать и заправлять дирижабли. Тогда мы смогли бы намного увеличить дальность наших разведывательных рейдов и не спускать глаз с этих язычников на юге.

— Может быть, в следующем году нам выделят больше средств.

Буллфинч печально покачал головой.

— Сэр, не окажете ли вы честь мне и моей команде, выпив с нами чашечку чая?

Эндрю заметил, как Винсент нетерпеливо дернулся при упоминании этой непредвиденной задержки.

— В другой раз, — улыбнулся он. — Мне кажется, что наш генерал Готорн сначала хочет завершить официальную часть визита. Возможно, сегодня вечером мы придем сюда с ниппонским послом.

— Буду очень рад вас видеть, сэр.

Вслед за Буллфинчем они вернулись сначала на батарейную палубу и затем на воздух, где Эндрю вновь пришлось выслушать надрывный свист боцманской дудки и принять участие в морской церемонии прощания. Наконец они вновь почувствовали под ногами твердую землю.

— Небось эти свихнутые моряки дудят в свои свистульки и салютуют каждому, кого увидят, даже когда идут выливать ночной горшок, — проворчал Пэт.

Теперь роль гида взял на себя Винсент. Они покинули территорию верфей и направились обратно в город. Поднявшись на вершину пологого холма, отделявшего доки от остальной части поселения, Эндрю заметил несколько бревенчатых складов, каждый из которых был сто с лишним футов в длину и сорок футов в высоту. Ниже по склону располагались мастерские. Вдруг из дверей ближнего к ним здания вышел Чак Фергюсон.

Широко улыбаясь, Фергюсон направился им навстречу. Приблизившись к Эндрю, он вскинул руку к виску, приветствуя командира.

— Как твои легкие, Фергюсон? — спросил Эмил, ощупывая инженера придирчивым взглядом. Не дожидаясь ответа, доктор приложил ухо к груди Чака.

— Спасибо, сэр, все хорошо.

— Тихо! Делай глубокие вдохи.

Фергюсон начал глубоко дышать и закашлялся.

— Дядя Дрю!

Из мастерской пулей вылетел трехлетний бутуз, одетый в синий мундирчик Армии Союза и обшитые белым кантом голубые брючки военно-воздушных сил. Подбежав к Эндрю, он вытянулся по струнке и отдал ему честь. Сохраняя серьезное выражение лица, Кин ответил ему тем же.

— Он все еще кашляет, доктор.

Мать ребенка, Оливия, подошла к ним, держа на руках младенца. Ответив улыбкой на приветствие Эндрю, она вновь обратилась к Эмилу.

— Он просто не вылезает из этой проклятой мастерской, даже когда они изготавливают газ для дирижаблей, — поведала она доктору, бросив на мужа обеспокоенный взгляд.

Глядя на молодую пару, Эндрю почувствовал, как в его груди разливается тепло. Оливия была дочерью слуги Марка, человека, который возвысился до положения сенатора. Она была одной из самых красивых женщин, которых он когда-либо видел, пока взрывом на пороховом заводе ей не обожгло лицо, руки и ноги. Для спасения ее жизни Эмилу и Кэтлин пришлось превзойти самих себя. Жена Эндрю не отходила от постели несчастной обезображенной женщины несколько недель и была абсолютно уверена, что именно любовь Чака придала Оливии сил и не позволила ей умереть. «Я знаю, что ее внутренняя красота осталась при ней, — сказал Чак, — и всегда буду видеть ее красавицей».

Выходив Оливию, Кэтлин стала ее близкой подругой, и они с Эндрю были свидетелями на свадьбе римлянки с Чаком, а впоследствии крестными родителями обоих их детей.

Эмил закончил осмотр Фергюсона и нахмурился.

— Сынок, слушай меня внимательно. Я тебе уже говорил, что ты, скорее всего, болен чахоткой. Так вот, теперь я в этом уверен.

— Я всегда это знал, — печально кивнул Чак.

— Значит, так. Ты доживешь до ста лет, если будешь себя беречь и выполнять все мои указания. Мы потом еще поговорим об этом.

— Сэр, мне нужно вам кое-что показать, — обратился Фергюсон к Эндрю, не обращая внимания на Эмила.

— Ладно, — ответил Эндрю. — Но ты слишком ценен для нас, чтобы я мог позволить тебе торчать тут посреди степи. Завтра же вы возвращаетесь со мной в Суздаль.

Чак начал было протестовать, но, бросив взгляд на Оливию, довольно улыбнувшуюся словам Эндрю, понял, что это бесполезно.

— Сюда, сэр.

Эндрю вместе со своими спутниками последовал за Чаком вниз по склону холма. Фергюсон был инициатором создания новой авиабазы на юге, но выражение лица Эмила явно говорило о том, что молодому инженеру не придется самому участвовать в этом проекте.

Чак привел их в комнату, ярко освещенную керосиновыми лампами, свисавшими с потолка. За длинными столами трудилась группа чертежников.

— Мы разрабатываем новые образцы дирижаблей, — сообщил им Фергюсон, показывая на чертеж. — Вот у этого два двигателя, его крейсерская скорость двадцать пять миль в час, а максимальная — все сорок. Он идеален для быстрого маневрирования, это воздушное судно, которое создано для того, чтобы охотиться на другие дирижабли. И если один двигатель выйдет из строя, то второй не даст кораблю упасть. Команда будет состоять из трех человек: пилота, бортинженера, в чьем ведении будет также кормовая пушка, и стрелка в верхней башне.

— В какой стадии находится строительство? — спросил Эндрю, склонившись над чертежом.

— В завершающей, — улыбнулся Чак. — Он уже почти готов к полету. Стоит в пятом ангаре.

— Ну, пойдем полюбуемся.

— Взгляните сначала вот на это, — остановил его Чак. Инженер открыл ящик стола, вытащил рулон бумаги и приколол чертеж к доске. — Вот он, красавец!

Эндрю не сразу понял, что тот имеет в виду, пока его взгляд не упал на цифры внизу чертежа, указывающие масштаб.

— Господи Иисусе! Чак, да это чудовище имеет четыреста футов в длину!

— Точно, — ухмыльнулся Фергюсон. — У него четыре двигателя, два на носу и два на корме. Теперь, когда у нас стало много водорода, нам больше не нужен баллон с горячим воздухом. Соответственно увеличивается грузоподъемность. Этот дирижабль поднимет пилота, бортинженера и трех стрелков.

— Но зачем нам такой монстр? — недоуменно спросил Эндрю.

— У него будет большая дальность полета и грузоподъемность, сэр. Дальность полета наших старых кораблей не превышала двухсот миль. Дирижабль с двумя двигателями способен пролететь четыреста. А этот орел преодолеет все восемьсот, а то и тысячу двести, когда его новые двигатели будут отлажены. Можно долететь отсюда до Руси и перевезти тонну груза — людей или снаряжение — со скоростью сорок миль в час.

— Поезд дойдет быстрее, — презрительно фыркнул Пэт, — и он намного надежнее.

— Поезда пока не ходят ни на юг, ни на восток, — возразил Чак. — Сэр, я гарантирую, что даже на старых двигателях мы сможем слетать до страны бантагов и обратно, если сократить экипаж до пилота, бортинженера и стрелка и загрузиться под завязку топливом. Летчики сфотографируют их лагерь, и меньше чем через сорок восемь часов снимки будут у вас на столе. Мы сможем наконец узнать, отправились ли они на восток и оставили нас в покое или остановились и готовятся к броску на север. И еще один момент, сэр. Мы не можем послать ни один из кораблей вверх по реке на их территорию из-за риска спровоцировать бой. Но если мы запустим эту штуку, она будет лететь на высоте десять тысяч футов, и бантаги ничего не смогут с ней поделать. Не будет произведено ни единого выстрела, и этим перестраховщикам в Конгрессе не к чему будет придраться. — Фергюсон наклонился вперед. — Сэр, это даст ответ на все наши вопросы о том, что происходит на юге. Может, мы вообще ничего не обнаружим, если повезет. Это будет значить, что их патрули просто хотят убедиться, что мы на достаточном расстоянии от них. Черт подери, возможно, окажется, что они боятся, как бы мы на них не напали. Но если мы что-то найдем, у нас будут факты, которые мы предъявим Конгрессу, и мы успеем подготовиться к будущим осложнениям.

— Ты говоришь об очень больших расстояниях, Чак, — покачал головой Эндрю.

Чак перевел взгляд к дальней стене комнаты, где с выжидающим видом стоял Джек Петраччи, командующий воздушным флотом Республики.

— Полковник Петраччи, греби сюда! — заорал Пэт.

Джек, ухмыляясь, подошел к ним. Ирландец хлопнул его по спине.

— Я перед поездкой опять поставил деньги на то, что ты окочурился, и снова проиграл, — расхохотался Пэт.

Эндрю пожал Джеку руку и показал на чертеж.

— Что ты думаешь по этому поводу?

— Я бы до смерти перепугался, если бы мне пришлось лететь на такой штуке, — тихо ответил Джек. — Впрочем, я всегда боялся летать.

Эндрю усмехнулся, но по глазам Джека он видел, что тот говорит серьезно. По странному стечению обстоятельств, Джек, некогда работавший в цирке, где имелся воздушный шар, стал первым пилотом на этой планете. Их первый воздушный корабль был простым шаром, из гондолы которого Петраччи осуществлял наблюдение за войском орды во время Тугарской войны. Уже потом они начали строить дирижабли. Хотя Джек, не таясь, говорил о своем страхе, было общеизвестно, что он никогда не забывал своего долга и сотни раз рисковал жизнью.

— Четыре двигателя — это гениально! Всегда хорошо иметь что-то в резерве, особенно когда летишь против ветра. До бантагов не так-то просто добраться. Черт его знает, какая будет погода и куда подует ветер. Может быть, мы долетим туда, но не сможем вернуться из-за плохой погоды. На Валдении всегда возникают подобные трудности. Здесь преобладают западные ветры. Поэтому, как правило, на обратном пути у нас встречный ветер, что создает немало проблем.

— А что ты думаешь о дальности полета?

— Она составит порядка тысячи шестисот миль, это почти двое суток непрерывного лета. У нас на юге, около укреплений, начали строить новую авиабазу. Если мы доставим на нее побольше горючего и генератор водорода, это очень нам поможет. Оттуда через море всего четыреста миль на юго-восток до той реки, которую мы хотим исследовать.

— Доставить туда все необходимое без помощи железной дороги — задачка не из легких, — хмыкнул Пэт.

— Ты забыл о «Питерсберге», новом судне Буллфинча, — возразил Джек. — Кстати, он все равно идет в ту сторону.

— Ну, сейчас мы можем это не обсуждать, потому что пока у нас нет этого дирижабля, — заметил Эндрю. — Хотя, пожалуй, было бы неплохо иметь там оборудование и горючее для легких воздушных судов.

Чак и Джек как-то странно посмотрели друг на друга, и Эндрю встревожился.

— Сколько? — резко спросил он.

— Что?

— Сколько будет стоить этот монстр?

— Э-э, сэр, видите ли, тут такая штука…

— Чак, не забывай, что те времена, когда мы строили все, что нам было угодно, прошли. Торговлю шелком и бамбуком, который ты используешь для каркаса своих машин, контролируют карфагеняне.

— Я тут экспериментирую с холстом, пропитанным смесью, получающейся при очистке нефти. А что касается бамбука, то в наших северных лесах растет похожее на него растение. У нас на Земле нет ничего подобного. Расщепляешь его на тонкие пластинки, отмачиваешь и сгибаешь, придавая нужную форму. Потом склеиваешь несколько слоев, и получается материал, прочный, как сталь, но легкий, как бамбук. — Фергюсон запнулся. — Проблема в том, что у нас пока мало кто умеет это делать.

— Сколько все это стоит, мистер Фергюсон? — повторил Эндрю.

— Пятьдесят тысяч, — обреченным голосом ответил Чак.

Эндрю издал изумленный возглас.

— Старик, да на эти деньги можно построить десять локомотивов, — покачал головой Пэт. — В прошлом году весь бюджет военно-воздушных сил составил меньше шестидесяти тысяч русских долларов. И половина твоих дирижаблей разбилась или потерялась!

— Не говоря уже о смерти двенадцати членов экипажей, — добавил Эмил.

— Но нам это нужно, сэр! — взмолился Чак. — Мы будем заранее предупреждены об опасности, и у нас будет несколько месяцев на подготовку к войне. В противном случае бантаги дадут нам не больше пары недель или даже дней.

Эндрю кивнул и, не произнеся ни слова, вышел из комнаты и направился в соседнее здание. Там кипела работа. Жужжали приводные ремни, гудел ведущий вал, вокруг машин лежал толстый слой металлической и древесной стружки. Люди приостановили работу, приветствуя почетного гостя. Эндрю, чувствуя себя почти что политиком, обошел помещение, обмениваясь рукопожатием с ветеранами, которые с гордым видом произносили названия полков, где они служили. Эндрю был рад видеть, что и здесь русские и римляне трудятся плечом к плечу.

К нему подошел Фергюсон.

— Это новый цех по производству двигателей для дирижаблей, — сообщил он. — Сейчас мы выпускаем новую серию, предназначенную для воздушных судов всех видов. Это улучшенная модель, образцы которой были испытаны в прошлом месяце.

— И все это было заложено в бюджет, а?

— Все честно и законно, — рассмеялся Чак.

— Однако у тебя есть пара тузов в рукаве. Я-то тебя хорошо знаю. Признавайся, Чак. Если бы Джон Майна был еще жив, он бы давно тебя расколол.

Чак склонил голову и зашелся в приступе кашля, прижимая ко рту носовой платок. Эндрю заметил на ткани несколько пятнышек крови.

— Ты совершенно себя не жалеешь! Так нельзя.

— Мне еще многое предстоит сделать, сэр. Там, на юге, заваривается какая-то каша, и я хочу, чтобы у нас было перед ними преимущество.

— Ты считаешь, что у нас его нет?

— До вас ведь дошли слухи, сэр. Вы знаете имя этого нового кар-карта.

— Спаситель, — произнес Эндрю. — Да, я знаю все эти слухи. У меня есть доступ к донесениям разведки. В отличие от тебя, кстати.

— Сэр, все говорит о том, что у нас раньше или позже возникнут серьезные трудности. Я хочу успеть побольше.

— Пока еще есть время, да?

Чак кивнул и снова закашлялся. Эндрю понял, что до того не дошел истинный смысл его слов.

— Пока у тебя еще есть время, — тихо сказал он.

Мысль об этом пугала Эндрю. Почти все крупные проекты и изобретения в этом мире были заслугой Чака — железная дорога, телеграф, стандартизированное конвейерное производство, броненосцы, летательные аппараты и даже фотография. Если он сейчас умрет, мир погрузится во тьму.

Эндрю пристально посмотрел на инженера.

— Ты возвращаешься домой вместе с нами. Тебе нужен отдых, а новому колледжу требуются преподаватели.

— Хотите сделать из меня профессора? — рассмеялся Чак. — Черт возьми, сэр, я дома даже степень не успел получить!

— Ничего, здесь получишь. Нам пора начинать учить местную молодежь. Будешь передавать им свои знания и опыт. Так что, пользуясь своей властью, я присуждаю тебе степень доктора технических наук и профессорское звание.

— Думаете, я многому успею их научить?

— Ты успеешь сделать все задуманное, сынок, но сейчас ты едешь домой, — отрезал Эндрю.

Чак бросил на него умоляющий взгляд.

— Я покажу вам еще кое-что.

— Хорошо. Пойдем посмотрим.

Чак провел его в помещение, примыкавшее к цеху по изготовлению двигателей. Эндрю увидел маленькую пушку, дуло которой смотрело в сторону двери. Перед ней стоял ящик для снарядов, доходивший Эндрю всего до колена, и Кин нагнулся, чтобы рассмотреть все это получше.

— Это модель, выполненная в масштабе один к четырем, — пояснил Чак. — Так дешевле.

— Заряжается с казенной части? — спросил Эндрю.

— Да, сэр. Когда я до этого додумался, все оказалось так просто. В казеннике разъемная резьба. Поворачиваешь рукоятку на четверть оборота, он открывается, засовываешь снаряд, крутишь рукоятку в обратную сторону — и все закрыто.

— А как ты решил проблему с пороховыми газами?

— Тут все дело в снаряде, — охотно объяснил Чак, открыв крышку деревянного ящика и достав из него латунный цилиндр. — Смотрите, он похож на патрон к винтовке Спенсера, только больше. Снаряд плотно прилегает к стенкам ствола и казеннику, обеспечивая герметичность. Все просто, все работает. Обученная команда может производить до десяти выстрелов в минуту.

Эндрю взял снаряд и взвесил его на руке.

— Блестяще. Десять выстрелов, говоришь?

— Именно так, сэр. И дальность стрельбы больше. В такой пушке снаряд теснее соприкасается со стенками ствола, чем в тех, которые заряжаются с дула. В результате давление на стенки возрастает, но я думаю, что мы решим эту проблему, увеличив прочность стали за счет обогащения ее кислородом прямо в плавильном тигле с последующей добавкой небольшого количества никеля. Я думаю, что это орудие будет стрелять на три-четыре мили. Мы тут экспериментировали с улучшенными запалами и новыми типами картечи для стрельбы на короткое расстояние. В сущности, это банка со смолой, в которой находятся сотни гвоздей.

— Все это хорошо, но тут есть одна проблема… — начал Эндрю.

— Я знаю, сэр, — перебил его Чак. — Латунь. Я уже думал об этом. Батарея из шести орудий может выпустить пару тысяч снарядов за час. Это разрушит их стволы, однако в течение этого времени их огневая мощь будет не меньше, чем у целого дивизиона «пэрротов». Если бы у нас были такие пушки в Испании, меркам никогда бы не удалось пересечь реку.

— И нам понадобится склад для хранения ста тысяч снарядов, — заметил Эндрю.

— Я надеюсь, у нас найдутся для этого средства, — отозвался Чак.

В комнату заглянул Пэт, который протяжно присвистнул при виде необычной пушки. Присев у казенника, он опробовал винтовой механизм и грустно улыбнулся Винсенту.

— Похоже, мои старушки скоро пойдут на металлолом.

— Не так уж скоро, — возразил Эндрю. — Мы тут говорим о таком количестве латуни, которого не наберется в Риме и на Руси вместе взятых. Нам не хватит цинка, чтобы изготовить всю нужную нам латунь.

— Еще один повод для сближения с Ниппоном. Геологическая экспедиция, которую я отправил на их территорию, сообщила, что у ниппонцев есть много необходимых нам металлов, — вставил Винсент.

— Да вы тут все заодно, — улыбнулся инженеру Эндрю. — Ладно, буду иметь в виду. Так, что у вас есть еще?

Идя вслед за Винсентом по цеху, Эндрю не переставал поражаться разрушительному гению Чака. Казалось, парень только и думал о том, как бы изобрести побольше орудий уничтожения. Эндрю считал, что Чаком движут две силы: желание побороть свой страх смерти и глубоко упрятанная ярость, вызванная теми муками, которые мерки причинили его любимой жене.

Эндрю внимательно изучил улучшенные образцы ракет, благодаря которым им удалось отразить последний решительный натиск мерков, и сочувственно покачал головой, слушая, как Чак опять жалуется на проблемы, связанные с модернизацией паровых «гатлингов».

— А вот эта штуковина — ну просто не знаю, что с ней делать.

Эндрю недоуменно повертел в руках цилиндр, о котором говорил Чак.

— Что это такое? — спросил он.

— Видите ли, сэр, я когда-то читал в «Сайнтифик Америкэн», что Эриксон еще до постройки первого «монитора» предлагал свое изобретение Наполеону III во время Крымской войны. В первоначальном варианте там планировался встроенный взрывной аппарат.

— Что ты имеешь в виду? — вытаращился на него Пэт. — Такие снаряды, как у южан? Бочки с порохом и взрывателем ударного действия?

— Не совсем. Адские машины, или снаряды, о которых ты говоришь, крепились на якоре и взрывались, когда на них натыкалось вражеское судно. Здесь идея в другом. Эриксон пытался создать движущийся снаряд. Он выпускается из трубы в носу судна, плывет под водой, пробивает неприятельский корабль ниже ватерлинии и топит его.

— Дьявольская штука, — выдохнул Пэт.

— Это точно. Я не уверен, но, кажется, по плану Эриксона к задней части торпеды прикреплялся шланг из вулканизированной резины. Этот шланг должен был разматываться с катушки по мере продвижения снаряда. С корабля по шлангу накачивался воздух, который толкал снаряд вперед и направлял его. Мне пришла в голову мысль, что если встроить цилиндр со сжатым воздухом прямо внутрь снаряда и придумать способ автоматического наведения, то он сможет проплыть под водой полмили, а то и больше.

— Стоимость? — спросил Эндрю.

— Мы можем переговорить с Буллфинчем и частично финансировать изобретение из бюджета Военно-морского министерства.

— Стоимость? — с нажимом в голосе повторил Эндрю.

— Это затратное дело, сэр, надо будет провести много исследований и испытаний в море. По моим прикидкам, на всю работу с доводкой изобретения, экспериментами и установкой аппаратов на суда потребуется тридцать-сорок тысяч.

Эндрю покачал головой.

— С нашими «мониторами» мы полностью контролируем Внутреннее море. Карфагенские корабли требуют капитального ремонта и нам не угрожают. А постройка порта на Великом море и запуск здесь первых броненосцев съедят весь бюджет. Положи свои чертежи на полку, они пригодятся потом.

Чак протестующе воздел к небу руки.

— Что касается артиллерии, то я постараюсь выбить деньги хотя бы на одну батарею и пару тысяч снарядов, — закончил Эндрю.

— Мне бы хотелось приспособить пушки для воздушного боя, — произнес Чак. — Пушка полуторадюймового калибра, стреляющая двухфунтовыми снарядами, даст нашему кораблю огромное преимущество в дальности стрельбы, а в воздухе дальность стрельбы решает все.

— Хорошо, на это деньги найдутся. Что-нибудь еще?

— Да обо всем остальном вы уже знаете, сэр. Мы модернизировали карабины Шарпса, разработали улучшенную модель винтовки Спрингфилда, заряжающейся с казенника, побаловались кое с какими идейками по поводу железной дороги, вроде повторного использования выпускаемого локомотивом пара. Еще мы пытаемся найти применение тому, что остается после очистки нефти при получении керосина.

— И это все? Никаких сюрпризов?

Эндрю поймал взгляд Чака и несколько секунд удерживал его. Инженер смущенно поморгал.

— Видите ли, сэр…

— Мистер Фергюсон, до меня уже дошли некоторые слухи, так что вам нет смысла скрывать свои грехи.

— Ну, есть тут одна вещь, о которой вам следует знать, — наконец выдавил Чак и, выйдя из цеха, направился на взлетное поле для дирижаблей. Они шли вдоль ряда ангаров, и Эндрю останавливался у каждого из них и заглядывал внутрь. Один из ангаров был пуст — в нем раньше находился дирижабль, пропавший неделю назад. Когда они дошли до последнего строения, Эндрю обратил внимание, что недавно к нему была пристроена дополнительная секция, над которой до сих пор не было крыши.

Чак остановился у открытых дверей и с заметным волнением ожидал приближения Эндрю. Массивные створки были распахнуты настежь, и глазам Кина открылась потрясающая воображение картина. Над ними возвышался каркас нового дирижабля, почти такой же длины, как и весь ангар. Десятки рабочих облепили его корзинообразную раму, а воздух был насыщен едким запахом, от которого кружилась голова.

— Черт побери, Чак, — прошептал Эндрю, — ты все-таки строишь эту громадину!

— Понимаете, нам ведь выделили средства на постройку летательных аппаратов взамен тех, что мы потеряли в прошлом году. Ну вот я и решил использовать эти деньги таким образом.

— Это тот самый четырехмоторный дирижабль, модель которого ты мне показывал.

— Угу.

Эндрю пронзил Фергюсона острым взглядом.

— Ты что, не понимаешь, в какое положение ты меня поставил? Да за это Конгресс снимет с меня шкуру.

— Тут такое дело, сэр. Конгресс, он ведь в тысяче миль отсюда, да? Мы можем сказать, что просто сцепили вместе несколько судов.

— Нам выделили средства на одиннадцать летательных аппаратов, а у нас их всего шесть, и кому-нибудь очень захочется узнать, почему так вышло.

— Сэр, как вы видите, мы уже обтягиваем тканью каркас нового дирижабля. Ткань обработана тем новым методом, о котором я вам рассказывал. Чувствуете, как пахнет лак? Мы пропитываем им холст для герметичности и для усадки — тогда ткань легче натянуть на каркас. Это абсолютно новая технология!

— Мистер Фергюсон, вы просто не знаете удержу, — гневно бросил инженеру Эндрю, — я вам это уже говорил.

Чак снова закашлялся, и Эндрю оборвал свою тираду, с тревогой глядя на него.

— Сэр, вы можете уволить меня в любой момент. Я оказался прав во время последней кампании, и, честно говоря, у меня такое чувство, что у нас не за горами еще одна война. Этот дирижабль решит наши проблемы. Через месяц он будет готов к эксплуатации. Я подозреваю, сэр, что недели через четыре, когда этот корабль отправится в свой первый полет, нам всем уже будет не до тонкостей бюджетного финансирования.

Стоящий рядом Пэт ухмыльнулся.

— Только, пожалуйста, без комментариев, — предупредил его Эндрю и вошел в ангар.

Задрав голову, он разглядывал гигантский дирижабль, мысленно проклиная Фергюсона за то, что он так неистощим на выдумки и одновременно чертовски прав. Эндрю понимал, что с политической точки зрения это скандал, так как кое для кого в Конгрессе этот дирижабль станет последней каплей, неоспоримым свидетельством того, что армия вышла из-под контроля и виноват во всем Кин. Завтра сюда приедет целый поезд делегатов от Конгресса для встречи с представителями Ниппона, и скрыть от них эту штуковину будет совершенно невозможно. Отчасти Эндрю приехал на день раньше именно для того, чтобы убедиться, что Чак не выкинул какой-нибудь фокус, и в случае чего попытаться упрятать концы в воду, пока не пройдут выборы. Но такого слона нигде не спрячешь.

Однако что будет, если он сейчас остановит здесь работу? Дирижабль просто сгниет в этом ангаре.

— Достраивайте своего урода, — обреченно сказал Эндрю Чаку. — Но учтите, мистер Фергюсон, что с этого момента вы уволены с поста начальника службы артиллерийско-технического снабжения.

Эндрю сурово посмотрел на Чака, и у того разочарованно вытянулось лицо. Молодой инженер зашелся в новом приступе кашля, и строгость во взгляде Эндрю мигом уступила место озабоченности.

— Так, сынок, ты возвращаешься домой вместе со мной, — произнес он, кладя руку на плечо Фергюсону. — У меня в отношении тебя другие планы.

К ним подошли Эмил, Винсент и Оливия. Молодая женщина обеспокоенно подбежала к своему мужу. Несмотря на слабость и огорчение, Чаку удалось выдавить из себя улыбку.

— Ну вот, мы отправляемся домой, — сообщил он жене.

Оливия перевела взгляд на Эмила, который отечески обнял Чака за плечи и увел в сторону.

— Ты ведь все знал об этом строительстве? — резко обратился Эндрю к Винсенту.

— Да, сэр.

— Ты понимаешь, что я должен тебя наказать.

— Я бы на это сказал, сэр, что не в моей власти было что-то предпринять. Воздушный флот подчиняется непосредственно главной ставке на Руси, — с невозмутимым видом ответил Винсент.

Пэт громко фыркнул, и Эндрю смерил его негодующим взглядом.

— Вы все тут против меня сговорились, что ли? Да?

— Сэр, мы ведь знаем, что вы собираетесь участвовать в следующих президентских выборах.

Эндрю был так ошарашен, что не нашелся что сказать.

— О, Кэтлин никому ничего не говорила. И мы знаем это не от Калина, хотя вряд ли вы ему об этом уже сообщили. Дело в том, что… Ну, просто мы знаем, что вы хотите этого. Все наши ребята из Тридцать пятого и Сорок четвертой уже давно догадались.

Эндрю отвернулся и уставился на махину дирижабля.

— Мы нигде не болтали о дирижабле, сэр. Держим языки на привязи, так сказать. Если эта история и еще кое-какие шалости выплывут на поверхность, вы тут будете ни при чем.

Эндрю понимал, что Фергюсон прав. Им был нужен этот дирижабль, нужны усовершенствованные броненосцы, десять новых пехотных корпусов, кавалерийский корпус. Надо было переделать семьдесят пять тысяч гладкоствольных ружей в нарезные, а нарезные — в заряжающиеся с казенника. Им все это было нужно — и поэтому он должен был баллотироваться на пост президента.

Эндрю обвел пристальным взглядом обоих генералов, своих друзей.

— Благодарю вас, но я не слагаю с себя ответственности за это. В конце концов, вы служите под моим командованием.

— Полковник, дорогуша, — расплылся в улыбке Пэт, — из тебя получится обалденный президентище, если, конечно, в следующем году еще будет Республика.


Пролог | Боевой гимн | Глава 2