home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 34

Я энергично шагала по Темпл Бар. Проснувшись очень рано, я увидела яркий солнечный свет, льющийся сквозь окно моей спальни, я оделась и отправилась выполнить кое-какие дела.

Холодильник был пуст, а я пропустила сразу два Дня Рождения, которые твердо была намерена отметить, прежде чем это затянется еще на дольше, и собиралась импровизировать с ингредиентами, для выпечки торта. Еще с Хэллоуина, масло, яйца и молоко были редкими продуктами, но я как Южанка могла сделать многое и с меньшим, со сгущенным молоком и яичным порошком. Я собиралась испечь толстый, двухъярусный шоколадно-кремовой торт с шоколадной глазурью. Дэни и я смотрели бы фильмы и красили друг другу ногти. Это было бы, как в прежние времена с Алиной.

Я подняла лицо к солнцу. После, казалось бы бесконечной паузы, весна вернулась в Дублин.

Пора солнца и возрождения для меня была запоздалой. Хоть мне и удалось избежать плохой, холодной погоды, занятой то в Фейри то в Зазеркалье, все равно — это была самая долгая зима в моей жизни.

Весна не отличалась особо от зимы, но можно было почувствовать ее в воздухе — поцелуй тепла в легком ветре, запах дующий с океана который обещает бутоны и цветы, если не здесь, то где-то еще в мире. Я никогда не думала, что буду скучать по мухам и насекомым. Ничего не росло в Дублине — значит, не было ни мошек, ни бабочек, ни птиц или пчел. Ни одного цветка не цвело, ни росточка не выбивалось из молодых побегов, ни травинки не росло. Тени уничтожили город, перед тем как хлопнуть дверью с треском на прошлый Хеллоуин. Почва была бесплодной.

Я не была садоводом, но я сделала некоторые выводы. Я была уверена, что если мы правильно удобрим почву, то со временем мы сможем что-нибудь вырастить.

У нас многое нужно было восстанавливать. Деревья выкопать и пересадить. Горшки и ящики для цветов наполнить. Парки перепланировать. Я планировала начать с малого: притащить чернозем из аббатства, высадить немного маргариток, лютиков, может несколько петуний и недотрог. Заполнить мой книжный магазин папоротником и вьюнками и до того как разводить сад на крыше и за его пределами — вернуть ночь в мое собственное пространство.

Однажды Дублин снова будет жить и дышать. Однажды всю эту шелуху, которая была раньше людьми, сметут и похоронят с церемониями. Однажды, туристы придут посмотреть на точку зеро и вспомнить тот Хеллоуин, когда упали стены — может кто-то даже вспомнит ту девушку, которая съежилась на колокольне, помогая спасти день — а потом направятся к одному из шести сотен восстановленных пабов, чтобы отпраздновать, что человеческая раса получила обратно то, что принадлежало ей.

Потому что так будет. Не важно кто или что я такое, я была полна решимости поймать и перезахоронить Книгу, и тогда выяснить способ, как восстановить заново стены. Попутно найти доказательства, что я не Король, а просто человеческая женщина с памятью, которую кто-то подсадил по причинам, которые будут иметь смысл, когда я наконец-то, о них узнаю. Я не была тем существом в пророчестве, которое или спасет или погубит человечество. Я просто человек, который запрограммирован Королевой — или кто знает? Может Королем, чтобы выследить Книгу, когда она сбежала, и как Келтарами мной манипулировали: одна маленькая часть уравнения, чтобы запечатать ее снова, на этот раз навсегда.

Так я брела этим утром, пытаясь вернуться обратно в сознание той молодой девушки, которая вышла из самолета, взяла такси до Темпл Бар и зарегистрировалась в Кларин Хаусе прошлым летом, озадаченная сильным акцентом пожилого человека за столом регистрации, выглядевшего, как леприкон. Голодная. Испуганная и скорбящая. Дублин выглядел таким огромным, а я была такой маленькой и растерянной.

Я огляделась по сторонам, впитывая молчание города, вспоминая его шум и суету. Улицы были полны Крайка — ритма жизни, который воспринимался, как должное.

— Доброе утро, мисс Лейн, — инспектор Джейн шагал в ногу со мной.

Я мельком осмотрела его. Он был одет в джинсы цвета хаки, простую белую майку, на груди висело ружье, а военные ботинки были зашнурованы поверх штанин. Он был обвешан боеприпасами — пистолеты за поясом и в кобуре, Узи через плечо. Не было места, чтобы скрыть Книгу. Несколько месяцев назад у него был намек на животик. Сейчас уже не было. Он был стройным с мускулами, спортивного сложения, и ходящий как человек, который прочно стоит на земле, впервые за все годы.

Я улыбнулась, я была искренне рада его видеть, но все-таки не могла позволить ему добраться до моего копья. Я надеялась, что он после этого случая все же не в обиде на меня.

— Хорошее утро, не так ли?

Я засмеялась: — Я думала о том же самом. Что-то неправильное с нами? Дублин разрушен, а мы готовы разразиться веселым свистом. — Пьющий — чай — с — нашинкованными — Невидимыми — инспектор и я несомненный долгожитель.

— Нет канцелярской работе. Я ненавижу ее. Не знаю, сколько это съело моей жизни.

— Новый мир.

— Чертовски странный.

— Но не плохой.

— Да. Улицы тихие. Книга затаилась. Днем не видно Охотника. Мы ирландцы знаем, что делать во время изобилия, но уверен, что монстры дольно скоро проголодаются. Занимались любовью с женой прошлой ночью. Дети здоровы и сильны. Это хороший день для жизни, — он сказал, как ни в чем не бывало.

Я кивнула в знак согласия.

— Кстати говоря, об Охотнике. Вы скоро заметите одного в небе, — я обрисовала ему наш план — что я могла бы просканировать улицы на Охотнике, выискивая Синсар Дабх. — Так, что не стреляй по мне, ладно?

Его глаза прищурились в догадке, — Вы как-то его контролируете? Вы можете его заставить показать нам свое логово? Мы бы могли стереть с лица земли многих из них, если бы мы только могли найти их логово.

— Дай мне в первую очередь достать Книгу с улиц. Потом мы поможем тебе охотиться, я обещаю.

— Обязательно воспользуюсь этим. Мне не нравиться использовать девушку, только если она настаивает. Это одна из суровостей жизни. Она — должна быть дома, и кто-то должен следить за ней. Убивает — как будто она рождена для этого. Это заставляет меня задумываться, как долго она…

— МакКайла, — сказал В’Лэйн.

Джейн заморозился с открытым ртом, посередине шага. Но не во льду. Просто обездвиженный.

Я напряглась и потянулась за копьем.

— Мы должны поговорить.

— Слабо сказано. Ты должен объясниться, — я вихрем согнулась, чтобы поднять копье. По какой-то причине я до сих пор делаю это.

— Вложи копье в ножны.

— Почему ты не забрал его?

— Я предлагаю тебе продемонстрировать доверие.

— Где ты? — потребовала я. Я слышала его голос, но не видела его самого, а доносившийся голос постоянно перемещался.

— Я появлюсь, когда ты продемонстрируешь мне свое доверие.

— Что?

— Я предпочел позволить тебе, оставить его. Ты предпочти спрятать его. Мы проявим честь по отношению друг к другу с доверием и уверенностью.

— Не мечтай.

— Я не единственный, кто должен объясниться. Как ты пронесла Королеву сквозь Зеркало Короля.

— Позволь мне высказать тебе то, что я не понимаю. На прошлый Хэллоуин меня изнасиловали Темные Принцы. Ты сказал, что был очень занят перенося свою Королеву в безопасное место на человеческих ногах. Но сейчас я знаю, что Королева была в Тюрьме Невидимых — как ты это сказал — много человеческих лет. Где ты реально был той ночью, В’Лэйн?

Он материализовался напротив меня, на расстоянии в дюжину футов.

— Я не лгал тебе. Не совсем. Я сказал тебе, что не мог быть в двух местах одновременно, и это во многом правда. Однако я оговорился, когда сказал, что переносил Королеву в безопасное место. Вместо этого я воспользовался этими часами для поиска ее в Зеркалах Дэррока. Я был уверен, что он стоял за ее исчезновением. Я полагал, что он заключил ее в тюрьму в одном из Зеркал на ЛаРу, но я не мог обыскать эти Зеркала, пока магия в этой сфере не была нейтрализована. Когда я разрушил дольмен для тебя — который мы отстроили заново и мне удалось вытащить Кристиана оттуда вчера ночью, а то я бы пришел объясняться с тобой раньше — я старался найти ее потом. Но Дэррок научился многому из журналов, украденных из Белого Дворца, и я не мог сломать его защиту.

— Ты провел ночь когда меня насиловали обыскивая его дом и не найдя ничего?

— Мое решение достойно сожаления лишь потому, что не принесло плодов. Я был уверен, что она там. Если бы она была там, это того стоило бы. Но что было, когда я обнаружил, что произошло, я почувствовал… — Он прикрыл глаза, оставляя только тонкую сверкающую серебром полоску под его ресницами, — Я чувствовал, — его рот искривился в горькой улыбке, — Это было невозможно. Эльфы не чувствуют. Только не первый Принц Королевы. Я почувствовал зависть к моим темным братьям, что они знают тебя так, как я никогда не знал. Я задохнулся от ярости, что они покалечили тебя. Я был опечален в несравненной мере, так что я не смог бы никогда почувствовать это снова. Разве это не человеческие чувства? Я чувствовал… — Он вздохнул медленно и глубоко, потом выдохнул… — Позор.

— Так ты говоришь.

Улыбка померкла.

— Впервые за время моего существования я хотел временного забвения. Я не смог заставить мои мысли повиноваться мне. Они бродили по их собственному желанию, причиняя мне адские страдания. И я был не в состоянии заставить их остановиться. Я хотел заставить себя остановиться. Это любовь, МакКайла? Это то, что она для вас? Почему же, тогда люди все время стремятся к этому?

Я вздрогнула, вспоминая, как я растянулась на земле рядом с Бэрронсом истекающим кровью.

— Я устал быть в невозможной ситуации. В течение вечности моя преданность принадлежит моей Королеве. Без нее моя раса обречена. Не существует преемников на ее трон. Не существует ни одного достойного или способного руководить моим народом. Я не мог поставить помощь тебе, выше попыток возвратить ее. Слишком долго это все стоит между миром и войной, — он пристально поглядел на меня, — Если…

— Если что?

— Ты все еще направляешь копье на меня.

Я шагнула к нему, вытягивая руку с копьем.

Он исчез.

Он заговорил позади меня.

— Может быть, ты становишься похожей на нас?

Я, прищурившись, повернулась.

— Что ты имеешь в виду?

— Ты становишься Эльфом, идешь по пути, который давным-давно назывался перерождением? Я подозреваю, что молодой Друид также страдает от этого. Это самое неожиданное развитие.

— И неприятное.

— Это еще неизвестно.

Это было его дыхание у меня в ушах, его губы снова в моих волосах?

— Это мне не нравится! Я не собираюсь становиться одной из вас. Убери это. Я не хочу этого.

Я чувствовала его руки на моей талии, скользящие ниже к моей заднице.

— Бессмертие — подарок. Принцесса.

— Я не Принцесса, и я не превращаюсь в Эльфа.

— Возможно, пока нет. Но что-то такое есть, не так ли? Интересно что? Я устал смотреть, что Бэрронс, метит территорию вокруг тебя. Я устал ждать тот день, когда наконец, ты посмотришь на меня и увидишь что я намного больше чем Эльф и Принц. Я — мужчина. С таким голодом до тебя, что не имеет дна. Ты и я, больше чем кто-либо во Вселенной идеально подходим друг другу.

Он был от меня в полудюжине футов, лицом ко мне, смотрел прямо в мои глаза.

— Я не желаю продолжать жить так. Я разбит и не знаю покоя. Гордость не позволяет мне говорить прямо. Не больше.

Он исчез и вновь появился прямо передо мной, таким образом, что я смогла увидеть мерцание радуги в его переливающихся глазах.

Копье было между нами.

Я схватила рукоятку копья. Он накрыл мою руку своей, указав копьём себе в грудь, и наклонился ко мне. Я могла чувствовать его — крепкий как скала и решительный — напротив меня. Он дышал быстро и часто, глаза блестели.

— Прими меня или убей, МакКайла. Но сделай выбор. Только сделай, этот чертов выбор.


Глава 33 | Лихорадка теней | Глава 35