home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 48

Под моими руками книга была ледяной, но пламя рубинов согревало мою душу.

Я касалась Синсар Дабх.

И от этого прикосновения у меня перехватывало дыхание. Как будто мы были близнецами, разделенными при рождении, и наконец-то воссоединились. Я ждала этого всю жизнь. Только держа ее в руках, я была полноценна. Я прижала ее к своей груди, вздрагивая, дрожа от волнения. Темная песнь стала строиться внутри меня. Книга была пальцем, а я была винным влажным краем тонкого хрустального бокала. Она скользила вокруг, создавая мелодию, которая шла из глубины моей израненной души.

Я нежно пробежала пальцами по украшенному драгоценностями переплету.

Я чувствовала огромную силу, содержащуюся в ней. Она наполняла меня воздухом, увеличивалась внутри меня, пьянила, кружила голову. Ребенок, которым я была, не знал, что правильно, а что нет, все еще был внутри меня. Еще в утробе матери, мы должны развиваться нравственно. Я подозреваю, что какая то часть нас остается на этом пути до самой смерти.

Мы выбираем. Каким это все будет.

Когда я прекратила прижимать ее и отодвинула от себя так, чтобы полюбоваться ею, красные руны, спрятанные в одной из моих ладоней влажно запульсировали, увеличились и защелкнули маленькие присоски на ней, охватывая и запирая переплет.

«ЧТО ТЫ ДЕЛАЕШЬ» — закричала Синсар Дабх.

— Делаю тебя лучше.

Я начала плакать, продолжая черпать кровавые руны с гладкой черной поверхности моего озера. Я хотела Книгу так же, как хотела дышать. Теперь я знала, почему она охотилась на меня. Я была бы совершенным хозяином для нее. Мы были созданы друг для друга. С ней я бы никогда ничего не боялась. Отвергнуть ее было самым трудным, что я когда-либо делала в своей жизни. Еще более горьким было осознание того, что с каждой руной, которую я выдавливала на обложку и переплет, я обрекала Иерихона и его сына на жизнь в вечном аду.

«КАК ТЫ СМЕЕШЬ ОБМАНЫВАТЬ МЕНЯ?»

— Нервируешь меня.

Я хотела содрать с обложки руны, раскрыть Книгу, взять заклинание уничтожения. Но я не отважилась. Если я приоткрою золотую с черным и красным обложку, хоть на чуть-чуть, темная песня вылетит и поглотит меня.

Они сказали: она обречет мир.

Меня соблазняли, так соблазняли. Я хотела вернуть Алину. Хотела восстановить стены. Хотела, чтобы Дэни была невинной и юной, а не убийцей моей сестры. Я хотела быть героем для Иерихона Берронса. Я хотела освободить его от бесконечной боли. Смотреть в его глаза, идти в будущее с надеждой и, возможно, с улыбкой сейчас, и потом.

«ТЫ СКАЗАЛА, ЧТО МИР НЕСОВЕРШЕНЕН»

— Так и есть.

Я выдавила другую мокрую руну на обложку.

Но это был мой мир, наполненый хорошими людьми, такими как мой отец и мать, как терпиливая Кэт, и инспектор Джейн, и теми, кто всегда делает свою работу и улучшает его. Невидимые могут заполнить нашу планету, но нашей расе давно нужно было обьединиться перед угрозой, и направить наш праведный гнев на них.

Это было страдание, но также и радость. Эта радость была в промежутке между какими-то двумя событиями, что происходили в жизни. Этот мир был реален, хоть и несовершенен. Иллюзия не может его заменить. Я предпочитала трудную жизнь в реальности, чем сладкую жизнь во лжи.

Я перевернула Книгу и стала выдавливать руны на обратную сторону.

Ее голос стал глухим, и слабым.

«Он будет ненавидеть тебя»

Это был сокрушительный удар. Я задыхалась, от той мысли, что Бэрронс посвятил свое существование поискам, а я отвернулась от него. Я же обещала.

Я говорила ему, что мы найдем способ, и обманула. Невозможно было вырвать заклинание такой мощи из Синсар Дабх. Оно никогда не всплывало на поверхность, и она не отдаст мне его добровольно. Даже сейчас это было обидно, но она учла все риски и заманивала посмотреть меня глубже.

Она давала мне то, что было мне необходимо, чтобы оставаться в живых и подтолкнуть меня к слиянию с ней, принять ее, позволить ей конролировать мое тело. Она знала, что я хотела, но никогда не даст мне этого, пока я не сольюсь с ней полностью. Если бы я приподняла обложку на какие-то несколько дюймов, только чтобы быстро глянуть заклинание, это был бы конец.

Она бы захватила меня, как переселенцы — земли, и уничтожила бы. Возможно, какая-то малюсенькая часть меня оставалась бы в сознании, и кричала бы в вечном ужасе, но этого было бы недостаточно, чтобы иметь значение.

Риодан был прав. Синсар Дабх гонялась за телом, и она хотела меня. Если бы я поверила в ее рассказ, что она изучала меня, чтобы обладать мною еще до моего рождения. Ждала, пока я стану идеальным вместилищем. Только она не ждала достаточно долго. Или возможно она слишком долго ждала. «Зло это абсолютно необычное творение, Мак», сказал Риодан. «Зло это плохое, которое считает, что оно хорошее».

В то время, я не поняла, о чем он говорил. Я поняла это сейчас.

Я выдавила еще одну руну на переплет.

Теперь я никогда не упокою ребенка Бэрронса. Никогда не освобожу этого мужчину.

«Уничтожу тебя, сука! Это не конец. Никогда не наступит конец!»

Еще четыре руны и Синсар Дабх замолчала.

Я присела на корточки. Мои руки дрожали, я обессилила, мои щеки были мокрыми от слез.

Я положила руку на обложку, чтобы убедиться, что ощущаю, как она заключена — по крайней мере, до того как мы ее переправим в аббатство — когда невидимый барьер сдерживающий Иерихона испарился.

Затем я оказалась в его руках, и он целовал меня, и все о чем я могла думать, что я сделала это. Я выжила, но какой ценой?

С того дня, когда я встретила его, он существовал ради одного и только ради одного. Он охотился за ней на протяжении тысячи лет так целеустремленно.

Я была женщиной, которую он знал, всего несколько месяцев. Что я могла для него значить по сравнению с этим?


Глава 47 | Лихорадка теней | Глава 49