home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 50

Ну, ладно, может радостные крики были и не столь оглушительны, просто мне так казалось потому, что я сама кричала громче всех. В действительности же: ши-видящие приветствовали, Мама с Папой гудели, Драстен выкрикивал, Дейгис с Кейоном крякнули, Кристофер выглядел взволнованным, а Кристиан развернулся и молча отступил, Бэрронс, как и остальная часть его людей — хмурились, Светлые светились.

Затем начались боевые действия. Снова.

Я бурно засопела. Да уж, им действительно не помешало бы научиться праздновать радостные моменты хоть не много подольше, прежде чем снова окунаться в проблемы. Я ходила под приговором пророчеств, в которых я — либо обреку мир на погибель, либо спасу, и мне… ладно технически мне это удалось. Я не обрекла мир. Но и не видела, каким Макаром я его и спасла. Если, конечно, я спасла его уже только тем, что не обрекла на погибель. Но, тем не менее, я знала что празднование, время от времени снимает груз напряжения.

— Мы не можем восстановить стены без Песни, — говорил В’лейн.

— Кто сказал, что нам нужно восстанавливать стены? — требовал Бэрронс. — Вы как тараканы, а мы — Raid[43]. В конечно счете мы от вас избавимся.

— Мы. Не. Насекомые, — резко вскинулся Вельвет.

— Я говорил о Невидимых. Вас же, ублюдочных фейри, я вижу добровольно гарцующих из нашего мира, после того, как поможете уничтожить своих скрытых собратьев.

— Я не гарцую, — оскорбилась Дри’лия. — Тебе не помешало бы вспомнить свое восхищение в наших объятиях.

Я взглянула в недоумении на Бэрронса. — У тебя был с ней секс?

Он закатил глаза:

— Это было давно, и только потому, что она сделала вид, что что-то знает о Книге.

— Врешь, старейший. Ты пыхтел позади меня…

— Бэрронс никогда не пыхтит позади, кого бы то ни было, — отрезала я.

Его темный взгляд засветился задорными искорками. «Неожиданно конечно, но спасибо за защиту».

«Да ладно, ты в ней не нуждался. Тем более в моей».

«Спорно. Риодан бы с тобой не согласился».

«Только переспи еще хоть с одной Фейри и я стану для В’лейна личной При-ей».

Его глаза стали убийственны, но тон остался мягок. «Так ревнива?»

«Что принадлежит мне, то мое».

Он продолжал еще тише. «Вот как ты думаешь обо мне?»

Время казалось, остановилось, пока мы смотрели друг на друга. Споры отступили на задний план. Пещера словно опустела, и в ней остались только он и я. Время между нами растянулось, чреватое своими последствиями. Я ненавидела такие моменты. Они всегда требуют от тебя какой-то определенной черты поведения.

Он хотел ответа. И он не сдвинется с места, пока его не получит. Я видела это по его глазам.

Я была в ужасе. Что если я скажу «да», а он вернется к своим насмешкам? Что если я стану доверчивой и эмоциональной, а он оставит меня, выбив почву из-под ног, полностью открытую? Будет еще хуже, когда он узнает, что я не получила заклинание, способное освободить его сына? Снимет ли он мою вывеску, заколотит ли досками мой любимый магазин, раствориться ли со своим сыном в ночи, как туман растворяется в утреннем солнце, и я никогда не увижу его снова?

Но я кое-что усвоила.

Надежда дает силы. Страх убивает.

«Бьюсь об заклад — твоя задница принадлежит мне, приятель», выстрелила я в него. Я утвердила свои права на него, и я буду бороться за это — лгать, обманывать и красть, если придется. У меня не было заклинания. Пока. Завтра будет новый день и если это все, что ему от меня нужно, то он не достоин меня.

Бэрронс тряхнул головой и рассмеялся, сверкая зубами на смуглом лице.

Только однажды я слышала у него такой смех: той ночью, когда он застал меня танцующую под «Bad Moon Rising», с МакНимбом на башке, прыгающую по составленным в ряд диванам, пронзая мечом подушки, рассекая воздух. Я перевела дух. Как и смех Алины, который раньше делал мой мир ярче, чем жаркое полуденное солнце, он доставлял мне удовольствие.

Оставшиеся присутствующие поблекли на заднем фоне. Они молча уставились на нас с Бэрронсом.

Он резко прекратил смеяться и прочистил свое горло. Его глаза сузились:

— Какого хера он делает? Мы еще не решили.

— Я пытался сказать тебе, — произнес Джек. — Но ты не слышал того, что я говорил. Ты смотрел на мою дочь, как…

— Отойди от Книги, В’лейн, — пробасил Бэрронс. — Если кто-нибудь и заглянет в нее, то это будет только Мак.

— Мак не притронется к ней, — мгновенно отозвалась Рейни. — Эта ужасная вещь должна быть уничтожена.

— Не может, Мам. Это не так работает.

Пока все спорили а Бэрронс и я были поглощены безмолвным диалогом, В’лейн забрал королеву/возлюбленную из рук моего отца и сейчас стоял у плиты, смотря на Синсар Дабх.

— Не открывай ее, — предупредила его Кэт. — Нам нужно все обсудить. Составить план.

— Она права, — сказал Дэйгис. — Нельзя поступать так легкомысленно, В’лейн.

— Есть меры предосторожности, которые должны быть соблюдены, — добавил Драстен.

— Хватит разводить демагогию, — отрезал В’лейн. — Мои намерения по отношению к моей расе чисты. И всегда были.

Бэрронс не стал ждать и секунды. Он передвигался как зверь, слишком быстро, чтобы заметить его. В один момент он стоял в нескольких шагах от меня, а в следующий он…

… врезался в стену и отскочил от нее с рыком.

Вокруг В’лейна образовалась кристаллическая прозрачная стена. Выровненная иссиня-черным барьером до самого потолка.

Он даже не обернулся. Такое ощущение, как будто он сам ее выстроил. Он положил бессознательную Королеву на пол, рядом с плитой и шагнул к Синсар Дабх.

— В’лейн, не открывай ее! — воскликнула я. — Я думаю, она неактивна, но мы не знаем, что может случиться, если ты…

Но было уже поздно. Он открыл Книгу.

Раскинув руки в стороны и опустив голову, В’лейн начал читать, шевеля губами.

Бэрронс бросился к стене. И снова отскочил.

В’лейн отгородился от нас.

Риодан, Лор и Фэйд присоединились к нему, а через пару секунд все пятеро Келтаров и мой Отец, бросаясь на стену, сокрушали ее плечами и кулаками.

А я… я просто стояла и смотрела, пытаясь понять его и вспомнить тот день, когда встретила В’лейна. Он сказал мне, что служит своей Королеве, что ей нужна Книга для того, чтобы получить шанс на повторное создание Песни Творения. В то время меня волновали только две вещи — отыскать убийцу Алины и удержать стены от падения. Я очень хотела, чтобы Королева отыскала эту Песню и укрепила их.

Однако, он так же сказал, что есть легенда, в которой говориться, что если не останется ни одного претендента к моменту смерти Королевы, то магия Истинной Силы их расы матриархата перейдет к самому могущественному мужчине.

Конечно, он не сказал бы мне об этом, если бы сам не планировал все это время. Или сказал бы? Был ли он настолько глуп?

Или так высокомерен, что смеялся все время над тем, что «ничтожный человечишка», которому он раскрыл все улики, не может сложить их воедино?

Если он прочтет всю Синсар Дабх, это сделает его, бесспорным, самым могущественным мужчиной, даже сильнее Темного Короля?

Я не видела ни одной Темной Принцессы. Ни одной! Все Светлые Принцессы были — по словам В’лейна — пропавшими без вести или мертвы.

Что, если он закончит читать Книгу и убьет Королеву?

Он будет обладать всеми темными знаниями Темного Короля и всей магией Королевы. Он станет несокрушим.

Он был игроком, который манипулировал событиями, дожидаясь удобного момента.

Я проверила свое копье в ножнах. Его не было. Я резко втянула воздух, раздувая ноздри. Как давно оно исчезло? И забрал ли он его, чтобы убить Королеву? А нужно ли было оно ему вообще? В момент поглощения им Книги, сможет ли он просто разрушить ее?

Неужели я абсолютный параноик?

В конце концов, это ведь был В’лейн. Возможно, он просто ищет фрагменты Песни для своей Королевы и после того, как он их найдет, он закроет смертельный том.

Я стала боком для лучшего обзора.

Мужчины наносили удары о барьер всем, чем могли. Кристофер и Кристиан занимались каким-то пением, а другие колотились в него. Как бы они не старались и чтобы не делали, не принесло и малейших результатов.

Взглянув между ними, я вдруг четко сосредоточилась на В’лейне. Игнорируя нападения на возведенную им стену, он стоял, запрокинув голову с закрытыми глазами. Его руки не были расположены по обе стороны книги, как я подумала чуть раньше.

Они были на ней, прижатые ладонями к странице.

Как он вообще дотронулся до Святыни Невидимых? Страницы были ослепительно прекрасны, каждая сделана из чеканного золота, инкрустирована драгоценными камнями и покрыта удивительно рельефным, извивающимся текстом, который пересекал страницы непрерывными завитками. Первый Язык был ровно на столько жидким/текучим/подвижным, как и настоящая Королева — неподвижной.

В’лейн не читал Синсар Дабх.

Заклинания, написанные на золотых страницах, исчезали из Книги, перетекая в его руки, в его тело, оставляя пустыми страницы. Он опустошал ее. Поглощал ее. Становился ею.

— Бэрронс, — закричала я, перекрикивая рычание и хрипы, пока они бросались на неприступную стену барьера, — у нас серьезные проблемы!

— С этими страницами, Мак. И со всем чертовым текстом.


Глава 49 | Лихорадка теней | Глава 51