home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Пролог

Потопы нашего столетия

Великий потоп. Мифы и реальность

Год 1900-й… Канун XX столетия, последнего века второго тысячелетия. В сентябре 1900 года город Галвестон в американском штате Техас, расположенный на берегу Мексиканского залива, испытал наводнение, подобное потопу, описанному в Библии. Ураган, налетевший на побережье, поднял уровень океана на несколько метров, вода перехлестнула защитные дамбы и обрушилась на город.

«К восьми часам нижняя часть города оказалась под слоем воды от трех до пяти метров. Якорные цепи, швартовы судов, стоявших в гавани, лопнули, и суда оказались во власти ветра и волн. Когда порой вспыхивала молния, она освещала невероятно жуткую картину: огромные океанские пароходы раскачивались среди зданий, через которые перекатывались гигантские валы… Тут уцелевшие одиночки цеплялись за бревна и балки, там на стене разбитого дома или куске полового настила гроздьями висели люди, видя в этом единственную надежду на спасение. Спустя немного времени с крыши рушащегося здания полетели плитки, скашивая людей, словно залпы из мортир. Порой огромное дерево, вырванное с корнем, ударяло в такой плот, и люди с воплями падали в бурлящую воду», — так описывает очевидец катастрофу в Галвестоне.

Приливная волна покинула город еще стремительней, чем обрушилась на него. Она помчалась по улицам со скоростью горного потока, сметая все на своем ходу и нанося еще больший ущерб, чем во время наступления. Когда она ушла, «повсюду были следы страшной трагедии. Повсюду была смерть. Мертвые люди, лошади, коровы, собаки лежали рядом или поодиночке. Развалины некогда стоящего здесь города, покрытые толстым слоем грязи и слизи, издавали невыносимое зловоние».

Ущерб, нанесенный наводнением в Галвестоне, исчисляется в 650 миллионов долларов. Цену жизни 8000 человек, погибших в результате катастрофы, в долларах выразить нельзя. Потоп, вызванный ураганом, открыл печальный счет нашествиям вод, которые обрушивались на людей в течение всего XX столетия. Мы назовем лишь самые крупные из этих потопов.

Зима 1907–08 года в России была на редкость снежной. Запас воды в выпавших снегах превышал норму почти в два раза. Почва глубоко промерзла, так как, несмотря на снегопады, морозы в ту зиму были суровыми. Весна была теплой, под жаркими лучами солнца дружно стаяли снега. И тотчас пошли обильные дожди, не прекращавшиеся две недели. На города и села России обрушились вешние воды вышедших из берегов рек. Они губили посевы, затопили десятки тысяч домов, свыше 50 тысяч человек остались без крова, от потопа пострадала Москва. Понесенные убытки были колоссальны.

В 1910 году, в январе месяце от наводнения пострадала другая европейская столица — Париж. Паводок на Марне, притоке Сены, впадающем в нее возле Парижа, и паводок на самой Сене привели к тому, что значительная часть прекрасного города была затоплена. Под водой оказались площади и улицы, вокзалы и дороги, станции метрополитена.

В феврале 1911 года в Пулкове «отцом сейсмологии» Б. Б. Голицыным было зарегистрировано сильное землетрясение, произошедшее в горах Памира. Но только в 1913 году район бедствия удалось обследовать специальной экспедицией. Оказалось, что в результате землетрясения возник чудовищный оползень, передвинувший два с половиной миллиарда (!) кубических метров земли и поглотивший кишлак Усой с его 54 жителями. Оползень завалил долину и запрудил течение реки Мургаб, воздвигнув каменную стену высотой в 750 метров. В результате образовалось большое озеро. Под воду ушел другой памирский кишлак — Сарез, в честь которого и был назван новый водоем. Длина его свыше 50 километров, глубина около 300 метров — так сообщала о Сарезском озере первая экспедиция, обследовавшая его в 1913 году. В наши дни длина озера — 60 километров, а максимальная глубина достигает 505 метров.

В 1923 году, 1 сентября, произошло грандиозное землетрясение, разрушившее японские города Токио и Иокагаму. Землетрясение это сопровождалось нашествием морских вод. Огромные волны цунами, высотой более 10 метров, довершили то, что не смогли сделать силы Земли, скрытые в ее недрах. Около миллиона человек лишились крова, 100 тысяч — погибли.

Год 1924-й памятен всем ленинградцам. Ровно 100 лет спустя после страшного петербургского наводнения, знакомого всем нам по «Медному всаднику» Пушкина, на Северную Пальмиру вновь обрушилось наводнение. Его уровень был лишь немногим ниже, чем «пушкинского», при котором вода поднялась на 4 метра 10 сантиметров выше ординара — среднего многолетнего уровня воды в Неве.

В тот день, 23 сентября 1924 года, пушка на Петропавловской Крепости ударила в 13 часов 20 минут, давая сигнал о грозящем наводнении: уровень воды в Неве катастрофически повышался. Вот что писал очевидец «невского потопа»:

«В 6 часов вечера вода достигла 11 футов выше ординара по футштоку Петропавловской крепости, и казалось, что колыбель революции Красный Ленинград — город-бунтарь умирал: погас свет, прекратилась телефонная связь, плывут мостовые, вспыхнуло зарево пожара, через 20 минут залило машинное отделение на Главном телеграфе, и Ленинград был принужден выключиться из общей республиканской сети связи и вести борьбу со стихией один, не имея возможности услышать слово поддержки даже из ближайших городов Союза. В 6 часов 49 минут прекратила подачу воды и водопроводная станция, где также затопило насосное и машинное отделения. К воде примкнул огонь, от замыкания электрического тока в городе кое-где загорелись большие дома. Население объятых пламенем, окруженных водою домов в панике спасалось по водосточным трубам и забиралось на крыши».

В начале 30-х годов нашего века произошло одно из самых крупных наводнений, известных в истории человечества. Катастрофические наводнения на китайской реке Янцзы, кормилице многих десятков миллионов человек, известны очень давно. За последние две тысячи лет они происходили свыше полусотни раз, однако наводнение 1931 года побило все печальные рекорды. Пять с половиной миллионов гектаров плодороднейших земель было затоплено, свыше четырех миллионов домов было снесено, от наводнения пострадало около 60 миллионов человек, свыше 140 тысяч — утонуло.

Под водой оказалась территория, превышающая площадь Австрии, Болгарии и Венгрии вместе взятых, — свыше 300 тысяч квадратных километров. Причем во многих местах вода не хотела уходить в течение многих недель и даже месяцев. Так, например, город Ханькоу свыше четырех месяцев находился под водой, глубина которой превышала два метра, а местами — пять и даже шесть метров.

В 1933 году на берега японского острова Хонсю обрушилась 20-метровая гигантская волна цунами — выше пятиэтажного дома! В результате этого вторжения вод погибло около 3000 человек. В том же году наводнение прорвало дамбы другой великой китайской реки — Хуанхэ. Около четырех миллионов человек пострадало от нашествия вод, 18 тысяч человек утонуло, свыше 3000 населенных пунктов оказалось под водой. Более 400 миллионов кубометров земли пришлось переместить трудолюбивому китайскому народу, чтобы вновь заставить Хуанхэ течь по отведенному ей руслу.

В 1936 году два больших наводнения обрушились на территорию Соединенных Штатов Америки: одно затопило районы северо-востока США, другое — земли бассейна реки Огайо, притока Миссисипи. На следующий год обильные ливни привели к тому, что из берегов вышла не только река Огайо, но и «отец вод» — Миссисипи. 27 апреля 1937 года правительство США приняло решение о немедленной эвакуации населения из района, имевшего около 160 километров в ширину и простиравшегося на 2500 километров вдоль течения Миссисипи. Решение было своевременным: вскоре бушующие воды затопили площадь в 72 тысячи квадратных километров. Это было целое море, вмещавшее около 100 миллиардов кубических метров воды!

В 1938 году вопреки прогнозам метеорологов, обещавших ясную погоду, на восточное, побережье США, называемое Новой Англией, обрушился сильнейший ураган. Морские волны вторглись на 35 километров в глубь материка и покрыли сушу слоем воды в четыре, пять, шесть, семь, а местами восемь метров. Под водой оказались дома, поля, дороги, леса, сады. Сотни людей утонули. Очертания побережья Новой Англии после урагана 1938 года сильно изменились: появились многочисленные новые заливы, исчезли песчаные косы, стал иным рельеф берегов.

Год 1938-й ознаменовался еще одним большим потопом. Но на сей раз виновником его были не стихии, а сами люди. Мы уже говорили о разливе своенравной реки Хуанхэ и о том, что земляные работы колоссального объема вернули эту реку в русло. Защитные дамбы на Хуанхэ достигают порой высоты в 20 метров при ширине по основанию до 120 метров. Любой прорыв дамб на этой реке грозит катастрофой.

«В июне 1938 г. японская армия захватила Кайфын, столицу провинции Хэнань, — пишет американский специалист по наводнениям У. Л. Хорн в монографии “Геологические стихии”, составленной коллекциям авторов. — Чтобы остановить продвижение японцев на запад, китайское правительство открыло одну дамбу и направило воды великой реки прямо на юго-восток. Вся местность оказалась во власти буровато-коричневых волн, река пошла к морю по своему старому брошенному руслу и стала действенной преградой на пути японской армии, которая увязла здесь на значительное время; однако, как рассказывают, но стило жизни многим тысячам местных жителей, утонувших во время этого наводнения.»

В 12 часов 29 минут по Гринвичскому времени 1 апреля 1946 года произошло подводное землетрясение в районе глубоководного Алеутского желоба. Порожденные им волны цунами со скоростью около 800 километров в час помчались по Тихому океану и достигли через несколько часов Гавайских островов, лежащих в 3500 километрах от очага моретрясения. О том, что произошло на Гавайях, лучше всего расскажет очевидец. Тем более, что он к тому же является одним из крупнейших океанографов мира. Предоставим слово профессору Френсису Шепарду.

Ранним утром 1 апреля, рассказывает Шепард, мирный сон его и его жены — они снимали домик на берегу залива в северной части острова Оаху — был нарушен звуком, подобным реву десятков паровозов, выпускавших пары. «Казалось, что этот звук заполнил Вселенную. Мы вскочили с постели и бросились к окну. Там, где раньше был берег, мы не увидели ничего, кроме кипящей воды, перехлестнувшей через береговой песчаный вал высотой в 30 футов и подступившей вплотную к дому. Я бросился за фотоаппаратом, забыв о таких мелочах, как одежда, очки, часы и записная книжка. Открыв дверь, я заметил с некоторым сожалением, что вода больше уже не прибывает, а даже, наоборот, стремительно сбегает по склону. Я начал понимать, что это, возможно, цунами, и окончательно убедился в этом, когда вода стала быстро уходить в океан и уровень ее понизился на несколько метров, обнажив коралловые рифы перед домом.»

На берегу извивались и бились рыбы, оставленные отступившей волной. Желая блеснуть перед женой эрудицией, Шепард сказал ей, что вскоре должна прийти новая волна, но на этот раз она будет слабее, чем первая, и как жаль, что ему не удалось заснять приход этой первой волны.

«Вы думаете, я ошибся? В течение нескольких минут, пока я стоял на краю берегового вала перед домом, вода поднялась и перехлестнула через внешний край обнаженного перед этим рифа. Она поднималась всё выше и выше, а затем ринулась вперед», — рассказывает Шепард. Он стал снимать кадр за кадром и с удивлением обнаружил, что новая волна вряд ли будет меньше первой, скорее наоборот…

«Я крикнул жене, чтобы она бежала назад, под защиту дома, но она уже и без меня это сделала, так что мне оставалось лишь последовать за ней. А вода уже бурлила на том месте, где я только что стоял. Раздался звон разбитого стекла в окнах нашего дома с фасада. Слева от нас к полю сахарного тростника вода несла холодильник. Справа водяная стена уже перехлестнула дорогу, перерезав нам путь к бегству. С изумлением наблюдали мы, как соседний дом постепенно разваливался и превратился наконец в кучу бревен. Наконец вода остановилась, и мы остались на маленьком островке, защищенные неразрушенной частью дома. Она оказалась настолько прочной, что выдержала удар гигантской волны. Волна разбилась на тростниковом поле и утратила свою ярость.»

Уверенность Шепарда в том, что волны цунами должны последовательно уменьшаться, быстро таяла… Быть может, вскоре придет третья, еще более мощная волна, которая сметет остатки дома и его обитателей?

«Заметив, что между двумя первыми волнами был достаточно большой промежуток времени (позднее мы установили, что он равен 15 минутам), мы решили бежать вдоль берега к проходящему выше шоссе, — продолжает свой рассказ Шепард. — По пути мы встретили промокших, перепуганных гавайских женщин, ломавших руки и не знавших, что делать. С трудом нам удалось уговорить их бежать вместе с нами вдоль берега к прогалине в тростниковом поле. Только мы бросились бежать, как следующая огромная волна перекатилась через риф и со страшной силой разбилась у обрыва над пляжем. Поднявшись огромной стеной, она понеслась за нами и со страшным ревом разлилась по полю. Преследуемые волной, мы успели добежать до безопасного места.»

Здесь собралась пестрая толпа людей, успевших спастись от цунами. Одна супружеская пара мирно готовила завтрак, когда внезапно их дом был поднят волной, пронесен чуть ли не сотню метров по полю, а затем так мягко опущен, что даже завтрак остался на столе (но, конечно, супругам было уже не до завтрака!). Другим повезло меньше: людям с трудом удалось выскочить из разваливавшихся домов.

«Мы направились вдоль дороги, пока не достигли залива Кавела; отсюда мы увидели, как на берег обрушилось еще несколько больших волн… Мы видели, как дома разваливались в щепки. Один из них волна бросила в прибрежный пруд прямо на крышу дома, который оказался там раньше; еще одна хижина спокойно качалась на волнах в заливе», — пишет Шепард о своих наблюдениях над цунами. И заканчивает повествование характерным эпизодом, который едва не лишил его жизни.

«Наконец, когда пришло около шести заметно ослабевших волн, я решил, что следовало бы пойти назад и посмотреть, что нам угрожало, если бы мы вовремя не удрали из дома. К тому же мы были почти раздеты и нужно было найти себе одежду. Я уже подошел к двери, когда вдруг на меня обрушилась стена воды. Казалось, весь остров исчез под захлестнувшей его волной. Я кинулся к стоявшему поблизости дереву и буквально взлетел на него, думая только о том, как бы спастись. Под напором воды дерево раскачивалось, как тростинка. Так же, как и другие, эта волна вскоре стала спадать, сменившись менее высокими волнами.»

В результате подводного землетрясения, произошедшего в 3500 километрах, на Гавайях погибло 159 человек, островам был нанесен материальный ущерб в 25 миллионов долларов. Высота волн, обрушившихся на Гавайи, достигала 10 метров …. А ведь этот потоп, столь красочно и объективно описанный Шепардом, далеко не самый страшный и сильный. Волны цунами, служащие его причиною, могут достигать высоты и в 15, и в 20 метров — вспомните цунами 1933 года, унесшее 3000 жизней на японском острове Хонсю.

22 июля 1951 года в эфир полетел сигнал тревоги: «Всем, всем, всем…» Американское радио передавало правительственное сообщение: «Вода в Миссури и Миссисипи продолжает подниматься и вчера вечером достигала наивысшего уровня за последние 100 лет. Близ города Сент-Луиса береговые дамбы сносятся бурными потоками воды».

Наводнение охватило территорию трех штатов. Паводковые воды снесли цистерны с нефтью и бензином и бросили их на линии электропередачи высокого напряжения. Вспыхнули пожары. Город Канзас-Сити, где жило 600 тысяч человек, был целиком затоплен. Ущерб, нанесенный ним потопом, порожденным затяжными ливнями и запоздалым высоким половодьем, побил все рекорды и был равен 3750 миллиардам долларов.

В 1953 году, в самом его начале, в Северном море бушевали жестокие штормы. От них страдали не только корабли, но и защитные сооружения Англии и Голландии. 31 января особое взаимное расположение Земли и Луны вызвало исключительно высокий прилив. Вода перелилась через дамбы и залила обширные территории «низменной земли» — Нидерландов. Катера, каботажные и грузовые суда были выброшены на берег. Гибли люди, фермы, суда, домашние животные. Около 6 процентов всей обрабатываемой земли Нидерландов — 100 тысяч гектаров — оказалось под водой. Утонуло 60 тысяч голов домашнего скота и полторы тысячи человек.

«На некоторых крупных островах, в частности на острове Валхерен, ущерб был особенно велик, списки погибших особенно длинны. Члены семей погибали один за другим, по мере того как дома постепенно разваливались; или же ребенок, а то и взрослый, не могли больше выдержать мучительно резкого ветра и ледяной воды. В деревне Толен один мужчина видел, как тонули его жена и 12 детей, и не мог им помочь, оказавшись, как в ловушке, в верхней комнате своего дома. В этой же деревне двое молодых людей — жених и невеста — провели на выступавшем гребне дамбы, как на необитаемом острове, более суток. Когда прибыли спасатели, девушка уже умерла от холода и ветра, а жених сошел с ума. Один человек провисел на телеграфных проводах двое суток. Другой зацепился за антенну радио и, когда через 27 часов его сняли, был еще жив», — так повествуют специалисты по наводнениям о печальных событиях января 1953 года. По самым скромным подсчетам, общий ущерб от потопа, который устроили штормовые волны Северного моря, в Англии составил около 125 миллионов долларов, а в Нидерландах — в два раза больше.

Летом 1954 года потоп угрожал жителям двух великих рек — Дуная в Европе и Янцзы в Азии. В начале июля в Альпах выпал снег, в предгорьях прошли обильные ливни. Притоки Дуная превратились в бурные потоки, и сам Дунай начал выходить из берегов. Стремительно повышался уровень воды: расход ее в реке стал в семь раз больше, чем при обычных паводках. В Верхней Австрии такого подъема воды не наблюдали с 1501 года, в Братиславе уровень воды вместо обычных трех-четырех метров стал равен девяти метрам. Небывалое по силе наводнение угрожало жителям Будапешта, Вены, Братиславы, других дунайских городов и сел. Десятки тысяч жителей Австрии, Венгрии, Чехословакии принялись срочно укреплять защитные дамбы, на сотни километров протянувшиеся вдоль Дуная. И лишь в отдельных местах удалось реке прорвать эти дамбы. Не прими вовремя меры жители придунайских стран — и «дунайский потоп» нанес бы огромный ущерб, погибло бы много людей.

Примерно та же история повторилась и на великой реке Янцзы. В 1954 году уровень воды в ней поднялся еще выше, чем в 1931 году, принесшем Китаю неисчислимые бедствия. В 1931 году был затоплен город Ханькоу. В 1953 году этот город стал составной частью Уханя, образованного из трех городов на Янцзы. На следующий год после слияния этих городов над многомиллионным поселением возникла угроза страшного наводнения: достаточно сказать, что подъем воды достиг 30 метров. Если защитные дамбы, возведенные после наводнения 1931 года, будут прорваны, вся эта масса воды хлынет с высоты на Ухань и превратит его в руины, погибнут сотни тысяч людей…

Для спасения города от потопа был сформирован отряд добровольцев в 300 тысяч человек. Труд людей обуздал разыгравшуюся стихию. В тело дамбы протяженностью более 100 километров, которая предохраняла «тройной город» Ухань от наводнения, было уложено около восьми с половиною миллионов мешков с песком и землей. Героический труд дал свои плоды — катастрофа 1931 года не повторилась, несмотря на то, что разгул стихий в 1954 году превосходил их буйство в 1931 году.

В 1955 году неистовый ураган обрушился на северо-восточное побережье Соединенных Штатов Америки, от Новой Англии до Северной Каролины. Ущерб, причиненный им, оценивается почти в два миллиарда долларов. «Реки остановили свой бег. Они разлились в низинах, в мирных долинах, и тучные зеленые пастбища превратились в кипящие озера, наполненные мутной водой. А с неба лились все новые потоки. Озера росли, земля вот-вот должна была превратиться в месиво. Природные запруды и преграды оказались размытыми и разрушенными, и тотчас в города и иные населенные пункты хлынули миллиарды тонн воды. Чудовищный поток смывал целые участки шоссейных дорог и тащил вслед за собой. Плотины водохранилищ разрушились под его напором, высвобождая новые массы воды… Бурные стремительные потоки прокладывали себе путь но улицам города, разрушали здания, уничтожали промышленные предприятия», — так описывает последствия урагана «Диана» американский писатель Томас Хелм. Он приводит такое сравнение: ядерный взрыв может поднять в воздух 10 миллионов тонн воды, в то время как только на остров Пуэрто-Рико за время одного урагана обрушилась масса воды весом в два с половиною миллиарда тонн.

1958 год ознаменовался «потопом», не имевшим прецедентов в истории стихийных бедствий. К счастью, событие это произошло в относительно безлюдном районе и человеческих жертв не было. Землетрясение 9 июля 1958 года на Аляске вызвало чудовищной величины волну в заливе Литуйя (вероятнее всего, наименование залива — искажённое русское слово «Лютая»; географическая карта Аляски пестрит русскими названиями, оставленными нашими землепроходцами, освоителями этого края).

Каждый человек, бывавший на море, знаком с волнами высотой в два-три метра. Цунами способны порождать волны высотой с пятиэтажный дом. По никто не решился бы сказать, что могут быть волны высотой не с дом, а с холм или небольшую гору, — скажем, 100, 200, 300 метров. Тем не менее тщательный анализ, проведенный специалистами показал, что волна в заливе Литуйя достигла высоты в 600 метров!

Страшно представить, что было бы с любым населенным пунктом, если бы на него обрушилась волна такой высоты… Правда, следует отметить, что для рождения такой волны-чудовища были определенные природные условия: замкнутая бухта и т. д. (отошлем читателей к книге американского сейсмолога Э. Робертса «Когда сотрясается земля», выпущенной в 1966 году издательством «Мир», к книге уже цитировавшегося нами профессора Ф. Шепарда «Земля под морем», главка «Прибой высотой 1700 футов», и к пересказу этих сведений в научно-популярной книге И. А. Резанова «Великие катастрофы в истории Земли»).

В 1960 году, 22 мая, произошло одно из самых разрушительных землетрясений, которые были зафиксированы приборами. Эпицентр его находился в океане, то есть это было моретрясение. Тем не менее, разрушения, нанесенные тихоокеанскому побережью Чили, были чудовищными. Эти разрушения принесли подземные толчки, обвалы в горах, оползни, извержения пробудившихся от спячки вулканов. И, в довершение всего гигантские волны цунами. Причем потоп, вызванный чилийским землетрясением 1960 года, не ограничился территорией злополучной республики, а вторгся в пределы стран и островов, расположенных в тысячах километров от Южной Америки.

Великий потоп. Мифы и реальность

Ход цунами, вызванного Чилийским землетрясением 1960 года


«Мне даже приблизительно не удалось установить, сколько человеческих жизней унесла катастрофа, — пишет известный французский вулканолог Гарун Тазиев в книге “Когда Земля дрожит”. — Все же представляется, что в Чили от волн цунами погибло не так уж много людей, исключая деревушки, расположенные в устье реки Маульин, где, как полагают, утонуло около тысячи человек. Сравнительно небольшое число жертв объясняется тем, что вскоре после мощного толчка, происшедшего в три часа дня, жители прибрежной зоны заметили, что сначала море вздулось и уровень его поднялся значительно выше уровня самых высоких приливов, а затем внезапно отхлынуло, словно воду куда-то всосало, на этот раз гораздо дальше самого низкого уровня отлива. Напуганные горьким опытом многих поколений, люди поняли значение этого явления. С криками ужаса: “Море уходит!” — все устремились на холмы.»

И все-таки, несмотря на горький опыт многих поколений, свыше тысячи человек погибло в результате вторжения волн на побережье Чили. Волна, порожденная моретрясением, помчалась по просторам Тихого океана. Первой жертвой ее стал остров Пасхи.

Самое величественное из построек этого музея под открытым небом — аху Тонгарики, каменная платформа, длиной в 60 и высотой в 3 метра, сложенная из огромных блоков. Волна, родившаяся в 2000 километров от острова Пасхи, шутя разметала многотонные каменные блоки.

Затем цунами достигло Гавайских островов, находившихся еще в нескольких тысячах километров от острова Пасхи. Высота волн здесь была немногим меньше 10 метров. Прокатившись через весь Тихий океан, гигантские волны обрушились на Японию. Тысячи домов были смыты ими в море, затонули или были разбиты сотни судов, 120 человек стали жертвами стихийного бедствия, разразившегося на противоположном конце величайшего водного бассейна планеты.

В 1962 году воды индийской реки Джамны вышли из берегов и превратили в озеро окрестности столицы республики города Дели. В том же году двенадцатибалльный шторм на Северном море налетел на побережье Федеративной Республики Германии. 17 февраля были прорваны плотины на реках Эльбе и Везер, воды этих рек вместе с водами Северного моря хлынули на города и поселения. Подобного наводнения Германия не знала с 1660 года. Стоящий в нижнем течении Эльбы знаменитый старинный город и порт Гамбург был затоплен. Утонуло около пятисот гамбуржцев, 75 тысяч горожан лишилось крова. Водная стихия затопила другой старинный город и порт — Бремен. Потоп, образованный водами рек и моря, проник на территорию страны почти на сотню километров. Железные и автомобильные дороги были разрушены, линии связи и электропередачи вышли из строя. Ущерб, причиненный ФРГ потопом 1962 года, исчисляется многими миллиардами марок.

Шторм, породивший этот потоп, не пощадил и другие страны, берега которых омываются Северным морем. Волна высотой в два с половиной метра ворвалась в устье Темзы и погубила более трехсот человек. Еще больше пострадала Голландия, на низменные берега которой обрушились волны высотой до четырех метров. Защитные дамбы были разрушены, утонуло почти две тысячи человек.

В 1965 году произошло катастрофическое наводнение на Дунае, от которого пострадало население Югославии, Австрии, Чехословакии и Венгрии. Такого высокого подъема воды в реке жители придунайских районов этих стран не знали в течение столетия. Год 1966-й принес потоп в Италию. Несколько дней в начале ноября шли проливные дожди. Реки вышли из берегов и разрушили защитные дамбы. Наводнение уничтожило урожай на площади более 300 тысяч гектаров, погибло более ста человек, утонуло 50 тысяч голов крупного рогатого скота, под водой оказались 5000 километров дорог и 750 деревень. И, что самое печальное, пострадали гениальные произведения искусства, созданные мастерами Возрождения.

4 ноября воды вздувшейся от ливней реки Арно (за два дня, 3 и 4 ноября, в ее бассейне выпало около одной трети средней нормы осадков за год!) обрушились на Флоренцию, родину Данте и великих художников Возрождения, город-памятник этой эпохи, чьи церкви, дворцы и музеи хранили сотни шедевров искусства. Потоп начался утром, когда флорентийцы мирно спали — никто не предупредил их о том, что отметки, показывающие уровень воды при прошлых наводнениях (а они наносили большой урон городу в 1333, 1557, 1844 годах), скрылись под водой. В половине восьмого утра по всей Флоренции остановились электрические часы. Мост Сан-Никколо был снесен. Узкие улицы старинного города превратились в бурные потоки, которые, точно щепки, увлекали за собой автомобили, камни, урны, столбы. 250 миллионов кубометров воды обрушилось на Флоренцию, затопив ее за какие-то четверть часа.

Максимальный уровень воды в городе достигал шести метров. Мастерские и магазины, библиотеки и бары, фабрики и кафе, жилые дома и церкви, музеи и дворцы, многие из которых являлись памятниками средневековой архитектуры и искусства Возрождения, были повреждены, завалены мусором и грязью, принесенными внезапным потопом. Крупнейшее собрание книг в Италии — Государственная библиотека Флоренции, насчитывавшая свыше трех миллионов томов, среди которых были уникальные манускрипты и редчайшие печатные издания эпохи Возрождения, было затоплено. Повреждения получила половина книг библиотеки — более полутора миллионов экземпляров. Исторические документы Государственного архива и Центральной национальной библиотеки Флоренции пропитались нефтью — она появилась на поверхности воды из системы центрального отопления. Безвозвратно погибли «Распятие» Чимабуэ, шедевр, хранящийся в церкви-музее Санта-Кроче, и этрусские коллекции Археологического музея. Повреждены и загрязнены были многие другие дворцы, музеи и церкви «Фиренце белла» — Прекрасной Флоренции, как любовно называют ее итальянцы.

Организацией ЮНЕСКО был брошен призыв ко всему культурному человечеству — спасти шедевры Возрождения. В этом благородном деле приняли участие многие страны. Целый ряд шедевров был спасен и отреставрирован, хотя ущерб, причиненный потопом, был огромен и его не возможно выразить в долларах или лирах. Пострадали и другие старинные города Италии, в том числе Венеция (на знаменитой площади Святого Марка уровень воды достигал двух метров).

«Прошло два года, и новая, не менее страшная катастрофа в ноябре 1968 г. произошла в Северной Италии, в провинции Пьемонт. Только в долине Строны были полностью разрушены около 1500 мелких предприятий. 3500 предприятий были повреждены настолько, что смогли возобновить работу лишь через несколько недель, а некоторые — спустя четыре-пять месяцев, — пишет советский гидролог С. С. Гинко в книге “Катастрофы на берегах рек”. — Население Пьемонта, насчитывавшее около 116 тысяч человек, оказалось практически беззащитно перед разгулом водной стихии. Водные потоки, увлекая за собой массу грязи, хлынули из вздувшихся после трехдневных ливней рек и, не встречая никаких препятствий — ни защитных дамб, ни водорегулирующих плотин, затопили множество населенных пунктов, десятки тысяч гектаров возделанных плодороднейших земель.»

Шестьдесят лет спустя после наводнения 1910 года, в феврале 1970-го потоп вновь обрушился на столицу Франции. Река Сена вышла из берегов, затопив не только парижские улицы и набережные, но и город Вильнев-Сен-Жорж, находящийся в 40 километрах от Парижа. В том же году — летом и осенью — два страшных потопа обрушились на дельту великой индийской реки Ганг. Причем осеннее наводнение справедливо считают одной из самых страшных катастроф, которые когда-либо обрушивались на род людской.

Ураганный ветер, достигавший скорости 200 километров в час, нагнал из Бенгальского залива огромную волну высотой в 10 метров. Энергия тайфуна в сто раз превысила мощность взрывной волны от атомной бомбы, сокрушившей Хиросиму. Воды Ганга потекли вспять. Гигантский водяной вал обрушился на острова в дельте реки и низменное побережье, сметая деревни, стада, мосты, шоссейные дороги, постройки, людей.

«В четверг 12 ноября, около 9 часов вечера, над островом пронесся страшный смерч, — рассказывали чудом спасшиеся от потопа жители острова Рабнабад, лежащего в дельте Ганга. — Он бушевал больше часа вырывая с корнем деревья и поднимая в воздух крестьянские хижины. Затем раздался зловещий гул, нараставший с каждой минутой, и на остров обрушился океан. Водяные валы проносились над ним один за другим. Люди пытались укрыться на крышах уцелевших кое-где домов и в вершинах сохранившихся деревьев. После нескольких минут обманчивой тишины, когда казалось, что стихия, насытившись буйством, утихла, огромные волны внезапно вновь усилили свой натиск, вода стала катастрофически прибывать, затопляя дома и деревья с людьми, которые висели на них гирляндами. Ураган продолжал свирепствовать вплоть до рассвета, и вода спала лишь через полтора дня.»

От наводнения пострадало свыше 10 миллионов человек, ущерб был нанесен территории площадью в 20 тысяч квадратных километров. По различным источникам, погибло от 500 тысяч до полутора миллионов человек. А на следующий год новое наводнение на Ганге оставило без крова 500 тысяч человек в республике Бангладеш, разлившиеся притоки Ганга разрушили более 200 тысяч домов в крупнейшем штате республики Индия Уттар-Прадеше, почти полностью затопив его территорию.

В 1972 году на территорию США обрушился ураган «Агнесса», который специалисты считают одним из величайших стихийных бедствий, постигавших эту страну. На огромной площади, от штата Нью-Йорк на севере до штата Джорджия на юге, за короткое время возникли бурные паводки, принесшие убытки на три миллиарда долларов и погубившие свыше ста человек. Затоплены были столица Соединенных Штатов город Вашингтон и другие города и населенные пункты. «После “Агнессы” остался такой хаос разрушений и такая бюрократическая неразбериха, что за какое дело ни возьмись, приходится отчаиваться», — печально констатировал один из участников ликвидации последствий катастрофы.

Год 1974-й начался «великим австралийским потопом». В январе этого года муссон, пришедший из Тиморского моря, распространился ни северную часть Австралийского материка, «вызвав настоящий потоп на северо-западе страны и в районе залива Карпентария, — пишет У Л. Хорн. — В Западной Австралии в середине января в течение 17 часов в виде дождя выпало 48 см осадков, города Дарвин и Брум были частично затоплены и эвакуированы. Наводнение охватило всю — от горизонта до горизонта — территорию в тылу этих городов, где в обычное время раскаленное солнце светило над пыльными сухими руслами рек. К 20 января в северо-западном Квинсленде вода поднялась выше телеграфных столбов. Люди в селениях, отрезанных от остального мира поднимающейся водой, в отчаянье ждали помощи. Это было самое большое наводнение, которое испытала эта область в нынешнем столетии, и величайшее национальное бедствие Австралии».

Реки, впадающие в залив Карпентария, слились между собой и залили в районе залива территорию шириной полтораста километров. Сотни тысяч трупов овец покрывали затопленные пастбища штата Новый Южный Уэльс. В конце января скромная речка Брисбен, текущая через одноименный город — столицу штата Квинсленд, превратилась и могучий поток, разлившийся на три километра. 20 тысяч человек в городе Брисбен оказались без крова.

Восьмидесятые годы нашего столетия начались с потопов, произошедших в различных точках земного шара. В 1980 году тропический тайфун «Эринг», мчась со скоростью 260 километров в час, обрушился на территорию филиппинского острова Лусон, породив сильное наводнение. Свыше 40 тысяч жителей острова, рисовой житницы страны, остались без крова. Серьезно пострадала система энергоснабжения и связи, многие тысячи жилищ были смыты и разрушены.

Обильные летние дожди над территорией Белоруссии, Украины, Молдавии, юга России летом 1980 года вызвали подъем воды в реках, текущих по этим территориям. Приток Днепра река Припять, разливы которой в половодье достигают более двух десятков километров, вышла из берегов и залила территорию Полесья.

Наводнение в 1980 году постигло и лежащий в Индийском океане остров Реюньон. Свирепый циклон «Гиацинт» обрушился на склоны этого вулканического острова и затопил прибрежную равнину. Жители ее остались без крова и средств к существованию. Полтысячи домов было разрушено, 12 тысяч жилищ сильно пострадало. Одно из основных богатств острова — плантации герани, которую используют для приготовления духов, — было полностью уничтожено. Люди спасались на небольших островках суши, не затопленных водой. Многие месяцы пришлось им довольствоваться рисом, мешки с которым сбрасывали с вертолета. Больше всего от «Гиацинта» пострадали неимущие, констатировал епископ острова.

Видимо, в 80-х годах следует ожидать новых катастрофических нашествий вод на нашей планете, так же как это было и в начале века, и в его середине, и в 60-х и 70-х годах. Подобного рода катастрофы, даже более масштабные, происходили в XIX, XVIII, XVII, XVI столетиях. Хроники разных народов, написанные на различных языках, донесли до нас сведения о потопах, происходивших сотни и тысячи лет назад на Дальнем Востоке и Средиземноморье, в Центральной Америке и Южной Азии.

А один из самых древних письменных источников, ставший священным писанием для исповедующих христианскую и иудейскую религию, Ветхий завет Библии рассказывает о том, что когда-то потоп охватил не один район Земли, а весь мир… Этому-то всемирному потопу и будет посвящен наш рассказ.


Александр Михайлович Кондратов Великий потоп Мифы и реальность | Великий потоп. Мифы и реальность | Потоп по Библии