home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Активная оборона

На перешейке финны прекратили атаки и перешли к обороне. Советские части также готовились к отражению атак противника. На этом участке фронт стабилизировался.

Активные действия развернулись на островах, окружавших полуостров. Десантные отряды, сформированные из личного состава различных частей и подразделений гарнизона Ханко, при поддержки кораблей ОВРа базы, в период с 10 июля по 23 октября захватили 18 финских островов, в том числе такие крупные, как Хорсен, Гунархольм, Эльмхольм, Бокхольм, Берхольм.

Захватив оставленный взводом 270 СП остров Хорсен, противник начал обстреливать сильным минометно-артиллерийским огнем остров Меден, на котором находилась зенитная батарея лейтенанта Н. П. Титова. Как только зенитная батарея открывала огонь по самолетам, ее обстреливали с Хорсена минометы. При первом же минометном обстреле 22 июля вышло из строя одно зенитное орудие, взорвался ящик с патронами, среди зенитчиков были раненые. Финны подготовляли условия для последующего захвата Медена.

Нельзя было уходить с Хорсена. Это щит и для Медена, и для города и порта. Ошибку надо было исправлять немедленно.

В целях предотвращения продвижения противника на юг и ликвидации создававшейся благодаря этому опасности для северо-западного побережья полуострова Ханко было решено: одновременной высадкой десанта захватить острова Хорсен, Кугхольм и Старкерн.

Выполнение операции возлагалось на командира второго боевого участка (коменданта сектора береговой обороны) генерал-майора И. Н. Дмитриева. Были выделены необходимые плавсредства и сформирован десантный отряд в составе взвода 270 СП, трех взводов 8-го железнодорожного батальона и одного взвода базы подплава — всего около шестисот бойцов. Командиром десантного отряда был назначен капитан Б. М. Гранин — командир 29-го дивизиона. Во время «зимней войны» Б. М. Гранин командовал батальоном особого назначения, который действовал на льду Финского залива, прикрывая левый фланг 7-й армии. Временно командовать 29-м дивизионом остался капитан Л. М. Тудер.

Штаб сектора береговой обороны под руководством начальника штаба майора Н. С. Кузьмина тщательно разработал операцию, и все действия производились в соответствии с плановой таблицей.

Выполнение операции началось действиями звена самолетов МБР-2, которые в 3.00 10 июля произвели бомбардировку этих островов.

Для прикрытия подхода к островам плавсредств с десантом между островами Меден и Хорсен МБР-2 поставил дымзавесу. Под прикрытием этой завесы десант начал движение к Хорсену: первый эшелон от морского аэродрома Ханко и второй — от острова Меден. В операции участвовали катера ОР-2, 3, 4 и 5.

Одновременно с выходом плавсредств по местам, намеченным для высадки десанта, был открыт сильный артиллерийский огонь, а в воздухе появились наши самолеты-истребители. Подход десанта активно поддерживался артпулеметным огнем катеров МО и действиями истребителей по огневым точкам и живой силе противника на берегу. С подходом десанта к местам высадки огонь был перенесен в глубину островов.

Огневую поддержку оказывали катера ПК-237 и ПК-239 под командованием командира 3-го ДСКА. Особенно отличился ПК-237 (лейтенант И. М. Козлов).

Противник оказывал упорное сопротивление, ведя сильный артминометный и пулеметный огонь по катерам с десантом, островам Хорсен и Меден, а также по нашим береговым батареям, осуществлявшим в это время поддержку десанта. Самолет противника «Бристоль-Бульдог», пытавшийся атаковать катера, был сбит нашими истребителями.

Благодаря хорошему взаимодействию десантного отряда с истребительной и бомбардировочной авиацией, кораблями поддержки и батареями СБО десант успешно высадился на берег и повел активное наступление. Действия десанта на берегу были смелые и решительные. Рота железнодорожного батальона под командованием лейтенанта А. Н. Фетисова и другие подразделения десанта, ломая сопротивление противника, выбивали его с острова. В результате чего уже в 04.24 с островом Хорсен была установлена прямая телефонная связь, а в 04.37 он полностью был очищен от противника.

Другая часть десантного отряда почти одновременно, в 04.40, овладела островом Кугхольм.

За маленький Старкерн бой продолжался почти до шести утра. Узкий и длинный островок, с возвышенностью посредине и низиной на западной его оконечности, соединялся по мелководью с островом Гуннхольм, с которого враг получал боеприпасы и подкрепления. С близко находившегося острова Порсэ к Старкерну подошли, не замеченные нашими истребителями, восемь больших шлюпок с резервом. Но гранинский отряд (бойцов этого отряда в газетах называли не иначе, как «дети капитана Гранина») выбил врага и с этого острова, в 05.50 Старкерн был окончательно захвачен. Вся операция длилась 2 ч. 50 м. Противник потерял 21 человека убитыми. Десантниками было захвачено 6 автоматов, 2 миномета, 3 станковых пулемета, много боезапаса, обмундирования, противогазов и ценные документы. Взято в плен 23 солдата.

Итак, Хорсен был отбит и заняты два финских острова за пределами базы. После захвата островов десантники сразу же приступили к организации их обороны, инженерному оборудованию позиций и убежищ. Хорсен стал оперативной базой отряда. На островках, занятых десантниками в 40–70 метрах от врага, бойцы спали по очереди. Дзотов здесь не было, были норы под валунами. Люди подогревали воду в ямах на малых кострах, отвлекая противника ложными большими кострами. Горячую пищу получали ночью, когда приходила шлюпка с Хорсена.

К исходу дня 10 июля, в 22.45 в базу прибыли из Таллина на торпедных катерах № 71 и № 121 в сопровождении катеров МО-142 и МО-133 командующий флотом вице-адмирал В. Ф. Трибуц и начальник тыла КБФ генерал-майор М. И. Москаленко. На Ханко в это время все гремело, рвались финские снаряды, обозленный потерей островов враг бил по аэродромам, по Хорсену, по городу, по переднему краю на перешейке. С юго-западной оконечности полуострова доносился гул залпов батарей 29-го дивизиона. На командном пункте С. И. Кабанов доложил комфлота обстановку.

Командующий одобрил действия гарнизона, но поставил совершенно новую задачу. Противник, наступая на Карельском перешейке, создает угрозу непосредственно Ленинграду. «Ваша задача, — сказал командующий, — оттянуть на себя как можно больше войск противника, своей активностью заставить врага усилить противостоящую Ханко группировку»[9].

Командир базы просил увеличить подвоз в базу боеприпасов, продовольствия, горючего, главным образом бензина, и срочно прислать положенные береговым частям по табелям военного времени крупнокалиберные пулеметы ДШК. Командующий обещал все просьбы С. И. Кабанова удовлетворить. 11 июля в 14.29 командующий флотом и начальник тыла на тех же катерах ушли с Ханко.

Чтобы выполнять задачу, поставленную командующим, командование базы решило активизироваться на островах, где фланги базы были открыты и уязвимы. Сама обстановка подсказывала наносить удары, упреждая атаки противника. Было решено прежде всего отодвинуть финнов от острова Хесте-Бюссе, а также усилить действия авиации на подходах к Або-Аландским шхерам.

Пятерка истребителей, направленная 11 июля для штурмовки переправляемых на Гуннхольм подкреплений, потопила девять больших лодок с солдатами.

Финны усилили артиллерийский обстрел города, аэродрома и только что занятых островов. По нашим береговым батареям вели огонь и финские броненосцы, но безрезультатно.

12 июля в 1.25 из района острова Эрэ противник открыл артиллерийский огонь по батареям на острове Руссаре и на мысе Уддскатан. Стреляли оба финских броненосца, которые накануне воздушная разведка обнаружила у острова Берге (северо-западнее Ханко) в охранении 8 сторожевых катеров. Ими было выпущено 38 254-мм снарядов.

Одновременно с этим противник в ночь с 13 на 14 июля попытался вернуть остров Старкерн. Ему удалось высадиться на Старкерне, выбить с него наше боевое охранение и снова высадиться на Хорсен. Отряд Б. М. Гранина контратакой сбросил врага с Хорсена, но на Старкерне он удержался. Тогда Гранин вызвал огонь батарей своего дивизиона и с его помощью все же очистил остров.

После этого был проведен ряд наступательных операций, в результате которых были захвачены острова: Хестэ, Лонгхольм, Грислом, Богхольм, Гуннхольм, Эльмхольм и Фурушер. Уничтожены служебные здания и различные сооружения на островах Моргонланд, Иттерхольм, Борнхольм и безымянном острове, северо-восточнее Хестэ.

Наблюдая за островом Моргонланд, артиллерийские разведчики СБО заметили на нем движение солдат противника. Финны снова устроили на острове наблюдательный пункт. Для его уничтожения сформировали группу из пограничников и бойцов СБО, возглавил ее лично бригадный комиссар А. Л. Раскин.

15 июля группа на катерах МО-311 и МО-313, ОР-7 и 8, ЗИС № 2 высадилась на острове Моргонланд. Десантники взорвали телефонный узел связи, уничтожили дальномер и все оборонительные сооружения, гарнизон острова сдался без сопротивления, в плен были взяты шесть человек.

Вечером 16 июля из Таллина пришли транспорты «Водник», «Соммерс» и ГИСУ «Веха» в сопровождении БТЩ-209 «Кнехт». Надо отдать должное командующему флотом и начальнику тыла: после их посещения на Ханко стало поступать больше грузов. Транспорты доставили ценные для гарнизона грузы, в том числе три 100-мм пушки и несколько десятков крупнокалиберных пулеметов ДШК, столь необходимые для создания противодесантной обороны. Транспорты привезли запас зажигательных снарядов. Не успели транспорты начать разгрузку, как по гавани открыли огонь броненосцы, на буксире КП-1 возник пожар. Они били издалека, из шхер, а база не могла им противодействовать. Поэтому на время обстрела транспорты выводились на рейд, где их ночью нелегко обнаружить. В 23.30 20 июля транспорты в сопровождении двух катеров МО ушли в Таллин. На них эвакуировали 61 раненого и отправили 14 пленных.

18 июля была проведена операция по захвату островов Хестэ, Грислом, Лонгхольм и Вракхольм. Операция выполнялась сектором БО. Для захвата островов был сформирован второй десантный отряд в 160 человек из состава 30-го артдивизиона, 9-й и 17-й железнодорожных батарей. Командовать отрядом поручили майору Н. С. Кузьмину, начальнику штаба сектора береговой обороны. В операции участвовали катера ОР-2, ОР-3, СХ-1, СХ-2, СХ-6, ТК-13, огневая поддержка возлагалась на катер ПК -236.

Высадка десанта была произведена на рассвете 18 июля при непосредственном и активном обеспечении его огнем батарей БО и штурмовыми действиями самолетов-истребителей. Высадке предшествовали артподготовка и бомбовые удары самолетов МБР-2.

При подходе к берегу катера с десантом были встречены сильным ружейно-пулеметным огнем. Несмотря на упорное сопротивление гарнизонов островов, десант в 03.30 высадился и повел активное наступление. Противник, применяя коварные методы борьбы (пропускали наших бойцов вперед и стреляли им в затылок, стреляли по десантникам из-за поднявших руки вверх финнов с расстояния 2–3 шага и т. д.), наносил потери нашему десанту, но энергичными действиями десантников продолжал оттесняться вглубь острова, где потом и был уничтожен.

В результате суточного боя на острове Хесте уничтожено 58 человек, взято в плен 6 человек. На остальных островах уничтожено 32 человека. Наши потери: убито — 5, тяжело ранено — 8 и легко ранено — 30 человек.

Были захвачены следующие трофеи: два крупнокалиберных пулемета, один станковый пулемет, два миномета, три автомата «Суоми», 18 винтовок, много боезапаса, имущества связи, обмундирования и т. п. Большую часть оружия противник при бегстве с островов потопил.

Столь долгое и отчаянное сопротивление именно на Хесте объяснялось просто: там гарнизон состоял из кадровых финских пограничников. На других островах служили резервисты, воевавшие без особого рвения.

Взятие островов обезопасило 130-мм батарею на острове Хесте-Бюссе. Теперь она была надежно прикрыта сильным гарнизоном на захваченных четырех островах.

Противник, мстя за успех десанта, обстрелял город, порт и ханковский лес зажигательными и фугасными снарядами. Получив зажигательные снаряды, защитники Ханко тоже решили выжигать лес на переднем крае противника. Сначала наносился удар зажигательными снарядами, через полчаса — фугасными по тому же району.

Летчики, ведя непрерывную разведку и поиск противника на западе и северо-западе, сочетаемую с воздушными боями и штурмовкой, приносили тревожные вести о нарастающей с того направления угрозе. В районе городка Вестервик на Подваландете они обнаружили скопление плавучих средств. В районе острова Кимито — три канонерские лодки и шесть катеров. В районе острова Эрэ — три моторно-парусные шхуны, охраняемые восемью катерами.

К этому острову 15 июля вылетели шесть истребителей И-16 М. Т. Леоновича на поиск броненосцев, но нашли там другие корабли. По нашим истребителям открыли огонь финские катера из крупнокалиберных пулеметов. М. Т. Леонович вступил в бой. Шесть раз заходили его истребители, штурмуя катера противника. Все восемь катеров они расстреляли, все три шхуны зажгли. Отличился А. Байсултанов, штурмовавший шхуны. Крупнокалиберные пули изрешетили весь его самолет, он потерял половину руля глубины, было повреждено шасси. А. Байсултанов все же долетел вместе с товарищами до Ханко и сумел благополучно посадить израненный самолет.

На Ханко продолжали укреплять оборону. На складах артиллерийского отдела тыла базы накопилось несколько тысяч унитарных патронов для 100-миллиметровых пушек. На полуострове была только одна батарея этого калибра. Комендант СБО генерал-майор И. Н. Дмитриев предложил использовать доставленные 16 июля «сотки» для создания новой железнодорожной батареи.

С тех пор как прекратилось железнодорожное сообщение с Ленинградом через Финляндию, в базе оставались вагоны, платформы и паровозы. Руководил созданием батареи начальник инженерной службы СБО Н. С. Котов. В качестве транспортеров использовали три новые четырехосные 50-тонные платформы. В их бортах, сделанных из листовой стали, вырезали куски шестиметровой длины и прикрепили к ним петли. Во время движения эти части бортов можно было поднимать, а при стрельбе — опускать. Удерживаемые цепями на уровне пола платформы, они составляли общую площадку, на которой мог свободно действовать орудийный расчет. По краям платформы были устроены железобетонные ящики для снарядов. Под каждой платформой приварили по пять двадцатипятитонных домкратов — по четыре по углам, а один в центре под основанием орудия. В выдвинутом состоянии винты домкратов упирались в деревянные подкладки.

Несколько крытых вагонов оборудовали под хранилища боезапаса и для размещения личного состава батареи. Батарее был придан паровоз.

Командиром батареи, получившей номер 10, назначили лейтенанта М. Е. Шпилева. С других батарей береговой обороны отобрали 80 краснофлотцев и старшин для укомплектования новой батареи.

В распоряжение батареи передали всю железнодорожную сеть полуострова Ханко. Было оборудовано 12 огневых позиций на имевшемся и специально проложенном железнодорожном полотне. Огневые позиции были связаны между собою и с командным пунктом батареи, а также со штабом сектора телефонной связью. Поэтому в любой момент начальник артиллерии на своем КП мог взять телефонную трубку и слушать команды командира батареи, команды и доклады командира огневого взвода.

Батарее поставили боевые задачи: прикрывать взлет и посадку самолетов; подавлять батареи, обстреливающие базу; в пределах дальности стрельбы уничтожать плавсредства противника. Были оборудованы два наблюдательных пункта — один на трубе хлебозавода (высота 45 м), другой на 25-метровой вышке, специально построенной батарейцами.

На развертывание и снятие с позиции полагалось три минуты. Командир базы приказал: «С появлением вспышки на какой-либо из батарей противника должен немедленно последовать выстрел бронепоезда»[10].

Время полета снаряда противника 20–40 секунд. Можно представить себе, с какой быстротой и точностью должны были быть даны команды на орудия: зарядить и дать залп по батарее, стреляющей по Ханко. Минимальное время установки и смены позиции, наличие большого числа подготовленных позиций, дальность стрельбы более 20 км обеспечивали неуязвимость и большую эффективность стрельбы 10-й батареи. Гангутцы звали ее «неуловимой», бронепоездом и даже «катюшей».

Со вступлением 11 августа в строй 10-й батареи основная нагрузка по подавлению действующих батарей противника была возложена на нее, остальные батареи привлекались только по мере надобности.

Стрельба новой батареей велась как залпами, так и поорудийно. Вначале в течение 10 минут стреляло одно орудие, после чего открывало огонь другое, а первое в это время меняло позицию, далее начинало стрелять третье орудие, и к моменту окончания его огня первое орудие стояло уже на новой позиции. Береговым батареям разрешалось израсходовать в сутки 50–60 снарядов. Половину этого количества выпускали орудия неуловимой «катюши».

До 2 декабря батарея провела 569 боевых стрельб, более 450 раз подавила батареи противника, уничтожила два склада с боеприпасами, потопила несколько катеров и лодок, вывела из строя много живой силы и автомашин.

Группа стрелков СБО и пограничников ночью 19 июля на катерах МО-311, ЗИС № 1, ОР-6, ОР-8 подошла к острову Мальтшер. На острове противника не оказалось, десантники уничтожили сооружения острова, после чего вернулись на базу.

19 июля на аэродром Ханко прилетели два бомбардировщика СБ для действий против броненосцев и других кораблей, скрывающихся в шхерах. Авиация флота уже несколько раз наносила по ним мощные бомбовые удары. СБ нашли у острова Хегсор броненосец, стоящий на якоре. При сильном огневом противодействии зениток они сбросили бомбы, но в цель не попали. На следующий день СБ летали дважды, потопили транспорт, но броненосец не нашли.

Вечером в тот же день на разведку вылетели на «ишаках» капитан М. Т. Леонович и лейтенант Г. Цоколаев. Броненосца они не нашли, но, атакованные истребителями противника, вступили в бой и сбили каждый по одному «Фоккеру Д-21».

Пока решили использовать СБ для удара по району Вестервика, где скопилось много десантных судов и была обнаружена сильная противовоздушная оборона. Два СБ и семь истребителей 24 июля пробомбили этот район, вызвали сильный пожар, а потом и взрыв на острове Сюдланд, где стояла вражеская батарея. После налета туда летали разведчики-истребители. Вестервик горел, дымом окутало и остров Сюдланд. Разведчикам пришлось принять воздушный бой. Лейтенант А. Овчинников сбил истребитель «Фиат».

Встречи с истребителями противника к западу от Ханко показали, что финны сильно встревожены ударами советской авиации.

Посылать сюда бомбардировщики без прикрытия, а тем более МБР-2, было нельзя. Тогда приняли решение: уничтожить истребители противника на аэродроме.

Для штурмовки сухопутного аэродрома в районе Турку 23 июля вылетело девять «чаек» И-153 капитана Л. Г. Белоусова (звенья А. Овчинникова, Г. Семенова, П. Лобанова и А. Лазукина) — ударная группа и два И-16 Героев Советского Союза А. Антоненко и П. Бринько — прикрытие и свободный маневр. Противника на сухопутном аэродроме не оказалось, однако на воде в гавани Турку летчики обнаружили два гидросамолета, похожих на немецкие «Дорнье-Валь», которые штурмовыми атаками летчиков А. Антоненко и П. Бринько были уничтожены. Зенитки открыли сильный огонь и сбили «чайку» М. Чернова.

На следующий день налет был повторен. В налете принимали участие четыре истребителя: два И-16 А. Антоненко и П. Бринько и два И-153 Г. Белорусцева и А. Лазукина. На морском аэродроме было обнаружено и атаковано пять гидросамолетов. В это время летчики обнаружили взлет, вероятно из подземного сухопутного аэродрома Турку, шести самолетов-истребителей противника типа «Фоккер Д-21». Оценив обстановку, А. Антоненко решил отходить и увлекать за собой самолеты противника, чтобы дать им бой в районе базы и тем самым обеспечить посадку (в случае нехватки бензина или повреждения) на своей территории.

Не доходя до острова Эрэ, наши истребители круто повернули на обратный курс, и пошли в лобовую атаку. В завязавшемся коротком бою наши летчики сбили пять самолетов противника, а шестой обратился в бегство. Таким образом, за одну операцию четыре наших самолета уничтожили 10 вражеских машин.

23 июля, в то время как ханковские истребители штурмовали аэродром Турку, 6 бомбардировщиков АР-2 ВВС КБФ атаковали финский броненосец береговой обороны у острова Нагу. Бомбы взрывались в 15–20 м от борта, но прямых попаданий не было достигнуто, корабль не пострадал.

21 июля 17-я железнодорожная батарея вторым залпом накрыла морскую цель — две баржи и буксир — на расстоянии 34,5 км. Одна баржа взорвалась, другая затонула, скрылся в шхерах только буксир.

26 июля была проведена операция по захвату острова Бенгтшер. Этот небольшой, метров триста в длину и двести в ширину, остров находился в 23 км юго-западнее Ханко и был бельмом в глазу гангутцев. На нем стоял высоченный сорокапятиметровый маяк, примыкающий к трехэтажному каменному зданию. Из опроса пленных было известно, что на нем находился наблюдательно-корректировочный пост с личным составом около 6–7 человек. Бенгтшер имел телефонную связь с островом Эрэ, где стояла 305-мм батарея. Именно с него корректировался и огонь финских броненосцев.

Целью операции был подрыв маяка Бенгтшер, который, как предполагалось, являлся НП противника. Проведенная воздушная разведка не показала наличия на острове каких-либо укреплений. До этого в различное время в районе островов Эрэ-Хэгсора замечались канонерские лодки, сторожевые и щюцкоровские катера.

Но как потом выяснилось, фактически сил противника на Бенгтшере было значительно больше, чем это показывалось данными разведки. Финны, опасаясь захвата острова и предполагая о наших намерениях, перед самой операцией усилили гарнизон, установили проволочные заграждения, минировали подходы, на западной стороне острова установили 20-мм зенитную пушку.

В основу замысла операции были положены скрытность и быстрота действий. Десант из пограничников в темное время суток должен был подойти к острову на катерах МО, высадиться, уничтожить гарнизон острова, подорвать маяк и уйти обратно.

Для предупреждения о появлении кораблей противника со стороны Эрэ на запад от Бенгтшера был направлен в дозор катер МО. В случае появления кораблей противника десант на катерах должен был отходить под прикрытие своих батарей.

В 00.30 26 июля в операцию вышли три катера МО (ПК-238, МО-311, МО-312). В 01.00 с южной стороны острова катером МО-312 без единого выстрела был высажен десант в составе 30 человек пограничников с тремя легкими пулеметами и автоматическим оружием. Им командовал старший лейтенант П. В. Курилов.

После высадки по катерам с Бенгтшера был открыт огонь. Десант, поддерживаемый огнем артиллерии катеров МО-312 и ПК-238, вступил в бой с гарнизоном острова. Снаряды катеров попали внутрь маяка и вызвали пожар.

В это время катер МО-311 лейтенанта П. М. Бубнова, на борту которого находились подрывники с грузом глубинных бомб для уничтожения маяка, несколько раз пытался подойти к берегу, но под сильным артпулеметным огнем с островов Бенгтшер и Сваршер, понеся потери в личном составе, был вынужден отойти.

Оборонявшиеся финны запросили по радио поддержку. Огонь по катерам открыли батареи островов Эрэ и Грандхольм. В 1.30 с рейда Хёгсора к Бенгтшеру вышли канонерские лодки «Уусимаа» и «Хяменмаа» и сторожевой катер. На острове Русала в моторные лодки погрузилась рота егерей.

В 03.30 катер ПК-238 обнаружил к северо-западу от Бенгтшера две канонерские лодки типа «Уусимаа», один сторожевой корабль и несколько щюцкоровских катеров противника. Корабли шли в направлении острова и вскоре открыли огонь по нашим катерам из 102-мм орудий и 40-мм автоматов. Почти одновременно со стороны Турку появились финские истребители. В 4.00 катера МО, атакованные истребителями противника и находясь под огнем кораблей и батарей островов Эрэ и Сваршер, отошли на восток под прикрытие своих батарей.

Над аэродромом Ханко держалась дымка, поэтому наша авиация в районе боя появилась только около 7.00. Решительными атаками наших истребителей самолеты противника были отогнаны. В воздушном бою было сбито два самолета типа «Фоккер Д-21».

Бомбово-штурмовыми ударами наших самолетов на сторожевике был вызван пожар и сильно повреждена одна из канлодок. В это время на поддержку нашим катерам подоспел катер ПК-239, на котором находился капитан 2-го ранга М. Д. Полегаев. Катера МО-312, МО-311 и ПК-238 пошли в атаку на канлодку и катера противника с задачей оттеснить их и дать возможность катеру ПК-239 снять десант с острова. Во время приближения катера к Бенгтшеру от прямого попадания 102-мм снаряда ПК-238 взорвался и затонул. Остальные катера получили повреждения, но из боя не вышли. Катера МО-312, МО-311 и ПК-239, возглавляемые М. Д. Полегаевым, произвели пять безуспешных атак на корабли противника и, получив повреждения, были вынуждены отойти. Слишком неравны были силы. На МО-311 убит один краснофлотец, на всех катерах — 6 раненых, ПК-239 получил пробоину в районе кают-компании. Оттеснив наши катера, корабли противника открыли огонь по острову Бенгтшер. После непродолжительного обстрела катера противника направились к острову и высадили десант — около роты финских матросов.

Вот когда снова вспомнили об ушедших торпедных катерах. Будь они в базе, не уйти бы финским канонерским лодкам. Очень пригодились бы при высадке десанта и бронекатера, которые просил С. И. Кабанов у командования еще до войны.

В десять утра прилетели три СБ, вызванные с южного берега Финского залива. Подошли катера ПК-236 и ПК-237 лейтенантов М. Н. Феофанова и И. М. Козлова, отозванные из дозора. В 10.10 при поддержке самолетов и трех батарей катера МО-311, МО-312, ПК-238, ПК-236 и ПК-237 оттеснили корабли противника на запад и подошли к Бенгтшеру.

На острове из нашего десанта никого в живых не оказалось. При подходе катеров вплотную к берегу по ним с Бенгтшера и других островов был открыт пулеметный и артиллерийский огонь. Маневрируя переменными курсами, катера открыли интенсивный огонь по Бенгтшеру и уничтожили одну из групп финнов. Окончательно убедившись в отсутствии десанта на берегу, катера с боем стали отходить в район базы.

В 17.30 по острову был открыт огонь бронебойными 12-дюймовыми снарядами железнодорожной батареи № 9 капитана Л. М. Тудера. Один снаряд попал в основание маяка. В это же время авиация нанесла по острову бомбовый удар. Было сброшено 10 больших бомб, все деревянные постройки на острове сожжены.

Потери противника: предположительно затонул сторожевик, сильно повреждена канлодка, сбито два самолета, убито 50 финнов.

Наши потери: катер ПК-238 и десант в количестве 30 человек. Кроме того, некоторые катера получили незначительные повреждения.

Вылазка на Бенгтшер не удалась, хотя десантники действовали смело и дрались героически, что подтверждено и материалами противника. Вся беда заключалась в том, что не удалось достичь внезапности. В светлую июльскую ночь наблюдатели с Бенгтшера не могли не заметить шедшие к острову катера, тем более что после нашей вылазки на Моргонланд они были настороже. Противник после нашего нападения на Моргонланд и уничтожения его наблюдательного поста усилил гарнизон Бенгтшера. Допустив к берегу наш первый катер и высадку десантной группы, противник не дал подойти второму и выгрузить взрывчатку и подрывников — а это для диверсионной вылазки было крайне важно. Тяжелые батареи врага, его авиация, а потом и корабли, вызванные гарнизоном Бенгтшера, блокировали на этом острове наш десант, по существу уже овладевший почти всей территорией и ведшей бой за маяк. Противнику удалось высадить на остров контрдесант, воспрепятствовать подходу наших катеров, пытавшихся снять тех героев-пограничников, которые еще продолжали борьбу.

Как было признано впоследствии, операция против острова Бенгтшер не вызывалась ни обстановкой, ни оперативной целесообразностью. Подрыв маяка был не только бесполезным, но даже вредным, так как маяк являлся хорошим ориентиром для наших кораблей. Опасение, что маяк является наблюдательным постом противника, — основательно, но таких НП вокруг Ханко было очень много и ликвидация одного из них не меняла обстановки.

Неудача операции объясняется:

недооценкой морских сил противника и непринятием надежных мер обеспечения от их возможных действий;

несвоевременной компенсацией недостатка в кораблях действиями батарей БО и авиации;

решение на операцию принималось исходя из старых данных разведки и при отсутствии разведки перед самой операцией и в процессе ее.

В тот же день гарнизон Ханко понес еще одну тяжелейшую потерю. На взрытой воронками взлетно-посадочной полосе скапотировал самолет А. К. Антоненко. Погиб славный герой, любимец гарнизона. Его похоронили на площади перед Домом Флота.

Утром 26 июля из Таллина пришел флотский военный транспорт «Металлист» с важнейшими для Ханко грузами, включая продовольствие и боезапас. Ханковцы уже почувствовали сложность разгрузки транспортов в порту под огнем броненосцев и береговых батарей противника. Он видел каждый идущий в базу корабль еще на далеких подступах к полуострову и сразу же нацеливал дальнобойные орудия на порт. Но разгружать боезапас на рейде было тяжело и долго.

Буксиры ввели «Металлист» в порт к пирсу в час интенсивного огня по городу. Быстро разгрузили и уже к вечеру вывезли за город ящики со снарядами и патронами. В это время финская артиллерия обрушилась на порт. Дальнейшую разгрузку пришлось прекратить, укрыть краснофлотцев в убежищах, а поврежденный снарядами транспорт вывести на рейд. Весь оставшийся груз уже на рейде снимали буксиры и перевозили на полуостров. Судоремонтники тотчас приступили к ремонту «Металлиста».

28 июля транспорт под конвоем катеров ПК-237, МО-311 и МО-313 перешел в Таллин. На пути катера расстреляли 6 плавающих мин.

Противник опять усилил артиллерийский огонь по городу. Часть домов в нем уже выгорела, часть была разрушена, в городе остались госпиталь, управление железной дороги, отдел тыла, политотдел, редакция и типография. Финны, вероятно, не предполагали, что город опустел, иначе трудно объяснить настойчивое его разрушение.

После жестокого обстрела города 27 июля С. И. Кабанов приказал начальнику артиллерии СБО в случае новых обстрелов бить из 305-мм орудий 9-й железнодорожной батареи по огневым точкам неприятеля в Таммисаари.

Днем 28 июля противник возобновил обстрел города. Почти полутонные снаряды 9-й батареи полетели в Таммисаари. Там вспыхнули пожары. Немедленно последовал новый артиллерийский налет на Ханко.

29 и 30 июля противник обстреливал передний край острова, сухопутный и морской аэродромы, порт и центр города. Обе железнодорожные батареи открывали огонь по Таммисаари. 17-я батарея обстреляла финскую канонерскую лодку «Карьяла».

30 июля впервые огонь 9-й батареи корректировался с воздуха. Ее осуществлял командир 4-й эскадрильи Л. Г. Белоусов. Он взлетал на своей «чайке», наблюдал выстрел и падение снаряда 305-мм орудия, садился на аэродром, сообщал артиллеристам, где разорвался снаряд, и снова взлетал. Такая сложность корректировки объяснялась отсутствием на довоенных истребителях радиосвязи. Цель обстрела — железнодорожная станция и стоящий на ней состав — была поражена: состав взорван, станция сожжена, разрушена казарма. Особенно отличился расчет 305-мм транспортера лейтенанта С. Е. Соболевского. Было израсходовано 23 фугасных снаряда калибра 305-мм и 33 — калибра 180-мм.

В конце июля 8-я ОСБ закончила строительство шести районов обороны по числу батальонов. По согласованию с командованием базы командир бригады сформировал новый третий стрелковый полк на базе 219-го кадрового саперного батальона инженерных частей. Командиром нового 219-го полка был назначен майор Я. И. Кожевников. Номер полку присвоили в штабе Северного фронта. Фактически бригада превращалась в дивизию. Но фронт с переформированием ее в дивизию не согласился: для этого надо расширять штаб, дивизии положен танковый полк, а на Ханко имелся только танковый батальон.

В конце июля финны артиллерийским огнем разбили на воде гидросамолет МБР-2, вышедший из укрытой бухточки и готовящийся взлететь. На рейде во время бомбежки 31 июля был поврежден от близкого разрыва бомбы БТЩ-203 «Патрон». Его поставили в порт, к стенке для ремонта. Но здесь 1 августа в него попал снаряд, повредив орудие и надстройку.

31 июля артиллерийским огнем противника была выведена из строя (на время) базовая радиостанция.

Десантный отряд гранинцев (150 человек) в ночь на 30 июля взял остров Гуннхольм, севернее Хорсена. Перед операцией предварительно была произведена разведка. Разведчики в составе одного отделения с острова Старкерн перешли на Гуннхольм и, выявив боем расположение огневых точек противника, затем отошли обратно. С началом движения плавсредств с десантом по Гуннхольму береговыми батареями был открыт сильный огонь, продолжавшийся до подхода десанта к месту высадки. Непосредственная огневая поддержка десанта осуществлялась огнем катеров, пулеметов и минометов с островов Старкерн и Хорсен. Бой за остров продолжался более трех часов, так как финны оказывали упорное сопротивление.

Стремительной атакой взвода подводников, взвода бригады ТКА и роты СБО сопротивление противника было сломлено. Нашим бойцам хорошо помогли катера МО. Взаимодействуя с истребителями, они не допустили на Гуннхолльм вражеские подкрепления, не дали неприятелю эвакуировать уцелевших солдат.

Финны потеряли: три баркаса, около 140 человек убитыми, раненых и пленных не было. Наши потери: пять человек убитыми и 14 ранеными из общего числа десантного отряда 150 человек.

После этого финны открыли по острову ураганный артиллерийский и минометный огонь, под которым нашим частям пришлось возводить оборонительные сооружения. В результате двухсуточного обстрела острова противником наши части потеряли убитыми и ранеными до 30 человек.

1 августа 9 истребителей И-16 в районе Ханко уничтожили три катера с солдатами.

Отряд Б. М. Гранина продолжал наступление. 4 августа он без боя захватил остров Фурушер. Финский гарнизон бежал оттуда на соседние острова, не приняв боя.

5 августа, также без боя, отряд Б. М. Гранина овладел крупным островом Эльмхольм. После потери Гуннхольма противник рассчитывал на Эльмхольм как базу для реванша. Но не укрепил его, и гранинцы овладели Эльхольмом сравнительно легко. Враг покинул его, как только заметил, что шлюпки с десантом отвалили от Хорсена и направились к Эльмхольму.

В начале августа защитники Ханко почувствовали первые признаки намерения противника блокировать базу с моря.

6 августа в Ханко пришли два транспорта — № 24 и «Хильда». Их быстро разгрузили, и утром 8-го, приняв на борт большую группу раненых и несколько семей военнослужащих, транспорты вышли в Таллин, сопровождаемые двумя катерами МО и двумя тральщиками. Выход в зоне досягаемости своего огня обеспечивали береговые батареи.

В 12.41 наблюдательный пост острова Хесте-Бюссе доложил, что из шхер Юссаре выходят четыре торпедных катера и идут на сближение с конвоем. Суда уже вышли из зоны огня нашей артиллерии. Немедленно с аэродрома было поднято звено истребителей на перехват торпедных катеров. Двум гидросамолетам МБР-2 приказано по готовности вылететь к конвою и сопроводить его до Палдиски.

Звено истребителей не допустило вражеские катера к конвою, заставило их повернуть обратно к Юссаре, навязало бой и один катер утопило. Два катера загорелись, но успели скрыться в шхерах. Один наш самолет был подбит, он не дотянул до аэродрома, сел на болото, но летчик не пострадал. Уцелел и самолет, и после ремонта был введен в строй.

В 13.20 летчики гидросамолетов, провожавших транспорты, доложили, что четыре торпедных катера, на этот раз с юго-запада, вышли к транспортам и легли на курс атак. Им наперерез устремились катера МО, ведя пушечный и пулеметный огонь. Обращенные в бегство торпедные катера были также атакованы гидросамолетами, но боя не приняли и скрылись в шхерах.

В 13.45 из-за Юссаре снова вышли три катера. Это была третья попытка атаковать транспорты. Шестерка истребителей, вылетевших с ханковского аэродрома, загнала их обратно в шхеры. В результате этой операции один торпедный катер противника был уничтожен, два, окутанные дымом, скрылись в шхерах и несколько других получили легкие повреждения.

8 августа началось строительство девяти подземных, защищенных от 152-мм снарядов ангаров. Строились и два подземных госпитальных корпуса. За 28 дней были построены подземные госпитальные корпуса. Самый большой — хирургия № 1 — имел площадь 300 м^2. Он состоял из палаты, вмещавшей 60 двухъярусных коек, операционной, перевязочной, стерилизационной, изолятора, коридора-сортировочной, каюты дежурного врача. Помещения обогревались финскими печами. Все комнаты освещались электролампами от автономного двигателя. Для укрытия госпиталей в землю были врыты стандартные дома, защищенные сверху накатами бревен, камнями и землей. Общая толщина перекрытия достигала трех с половиной метров и защищала от попадания 250-килограммовой фугасной бомбы.

Остров Эльмхольм после захвата его 5 августа нашим десантом оборонялся одним взводом железнодорожного батальона. Взвод располагался следующим образом: отделение сержанта Подвысоцкого в составе 10 бойцов с двумя ручными пулеметами на северной косе; отделение младшего сержанта Соколова в составе 10 человек с одним ручным пулеметом в северо-западной части; группа бойцов — 9 человек во главе с командиром взвода Швецовым в центральной части острова, где находился и КП гарнизона; группа помкомвзвода С. Левина в южной части острова. Телефонной или радиосвязи с отделениями не было. Отсутствовали также проволочные заграждения, или какие-либо другие укрепления. На острове Хорсен находился резерв в количестве одной роты и плавсредства для его переброски с задачей оказания помощи гарнизону Эльмхольму. Малочисленность гарнизона острова Эльмхольм и нахождение резерва на острове Хорсен объясняется тем, что финны постоянно обстреливали из орудий Эльмхольм, и нахождение там большого гарнизона было чревато большими потерями.

Примерно с 11 августа по Хорсену и захваченным нами островам финны вели систематический артиллерийский и минометный огонь. Постоянные обстрелы усыпили бдительность гарнизонов островов.

Около 02.00 16 августа противник, как обычно, начал интенсивный артминометный и пулеметный огонь по островам Хорсен, Эльмхольм и Гуннхольм. Около 2.30 под прикрытием темноты и шума, создаваемого взрывами и стрельбой, к северной косе Эльмхольма подошли две моторные шлюпки и одна — к юго-западной его части.

Приблизительно в это же время вторая группа противника на 2–3 катерах пыталась подойти к острову Гуннхольм, но была своевременно обнаружена и рассеяна пулеметным, минометным и артиллерийским огнем.

Отделение Подвысоцкого услышало шум моторов подходящих шлюпок только тогда, когда они приблизились на дистанцию 50–80 м. Пулемет № 3 открыл огонь, но после того как шлюпки зашли в бухточку с западной стороны косы и вышли из сектора обстрела, прекратил его. Командир отделения Подвысоцкий, считая, что высадка произошла только на их участке и противник выходит им в тыл, расположил отделение в северной части косы фронтом на запад, имея один ручной пулемет на правом фланге и один в центре. Услышав на севере стрельбу, командир взвода Швецов, ничего не доложив на КП участка, направился выяснить обстановку, но не дойдя до мыса, был убит. После высадки противник открыл огонь из автоматов и ружейных гранатометов. Наши пулеметы в ответ стреляли по вспышкам. Через некоторое время пулемет № 2 умолк. Пулемет № 1 подвергся сильному обстрелу из автоматов и был засыпан ружейными гранатами. Вскоре были убиты пулеметчики пулемета № 1 и из всей группы остались в живых только три бойца: Хугуруев, Сазонов и Васильев. Хугуруев пополз к пулемету ДП, чтобы продолжить стрельбу из него, но из-за сильного огня автоматов сделать этого не смог. После этого пополз к пулемету красноармеец Васильев, но раненый осколком гранаты в бедро, возвратился к остальным двум бойцам.

Бойцы, считая, что они находятся в окружении значительно превосходящего противника (была видна стрельба из многих автоматов, и слышны крики «Русь, сдавайся»), решили прорваться вдоль восточного берега на соединение с остальным гарнизоном острова. Неся на руках раненого товарища, бойцы пошли на юг. В начале отхода они израсходовали последние четыре гранаты, которыми забросали автоматчика, мешавшего их продвижению. По пути бойцы встретили младшего сержанта Корюковца. Не дойдя до южного мыса, группа попала под огонь автоматов и залегла в обороне фронтом на север. Здесь трое из них были убиты, а раненый Васильев пополз на юг, где уже в это время находились пять бойцов во главе с помощником командира взвода Левиным, которому он сообщил о гибели всех бойцов на северной части острова.

Около 02.30 группа Левина услыхала пулеметную стрельбу, а через некоторое время выстрелы и финский разговор к востоку и северо-востоку. Группа сделала попытку пробиться на север к отделению Подвысоцкого, но в это время по ней был открыт огонь из автоматов с юго-западного направления. Оценив обстановку, как окружение, старший сержант Левин принял решение продвигаться на КП для соединения с находившейся там группой бойцов и доклада об обстановке на остров Хорсен.

Отделение начало пробиваться в центр острова, но, будучи встречено сильным огнем, в результате которого был убит младший сержант Соколов и ранены три красноармейца, вынуждено было отойти на южный мыс острова. Выйдя с пятью бойцами из окружения, старший сержант Левин организовал оборону южного мыса, увеличив свой гарнизон до десяти человек за счет команды шестерки, по ошибке попавшей на остров Эльмхольм.

На КП пятого района первое сообщение о стрельбе на Эльмхольме было получено в 03.15. Около 3.30 находившийся на КП острова Эльмхольм красноармеец Сосунов, восстановив поврежденную артминометным огнем связь, доложил, что он окружен противником и отстреливается. Захватив КП, щюцкоровцы в бессмысленной злобе зверски убили героя. Командир пятого района капитан Б. Гранин направил защитникам острова группу поддержки.

Первый ее эшелон — лейтенанта А. Фетисова — прибыл на Эльмхольм в 4.55, второй — лейтенанта В. Полянского — в 5.57. Всего в двух эшелонах было 55 человек. В операции по переброске десанта на Эльмхольм участвовали катера охраны рейда ОР-3, 5, 6, 7, 8, 9 и 10. Во время высадки ОР-7 получил пробоину, у ОР-10 погнуло правый вал.

Прибывшие на Эльмхольм плавсредства не ушли обратно на Хорсен, вследствие чего капитан Б. Гранин большей поддержки предоставить не смог. Только после доклада на ФКП штаба базы ему были высланы еще два катера, на которых вновь было выслано подкрепление в количестве двух взводов.

Пулеметный огонь противника не дал возможности произвести высадку во фланг, и оба катера, как и предыдущие, произвели высадку в южной части острова. При появлении наших катеров противник открыл сильный минометный и пулеметный огонь, которым при высадке было убито 3 и ранено 5 бойцов. Вся группа заняла оборону южного мыса. Продвигаться вперед было невозможно из-за сильного огня расположенных на мысах, высотах и деревьях средней части острова пулеметчиков и автоматчиков противника. Две попытки зайти во фланг были отбиты противником с большими для нас потерями. Финны, закрепившись в северной и средней части острова, начали переброску подкреплений.

На ФКП штаба базы донесение о происходящем на острове Эльмхольм было получено в 04.03. Сразу же были отданы следующие приказания:

начальнику штаба СБО — остров не отдавать, выслать подкрепление;

эскадрилье истребителей — с рассветом вылететь к Эльмхольму и непрерывно вести барраж в воздухе, имея задачей не допустить подхода подкреплений противника на Эльмхольм и отхода его с острова, уничтожать живую силу и плавсредства в этом районе, а также содействовать своим силам в бою на острове;

группе катеров МО — не допустить подхода подкрепления противника к Эльмхольму и отрезать ему пути отступления.

В 5.00 истребители приступили к выполнению своих задач. Сменяясь в воздухе, истребители непрерывно действовали до 22.00. Небольшое расстояние (300–400 м) между островами Эльмхольм и Стурхольм, которое финские катера проходили за 1,5–2 минуты, и большое количество зенитных средств на прилегающих к Эльмхольму финских островах чрезвычайно затрудняли работу авиации.

Несмотря на это, истребители в течение 15 часов успешно штурмовали плавсредства противника. Авиацией было атаковано около 18 катеров и шлюпок, на которых уничтожено свыше 100 человек. Истребители не давали возможности противнику оказать поддержку своему десанту и уйти с острова. Кроме того, истребители штурмовали огневые точки и живую силу противника на Эльмхольме и прилегающих островах.

В своих действиях летчики показали исключительный героизм. Самолет младшего лейтенанта И. Творогова получил прямое попадание снаряда в плоскость, в результате чего в ней образовалась дыра размером 100 x 70 см, а летчик контужен. Несмотря на это, И. Творогов искусно довел самолет до аэродрома и хорошо посадил его. Самолет лейтенанта Власенко имел пулевые пробоины, летчик получил ранение в бедро левой ноги и ожог правого бедра. Несмотря на это, летчик продолжал штурмовать противника, и только после того как у него почти не осталось бензина, благополучно сел на аэродром.

Выполняя приказ, в 11.30 16 августа к Эльмхольму вышли катера ПК-237, МО-312 и МО-313 под командованием командира ОВРа М. Д. Полегаева и 3-го ДСКА Г. И. Лежепекова.

МО-312 и МО-313, подойдя к острову Меден, подверглись сильному обстрелу с островов. ПК-237, подходя к Эльмхольму, был обстрелян с острова Фурушер и других. В 12.00 катера, установив связь с гарнизонами островов Меден и Кугхольм, заняли боевые позиции: МО-312 — к востоку от Кугхольма, МО-313 — к югу от Медена.

В 15.20 с МО-312 было замечено движение противника на западной оконечности острова Стурхольм. Находясь у западной оконечности Кугхольма, катер открыл огонь по скоплению противника; стрельбу корректировали наблюдатели с Кугхольма. Рассеяв скопление живой силы противника, катер отошел в район западной оконечности острова Меден, где продолжал наблюдение.

МО-313 был оттеснен артиллерийским и минометным огнем противника от юго-восточной оконечности Медена. ПК-237 в 14.00 высадил десантные группы на острова Потшер и Седра-Слушер. Не обнаружив противника, десантники в 15.30 вернулись на катер.

В 17.30 МО-312 обнаружил два катера противника, шедших от Вестервика к острову Стурхольм. 312-й открыл огонь, были отмечены попадания в катера противника, в результате один — потоплен, другой отошел. По МО-312 был открыт артиллерийский и минометный огонь с Вестервика, Стурхольма, Престена. С северной стороны стреляла крупнокалиберная батарея. 12 снарядов легли у борта. Окончив обстрел, МО-312 отошел в район Медена.

В 20.40 было получено указание штаба СБО: катерам обстрелять верхушки деревьев острова Эльмхольм. Катера открыли огонь, сбивая финских «кукушек». В 21.15 катера перенесли огонь на остров Стурхольм. На МО-312 в 21.33 закончился боезапас, и он отошел к Медену. Получив приказ, два других катера в 22.30 также отошли к Медену.

МО-312 и ПК-237 утром 17 августа вернулись в базу на Густавсверне, МО-313 остался в дозоре. За время операции катера израсходовали 650 45-мм снарядов и 580 12,7-мм пуль.

Катера подвергались интенсивному артиллерийскому и минометному обстрелу с островов. По приблизительным подсчетам, по катерам было выпущено около 500 снарядов и мин. Однако это не помешало им выполнять свою задачу. Катера хорошо оказывали огневую поддержку десанту, обстреливая из пушек и пулеметов огневые точки на Эльмхольме. Кроме того, своим огнем катера повредили один катер и две шлюпки противника. Несмотря на тяжелые условия плавания (узкости, большое количество камней и банок) и сильный артиллерийский и минометный огонь, катера не имели повреждений. Из личного состава катеров был ранен только один краснофлотец.

Активные действия истребителей, катеров МО и непрекращающийся огонь нашей береговой артиллерии вынудили противника покинуть остров. В 12.01 шлюпка с солдатами пыталась уйти, но атакованная самолетом И-153, вновь вернулась.

Из состава береговой базы 1-й бригады ТКА, участка ПВО и 81-й АЭ на Хорсен к 19.45 было переброшено 200 человек и семь катеров. Капитану Б. Гранину было дано приказание — сформировать из пополнения роту, высадить ее на остров Эльмхольм и выбить оттуда десант противника. Вновь сформированная рота была посажена на четыре катера СХ и в сопровождении одного с установленным на нем пулеметом ДШК направлена к месту высадки. В воздухе непрерывно находилось звено истребителей, а у острова Эльмхольм — катера МО, оказывавшие огневую поддержку нашему десанту.

В 20.42 наши батареи (9, 17 и 10-я железнодорожные, 163, 178, 179, 180-я береговые, 1-я и 2-я батареи 236-го ОЗАД, две батареи 343-го АП), 45-мм пушки и минометы с острова Хорсен открыли интенсивный огонь по островам Порсэ, Престен, Стурхольм, Вестервик и северной части острова Эльмхольм. С 21.12 до 21.20 на остров была произведена высадка роты тремя эшелонами. Финны, находившиеся под ураганным огнем нашей артиллерии, при подходе десанта огня не вели. При высадке они оказали сопротивление, но вскоре вынуждены были начать отход. Уходившие на плавсредствах финны были уничтожены огнем катеров МО, самолетов, пулеметов и автоматов с островов Эльмхольм, Старкерн и Фуруэн. Не успевшие сесть в шлюпки солдаты бросали в воду оружие и пытались спастись вплавь, но были расстреляны ружейно-пулеметным огнем. Пулеметно-минометным огнем с островов уничтожены три катера и одна шлюпка противника.

В 21.00 истребители атаковали четыре моторных шлюпки и в 21.12 — еще три шлюпки, одна из них была потоплена. На этом этапе боя расстреляно около 50–60 солдат противника, пробиравшихся вплавь, 11 трупов найдено на острове и около 120 финнов уничтожено на плавсредствах. Таким образом, финны потеряли убитыми около 200 человек. Часть убитых и раненых была эвакуирована финнами еще в ночное время. Нами захвачены трофеи: станковых пулеметов — 3, ручных пулеметов — 6, автоматов разных — 8, винтовок — 87, много боезапаса, различного имущества и документы. Кроме того, значительная часть вооружения финнами была потоплена при отступлении. Наши потери: убито 36, ранено 82 человека.

Из захваченных на островах Гуннхольм и Эльмхольм документов было установлено, что к 4 июля финнами была сформирована рота штурмовиков как передовой отряд при захвате островов. Личный состав роты специально отбирался из щюцкоровцев. После формирования рота была направлена на один из тыловых островов, где проводилась специальная основательная подготовка. Отработка производилась ночью, днем — отдых. В подготовку входили: бросание гранаты (стоя, лежа и на бегу), перебежка с препятствиями, плавание, стрельба из автоматов, переброска на плавсредствах, лазание по деревьям. Кроме того, проводились учения по захвату островов.

Дорого обошелся гангутцам остров Эльмхольм. И все потому, что его не успели укрепить.

После этого на полуострове были заготовлены материалы для 60 дзотов. Их как плоты доставляли на Хорсен, а затем перегоняли на острова, где по ночам возводили дзоты и другие укрепления. Ставили проволочные заграждения, минировали побережья. Вся группа островов вошла в единый оборонительный комплекс, названный Островным оборонительным районом Ханко. Островной оборонительный район упорно готовился к длительным боям. В октябре на всех островах были уже глубокие траншеи, укрытия для личного состава, добротные землянки зимнего типа и даже бани. Командный пункт отряда на Хорсене перебрался из сырой, душной норы под скалами в сухое, удобное сооружение из дерева и камня. Там же, по соседству с пристанью, под высокими скалами развернулся продпищеблок с камбузом, столовой и складами.

В конце сентября командовать Островным районом был прислан капитан Л. М. Тудер, а Б. М. Гранин вернулся в 29-й дивизион.

Все операции по захвату островов проводились в ночное время с расчетом на внезапность. Удары наносились с тыла и фланга обороны островов. Упорное сопротивление противник оказал только на островах Гуннхольм, Хестэ, Бенгтшер и при попытке финнов вернуть ранее потерянный ими остров Эльмхольм, где были его кадровые части.

На всех остальных островах находились преимущественно резервисты и сопротивление оказывали слабое. В частности, гарнизон о. Моргонланд сдался без сопротивления. С островов Эльмхольм и Вальтерхольм при приближении нашего десанта финны бежали. Захват островов производился на различных участках фронта с тем, чтобы не дать противнику возможности определить направление следующего удара.

Действия противника в этот период выражались, главным образом, в интенсивном артиллерийском и минометном обстреле города, порта, аэродромов, береговых батарей и переднего края обороны.

Количество выпущенных им в сутки снарядов и мин колебалось от двух до пяти, а в отдельные дни и до шести тысяч. Причем метод обстрела периодически менялся. Первоначально обстрел велся путем коротких, но мощных огневых налетов, но с 29 июля финны перешли на методический непрерывный обстрел одиночными выстрелами через различные промежутки времени по различным объектам базы. Ночью обстрел усиливался. Весь личный состав к этому времени уже был надежно укрыт, и потери от обстрела не превышали 1–3 человека убитыми и 3–7 ранеными в сутки.

Артиллерия СБО вела ответный огонь по батареям противника на полуострове Подваландет и по прилегающим к Ханко островам, по переднему краю его обороны, городу Таммисаари, железнодорожным путям, станциям и другим важным объектам.

С момента поступления в базу зажигательных снарядов артиллерия 8-й ОСБ систематическим обстрелом сжигала передний край обороны противника и вела борьбу с артиллерией и наблюдательными вышками противника на сухопутной границе.

19 августа батальон 270-го стрелкового полка, переправившись на подручных средствах, выбил противника с острова Берхольм и сразу на нем закрепился.

20 и 21 августа противник интенсивно обстреливал гавань бригады торпедных катеров, батареи на острове Хесте-Бюссе и других островах. На переднем крае неоднократно возникала перестрелка.

С начала боевых действий противник всемерно пытался захватить инициативу в свои руки, и по всему было видно, что финны готовились к общему наступлению на Ханко. Однако ему не удалось достичь ни одной из поставленных целей. Все попытки противника вернуть потерянные им острова были отбиты с большими для него потерями. Также не последовало и общего наступления на Ханко.

В середине августа было отмечено, что на переднем крае, где «Ударная группа Ханко» сосредоточила значительные силы, наступило затишье. Прежнего настойчивого и упорного противника перед передним краем бригады как будто нет. Стало меньше солдат и на восточной группе островов. Похоже, противник вывел часть своих войск на другой участок.

Еще в июле немецкая 163-я дивизия, предназначавшаяся для штурма Ханко, была переброшена в район Ладожского озера. В августе и 17-я финская дивизия была снята с перешейка и отправлена на Карельский фронт, вместо нее в районе Ханко были оставлены один стрелковый полк, шведский добровольческий батальон, пограничные части и резервисты, на восточных и западных островах находились береговые батареи. Но на островах севернее Хорсена противник стал действовать активнее. Возможны были новые попытки отбить потерянное им. Пришлось усилить отряд Б. М. Гранина ротой 51-го отдельного строительного батальона, то есть бойцами, умеющими и воевать, и строить дзоты.


Бои на полуострове | Оборона полуострова Ханко | Переход к жесткой обороне