home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Если мы не опомнимся

— Нужно жесткое, последовательное нормирование во всех областях, начиная с производства. И в распределении лишнего нельзя получить. За счет кого ты получаешь?

Да, да, это очень сложное дело, а другого выхода нет. Если мы не опомнимся, мы провалимся!

Это я писал, не мог закончить, — говорит Молотов.

— Мне кажется, там наверху изучали вашу работу.

— Я думаю.

— Но они боятся к этому подойти.

— Да, конечно, боятся.

— Мне кажется, они во многом с вами согласны.

— Я думаю. Я ведь ничего особенного не говорю, кроме того, что у Ленина есть.

— Они боятся этого.

— Боятся. Но и другого выхода нет. Сколько тут ни бейся…

Надо это проводить, конечно, умно, но другого-то выхода нет, иначе мы тоже запутаемся.

— Вячеслав Михайлович, у меня такое ощущение, что они боятся сейчас каждый за свое место больше, чем за общее дело.

— Это возможно. Собрались старики…

— Сидит, скажем, Суслов, которому давно пора на пенсию. Ведь он ни за что не уступит место…

— Ни за что, нет, нет, он зубами держится, зубами, — соглашается Молотов.

— Там много таких.

— Все такие, кроме тех, которые, так сказать, более или менее пасивны. Все такие, все. Иначе и быть не может — боятся всего. Нельзя так, нельзя. Все это у Ленина сказано, только не поставлены точки над «i», потому что он не мог забегать вперед, а у нас такая теперь полоса — болтать о коммунизме. Мы же смешном положении — в Программе в 1980 году коммунизм!

— Я пытался об этом говорить в ЦК — молчат и на другое переводят разговор: «А вот Леонид Ильич учит…»

— Бедняга, что напишут ему, тому и учит, — говорит Молотов. — Пишут литературно довольно неплохо, внешне как будто даже связно, но набор пустых фраз, иногда довольно красивых, иногда совсем, но содержания-то нет. Начиная с 50-летия Советской власти они почему-то вдруг начали говорить о развитом социализме, а не о коммунизме. Вот сейчас смеются: когда будет совсем развитой социализм, тогда ничего не купишь!

— В народе говорят: при коммунизме, как при царе, все будет.

— Да, при коммунизме, как при царе, все будет… Все это и смех и грех… А все это потому, что нет порядка, нет дисциплины, нет нормирования. Это разлагает людей, дискредитирует всю систему. Без жесткого порядка социализм невозможен — обязательно приведет к польским результатам.

За нас никто платить не будет. Поляки за нас не будут, а нам за них придется.

16.10.1980


— Примерно в то время, в шестидесятых годах, Мао Цзэдун высказался о коммунизме, о социализме. Я не помню, где это было, но он, который провозгласил строительство коммун в Китае, полностью не отказался от этого, он уже говорил, что для того, чтобы построить социализм, первую стадию коммунизма, надо двести — триста лет. Такое тоже трудно представить, да и нет необходимости…

Но это все-таки показало, насколько у нас поверхностное было представление. Уже развитой, зрелый социализм!.. Это болтовня тоже! Мы вступили, мне кажется, давно уже в стадию развитого социализма, но только вступили, мы в самом начальном периоде его. А для того чтобы сделать то, что надо для социализма в отдельной стране, надо все хозяйство перевести на общенародную собственность. Вот главное. Ленин по этому поводу просто и ясно сказал четыре слова: «Социализм есть уничтожение классов». Об этом не любят говорить. Самые такие зрелые ораторы наши. Об уничтожении классов в Программе ни слова. А это самый трудный вопрос социализма. Это главное.

Сейчас поднимается производительность труда. Вот, когда мы наладим, чтобы стыковались вовремя, без задержек, предприятия, тогда у нас производительность труда значительно поднимется. К этому дисциплина и ведет, и не просто дисциплина, а важно очень стыковые моменты хорошенько обеспечить, чтобы они везде осуществлялись вовремя и согласно плану. Пока этого нет. Многие попусту тратят время, ждут, когда им дадут то, что надо для работы. Ну что это такое? Значит, не настоящее плановое хозяйство. У нас много болтовни о перевыполнении плана, а мы все эти годы не выполняем план. Стыковые моменты, вот что главное — аккуратно, своевременно и точно. Конечно, трудное дело в таком большом хозяйстве, но это и есть социализм, в этом его трудность. А мы живем только крестьянским духом: авось бы! Авось бы продержались… Я давно уже хочу написать об этом — не выходит у меня. Не могу даже приступить, хотя мне ясно, что тут главное.

Осторожно, но можно похвалить Андропова. Он внес новую струю и хорошее направление. Но пока все это еще по-настоящему не оправдано, надолго ли это пойдет, тоже не вполне ясно. Но первые шаги, по-моему, имеют положительный характер.

11.03.1983


— По внешнему виду Андропова можно сказать, что он не вполне здоровый человек. Но все-таки этот человек для данного периода у нас — находка. Я не знаю, кто бы мог другой, — в этом кругу я не вижу. Немногословен. Словами не топит мысль.

— Андропов говорит: «Мы подходим к вопросу совершенствования производственных отношений. Их основа — общественная собственность на средства производства. У нас она имеет, как известно, двоякую форму: собственность государственная и колхозно-кооперативная. Перспективу мы видим в слиянии этих двух форм в единую общенародную…» То, о чем вы пишете, — говорю я.

— Да, да.

— «Мы, коммунисты, видим перспективу в постепенном перерастании советской государственности в общественное самоуправление».

— Ну, правильно, да, — соглашается Молотов.

— «И произойдет это, как мы считаем, путем дальнейшего развития общенародного государства».

— Общенародное государство, с моей точки зрения, неправильно. Я на другой точке зрения стою, чем ЦК. Польша и некоторые другие государства показывают, что общенародное — не особенно надежное дело. Пока. Пока империализм существует.

16.06.1983


— Я напишу свое мнение о новой Конституции и пошлю. Если меня после этого не выселят с дачи… Но независимо от того, выселят или не выселят, пошлю.

— У нас за критику нельзя преследовать, — замечаю я.

— «За исключением случаев, которые…» и так далее, — смеется Молотов. — Главный недостаток — еще больший отход от классовой борьбы против империализма. Конкретнее? Диктатура пролетариата уже выполнила свою роль, как и в Программе, в этом нет ничего нового, общенародное государство. Такой открытый отход от классовой линии начался еще в Программе, здесь он продолжается.

— Это скажется и на всем международном движении, потому что это коренной вопрос — вопрос о власти. Надо было сказать вразумительно и о том, что такое развитое социалистическое общество, а тут одна жвачка, ничего не разъясняется. И авторы того не понимают, и вся наша литература, я готов спорить с любым, — никто этого не понимает.

«Такую путаницу нанесла Программа в этом вопросе, коренную путаницу, мы же в 1980 году, то есть через три года, должны иметь коммунизм. Но кто-нибудь в это верит? Абсурд, просто абсурд.

— Говорят, вместо коммунизма в 1980 году будут проведены Олимпийские игры.

— Похоже, да. Будем вверх ногами ходить, на руках ходить. С моей точки зрения, единственное, что оправдывало бы новую Конституцию, если бы разъяснили, что такое развитое социалистическое общество. Но тогда бы пришлось коренным образом изменить и Программу, и Конституцию.

16.06.1977



Какой же это социализм? | Молотов. Полудержавный властелин | «Я против спокойной жизни»