home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Кино

Меня попросили молодые киношники уговорить Вячеслава Михайловича сняться для документального фильма. Начинаю с ним разговор:

— Разрешите им. Хорошие ребята. Они хотят так снять: мы с вами сидим за столом, я задаю вопросы, вы рассказываете. Несколько минут. Пусть для истории останется.

— Не очень мне хочется. У меня искривляется лицо.

— Ничего оно не искривляется. Нормальное.

— Да, но немножко в напряжении. Я не понимаю некоторые вопросы.

— Самые простые вопросы — о Ленине, о Сталине. Вы же столько знаете интересного!

— С пустыми словами неудобно.

— У вас нет пустых слов.

— Ас серьезными делами я не готов. Обойдется без меня, — говорит он, как бы не слыша мою фразу и продолжая свою предыдущую.

— Без вас история не обойдется. Надо оставить для молодежи.

— Моих портретов много.

— Портреты — одно дело, а это в виде беседы будет.

— Надо хорошо подготовляться, а я вот не могу.

— Не надо готовиться. У вас пойдет. Они снимут и выберут самое интересное.

— Не хочется очень заниматься пустяками.

— Я понимаю, что время дорого, но это ненадолго, а память хорошая останется. Я тоже сначала подумал, не стоит вас тревожить, а потом решил: нет, все-таки стоит.

— Вы преувеличиваете: им заработать надо.

— Заработать они могут больше на других. Молотов почти согласился, но съемка не состоялась: через несколько дней зять отговорил его.

25.01.1986


В следующую нашу встречу Молотов продолжил разговор о записке Грунина:

— Эту записку я прочитал еще раз. Она кажется не совсем ясной. Он почти считает, что не получилось ничего, никакого социализма нет. Он между крайностями колеблется. Но все-таки власть удержали, промышленность в руках государства, жизнь крестьянства пошла по пути коллективизации — советская, новая жизнь, сломано то, что было очень трудно сломать. Идем мы вперед через противоречия, и они будут еще не одну пятилетку, так что надо набираться упорства и понимания того, что происходит. Противоречия в нашем социалистическом обществе еще существенны, но не они берут верх, хотя они тоже свое дело делают, а все-таки победит основная линия — диктатуры пролетариата. А у автора получается: чиновники всем владеют. На практике чиновники очень много захватили в свои руки, но это категория, у которой голова почти оторвана. Трудности остаются.

Поэтому я два раза прочитал. Эта записка отражает почти пессимистический взгляд на наше положение. А движемся мы вперед; несмотря на то что много старого еще висит на нас, как гири на ногах, так что ходить очень трудно. Но нет таких сил, которые могут нас повернуть назад. Мы неуклонно идем вперед, но медленнее, чем желательно. Вот мое мнение. Не знаю, как ваше.

— Что ему можно посоветовать?

— Во-первых, продолжать ту линию, которую мы ведем, она ленинская, она социалистическая, но не полностью — надо усиливать социалистические элементы и в хозяйстве, и в культуре, и в самой партии. Это трудно, но мы взялись за трудное дело, которое, по-моему, мы, в общем, победоносно двигаем вперед. Много еще старого на путях и загораживает нам дорогу. Какой-то гладкой фразой не отделаешься. Вам не все ясно?

— Мне не все ясно. Он видит наши недостатки и думает, как их исправить.

— Я об этом и говорю. Мы идем вперед, но остается много трудностей, в том числе возникают те трудности, которые, казалось бы, были преодолены легко, а легко нам ничего не дается, потому что мы живем, по существу, в мелкобуржуазной стране. И строим социализм и идем к коммунизму, потому что власть и авангард народа твердо держатся за политику, которую проводит партия. Вот главное.

Авангард у нас остается, укрепляется, социалистический, коммунистический, это главное. Впадать в пессимизм неправильно. Наша работа в Советском Союзе имеет влияние на все человечество, идет вперед, в общем, успешно, но медленно. А иного и быть не может. Есть еще и троцкисты, и бухаринцы, они подчеркивают наши трудности и недостатки, они выразители отчаяния и неверия, будто мы идем не вперед, а назад. Это неправильно. Через пять — десять лет у нас будет пояснее, но трудности останутся очень большие. Сверх того, что делается, что-то конкретное я не могу сказать, но считаю, что делается неплохо. И наша работа настолько глубоко в народную жизнь вошла, что повернуть назад уже невозможно. А людей, которые будто бы смогут предложить что-то новое, по-моему, еще мало. Не накопились эти новые элементы. Никто новый не выдвигается, не заметно? О ком разговаривают, о каких статьях? Да, выдвинулось немало новых, но они не проверены в большом масштабе. Такие вот дела.

Вот тут и почешешь затылок — был ли ты сегодня в бане?

— А как вы относитесь к тому, чтобы Советам больше власти дать?

— Это правильно. Надо. Только не так быстро это получится, потому что у нас грамотность-то мала. То есть сегодня прочитал, понял, но надо еще обдумать, как действовать. Это партия делает, по-моему, правильно. Не торопит слишком.

В своей записке он в отчаяние не впадает, но хочет все обострить, и создается картина довольно тяжелая, что уже выпустили власть из рук большевики и командуют люди, на которых нельзя положиться. Но в том-то и дело, что пока что не выпустили власть, а ведут борьбу в общем и целом успешно, и где не удается двигаться вперед, кое в чем возвращаемся назад, к буржуазным правилам. Если б не было марксизма-ленинизма, было бы плохо. А марксизм-ленинизм показывает, что можно преодолеть все эти трудности, но надо упорствовать в своем марксизме-ленинизме на практике.

— Бывший президент Франции Жискар д'Эстен, посетив кабинет Ленина, сказал: «Теперь я понял, в чем сила Ленина: в его бескорыстии. Он всего себя отдал народу. И такой человек не мог не победить, было бы несправедливо, если бы он не победил!»

— Он неглупый человек и понимает, что все идет не к капитализму, а в другом направлении, и так сказал, чтоб видели, что он справедливый человек, — говорит Молотов. — Распутин что-нибудь новое готовит?

— Написал новую повесть «Пожар».

— Я чувствую себя так, что почитаю немного, и у меня голова уже отяжелела. Вчера — интересная статья, речь Фиделя Кастро, — хотел почитать, но не могу. А вы что читаете?

— Черчилля. Ругает вас, что вы помогали Гитлеру в сороковом году, когда Франция воевала. Поздравили Гитлера с победой над Францией… Знали бы Сталин и Молотов, что через год им придется воевать с Гитлером!

— Знали, прекрасно знали. А Черчилль провалился. Он не видел перспективу. Не хотел, вернее, видеть. Он человек с большим характером, упорством. Но характера мало, надо понимание иметь.

— Вячеслав Михайлович, меня просили иркутяне, чтоб вы для музея в Манзурке написали несколько слов на своей фотографии.

У них были в ссылке Киров, Фрунзе, Орджоникидзе и вы.

— У меня так испортился почерк… Молотов берет ручку, вертит ее в руке. Я пытаюсь ему диктовать:

— Музею села Манзурка…

Но он пишет, немного подумав, по-своему, дрожащей рукой с трудом, но без очков:

«Товарищам-сибирякам в Манзурке и в других далеких местах. Желаю больших успехов. От бывшего ссыльного. В. Молотов. Февраль 1986 г.».

Я придерживаю рукой листок с фотографией, на котором он пишет.

— Плохо разбираю, — говорит Молотов и надевает очки, чтобы прочитать…

Казалось, совсем недавно он еще твердой рукой подписал свою фотографию дому-музею И. В. Сталина в Гори…

07.02.1986


Молотов подписал мне свой портрет: «Писателю-коммунисту Ф. Чуеву. Желаю бодрости духа в здоровом теле. В. Молотов».

И говорит:

— Вместо того чтобы пожелать здоровья, я вот… Последний его автограф мне…

07.02.1956


Последний день рождения Молотова. Ему девяносто шесть. Когда я шел от электрички, мне у входа в поселок, на проходной, передали письмо для Молотова.

Он пытается открыть конверт. Я помогаю. Читаем:

«Уважаемый Вячеслав Михайлович!

Поздравляем Вас со славным днем Вашего рождения. От всех душ, чистых сердцем желаем Вам здоровья и всего самого доброго и хорошего. Мы всегда испытываем чувство гордости и радости, когда видим вас на прогулке в Ильинском. С искренним уважением к Вам — группа ветеранов Великой Отечественной войны и труда, приезжающих из Москвы на отдых в лес, прилегающий к Ильинскому».

…Застолье. Меня назначили тамадой. Молотов не любит, когда его восхваляют, и я объявил конкурс на самый короткий тост.

Победила маленькая Полина:

Дорогой прадедушка!

С днем рожденья поздравляю,

счастья, радости желаю!

09.03.1986


В воскресенье, 9 марта 1986 года Молотову исполнилось девяносто шесть лет. Я поздравляю, а он говорит: «Будем такую политику и дальше проводить». Улыбается.

— Как вам XXVII съезд партии? — спрашиваю я. При жизни Молотова прошли двадцать семь съездов нашей партии.

— Мало конкретного. Ускорение, ускорение. Торопиться тоже нельзя. Потому что вопросы решаются тоже сложные, никто их никогда не решал. Большинство даже не думало о таких вопросах. Слов немало, но дел пока маловато. Пятилетку принимаем, но не выполняем. Это, конечно, некрасиво, но на первых шагах это неизбежно. Требуют все выполнять и перевыполнять — это тоже невозможно. Надо готовиться к каждому новому серьезному шагу. Есть желание бороться за социализм — это самое главное. Не всегда вполне осознанно, но чуют люди, что только в этом выход из положения. Живем еще туговато, многим еще живется не особенно хорошо, но перспективы есть к улучшению. Так мне кажется…



Молотов. Полудержавный властелин


А кто же ленинцы? | Молотов. Полудержавный властелин | Ему продолжали писать со всего света…