home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Еще о Литвинове

Листаем новую книгу о войне. Молотов говорит:

— Вот печатают, а есть неграмотные фразы, неправильные. Издательство «Наука». Тем более для «Науки» неграмотность…

— Снимков много. Тут все ваши знакомые — Гитлер, Черчилль… Вот Литвинов.

— Ну, он сыграл немалую роль.

— Все-таки немалую? — переспрашиваю я.

— Вы говорите о Литвинове?

— Да. Но я помню, вы о нем не очень лестного мнения были.

— Почему? — А потом, как бы вспомнив, говорит: — Да, не очень, конечно, хорошего. Но заслуги у него есть.

— Вы еще говорили, что у него был брат-спекулянт. Литвинов мог сказать что-нибудь важное в присутствии брата… То есть доверять ему было нельзя.

— Доверять? Нет, он не подвел, — неожиданно говорит Молотов.

— Не подвел? Я помню, вы говорили, что, когда были в Америке, то не приглашали его на переговоры с Рузвельтом.

— Не брал. Правильно. Ответственное дело. Второй фронт.

Мне показалось, Молотов забыл о том, что прежде рассказал мне о Литвинове, и сейчас хотел обойтись общими фразами. А когда я ему напомнил, то перешел в своей оценке на прежнюю позицию.

30.10.1984


— Сейчас много пишут о Литвинове. Помню, вы говорили, что не доверяли ему?

— Он, конечно, дипломат неплохой, хороший. Но духовно стоял на другой позиции, довольно оппортунистической, очень сочувствовал Троцкому, Зиновьеву, Каменеву, и, конечно, он не мог пользоваться нашим полным доверием.

Как можно было доверять такому человеку, когда он тут же предавал фактически? Но человек он умный, бывалый, хорошо знал заграничные дела. К Сталину он относился хорошо, но, я думаю, внутренне он не всегда был согласен с тем, какие решения мы принимали. Я считаю, что в конце жизни он политически разложился. Поэтому зря Эренбург в своей книге сетует, что Сталин отстранил его и не давал работы.

04.10.198 5



Централизованная дипломатия | Молотов. Полудержавный властелин | И еще о Литвинове