home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 6. Шаг в никуда

Фонари на улицах зажглись ещё затемно. На улицах царила тьма кромешная, но многие люди уже спешили на работу. В основном, это были работники теплиц — теплотехники, агрономы, электрики. Теплица в мире вечного холода — последний бастион жизни в ледяной пустыне, как сказал бы поэт, в каком-то смысле, одно из главных полей сражения человека и вечной стужи.

Из теплиц обратно, ёжась на сорокаградусном морозе, шла ночная смена, отстоявшая свою нелёгкую вахту. Прошла под самым окном нестройная группа людей с оружием — охранники спешат на утреннюю смену караула.

Максу плохо спалось этой ночью. Кошмар, всё тот же кошмар, что и весь последний год: алчущий с лицом брата и автомат с намертво заклинившим спуском.

Наёмник отвинтил крышку фляги и выпил последний глоток спирта, достал из рюкзака галету и закусил. Сегодня он отправится в дальний путь, чтобы встретиться со своим кошмаром наяву. Протянул руку, чтобы начать укладывать вещи, и внезапно его скрутило.

Макс знал, что такое судорога, но это была сущая ерунда по сравнению с тем, что с ним происходило теперь. Волна боли скрутила его, болезненный стон застрял в глотке, лёгкие, казалось, намертво закупорены. Наёмник рухнул на колени, скрюченными пальцами пытаясь разорвать душащий его воротник свитера.

Ни вдохнуть, ни позвать на помощь, ни доползти до двери. Пульсирующая боль в голове нарастала, распространяясь по всему телу. Проклятье, ведь он же вколол себе дозу ещё перед сном! Неужели так быстро?!

Сквозь пелену, застилавшую глаза, Макс попытался отыскать свой автомат, но все вещи слились в одну серую массу. Ладно, чёрт с ним, с автоматом, у него есть револьвер!

Пальцы с трудом нашли путь в карман куртки и сомкнулись на гладкой рукоятке. Вынуть оружие, поднести к голове, взять дуло в рот для надёжности — это осуществить просто, если тебя не колотит сильнейшая дрожь. Главное — не выронить оружие, ослепший, Макс может не найти его на полу.

В следующий миг всё внезапно прошло. Он сидел на полу, глядя в чёрный зрачок револьверного ствола, который не успел засунуть в рот. Во всём теле страшная слабость, но разум ясен, взгляд незамутнённый. Что это было? Первые признаки приближающейся мутации или что-то иное?

Макс был склонен подумать, что второе, так как о типичном протекании мутации он знал достаточно, чтобы распознать тот момент, когда надо прощаться с жизнью. То, что он испытал сейчас — что-то новое, совершенно неизвестное ему недомогание. Что ж, мутация не исключает других заболеваний, и если это так, то обращаться к врачам всё равно незачем, нет на это ни времени, ни желания, ни даже смысла.

Он с трудом поднялся на ноги и продолжил паковать вещи, словно ничего не произошло. Силы быстро возвращались к нему, когда наёмник покинул гостиницу, то чувствовал себя совершенно нормально.

Точкой сбора был назначен университетский двор. Там уже стоял транспортёр и собралась толпа тысячи на три: студенты, преподаватели, учёные, инженеры и просто зрители, собравшиеся посмотреть на начало великого похода, который, по слухам, должен был раз и навсегда решить проблемы человечества. Дурачьё.

Макс всегда надеялся на лучшее, готовился к худшему и был при этом реалистом. Проблемы не решаются вот так, по мановению волшебной палочки. Закон физики прост и одинаково справедлив не только для этой науки, но и для жизни вообще: чтобы выиграть в чём-то одном, надо проиграть в другом. Выигрываешь в скорости — проигрываешь в расходе топлива. Берёшь больше патронов — идёшь медленнее. Хочешь быстрей добраться до города — бросай часть хабара. И так далее: хочешь расправиться с алчущими — получишь вместо них новую беду.

Вот тут и начиналась главная, по мнению Макса, проблема. Он ни на миг не сомневался, что у чудо-оружия тоже будет своя цена, но вот какая именно — вопрос без ответа. Увы — тут ничего не изменить, вся история человечества — сплошная череда маленьких выигрышей, за которые были уплачены большие цены. Холодильники и косметика вылезли боком в виде озоновых дыр, а покорение энергии атома вылилось в череду всё более ужасных катастроф, последняя из которых известна под именем Третьего Несчастья. Катастрофа, уничтожившая полмира и погрузившая вторую половину в бесконечную зиму и пасмурные, мрачные дни без проблеска солнца.

Слегка утешало только то, что проблема пресловутого средства против «химеры» — не его, Макса, забота. Не то чтобы ему было наплевать — просто не судьба ему узнать, каковы будут последствия. Спасти одну, вполне конкретную женщину — вот его задача-максимум. Будущее человечества, возможно, зависит от этого чудо-оружия — но у самого Макса будущего как такового попросту нет.

Высокий человек в разгрузке поверх меховика помахал Максу рукой, когда тот подошёл ближе:

— Ты Макс Шрайк? — без околичностей спросил он.

— Я.

— А меня зовут Игорь, и я командир группы охраны. Будем знакомы.

Рядом стояло ещё четверо крепких парней, одного из которых Макс сразу узнал.

— Влад?! А ты-то чего здесь забыл?

Ворон ухмыльнулся:

— Я же говорил, что ищу работку подоходней. Вместе веселее, да, Макс?

— Да уж…

Остальных троих звали Виктор, Михаил и Валера по прозвищу Мазила, и это оказались понюхавшие пороху парни. Все опытные сталкеры, все с опытом столкновения с алчущими на сверхкоротких дистанциях. Впрочем, похвастать убийством твари в рукопашном бою не мог никто из них. Именно Михаила и Игоря Макс видел накануне в кабинете ректора.

— Чего, собственно, ждём? — полюбопытствовал Ворон, когда все по очереди представились.

— Да вон у них последняя проверка и погрузка, — кивнул Игорь в сторону вездехода.

Это была довольно диковинная машина на гусеничном ходу. Макс повидал немало останков разных транспортных средств ушедшей эпохи, начиная с маленьких четырехместных машин и заканчивая многоместными, на полсотни человек, автобусами, но ничего подобного не видел.

Примерно шести метров в длину и два в высоту, под пять тонн весом, не меньше, эта махина вызывала уважение уже только своими габаритами. Судя по виду, это была некогда серийная модель, отреставрированная и основательно переделанная спецами университета. Тут и там виднелись сварочные швы, выпирали из кузова слегка не вписывающиеся компоненты.

Около двадцати охранников прохаживались вокруг вездехода, не подпуская к нему зевак. У самого траспортера возились механики и инженеры. Несколько человек аккуратно паковали снаряжение и продовольствие в кузов и прицеп на полозьях. Также в прицепе находились большие белые канистры с дизельным топливом.

Прямо над кабиной возвышался крупнокалиберный пулемёт «Корд», в кормовой части на бортах крепились ещё два «Печенега».

— А ничего так танк, — одобрительно заметил Валера, — глядя на него, я начинаю верить в то, что наш поход — не самоубийство.

— Ну, если старикан не врёт, то мы до цели за два дня доберёмся, — согласился Виктор, — а это, как по мне, повышает шансы. Чего не скажешь о лишней пассажирке. А кстати, сам-то Пустынник где?

— За ним отправили посыльного, будет только через несколько часов.

— Король хренов…

Так в непринуждённой беседе прошёл добрый час, прежде чем на группу наёмников наконец обратили внимание.

— Вы все уже здесь? Превосходно, — сказал Звягинцев и поманил их за собой. Они подошли к небольшой группе людей, стоявших немного в стороне от остальных.

— Знакомьтесь, это люди, которых вы должны защищать.

Учёные оказались вовсе не задохликами-очкариками, как их представлял себе Макс. Самый старший — доктор технических наук Иван Иванович Латышевский, конструктор и механик-водитель вездехода — здоровый крепкий детина с на редкость сильным рукопожатием, даром что годков за пятьдесят. Второй по возрасту — Семён Борисович Слепнев, микробиолог, вирусолог и инфекционист — тоже немолодой человек, но с автоматом явно накоротке и нехитрые трюки вроде двух смотанных изолентой рожков знает. Его ассистент по имени Петруха запросто мог бы сойти за вышибалу в кабаке или наёмника — полных два метра росту, наган на бедре, массивное трехствольное ружьё на плече. Он оказался единственным очкариком в экспедиции, но его габариты не располагали к шуткам на этот счёт. Четвёртому из учёной братии, невысокому хрупкому на вид парню по имени Сергей, отводилась роль запасного специалиста: он превосходно разбирался как в технике, так и в биологических науках, и мог заменить и водителя, и обоих биологов, случись с ними что.

— Я так и знал, что это мифическое средство — ещё один вирус, — шепнул Ворон Максу.

— Так и есть, — кивнул тот в ответ, — Звягинцев упоминал в разговоре про тестовые образцы. А теперь с нами едет вирусолог — тут и к гадалке не ходи.

— Минуточку внимания, — сказал Звягинцев, — так сказать, напутственный инструктаж. Ваша цель, предположительно, замаскированная подземная база. Мы не знаем пока, как и подо что она замаскирована — известно только её местоположение с точностью до километра. Вам нужно найти её и взять под свой контроль на отрезок времени, которого хватит научному составу для того, чтобы собрать все необходимые данные по проекту «Чистильщик». После этого вернуться обратно. Наивысшим приоритетом защиты обладают материальные данные, будь то документы или готовые образцы. На втором месте — доктор Слепнев и его ассистенты. Всё остальное, уж не сочтите старика циником, особого значения в масштабах человечества не имеет.

— Скажите, а вы сами верите в то, что этот «чистильщик» решит проблему «химеры»? — задал вопрос Валера.

— Скажем так, мы должны верить. Это, фактически, наш единственный шанс вернуть себе нашу планету. Противостоять носителям «химеры» как-либо иначе мы не в состоянии, и вы все это понимаете.

— У меня вопрос, — поднял руку Игорь, — какова роль и положение Пустынника в экспедиции?

— Вот это вы должны выяснить сами. За его плечами громадный опыт самоубийственных рейдов, в том числе в более тёплые широты, на юг. Пустынник всегда возвращался живым и невредимым — значит, способ повторить его достижения есть. А вот каков из него командный игрок — никто не знает, он раньше всегда работал сам.

— Что насчёт нашего снаряжения?

— Ожидает погрузки. Возьмите оттуда всё, что вам нужно иметь при себе.

Ректор подвёл наёмников к куче тюков и ящиков, лидер быстро отыскал нужные вещи.

— Так, парни, берём рации, аккумуляторы, приборы ночного видения. Рации всю дорогу не снимаем ни на миг. Имена у всех разные, так что в позывных нет нужды. Теперь вот что, боеприпасы грузим в кузов, они нам понадобятся под рукой.

— Вы только учтите, — напомнил подошедший сзади Латышевский, — грузоподъёмность полторы тонны, в кузове десять мест, включая спальные, и особо развернуться вам негде будет, ведь у нас полный состав пассажиров — аккурат двенадцать человек, включая меня и штурмана в кабине. Будет тесновато — рассчитывали-то на одиннадцать человек, а вышел полный комплект, так что в кузов уже не сложить столько груза, сколько собирались.

— Да уж, этот Пустынник отколол номер. Девку свою тащить вздумал, ещё и бандитку, — фыркнул Михаил.

— А это не его вина, — негромко сказал Макс, — видишь, вон стоит мэр города. Это он заварил кашу и сам же в дураках остался. Как бы там ни было — мы одна команда теперь, так что ссориться ни к чему. К тому же, его подружка тоже деваха сноровистая в смысле пострелять. Так что не напрягайтесь понапрасну.

— То-то же смеху будет, если Пустынник ещё и не знает, что такое дисциплина и субординация, — мрачно изрёк Игорь.

— Он знает, — двусмысленно улыбнулся Макс, — только мне кажется, что это мы должны будем делать, что он скажет, если не хотим сдохнуть прежде времени. А иначе, зачем он нам нужен? Просто лишний ствол? Кстати, нам гранат для подствольных гранатомётов дали-то?

— В списке, что я подал Звягинцеву, они упоминались. У тебя есть подствольник?

— Есть. В рюкзаке.

— Отлично. Три гранатомёта это намного лучше чем два.

Игорь порылся в одном из ящиков и достал деревянный сундучок, в котором лежали, наполовину погружённые в опилки, гранаты.

— Семь… маловато, могло бы быть и побольше. Стало быть, по две тебе, мне и Виктору. Ты вообще как стреляешь?

— С тридцати метров положу подарок в двух шагах от твоих ног.

— Годится. Мы с Витьком гренадёры так себе. Держи тогда третью.

Укладывать груз закончили только через два часа, правда, два немалых ящика ещё не уложили в прицеп. Вещи Пустынника, догадался Макс.


* * * | Долина смертных теней | * * *