home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



22

Эви была уже в Гептонклафе. Улицы снова стали тихими. Она остановила машину у бордюра и выбралась из нее. Она даже не могла вспомнить, когда уставала больше. Она перешла тротуар и по короткой дорожке направилась к дому, стоявшему в одном ряду с другими. Стоя на ступеньках, она увидела, как что-то белое тихо опустилось ей на рукав. Пошел снег, который предсказывали целый день.

— Джиллиан не отвечает на звонки, — сказала она, когда дверь наконец открылась. — Я беспокоюсь о ней.

Гвен Баннистер, мать Джиллиан, тяжело вздохнула.

— Заходите в дом, дорогая, — сказала она. — Похоже, вы едва стоите на ногах.

По ковру, затканному цветами, лежавшему в прихожей, Эви прошла в маленькую гостиную. Ковер местами был потертым, в комнате давно не делался ремонт, В углу стоял включенный телевизор.

— Вы видели ее сегодня? — спросила Эви, взглянув на телевизор и ожидая, что Гвен выключит его.

— Присаживайтесь, дорогая. Я сейчас поставлю чайник.

Меньше всего на свете Эви хотелось сейчас пить чай, но она все же заставила себя присесть на ручку дивана и замерла.

— Я не уверена, что нам следует рассиживаться, — сказала она. — Я действительно очень волнуюсь. Когда вы видели Джиллиан в последний раз?

— Примерно два часа назад, — помолчав, ответила Гвен. — Она целый день помогала в поисках. Потом, около пяти, когда стало уже слишком темно, я видела, как она разговаривала с викарием.

Звук телевизора был слишком громким. Эви вздрогнула, когда публика на экране начала аплодировать.

— На вид с ней все было в порядке? — спросила она.

Гвен пожала плечами.

— Ну, мне кажется, викарий сказал что-то такое, что ей не понравилось, потому что Джиллиан развернулась, как она умеет, и бросилась вниз по склону холма. А дома ее нет?

— Свет горит, но на стук в дверь она не отвечает и трубку не берет. — Эви простояла под дверями квартиры Джиллиан пятнадцать минут, замерзла и окоченела, поэтому решила действовать иначе.

— Я схожу и проверю, как она там, — сказала Гвен. — Это подождет, пока я выпью чаю?

— Вероятно, да, — сказала Эви, хотя на самом деле предпочла бы, чтобы Гвен сделала это прямо сейчас. — Если вас что-то встревожит в ней, и особенно если ее нет дома, я хочу, чтобы вы мне позвонили, — продолжила она. — Если же Джиллиан будет в принципе нормально себя чувствовать, не могли бы вы передать, что завтра утром ей позвонят? Мой коллега из больницы. Он будет заниматься случаем Джиллиан дальше.

Гвен нахмурилась.

— А мне казалось, что вы с Джиллиан хорошо ладите.

— Так оно и было. Простите, но я не могу вдаваться в подробности. Спасибо, что помогли, и, пожалуйста, звоните, если я буду нужна. — Эви рывком поднялась на ноги.

— Позвоню, — сказала Гвен, тоже вставая. — А насчет того маленького парнишки ничего нового не слыхать?

Эви покачала головой.

— Бедная его мать… Вы, наверное, удивляетесь, что у нас тут происходит. И в церкви тоже. Я слышала, что они оставили констебля в ризнице на всю ночь, на случай, если… ну, об этом лучше не думать, верно?

Эви направилась к выходу. Гвен стояла на ее пути, но на пустые разговоры не было времени. Эви демонстративно озабоченно взглянула на часы, и та отступила в сторону.

— Я должна была больше сочувствовать Джиллиан, я знаю, — начала Гвен, провожая Эви через прихожую. — Она потеряла дочь и еще двух девочек, которые ей нравились. Конечно, все считали это простым совпадением, ну, насчет времени между всеми этим случаями. Четыре года между Люси и Меган, затем еще три года, и мы потеряли Хейли. И то, что произошло с ними, было разным. Одна упала, вторая исчезла, третья погибла в огне. Откуда мы могли знать, что все это связано между собой?

— Не могли, — сказала Эви. — И винить тут некого.

В метре от двери она вдруг остановилась. Все связано?

— Вы говорите, что Джиллиан нравились Люси и Меган? — спросила она.

— Ну да. Она ведь немного нянчила Люси, когда та была жива. Вы сама справитесь с замком, дорогая?

Поворачивайся очень медленно. Не делай ничего, что могло бы насторожить ее!

— Кажется, она мне об этом рассказывала, — сказала Эви. — Но я не догадывалась, что она знала и Меган тоже.

— Она была там приходящей няней, сидела с ребенком. Меган была такой славной маленькой девочкой. Это потом их семья переехала. После такого трудно прийти в себя, верно? Я должна была питать к Джиллиан больше сочувствия, я знаю. А ну-ка, дайте я.

Гвен протиснулась мимо нее, чтобы открыть дверь. И Эви заставила себя шагнуть через порог.

— Спасибо, Гвен, — сказала она. — И держите меня в курсе дел.

Оказавшись на улице, Эви прислонилась к своей машине.

Ветровое стекло было припорошено тонким слоем снега. Она не должна сейчас потерять голову. Ищите связь, сказал ей Стив, жертвы выбирались неслучайно, между ними есть какая-то связь. Может быть, она все-таки нашла ее? Достаточно ли этого, чтобы идти в полицию?

Она поехала вниз с холма и перед домом Флетчеров заметила машину Гарри. Проехав мимо, она через несколько секунд остановилась. Даже не взглянув на квартиру Джиллиан, она подошла к дверям газетного магазинчика под ней. В магазине было темно. Она постучала. Может, тут есть звонок? Есть, в левом верхнем углу. Она прижала кнопку на пять секунд, потом подождала секунду и нажала снова. В заднем конце магазинчика хлопнула дверь. Зажегся свет, послышались приближающиеся шаги. Надо же, это была та самая женщина, с которой Эви разговаривала вчера.

— Мы закрыты.

— Мне необходимо вас кое о чем спросить, — сказала Эви. — Я была здесь вчера, помните? Я пыталась разыскать Джиллиан.

— Я ей, знаете ли, не сторож.

Женщине было за пятьдесят. Низенькая, полная, с прямыми седыми волосами.

— Вы вчера сказали мне, что она садилась в автобус, — сказала Эви. — Помните?

Уголки губ женщины опустились.

— Может, и сказала, — ответила она, скрестив руки на груди.

— А вы не заметили, что это был за автобус? Куда он ехал?

— Вы, случайно, не из «Крайм уотч»?[1] — Лицо женщины вытянулось. — Это имеет какое-то отношение к тому пропавшему парнишке?

— Вполне возможно. — Эви была в отчаянии. — Пожалуйста, постарайтесь вспомнить, это очень важно.

— Он был не из автобусов «Уитч Уэй», — сказала женщина, от ее несговорчивости не осталось и следа. — Те ведь красные с черным, да?

— Да, думаю, да, — сказала Эви, хотя никогда не путешествовала в автобусах.

— Бирюзовый, он был бирюзовый! Я теперь припоминаю, потому что видела, как в него садилась Элси Миллер, и еще подумала, что та, должно быть, едет на свое ежемесячное обследование в больницу.

— И этот бирюзовый автобус, он едет…

— Мимо больницы с конечной остановкой в центре города.

— В центре какого города?

— Блекберна, конечно.


предыдущая глава | Кровавая жатва | cледующая глава