home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



4 октября

— С ними все в порядке? — спросил Гарри, завороженно слушая этот странный рассказ. Гарет пожал плечами.

— Ну, они ведут себя очень тихо, — сказал он. — Том и Джо не разговаривают, но оба не выпускают Милли из виду. Том буквально помешался на оконных замках, все время проверяет их надежность и хочет знать, где находятся ключи.

— И он говорит, что это была маленькая девочка? Которая следит за вами?

Гарет кивнул.

— Он упоминал о ней и раньше, говорил, что мы ее просто не замечаем. В городе есть масса разных детей, а воображение у Тома всегда отличалось живостью.

— А где была Элис, когда… — Он запнулся. Не звучит ли это осуждающе?

— В своей студии, — ответил Гарет, который не заметил этого замешательства или предпочел его проигнорировать. — Она работает над портретом старого мистера Тоби. Он позирует ей несколько раз в неделю, и она хочет закончить картину к концу месяца. Она услышала, как наверху закричал Том, но к тому времени, как прибежала туда, он уже разбудил Джо и Милли, и втроем они вопили изо всех сил.

— А какие-нибудь следы взлома? — спросил Гарри. — Возможно такое, что Том на самом деле кого-то видел?

Гарет покачал головой.

— В туалете на первом этаже было открыто окно, но обычный человек через него пролезть никак не мог. А ребенок — если допустить, что он один гуляет по ночам, — не смог бы до него добраться.

Мужчины дошли до заднего крыла церкви и остановились перед высокой узкой дверью, которая выглядела так, будто была сделана из тиса.

— Вы уверены, что готовы сделать это? — спросил Гарри. — Это ведь не срочно. Возможно, вам следовало бы…

Гарет поднял ящик с инструментами, который принес с собой.

— Все хорошо, — сказал он. — Они ушли на прогулку. Джо хотел посмотреть на скалу Тор. Я сказал, что присоединюсь к ним, как только мы закончим.

— Ну, если вы уверены…

— Я уверен. Давайте откроем эту усыпальницу.

Гарри нашел нужный ключ и вставил его в замок.

— Технически это не усыпальница, — сказал он. — Скорее подвал. Может сгодиться, чтобы хранить что-нибудь. Я просто подумал, не нужно ли вызывать инспектора по безопасности, чтобы проверить все это.

Ключ повернулся в замке довольно легко. Гарри взялся за ручку и поднял щеколду.

— И еще вам не хотелось бы заходить в это зловещее место в одиночку, — добавил Гарет.

— Насчет этого вы абсолютно правы. Блин, дверь тугая. Думаю, ее давненько не открывали.

— А ну-ка, отойдите, викарий, это работа для настоящего мужчины.

— Посторонитесь, приятель, я уже справился! — откликнулся Гарри. — Ну вот, пошла.

Дверь распахнулась внутрь, и перед ними как будто взорвался пузырь со зловонной кисловатой пылью. Гарри заморгал. Гарет закашлялся.

— Твою мать, — выругался он, — насыщенный душок! Вы уверены, что там нет никаких мертвецов?

— Я уже вообще ни в чем не уверен, — ответил Гарри, поднимая фонарь и ступая на деревянную винтовую лестницу, уходившую вниз, под церковь. Холодный воздух, казалось, сковывал затылок. — Держите осиновые колья и молотый чеснок наготове.

По мере того как мужчины спускались вниз, запах сырости из церковного подвала становился все сильнее. «Хорошо, что на нас флисовые куртки», — подумал Гарри, когда они не дошли еще и до середины пути. Через двадцать две ступеньки они оказались внизу и принялись оглядываться по сторонам, подсвечивая себе фонарями. Лучи света выхватили из темноты массивные каменные колонны и сводчатый кирпичный потолок. Помещение оказалось намного больше, чем они ожидали.

— Признаю, что был не прав, — сказал Гарри после нескольких секунд молчания. — Это действительно усыпальница.


Если бы Тома всего несколько недель назад спросили, какой его самый любимый месяц, он, наверное, ответил бы, что октябрь. Потому что в октябре деревья начинают выглядеть, как глазированные яблоки, а перепаханные поля по цвету становятся похожи на черный шоколад. Ему нравился вкус октябрьского воздуха, свежий и резкий, как у мятного леденца, и еще он любил это ощущение ожидания праздников — сначала идет Хэллоуин, потом Ночь Гая Фокса, а там уже и Рождество не за горами. Однако в этом году он боролся с радостными ожиданиями. В этом году он не хотел заглядывать так далеко.

— Эй, вы двое, притормозите! — раздался на склоне холма голос его мамы. — Подождите девочек.

Том оглянулся. Джо, одетый средневековым лучником, шел в нескольких шагах сзади. Через плечо у него висел пластмассовый лук, а за спиной болтался колчан со стрелами. Он старался не отставать от брата и что-то тихонько напевал себе под нос. Мама и Милли, которые только что появились из тумана, были от них метрах в тридцати.

— Том, не сходи с дорожки! — крикнула мама.

О'кей, о'кей!

И он пошел дальше.


Гарри шел вперед, пока не оказался в центре большого темного помещения. Сводчатый потолок поддерживали три ряда замысловатых кирпичных колонн. Пол, как ни странно, оказался не земляным, а вымощенным старыми каменными плитами, как проходы в церкви наверху.

— Просто невероятно, — пробормотал Гарет.

Они пошли дальше. В нескольких метрах впереди стена справа от них внезапно закончилась, и луч фонаря Гарри провалился в темноту. Они подошли ближе и увидели, что в стене сделана арка. Дальше ничего видно не было.

— Сначала вы, — сказал Гарет.

— Слабак.

Гарри шагнул в темный проход и посветил фонарем.

— Ну, я бы сказал… — начал он. Подземелье по другую сторону стены оказалось даже больше, чем церковная усыпальница.

— Мы сейчас под старой церковью, — объяснил Гарет, который шел вплотную за ним. — Две церкви, один большой подвал.

— Ну, с местом для хранения чего угодно тут, похоже, полный порядок, — сказал Гарри. — Я не думаю, что это когда-то был просто подвал. Здесь слишком много орнамента и украшений. Похоже, его использовали для богослужений. Слышите шум воды?

— Да. Звук такой, как будто трубу прорвало, — сказал Гарет. — И думаю, это где-то здесь.

Он пошел вперед, а Гарри последовал за ним, восхищаясь отделкой стен с вырезанными на камне розами, листьями и насекомыми. Он заметил также выгравированную процессию пилигримов, направляющихся в склеп. Плиты у него под ногами были гладко отполированы. Сотни лет монахи в тишине подземелья шлифовали их своими подошвами.

Гарет уже обнаружил источник шума воды.

— Никогда в жизни не видел ничего подобного, — пробормотал он.

В дальней стене подвала была встроена массивная каменная створка ракушки. Из узкой трубы, расположенной в десяти сантиметрах выше, в нее стекала вода, которая, как в каком-то декоративном садовом каскаде, переливалась через край ракушки и исчезала под решеткой стока. Гарри протянул руку и зачерпнул немного воды. Она была ледяной. Он поднес ее к лицу, понюхал, потом лизнул.

— Вероятно, питьевая, — сказал он. — Как вы думаете, может, это было своего рода убежище для монахов? Когда приходили враги, они прятались здесь. Имея воду, они, вероятно, могли скрываться неделями.

— В округе несколько подземных ручьев, — сказал Гарет. — Мы должны были учитывать их, когда закладывали фундамент своего дома. А вдруг эту воду можно даже разливать по бутылкам?

— «Гептонклафский родник», — кивнув, предложил Гарри, поворачиваясь к дальней правой стене. — А что, звучит.

— Получается, у нас уже две версии: усыпальница и подвал, — сказал Гарет и направил фонарь в ближайшую нишу. — Потому что меня не оставляет мысль, что вон там лежат мертвецы.


Из тумана выплыли какие-то неясные очертания, и Том на мгновение замедлил шаг. Потом он понял, что на этом месте когда-то были строения. А сейчас он видит их развалины.

— Том, остановись немедленно!

На этот раз мама не шутила: это особое сочетание интонации и громкости спутать было невозможно. Он подождал, пока подойдут мама и Милли. Обе они выглядели уставшими.

Прошлой ночью мама, от которой пахло краской и крепким кофе, прибежала из своей студии и нашла старшего сына сидящим испуганно съежившись под дверью своей спальни, Том был уверен, что маленькая девочка по-прежнему в доме. Он отказался возвращаться в постель, пока не будут осмотрены все — абсолютно все! — места, где можно спрятаться.

Джо, этот презренный лжец, отказался поддержать его и признать, что тоже видел эту девочку и даже разговаривал с ней. Он только таращил глаза, пока они не стали размером с блюдце, и тупо мотал головой.

— Спасибо. — сказала мама, когда они с Милли догнали его. — А теперь давайте будем держаться все вместе, пожалуйста! Чтобы никто из нас не терял друг друга из виду. О'кей? Думаю, нам сюда.

Элис с Милли на руках прошла вперед, а мальчики поплелись сзади. Том опустил голову и смотрел под ноги. Если Джо что-нибудь скажет, чтобы разозлить его, он ему покажет.

Когда они добрались до небольшого леса, туман, похоже, начал рассеиваться. Под ногами шуршал ковер из опавших листьев бука. Деревья были старыми и толстыми. По мере того как Том и его семья шли дальше, лес обступал их со всех сторон. А потом перед ними появился маленький домик, очень похожий на сказочный.


Гарри и Гарет стояли перед небольшой нишей, выложенной изнутри камнем. Снаружи она была закрыта витиеватой кованой решеткой со створками, которые были заперты.

— Ключа у меня нет, — сказал Гарри.

— Не вижу проблем, напарник, — отозвался Гарет.

За кованой решеткой они рассмотрели четыре резных каменных гроба, стоявших на полках по обе стороны ниши. На каждом из них лежало изваяние мужчины в рясе. На первом гробе было выгравировано имя Томаса Барвика. Он был здесь аббатом в 1346 году. Надписи на других были настолько затерты, что их невозможно было разобрать.

Они пошли дальше по подвалу, подсвечивая фонарями в каждую нишу, что попадалась им по пути. У последней они остановились. За каменными гробами, стоявшими у дальней стены, была деревянная дверь.

— Как вы думаете, куда она ведет? — спросил Гарет. — Я полностью потерял ориентацию.

Гарри пожал плечами. Он тоже уже ничего не понимал.

— В столе в ризнице есть несколько старых ключей, — подумав, сказал он. — В глубине одного из ящиков.

— Тогда, пожалуй, посмотрим в другой раз, — предложил Гарет.

— Не могу поверить, что мне никто об этом ни слова не сказал, — удивлялся Гарри. — Историческое значение этого может быть колоссальным. Люди еще будут ездить сюда на экскурсии.

— Возможно, именно поэтому все и помалкивают, — предположил Гарет. — Или церковный староста произвел на вас впечатление человека, который горит желанием превратить наш городок в центр туризма?

— Ему принадлежит не весь город, — раздраженно бросил Гарри. На этом месте могли быть преданы земле тела аббатов много сотен лет назад. Это просто невероятная находка!

— Но большая его часть.

— Да, однако церковь уж точно не его. И определенно ему не принадлежит все это.


Милли и ее семья подошли к странному домику.

— Прямо домик Красной Шапочки, — сказал старший из мальчиков, Том, а Милли, неуверенно переступая, направилась к входной двери.

— Именно о нем и рассказывала Дженни, — сказала его мать. — Тот самый, в котором они с сестрой когда-то играли. А сейчас он заперт.

Том, старший мальчик, который сейчас не решался даже громко разговаривать, выглядел несчастным. Он стоял довольно далеко от своего брата, Джо, и, похоже, не хотел с ним говорить.

— Пойдемте! — позвал он.

Его мать кивнула, и вся семья направилась дальше, пока не дошла до больших камней.

— Можно нам залезть наверх, мама? — спросил Джо.

— Безусловно, нет, — ответила она. — В таком тумане, да еще без папы, мы этого делать точно не будем.

Похоже, Тома не особенно интересовала громадная куча валунов, верхушка которой терялась в тумане. Он все время посматривал через плечо назад.

Осторожно, внимательно…

Внезапно Том вскрикнул.

— В чем дело? — спросила его мать, оборачиваясь.

— Там кто-то есть, — сказал Том. — Из-за деревьев кто-то следит за нами.

Теперь аккуратно, не шевелиться…

Его мать неодобрительно нахмурилась, потом быстро огляделась по сторонам.

— Я никого не вижу, — сказала она. — Только деревья.

Том придвинулся поближе к ней. Теперь и она не выглядела такой уж веселой.

— Пойдемте, — сказала она. — Нужно возвращаться. Не думаю, что этот туман скоро развеется. Давайте, и как можно быстрее.

Подхватив Милли на руки, она пошла в сторону деревьев, поглядывая через плечо, как это только что делал Том. Вдруг она остановилась.

— Там действительно кто-то есть, — тихо сказала она. — Погодите секундочку.

Она полезла в карман, вынула оттуда что-то, несколько раз нажала и приложила к уху.

— Кому ты звонишь? — спросил Том.

— Папе, — ответила она и сокрушенно покачала головой. — Он, наверное, еще в подземелье.

Она снова осмотрелась и направилась вниз по склону холма. За ней шел Джо, потом Том. Через каждые несколько шагов она оглядывалась назад.

— Мама, я боюсь, — сказал Джо шепотом.

— Бояться нечего, милый, — быстро ответила мать. — Мы будем дома уже через десять минут.

Она шла на шаг впереди всех, внимательно глядя по сторонам. Теперь они были среди деревьев.

— Том, сынок, — сказала мать, — если я попрошу, ты сможешь взять брата за руку, очень быстро спуститься с ним с холма и найти отца?

— Зачем? — сказал Том.

— Он, наверное, все еще в церкви, — ответила она. — А может быть, уже дома. Ты сможешь разыскать его и объяснить, где мы находимся?

— А как же вы с Милли?

— Я присмотрю за Милли. Я ведь знаю, какой ты у меня молодец. Я знаю, что вы с Джо действительно попадете домой очень быстро. Ты сможешь сделать это для меня, мой ангел?

Том выглядел встревоженным. Они уже почти вышли из леса. Внизу на торфяниках туман не казался таким плотным. Сквозь него начали появляться очертания домов Гептонклафа.

— Уф, слава богу! — вздохнула его мама, останавливаясь и закрывая глаза. — Ради всего святого, Том, ты напугал меня чуть не до смерти.

Том обернулся, чтобы посмотреть, что увидела его мама там, на склоне.

— Это Джиллиан, — сказала она. — Совершает одну из своих прогулок. Это же надо было так испугаться Джиллиан!


3 октября | Кровавая жатва | 8 октября