home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



18 октября

Эви припарковалась на единственном свободном месте на стоянке. В двадцати метрах от нее было здание пожарной части города Гудшоу Бридж, напоминавшее гигантскую вешалку. Эви выбралась из автомобиля и нашла свою палочку.

— Боюсь, что со ступеньками у меня будут проблемы, — объяснила она офицеру, сидевшему за столом на проходной. — У вас есть лифт, которым я могла бы воспользоваться? Простите, что отвлекаю.

— Что вы, никаких проблем. Минутку.

Пожарный проводил ее по коридору. Эви пыталась держаться бодро, но в последние дни ее очень беспокоили боли в спине. Она постоянно опиралась на палку, в результате на мышцы с одной стороны оказывалось слишком большое давление и они давили на нервные окончания. Ей следует чаще пользоваться инвалидным креслом. Это было бы…

Они дошли до лифта, поднялись на один этаж и снова пошли по коридору. Может, когда она будет выходить, лучше будет просто съехать по шесту, которым пользуются пожарные по тревоге?

Впереди ее провожатый остановился перед синей дверью, легонько постучал в нее и, не дожидаясь ответа, открыл.

— К вам дама, шеф! — объявил он и оглянулся на Эви: — Доктор… как?

— Эви Оливер, — выдавила она сквозь сжатые от боли зубы. — Большое вам спасибо.

В комнате были двое пожарных, которые стояли, ожидая, пока она войдет.

— Доброе утро, доктор Оливер, — сказал тот, что повыше и постарше, протягивая Эви руку. — Я командир пожарной части Арнольд Ирншоу. А это мой заместитель Найджел Блейк.

— С вашей стороны было очень любезно согласиться встретиться со мной, — сказала Эви.

— Никаких проблем. Правда, если прозвучит сигнал тревоги, нас тут же как ветром сдует. А до тех пор мы полностью в вашем распоряжении. Как вы насчет кофе? — Он повысил голос: — Эй, Джек, ты куда?

В комнате снова появился провожатый Эви. Он убедился, что начальство будет пить обычный чай с молоком и тремя кусочками сахара в каждую чашку, и с удовольствием согласился сделать для Эви кофе с молоком.

Все трое сели. Эви хотелось сделать небольшую паузу, чтобы перевести дыхание, но мужчины внимательно смотрели на нее, ожидая, что она скажет.

— По телефону я объясняла, что очень бы хотела побольше узнать о пожаре, который произошел в Гептонклафе несколько лет назад, — начала она. — Это связано с делом, которое я сейчас веду, но, как вы понимаете, в его подробности я вас посвятить не могу. Это вопрос конфиденциальности пациента.

Шеф Ирншоу согласно кивнул. Его коллега тоже выглядел заинтересованным и готовым помочь. Она подумала, что, может быть, пожарные большую часть времени скучают и поэтому с радостью отвлекаются.

— Этот пожар случился поздней осенью три года назад, — сказала Эви. — В коттедже по Уайт-лейн в Гептонклафе. Не помню, говорила ли я вам об этом.

Ирншоу снова кивнул и похлопал по светло-коричневой папке, лежащей на столе.

— Все здесь, — сказал он. — Хотя нам можно было туда и не заглядывать. Пожар был сильный. Там погибла маленькая девочка.

— Так вы были там? Лично присутствовали?

— Мы были там оба, — подтвердил Ирншоу. — Там был весь наш личный состав, а также несколько добровольцев. Что вас конкретно интересует?

— Насколько я понимаю, когда пожар погашен, — сказала Эви, — вам необходимо дать ответы на два основных вопроса: где находился источник возгорания и что послужило причиной пожара?

Джиллиан до сих пор так и не рассказала ей, как начался пожар. Если он произошел из-за небрежности ее самой или ее мужа, это могло как-то объяснить ее озлобленность либо чувство вины.

Оба офицера закивали.

— Мы могли бы начать именно с этого? — спросила Эви.

Блейк наклонился к ней.

— Чтобы получить пожар, доктор Оливер, требуются три вещи, — сказал он. — Нужен нагрев, источник топлива, например бумага или газ, и еще кислород. Если отсутствует хотя бы один из этих факторов, огня не будет. Это понятно?

Эви кивнула.

— В большинстве случаев наличие кислорода можно считать гарантированным. Поэтому то, что мы ищем, это комбинация нагрева и топлива. Когда она сформировалась, огонь распространяется от места возгорания в стороны и вверх. Если огонь возник у основания стены, вы увидите на ней следы распространения огня в форме буквы «V». Вы следите за моей мыслью?

Эви снова кивнула.

— Некоторые вещи в доме, такие как синтетические материалы или лестничные проемы, могут искажать картину, но практически вы вначале отслеживаете разрушения от огня до места, где они были самыми большими, а потом уже ищете там сочетание нагрева и топлива. При пожаре в коттедже на Уайт-лейн место возгорания было понятно с самого начала, даже несмотря на то что второй этаж в конечном итоге рухнул. Это была кухня, область в районе плиты.

— И вы знаете, с чего все началось? — спросила Эви.

— Ну, в основном это догадки, — ответил Блейк. — Потому что разрушения в этой зоне были очень обширными. Но мы точно знаем, что хранить масло для жарки рядом с плитой — плохая идея. Мы предполагаем, что на горящей конфорке была оставлена сковородка с маслом. При приготовлении омлета такое случается довольно часто. Люди жарят омлет и концентрируются на том, чтобы не поломать его, выкладывая на тарелку, а потом ставят сковородку обратно, забывая, что не выключили газ. Сковородка разогревается все больше и больше, пока оставшееся в ней масло не вспыхивает. Если неподалеку стоит пластиковая бутылка с оливковым маслом, пластик плавится, масло вытекает наружу. Ну а дальше уже понятно…

— Да, конечно, — сказала Эви, решив про себя, что обязательно уберет бутылки с растительным маслом, которые стоят у нее рядом с конфорками.

— Но в данном случае реальную проблему представлял собой сжиженный бутан, — сказал Ирншоу. — К коттеджу не был подведен газопровод, поэтому семья использовала плиту, работающую на сжиженном газе. В деревенской местности это обычное дело, но здесь семья держала в маленькой кладовке рядом с плитой три запасных баллона. И когда они попали в огонь…

— Ясно, — сказала Эви, сомневаясь, хватит ли ей самообладания задать следующий вопрос. — Я понимаю, что задам сейчас неприятный вопрос, и прошу вас извинить меня за него, но вы никогда не рассматривали возможность поджога?

Ирншоу откинулся на спинку кресла. Блейк смотрел на нее, нахмурив брови.

— Мы всегда должны рассматривать возможность поджога, — после паузы сказал Ирншоу. — Но в этом случае ничто не вызвало у нас особого беспокойства. При этом пожаре место возгорания определить было несложно.

— И у всего этого было простое объяснение, — подхватил Блейк.

— Если бы огонь начал распространяться от корзинки для мусора в спальне, — продолжил Ирншоу, — или если бы вокруг дома были следы бензина, тогда совсем другое дело.

— Дом был снят в аренду, поэтому мошенничество со страховкой тоже исключалось, — сказал Блейк.

— И к тому же супружеская пара потеряла ребенка, — добавил Ирншоу таким тоном, будто Эви должна была бы и сама это сообразить. Теория насчет поджога с целью замаскировать смерть от несчастного случая тут никак не проходила.

Эви уже начала думать, не слишком ли она злоупотребляет гостеприимством хозяев.

— Это я понимаю, — сказала она. — Я знаю, что задаю неделикатные вопросы. И прошу прощения, что не могу объяснить, зачем это делаю.

— Утаить улики, свидетельствующие о поджоге, не так просто, — заявил Блейк. — Поджигатели часто пользуются спичками, которые просто выбрасывают, считая, что огонь уничтожит все.

— А это не так?

Блейк покачал головой.

— Спичечная головка содержит так называемые диатомеи, — ответил он. — Это одноклеточные организмы, в которых находится очень стойкое вещество под названием кремнезем. Этот кремнезем остается и после пожара. Иногда нам даже удается определить, спички какой фирмы были использованы.

— Понятно, — сказала Эви. — У меня остался всего один вопрос, если не возражаете, после чего я оставлю вас в покое. Когда пожар был погашен, как скоро вы поняли, что тело ребенка полностью сгорело в огне?

Мужчины переглянулись. Ирншоу нахмурился еще больше.

— Я понимаю, что огонь бушевал несколько часов, — продолжила Эви. — Но даже после того как все погасили, вы должны были убедиться, что развалины дома не представляют собой опасности.

— Второй этаж обвалился, — напомнил Блейк.

— Да, вот именно, — сказала Эви. — Поэтому вы должны были осмотреть обломки, и потребовалось определенное время, чтобы все проверить.

И все это время Джиллиан бродила по торфяникам, заставляя себя не терять надежду!

— Сколько прошло, прежде чем вы убедились, что тело ребенка полностью уничтожено?

— Доктор Оливер, человеческие тела при пожаре очень редко сгорают полностью. Действительно крайне редко, — сказал Ирншоу.

— Простите, я не вполне…

— Люди, которые считают иначе, просто плохо знают химию, — сказал Блейк. — Когда тела кремируют, их подвергают воздействию температуры примерно в тысячу пятьсот градусов по Фаренгейту в течение, по меньшей мере, нескольких часов. И даже после этого среди пепла все равно находятся какие-то останки. Большинство пожаров в зданиях, особенно в жилых домах, не дают достаточно большого жара или не горят достаточно долго, чтобы сжечь тело. Сам дом просто не обеспечивает для этого достаточного количества топлива.

— Конечно, в нашем случае пламя действительно было очень горячим из-за сжиженного газа, который и служил здесь источником топлива, — добавил Ирншоу.

— И поэтому останки маленькой девочки могли…

— А с чего вы, собственно, взяли, что останки ребенка не были обнаружены? — спросил Ирншоу.

— Мы нашли ее на следующий день, — сказал Блейк. — Конечно, там осталось совсем немного, но даже этого…

Эви прижала руки к губам.

— О, простите… — с трудом выдавила она. — Меня просто дезинформировали.

— То, что мы обнаружили, было аналогично тому, что можно найти после кремации трупа, — сказал Блейк. — Пепел и фрагменты костей. Они были идентифицированы как останки человека. И, собственно говоря, не было никаких сомнений, что мы нашли ребенка.

— И что же случилось с этими останками потом?

— Они были переданы родственникам, — сказал Ирншоу. — Ее матери, насколько я сейчас припоминаю.


16 октября | Кровавая жатва | 21 октября